Перейти к основному содержимому
МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив
Катехео

Православная миссия
и катехизация

Миссионерская проповедь сотрудников Алтайской духовной миссии с учетом особенностей веры и жизни местного населения

В докладе предполагается рассмотреть основные подходы миссионеров Алтайской духовной миссии к построению проповеди с учетом особенностей жизни коренного населения на Алтае. Как миссионеры решали проблему языка проповеди. Как миссионеры строили проповедь о Христе, учитывая «младенческий» уровень понимания алтайцев, а также сложившуюся картину мира, в том числе представления о добре и зле, своем месте в этом мире.
26 ноября 2019

Скачать в формате  DOC  EPUB  FB2  PDF

Ольга Александровна Орлова 

Общецерковная аспирантура и докторантура им. свв. Кирилла и Мефодия 

Свято-Филаретовский институт

 

Архим. Макарий с первых дней своего служения на Алтае искал подход к более качественному устроению миссионерского служения и распространению дела миссии на большие пространства Российской империи. 20 января 1839 г. архим. Макарий предлагает Синоду рассмотреть свой миссионерский проект «Мысли о способах к успешнейшему распространению Христианской веры между евреями, магометанами и язычниками в России». После рассмотрения проекта Синод постановил 14 апреля 1839 г. оставить его «без действия», так как счел проект слишком радикальным. Архим. Макарий, получив такой ответ, продолжил свои миссионерские труды в выбранном направлении. История подтвердила правильность взглядов архим. Макария на устроение миссионерской деятельности, т.к. Алтайская духовная миссия стала не только самой успешной миссией синодального периода, но и заложить традицию для будущих миссионеров.

Во время начала служения архим. Макария (Глухарева) на Алтае, кроме русских, жили до сорока тысяч местных инородцев, которые состояли из нескольких племен татарского происхождения: черневые татары, теленгуты, или телеуты, кумандинцы, калмыки-двоеданцы и алтайские калмыки (эти два племени — татарские, но называются так по сходству своих головных уборов с калмыцкими). Все племена говорили на разных наречиях, в большинстве своем не знали русского языка, были язычниками[1].

Отправляясь на проповедь, миссионеры собирали и обобщали имеющийся опыт о том, с какими особенностями веры и жизни местного населения им придется столкнуться. С учетом этих особенностей, была организована подготовка миссионеров. Последующие начальники миссии руководствовались предписаниями, выданными архим. Макарию (Глухареву), особое внимание уделяли изучению языка, культуры, духовно-нравственных оснований жизни алтайцев, чтобы слово проповеди приносило больший плод.

Для того чтобы расположить к себе местное население и сделать проповедь более понятной, миссионеры не только сами учили язык, но и пользовались услугами толмача. При поиске толмача предпочтительнее было, чтобы он был из местного населения. С толмачами из алтайцев некрещеные инородцы охотнее вступали в общение, имели к ним большее доверие. Миссия в таких случаях имела успех. Такой подход к услугам толмача, не был традиционен для всех миссий Синодального периода. Чаще всего в других миссиях миссионеры старались скорее выучить язык инородцев и отказаться от помощи переводчика.

Миссионеры сталкивались с тем, что поначалу оглашаемые из инородцев были как бы глухи к самым простым понятиям христианского учения. Миссионеру приходилось переспрашивать у оглашаемого: «слышишь ли?». Вместо ответа мог последовать отклик, как бы от спящего или глухого человека. «Первоначальное обучение пред крещением мало-по-малу возбуждает их от этой дремоты, собирая, устрояя и просветляя влающийся[2] и ни на чем н утвержденный ум их; постепенно делает их внимательными и способными к принятию истин евангельского учения и христианского благочестия, сообразно с возрастом их и степенью приемлемости»[3].

После такого пробуждения некоторые алтайцы и сами свидетельствовали, что совесть их и раньше осуждала за идолопоклонство, более того, когда входил в юрту русский человек во время совершения камлания или потчевания кукол, изображающих божества, им также было стыдно. После принятия крещения алтайцы чувствовали некоторое основание для своей жизни, обретали уверенность в освобождении от влияния на их жизнь прежних языческих сил. С одной стороны, познавая истины христианской веры, часто и при самом крещении, некоторые алтайцы жалеют, что не познали их раньше, искренне раскаиваются в прежних поступках. С другой стороны, без постоянного дальнейшего научения, новокрещеным легко вернуться к прежним привычкам, они также это начинают осознавать за собой. Поэтому, желая приучиться к доброму и правильному, некоторые переселяются в христианские сообщества на постоянное жительство: «Некрещеные кочевые инородцы, особенно в Бийском округе обитающие, большею частью не любят жить обществами; они не терпят ни малейшего стеснения; говорят, что у них ни одно общественное собрание не проходит без драк; но приняв св.крещение и поселяясь в христианских обществах, они добровольно подчиняются порядку и обязанностям гражданственным; и из этих неуживчивых звероловов ныне составились уже, и вновь составляются, отдельные значительные селения мирных христиан-земледельцев»[4].

Забота миссионеров была необходима также в том, чтобы новокрещеные регулярно участвовали в таинствах. Миссионеры обозначают регулярность участия в исповеди и приобщении Св. Причастию «один раз в год» (в редких случаях и чаще). С одной стороны это был некоторый минимум, принятый в Синодальное время XIX в., а с другой стороны, в некоторых станах не сразу появлялись храмы и закрепленные священники. Поэтому, пока миссионер объедет все селения, — а погодные условия не всегда были благоприятные, — как раз один раз в год и получается посетить свою паству. Также миссионеры заботились о том, чтобы новокрещеные научались основам христианской веры, а также молитвам, которые они могли совершать самостоятельно и вместе, что помогало выправлению всех сторон жизни алтайцев. Для лучшего взаимопонимания миссионерами делались переводы молитв, назидательной литературы. Проводились воскресные беседы, где вместе читались и разъяснялись тексты Священного писания и духовно-нравственной литературы, жития святых. Для разъяснения традиционности христианской веры для алтайцев использовались алтайские мифы, миссионеры проводили параллели с библейскими сюжетами, показывая, то, что Бог один, вера одна, только алтайцы некоторые вещи исказили.

Многие инородцы начинают обучаться грамоте, не только дети, но и взрослые.

Новокрещеные постепенно обретают самостояние, они сами, а не из-за страха наказания, могут удерживать себя от прежних языческих действий. Т.к. многие миссионеры отмечают, что алтайцы в своем развитии, как малые дети, то и задачи проповеди были следующие: чтобы алтайцы оставили языческие обряды, постарались встать на путь церковной жизни, получив начальное представление о вере. Это оказывало определенное влияние и на других, некрещеных соплеменников. Некрещеные кочевые алтайцы, не слышавшие или мало слышавшие о христианстве, имеют очень путанные представления о добре и зле, и о самих себе.

«Не редко при явно собственной виновности в каком либо умышленном преступлении (например, в обличенном воровстве), они винят Бога, говоря: «Кутай андый мха иштень-салды, т. е. Бог так сделал надо мною»; и за честь себе считают то, что после смерти, по их мнению, они будут бесами»[5]. Некоторые думают, что после смерти нет больше жизни, поэтому этот вопрос, часто встречается в разговоре с миссионерами. Камы хвалятся тем, что после смерти будут в сообществе самых сильных бесов, потому что уже сейчас умеют с ними договариваться. Под влиянием таких взглядов на жизнь нередко встречались случаи самоубийства «в особенности, посредством, удушения, как легчайшаго способа, по трусости их»[6].

При увеличении числа новокрещеных, большая часть некрещеных соплеменников тоже начинает осознавать, и даже говорить об этом — встречались случаи, когда и камы говорили подобным образом, — что их прежняя вера «худая, что вера крещеных людей есть лучшая; впрочем по большей части судят они таким образом, видя улучшение гражданского быта новокрещеных, что в особенности сильно действует на них; но не смеют и боятся оторваться от худого, опасаясь своего внешнего состояния, и страшась мщения ныне чтимых ими демонов»[7].

Миссионеры старались обращаться с проповедью к тем старшим в народе, семействе, которые могли потом научить других.

Отдельно стоит отметить сложности, с которыми встречались миссионеры, которые исходили от крещеных русских, проживавших по соседству с алтайцами. Многие крестьяне не держали церковных норм, таких, которым приучали миссионеры новокрещеных, сильно было развито пьянство, воровство, некачественное отношение к труду. Для объяснения такой раздвоенности жизни, миссионерам приходилось и это учитывать в своих проповедях. Многие миссионеры отмечали в отчетах, сколь успешнее была бы их проповедь, если бы окружавшие алтайцев русские крестьяне были крепко воцерковленными людьми.

Проанализировав отчеты миссионеров, можно отметить, что все алтайское общество воспринимало проповедь христианства, руководствуясь разными мотивами. Были те, кто принимали христианство, чувствуя выгоду, т.к. миссия помогала материально, такие алтайцы принимали христианство формально, поддерживая при миссионерах обрядовую сторону. Такие явления встречаются вплоть до деятельности архиеп. Владимира (Петрова) — третьего начальника алтайской миссии. Другой пласт населения — люди, которые восприняли христианскую веру и постарались стать истинными верующими христианами. Среди них встречаются и зайсаны, которые довольно жертвенно помогали миссионерам при строительстве храмов и участвуя в других нуждах миссии. Третий пласт алтайцев участвовал и в христианских, и в языческих обрядах. Сложно сказать, как численно распределялись инородцы по этим категориям, но, миссионерам приходилось искать в проповеди ответы на духовные запросы всех пластов населения.

Итак, при обращении миссионеров с проповедью к алтайцам им приходилось разбираться в реалиях жизни алтайских народов и учитывать особенности их языческой веры, а также народных обычаев, отсутствие письменности, безграмотность, племенную разобщенность.

Проповедь звучала только тогда, когда было желание ее услышать, она никогда не возвещалась насильно. Если миссионер встречался с нежеланием общаться, молчанием со стороны слушающих, он либо прекращал разговор, либо переводил его на какие-то бытовые темы. Такой подход согласуется с инструкцией для миссионеров, составленной Синодом.

Когда это было возможно, проповедь была обращена к старшему в собрании. Если старший внимательно слушал, а затем принимал крещение, то с ним могла креститься вся волость или все сообщество в несколько юрт. Такой подход не был прописан в Синодальной инструкции, но был известен в более ранние периоды распространения христианства, в частности, в Западной церкви.

 

Примечания

1 Веру свою они считают назначенною от Бога в удел их племени, почитая все веры, как и языки, происшедшими от Бога и распределенными народам по воле Божией. А некоторые говорят, что вера их древняя, что первый начал камлать (шаманить), по научению Эрлика, какой-то Тянгари, для излечения от болезни Кар-ууула (черный или злой сыпь), третьего сына Намы (Ной), общеизвестного здешним инородцам под названием Яик-Хана (царь потопа); что Ульгэнь за это осудил Тянгару, — а он в оправдание стал камлать и самому Ульгэню; что, по разделении одного наречия на 77 языков, по числу 77 станов тогдашних людей, строивших каменную гору до неба, после неудачи их в исполнении сего богопротивного предприятия, каждому из 77 народов происшедших от 77 станов, Эрлик определил по одному особому еткерю (дух производящий напасти), и по одной особенной болезни, чтобы таким образом завладеть всеми народами; что Ульгэнь, в отвращение сего, 74 народам дал грамотность и средства уничтожать еткерей; а трем народам: Солонцам, Калмыкам (Уранха или Ойрота) и Татарам (Туба) не дал: потому что они приняли от Эрлика бубен и камланье, и сказал: «у вас есть камы (шаманы) вместо лекарей и лекарств, и бубен вместо книги; как хотите, так и ведайтесь с своими еткерями». Ландышев Стефан, прот. Некоторые сведения о церковной Алтайской миссии. М. : Тип. В. Готье, 1856. С. 36. 

2 Значение слова Влаяться по словарю Даля: Влаяться: церк. и стар. колебаться, мыкаться, носиться. 

3 Ландышев Стефан, прот. Некоторые сведения о церковной Алтайской миссии. С. 28.

4 Ландышев Стефан, прот. Некоторые сведения о церковной Алтайской миссии. С. 30.

5 Ландышев Стефан, прот. Некоторые сведения о церковной Алтайской миссии. С. 36. 

6 Там же. С. 36. 

7 Там же. С. 36.

 

Список литературы

1. Из духовного наследия алтайских миссионеров : сборник / Сост. Б.И. Пивоваров. Новосибирск : Изд-во Правосл. гимназии во имя преп. Сергия Радонежского, 1998. 271 с. 

2. Краткий отчет об Алтайской духовной миссии за 1911 г. // Томские епархиальные ведомости. 1912. № 7–8. Неоф. отд. С. 383–387. 

3. Крейдун Г. А. Алтайская духовная миссия в 1830–1919 годы: структура и деятельность. М. : Литагент ПСТГУ. 2008 г., 200 с. 

4. Ландышев Стефан, прот. Некоторые сведения о церковной Алтайской миссии. М. : Тип. В. Готье, 1856. 43 с. 

5. Макарий (Невский), митр. Отчеты Алтайской духовной миссии за 1887 год // Прибавление к «Церковным Ведомостям». 1888. № 38. С. 1048–1051. 

6. Миссионерские записки и дневники сотрудников Алтайской духовной миссии : Сборник архивных документов / Сост. Ю. А. Крейдун. Барнаул : Алтайский дом печати, 2016. 204 с. 

7. Некоторые сведения об учреждении Алтайской духовной миссии и об ея основателе о. архимандрите Макарии // Миссионер. 1877. № 9. 67 с. 

8. Путинцев, Михаил Петрович. Алтай; Миссионерство; Дивные пути промысла божия в обращении язычников в христианство; Воспоминания о почивших миссионерах : Его святыни / Сост. прот. Михаил Путинцев. 2-е изд. Афонского русского Пантелеимонова монастыря. М. : типо-лит. И. Ефимова, 1891. 71 с. 

9. Харлампович, Константин Васильевич (1870-1932). Архимандрит Макарий Глухарев : По поводу 75-летия Алт. миссии : С портр. и факсимиле Макария / К.В. Харлампович. Санкт-Петербург : тип. М. Меркушева, 1905. 130 с. 

10. Чевалков М., свящ. Памятное завещание: Автобиография миссионера Алтайской духовной миссии. М., 1894. 94 с.

 

Источник: Сретенские чтения: Материалы XXV научно-богословской конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов : Свято-Филаретовский православно-христианский институт (Москва, 23 февраля 2019 года) / Сост. З.М. Дашевская [Электронный ресурс]. М.: СФИ, 2019. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM); 12 см.

Миссия

Современная практика миссии, методы и принципы миссии, подготовка миссионеров и пособия

Катехизация

Опыт катехизации в современных условиях, огласительные принципы, катехизисы и пособия

Миссиология

Материалы по миссиологии и истории миссии, святоотеческие тексты и рецензии

Катехетика

Материалы по катехетике и истории огласительной практики, тексты святых отцов-катехетов

МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив