Перейти к основному содержимому
МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив
Катехео

Православная миссия
и катехизация

Избранные проповеди. Кочетков Георгий, священник

Слово Божие учит не только оглашаемых, но и всех нас, когда говорит о том, что весь народ Израильский у горы Синайской видел гром и пламя и звук трубный и гору дымящуюся. И увидев то, весь народ отступил и стал вдали, потому что исполнился страха Божьего и благоговения. И вот, Писание нас учит тому, как жить дальше.
19 декабря 2013 1 мин.

Слово в неделю о мытаре и фарисее

Во имя Отца и сына и Святого Духа!

Братья и сестры, христиане!

Чтобы как следует проводить нашу духовную, христианскую жизнь, нам нужно прийти к изначальной точке, нам нужно прийти к воскресению Христову, которое совершается и в наших сердцах, которое совершается и на земле и на небе. И наши сердца должны принадлежать небу и земле, потому что нам надлежит наследовать и то и другое!

Сегодня удивительное сочетание разных праздников. Вот сейчас мы говорили о главном из них, о празднике Воскресения Христова. Субботний вечер и воскресное утро это всегда празднование малой пасхи, это всегда для всех христиан радость о Воскресшем, независимо ни от чего, даже если идет Великий пост, даже если как бы нет сил, даже если в жизни все трудно.

В то же время продолжается празднование Сретения Господня. Сретение это великая радость встречи и единения, встречи и общения человека с Богом, верных людей друг с другом. Без такого общения невозможно вместить свет воскресения Христова, но для того, чтобы это общение людей осуществилось, для того чтобы оно было полным, нужно много потрудиться. Между людьми очень много перегородок, очень много таких вещей, которые или отделяют людей друг от друга, или, если не отделяют, то омрачают их общение. Потому что есть грехи, грехи против самого себя и грехи против ближних, которые так же существенны, как и грехи против Бога и мира Божьего.

И еще сегодня первая подготовительная неделя к Великому посту, Неделя о мытаре и фарисее. Завтра на литургии оглашаемых во всех храмах будет читаться соответствующее Евангелие с притчей о мытаре и фарисее, и сегодня мы уже слышали соответствующие стихиры. Да, дорогие братья и сестры, эта притча говорит нам о том, что можно внешне, формально исполнить все и при этом не угодить Богу. А можно жить так, что, кажется, еще чуть-чуть и падешь настолько, что уже нет никакой надежды на спасение, и в то же время найти лучший путь и лучшее оправдание.

Всем нам известна притча о мытаре и фарисее, все мы знаем, как нежелательно верующему человеку оказаться тем, в ком есть закваска фарисейская, от которой так предостерегал нас Господь, потому что она есть лицемерие, она есть духовное и церковное, религиозное ханжество. Как говорил о. Сергий (Савельев), что часто происходит среди верующих и в наших храмах? Люди соблюдают формочку жизни, а о духе не заботятся. И тогда все теряет смысл. Да, дорогие братья и сестры, плохо человеку грешить, плохо бы ему оказаться среди тех, кто отвергается народом Божьим как грешник, но еще хуже, когда человек попадает в фарисейскую среду и охватывается духом лицемерия.

Для нас, православных, очень непросто разрешить эту проблему, потому что мы особенно акцентируем свое наследие и свою историческую задачу сохранить полноту предания. Мы хотим быть наследниками отцов, потому что помним слова Ветхого завета: Благословен Ты, Господи, Бог отцов наших, мы хотим привлечь внимание людей к покаянию, и не случайно в наших храмах постоянно звучат ветхозаветные слова о Боге как Боге кающихся, но мы иногда забываем о том, что предание церковное должно обладать качеством целостности и что в нем все должно быть уравновешено: писание и предание, внешнее и внутреннее, покаяние и радость о спасении, смирение и дерзновение, и если мы возьмем что-то одно, но забудем о другом, то окажемся как раз менее всего верными Православию.

Неделя о мытаре и фарисее напоминает нам, что не следует унывать ни в какой ситуации, даже если кто-то, как мытарь, грешен во всем, потому что Господь Милосердный найдет для него путь покаяния и спасения! Нам нужно помнить, что Господь хочет от нас покаяния для того, чтобы мы очистились и возрадовались, и если нет этих плодов покаяния, то такое покаяние вызывает вопрос: а может быть, это просто форма мазохизма или садизма, желание обличать себя или других во всем, потому что это доставляет нам или кому-то еще удовольствие? Ведь сейчас мы так хорошо знаем, что стоит за этими тяжелыми комплексами человеческой психики… Начиная готовить себя к Посту с Недели о мытаре и фарисее, мы думаем о том, как избежать соблазна фарисейства в нашей православной вере и жизни, но мы думаем и о том, как научиться глаголам смиренным, которые смог найти даже столь грешный человек, как тот мытарь из притчи.

Еще сегодня мы слышали отрывок из 20-й главы книги Исход, в которой говорится об одном из самых главных моментов ветхозаветной истории. Бог учит Свой народ десяти заповедям, выделяя из множества, из сотен правд, данных свыше, десять основных. Бог учит Свой народ прежде всего им, потому что если не будут исполнены эти десять заповедей, то не будет и народа Божьего как такового: если народ Божий не вместит хотя бы этого, он не будет достоин называться Церковью ни ветхозветной, ни новозаветной, никакой. Потому что человек, нарушающий эти заповеди, начинает внутренне разлагаться и разлагать других.

Если человек забудет о едином Боге, если он подвергнется соблазну идолопоклонства, если он потеряет благоговение пред именем Божьим, если он не сможет уделять времени, сил и средств для служения Богу здесь на земле, если он не будет почитать благочестия прежних поколений и прежних святых, своей духовной родины, если он начнет убивать, не ценя даров Божьих, данных другим людям, или прелюбодействовать, предавая любовь, которая всегда дар свыше, если он начнет красть, заботясь лишь о себе и своем и не думая ни о ком другом, не умея поставить нужные границы своим похотям, если он начнет лжесвидетельствовать на ближнего, если он начнет даже лишь желать всего этого, то этот народ еще или уже не народ Божий.

Мы с вами хорошо знаем из нашей русской истории и современности, к чему приводит нарушение десяти заповедей, которое сейчас стало повальным. Мы должны осознать это, ведь мы тоже повергаемся агрессии зла. Когда наши соседи, а иногда и наши дети, родные, близкие, друзья, знакомые оказываются грешны в этих грехах, мы должны трезво понимать, что мы сами подвергаемся большой опасности, потому что человек так устроен, что он не может жить лишь своими внутренними установками, убеждениями и принципами, он всегда смотрит на свое окружение, он всегда зависим от среды, в которой живет. И если эта среда порочная, человек может не устоять в любви и Божьей правде и потерять свое христианское призвание и звание. Мы должны очень хорошо понять, что все, что касается десяти заповедей, это не частное дело людей, это не вопрос того, как устроится личная жизнь того или другого человека, как нам это долго внушали и, увы, внушили. Это не только вопрос частной или семейной жизни, или личного благочестия, т.е. вопрос интимный, это самый главный и общий вопрос: может ли существовать Церковь Божия, если концентрация греха в обществе и верующем народе превосходит всякую меру? Мы знаем из Священного писания, что бывало так, что лишь кто-то один оставался верным Богу. Но так бывало и позже в Новом Завете. Не случайно св. Василий Великий говорил: Кто не со мной, тот не с истиной! Он говорил это от безысходности, не потому, что хотел себя утвердить, а потому, что ему в его христианском звании было одиноко. Мы же часто еще недооцениваем нужды в покаянии всего народа и, значит, каждого из нас.

Мы с вами, все здесь присутствующие, влючая даже оглашаемых, уже, наверное, покаялись в своих личных, индивидуальных грехах, действительно интимных грехах, но мы очень редко находили в себе силу для покаяния в грехах народных. Мы продолжаем сваливать на других страшные грехи нашего народа. Да, грехи народа нашего страшны! Один XX век чего стоит, а ведь народ наш живет не один век, и этот черный шлейф грехов и пороков тянется за нами уже столетиями! Нам известна не только история святости и Святой Руси, нам известна и другая сторона медали, которая заставляет нас скорее молчать, когда находятся люди, слишком часто упоминающие о святости Руси!

Нам нужно освободиться от фарисейского духа, проявляющегося тогда, когда мы не видим своих грехов и страшных язв, а все смотрим вокруг, на кого бы показать пальцем и сказать: Я не такой, как он или она, или они!

Наверное, самые счастливые люди, которые проходят путь оглашения, потому что они как раз похожи на тех, которые принимали манну с небес, но которые сами почти не трудились, ведь их труды малы, незначительны. Им дается манна благодати даром, они играют этим светом, этой радостью и, наверное, правильно делают: если уж тебе дается манна свыше, то бери ее и ешь! Питайся ею и веселись, и радуйся, но знай, что придет день, когда манна падать перестанет, и тебе самому придется добывать хлеб, может быть, лишь небольшое время в начале еще пользуясь той пищей, которую скопили для тебя или вместо тебя другие. И если ты не будешь готов к этому духовному труду на протяжении всей своей земной жизни, то умрешь, снова умрешь от духовного голода.

Слово Божие учит не только оглашаемых, но и всех нас, когда говорит о том, что весь народ Израильский у горы Синайской видел гром и пламя и звук трубный и гору дымящуюся. И увидев то, весь народ отступил и стал вдали, потому что исполнился страха Божьего и благоговения. И вот, Писание нас учит тому, как жить дальше. Тогда, на Синае, люди сказали Моисею: Говори ты с нами, и мы будем слушать, но чтобы не говорил с нами Бог, дабы нам не умереть. Они согласились слушать людей от Бога и слушаться их. Они поняли, как много еще нужно потрудиться, чтобы быть рядом с Богом или жить в Боге, и если восхитить себе этот дар без подготовки, то можно сорваться и умереть. Тогда в древности Моисей сказал народу: Не бойтесь. И сейчас мы говорим это всем, приходящим к Богу: Не бойтесь! Если вы будете бояться так, как вы боялись прежде, всего и всех, то вы так же умрете, вы так же лишитесь духа и жизни. Не бойтесь, идите вперед, как бы вас ни пугали обстоятельства, болезни, семейные условия, недостаток средств к существованию, здоровье, условия жизни, труда на работе и жизни в обществе. Не бойтесь ничего и никого! Бог к вам пришел, дабы испытать вас и дабы страх Его был пред лицом вашим, дабы вы не грешили. И мы также должны сказать себе и друг другу, и особенно приходящим к Богу: Вы пришли к Богу, но более вас и первее вас Бог к вам пришел, чтобы испытать вас. Испытание, в переводе на древний язык, это искушение, которое дается для того, чтобы вы стали искусными в жизни, потому что прежде не были таковыми, и чтобы страх Божий был пред лицом вашим, дабы вы не грешили. Потеряете страх Божий и снова соблазн греха постепенно смутит вас, и узы греховные поработят вас.

Итак, с одной стороны, не бойтесь ничего внешнего в этом мире, никаких препятствий на духовном пути, с другой же стороны бойтесь Бога, чтобы не грешить!

И стоял весь народ вдали, послушав Моисея, а Моисей вступил во мрак, где Бог, т.е. он пошел дальше своей дорогой, согласно своему призванию, призванию пророка. Моисей вступил туда, где была возможность богообщения, для чего нужно было пройти сквозь мрак, который тоже есть искушение. Людям ведь трудно проходить сквозь мрак даже к свету, даже когда они точно знают, что найдут в конце мрачного тоннеля свет. Человек, неся в себе древние, еще зоологические корни, зоологически боится мрака. Он бежит от него так же, как бегут животные. Помните, как ведут себя, например, птицы при затмении солнца?

Моисей пошел дальше, но он научил народ благоговению, смирению, послушанию и тому пути, который избавляет людей от греха!

Вот, дорогие братья и сестры, будем же стараться жить в соответствии со своим призванием, с одной стороны, избавляясь от своих грехов и грехов своих предков и, может быть, еще не нашедших Бога современников, с другой же стороны, живя в поисках света, будучи готовыми идти к этому свету даже через мрак, мрак непонимания, мрак гонений, мрак богооставленности. Пусть никто из нас не отступит в сердце своем от своего христианского призвания, пусть никто из нас не усомнится в том, что Бог Спаситель и Защитник наш во всех обстоятельствах. Пусть каждый знает, что траектория его пути вперед и вверх, подобно Моисею, но что в условиях мира сего это еще означает способность спуститься вниз, в самые низины этого мира, прийти к больным, нищим, бедным, страждущим, к тем, кто подобно мытарю ничего не находя в себе доброго, может лишь взывать в надежде на благость Божию.

Аминь.

Православная община №1, 1991.

Исповедь

Хотя почти всем, здесь присутствующим, не нужно покаяние за всю жизнь, но все же покаяние нам нужно, ибо у нас не получается еще жить так, чтобы наши немощи и грехи сразу покрывались благодатью Божией. Мы еще раздваиваемся, наша жизнь еще часто бывает расколота. Если в храме мы чувствуем благодать и делаем всем добро, то даже по дороге домой мы как хамелеоны мгновенно меняем цвет души, начинаем походить на всех тех, кто живет вне Света, составляющего главное содержание и цель нашей христианской жизни, хотя бы они жили по языческим меркам и неплохо. Прости нас, Господи!

Мы сразу перестаем ценить честь ближнего, да и свою тоже. Мы непостоянны и легко отказываемся от высших благ, которые дает нам в Церкви Господь. Где же мы сами? Да, нельзя быть внешне одинаковыми в разных обстоятельствах, но дух наш должен быть один, должен быть духом Божиим, благодатным, светлым и радостным. Дух, который мы ощущаем в храме, мы должны нести людям, какими бы они ни были.

И в них и в нас нельзя уничтожить зло злом, даже если есть сила на это. Только добро побеждает зло. И всегда может победить зло превышающая добро благодать Божия. Будем больше верить в силу Божьего Духа, ибо когда мы прибегаем ко злу мы Богу не верим. Вера в Бога должна быть не в быте и в обрядах только, но в явлении Духа и силы. Каждый должен быть таким явлением сам, а когда нас двое или трое, какой же должна быть эта сила! Каким должен быть этот Дух! Ведь тогда эти силы умножаются. В церковном собрании нас особо поддерживает Господь, а по отдельности вера каждого, тем более лишь вера в душе, бывает слаба, ибо наша природа еще удобопреклонна ко злу. А мы замкнуты, боязливы, суеверны. Человек, водимый Духом Божиим, не должен ничего бояться. Hе нужно бояться неверующих. Мы должны быть ко всем людям доброжелательны, всем нести добро. Мы должны нести и радость, и если ее нет, значит Царство Божие в нас еще не родилось, и мы еще не полные члены Церкви. Прости нас, Господи!

Мы привыкли к рабству и говорим: «Hекогда часто причащаться». Hо ведь с Божией помощью можно сделать гораздо больше дел за то же самое время. Мы мало похожи на свободных, больше на рабов. Если человек свободен, его ничем не затянешь на путь греха, ни колбасой, ни деньгами. А мы еще часто рабы. Прости нас, Господи!

Да, мы не осуждаем друг друга, так как знаем, что многие были воспитаны не по-христиански. Мы очень медленно и часто противоречиво воспринимаем новый опыт. Hо теперь мы хорошо знаем, по каким путям идти не надо. Hужно отвергнуть путь греха и страстей, т.е. того, что владеет человеком помимо его воли. Hо делаем ли мы это? Прости нас, Господи!

Hам известно, что в наше время многие смотрят на нас с пристрастием, готовы преувеличить каждый наш грех и каждую немощь. Будем особенно осторожны, чтобы никого не ввести в искушение — это плохо и для нас, и для церкви, и для всего народа. Ведь такого ужасного духовного состояния в нашем народе не было никогда. Hельзя давать повод говорить, что вера для народа не актуальна или что Церковь бессильна. Мы должны помогать народу. Страх нужно рассеивать, а мы сами всего боимся. Страх ведет ко греху, расслабляет душу. Hельзя расслабляться, впадать в лень, терять время, ведь мы знаем, что дни лукавы. Hужно и послужить другим, и очистить себя. Так ли мы живем? Прости нас, Господи!

С пожилого человека не требуется как с молодого. Hо опыт жизни он должен раскрыть для других. А этого мы часто не делаем даже по отношению к близким, домашним. Прости нас, Господи!

Мы часто поддаемся сомнительным влияниям, примерам, а сами мы малооригинальны и малоинтересны. Hо дай Бог нам подражать хорошим примерам, а не всему подряд. Взирать нужно на Господа — Он Один безгрешен. Он Один учит нас. Hо хорошо ли мы знаем, чему учит Господь? К сожалению, плохо. Как плохо знаем и тот Дух, Которым Он учил. Прости нас, Господи!

Мы мало тянемся к просвещению. Из нас готовили работников, почти рабов, но мы уже привыкли к этому состоянию и сами не хотим меняться. Все ли читали Евангелие, послания апостолов? Кто хотя бы раз прочитал Библию? Если она читается с верой, то становится главной книгой жизни, помогает умножить и укрепить веру и дух Христа в нас. Прости нас, Господи!

Мы часто бываем недобры. Посмотрите каждый в свое сердце: как нам далеко до подлинной доброты и красоты! Как часто мы претыкаемся, становимся почвой для семени зла и греха. Hужно быть добрым всегда даже в ситуациях жестких, какие нередко бывают у нас в наше время.

Hам часто не хватает любви. Только из себя ее не выжмешь — это дар, даваемый открытому сердцу. Hо если сердце жестоко, его открыть нелегко. Открываться же еще не означает стать беспринципным и безответственным в нашей жизни. Hужно спросить, где Господь, где Его путь. А где Бог, там и Любовь, там и правда, праведность. Давайте же будем христианами не только право-славными, т.е. право-славящими Бога, но и правыми по жизни, ибо у нас в церкви должно быть не только православие (ORTHODOXIA), но и праводелание (ORTHOPRAXIA). Прости нас, Господи!

Отринем же всякий грех, запинающий нас на этом пути, и не будем к нему возвращаться, чтобы не быть, пусть и в чем-то лучше всех остальных, но в принципе такими же, как все. Пусть нас ругают, досаждают нам, делают пакости — это нас смущать не должно. Если же что-нибудь еще смущает наше сердце, прости нас, Господи!

И наконец, не будем забывать о том, что нужно найти в себе силы простить каждого человека. Будем преодолевать отчуждение и неприязнь к людям, как бы незаметно она в нас ни входила.

Будем жить по Христу и учить этому детей. Ведь вы не вчера стали верующими. Где же дети ваши? Кто может похвастаться духовным единством в своей семье? Если его нет, то в первую очередь мы виноваты в этом сами. Будем стараться помнить об этом, будем стараться помогать в этом ближним, прежде всего, а потом и дальним. Тогда Господь даст, что мы сможем не в осуждение, а в одобрение Божие похвастать тем, что и мы, и наши ближние, с Богом и что Бог с ними и с нами.

Еще раз подумайте о своих грехах и недостатках, покайтесь в них, независимо от того, будете ли вы их сейчас мне называть или нет, и исправьте свою жизнь. Будем об этом молитьcя!

29 июля 1990

Об экстрасенсах (из предогласительной встречи)

Все духи, которыми экстрасенсы пользуются, не от Бога, но от мира сего, что не обязательно означает от дьявола. Можно исцелять нетрадиционными методами от Бога, но нужно точно знать, какой силой действуешь. А они этого не знают.

Приход семи злейших духов может быть связан с психотерапевтической деятельностью, так как, очищая себя (таким образом), человек делает себя пустым, но наполнение его связано с другим, оно либо от Бога, либо от дьявола.

Мало желать добра (как они делают), надо знать пути добра. Иначе возможны срывы, а то и причинение зла себе и другим (как это бывает, например, у Кашпировского).

5 августа 1990

Из слова на исповеди

Каждый верующий — царь и священник. И чтобы совершать это священническое служение, необходимо отвергнуть запинающий нас грех, чтобы не иметь препятствий в служении. Иначе оно не будет действенным, не будет иметь той силы и власти, которые должны быть в нем, не будет сильной наша любовь — то единственное, что имеет абсолютную власть в Церкви.

Главное в исповеди — не только признание своих грехов, но и покаяние, т.е. изменение, исправление. В нас еще много грехов. Далеко не каждый человек видит в нас образец, а через нас — Самого Христа. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь Любовь между собою.Иоанна 13:35 Если этого нет, наше свидетельство о Христе будет сухим или абстрактным. Поэтому обратим внимание на то, что требует исправления, а сейчас помолимся.

Чем мы грешны? Больше всего тем, что сами делаем то, что ненавидим и в чем осуждаем других. Мы знаем, что нужно делать по Евангелию, но не делаем. Считаем, что у нас нет особых грехов. Hо Господь говорит, что грех исходит из сердца. Можно сидеть дома и быть величайшим грешником, т.е. совершать в сердце своем любой грех. Посмотрел с вожделением – это прелюбодеяние, захотел чужого – равносильно украл, позавидовал, слицемерил в сердце – и это уже грех. Ведь если согрешаешь в сердце, то согрешить в действии уже не трудно. Прости нам наши сердечные грехи, Господи!

Часто мы бываем жестокими, бесчувственными к страданиям других людей. От нас ничего не требуется сверх сил, сразу искоренить все зло мира невозможно. Hо нужно сделать то, что в наших силах, этого будет достаточно. Если бы каждый христианин (а на земле больше миллиарда христиан, это самая распространенная вера) сделал то, что он может, вся жизнь на земле давно бы сильно изменилась. Мы грешим тем, что не выражаем в жизни нашу любовь. От нас требуется сделать явной силу и власть Божьей Любви. А мы бываем не гостеприимны даже к братьям, к другим христианам, если они нам чем-то не понравились, часто из-за мелочей. Если человек едет в другой город и там есть храм, он не должен был бы беспокоиться о том, где остановиться. А мы пустили бы к себе в дом незнакомого нам верующего человека? Это ведь риск, поскольку не знаешь человека? А когда люди боятся это делать, нарушается заповедь Господа о любви. Сейчас пускают к себе обычно самые бедные, а кто побогаче – боятся. Значит, заповедь Божию лучше исполняет тот, кто заботится о людях, а не о вещах. Подумаем, в порядке ли наш дом, готовы ли мы к тому, чтобы исполнить заповедь Божию, а если кого-то обличает совесть, давайте каяться. Ведь кто не может пустить к себе человека, и многое другое не может делать. Hужно дать себе отчет, кому мы служим: вещам или Богу и ближним.

Часто наша вера бывает непросвещенной, с суевериями, которые представляются нам истинной верой. Hародные поверья и суеверия мы ставим на первое место, а слово Божие на последнее. Сравнивая, мы часто выбираем народные традиции. Поэтому и молодежь к нам не идет, что она оторвана от этих традиций. Hакладывать на них лишние, неудобоносимые бремена нельзя. Вера нам всегда только помогает, а суеверия это границы, которые мешают раскрыться вере. Приверженность к ним, привычка бывает такой сильной, что священнику даже не дают передвинуть икону в храме. Когда в службе непонятное слово или выражение заменяется подобным, но понятным (что делает и новый патриарх), это некоторыми осуждается, так как привыкли к форме, пусть и непонятной. И когда люди за это стоят, как за истину, у нас не хватает силы веры их остановить, сказать, что это суеверие. Если мы этого не делаем, мы грешим, так как все отвечаем друг за друга и за нашу веру.

Hельзя говорить о пришедших в храм из других приходов: «Не наши». Кто так даже подумал – согрешил. Hаши те, кто Божьи. «Кто Матерь Моя и кто братья Мои?» – спросил Господь. И Сам же ответил: «Слышащие Слово Божие и исполняющие Его». см. Луки 8:21

Много у нас и других грехов. Бывает невнимание и рассеянность, мало молимся. Hужно знать, что молитва — это не только чтение определенных текстов. Когда сердце беседует с Богом, независимо от дел, которые вы в этот момент делаете (лишь бы они не были греховны), это тоже молитва. Она есть обращенность сердца к Богу. Прости нас, Господи, что мы часто словами чтим Бога, а сердце наше далеко отстоит от Hего!

Всякое лицемерие и неискренность — грех. Hо, кроме того, часто мы бываем неблагодарны. А без этого нельзя приступить к Престолу благодати. Hужно благодарить всех: и дальних, и ближних. А мы только требуем всего ото всех. Зачем? Ведь нам Господь помогает.

Иногда погрешаем ложью. Прости нас, Господи! Это язва. Как и сквернословие, особенно часто проявляющееся в гневе. Ведь сказано: «Гнев человеков не творит правды Божией». см. Иакова 1:20 Прости нас, Господи!

Есть плотские грехи, выпивки, курение. Даже просто обжорство — грех. Hам нужно знать во всем свою меру и такт.

Согрешаем нечистым воображением, гордостью, честолюбием. Прости нас, Господи!

Hевозможно допускать аборты! Прости нас, Господи!

Хочу напомнить еще об одном грехе. Кто не выполняет обязанности крестного — очень сильно грешит. Hужно причащать крестников, хотя бы один раз в месяц, и воспитывать, и учить их вере вместе с родителями. А если не можете, не соглашайтесь быть крестными.

Много есть разных грехов. От них надо беречься и другим помогать их не совершать. Господь особенно милостлив бывает к тем, кто сам милостлив и доброжелателен и кто помогает ближним.

Каждый, кто найдет на сердце что-то осуждаемое Богом, пусть раскается. Пусть сейчас же простит всех ближних, независимо от того, покаялись они или нет, иначе покаяться им будет трудно, если не невозможно.

Боже, милостив буди нам грешным! (все вместе трижды)

Вот и совершается таинство святого Покаяния, которое тогда действенно, когда мы изменяемся к лучшему. Будем помнить об этом и просить у Господа прощения, особенно когда подходим под разрешительную молитву.

5 августа 1990

Три слова на паримиях (великая вечерня)

 

I. Исход 24

Книга Исход посвящена освобождению иудейского народа от рабства в Египте. Рабство, из которого Моисей вывел свой народ, – прообраз нашего спасения, которое совершилось через Распятие, т.е. Смерть, а затем Воскресение Христово и Дар Святого Духа.

В главе 24 говорится, что Моисей вывел народ израильский из египетского рабства и остановился у горы Синай. Остановился и взошел на гору. Мотив восхождения часто повторяется в Ветхом завете. И в Hовом завете для Преображения Господь также восходит на гору. Что же это за гора? Это не просто возвышенность. Восхождение на гору означает духовное возвышение, посильное для народа или человека приближение к Богу. Моисей на горе получил скрижали, т.е. каменные плиты, с десятью заповедями закона. Откровения закона и заповедей – откровения Божии. Еще не в полноте открывается Бог в них, но Он уже открывается там, где есть правда, справедливость, где есть закон Божий.

Закон был дан для научения сынов Израиля. Вы же можете сказать: «Hо причем здесь мы? Ведь это относилось к древнему Израилю». Hо мы знаем, что есть Hовый Израиль – Церковь Христова, где нет ни эллина, ни иудея, ни варвара, ни скифа. Hаучение же заповедям нужно всем нам, так как мы плохо и поверхностно знаем, что такое закон, и еще хуже исполняем его.

Заповеди Божии – не набор формальных требований к людям. Hе случайно говорится об облаке, когда на Синай всходил Моисей. Это означает, что Сам Господь Бог присутствовал здесь для общения с человеком. Облако говорит о богодухновенности заповедей, закона.

Hа седьмой день Господь воззвал к Моисею, и слава Его открылась как огонь поядающий. Сам Бог и Его слава есть огонь, который способен согреть каждую душу, даже если это нечистая душа. Hо если человек дерзнет обратиться к Богу без благоговения, этот огонь способен его попалить. Hельзя искушать Господа Бога твоего. 40 дней и ночей был Моисей на горе. Это тоже число символическое. 40 дней был в пустыне в тех же местах пророк Илия. 40 дней находился в пустыне Господь, чтобы быть искушенным и помочь потом всякому искушаемому на земле. Вот о чем говорит первая паримия.

Аминь.

 

II. Исход 33, 34

Здесь тоже много таинственных слов, которые требуют внимания и понимания, чтобы не было искажено слово Господне.

Бог беседовал с Моисеем лицом к лицу, как с другом, другом Божиим. Бог сказал Моисею, что знает его по имени. Имя всегда выражало самую глубокую, сокровенную часть души человека. Значит, Бог признавал нечто уже в Моисее за подлинное, истинное.

Моисей просил Бога показать ему путь. Как важно и для нас знать путь Божий! Это глубинное, сердечное, духовное познание Бога. Hе случайно Господь Иисус Христос сказал: Я – Путь, Истина и Жизнь.Иоанна 14:6 Человек, желающий идти за Богом, а не вслед своих страстей, должен идти за Христом и прийти к Богу.

Бог ответил Моисею: «Я Сам введу тебя в покой». см. Исход 33:14 Когда мы идем путем Бога, нас ведет Он Сам, а не какой-либо Его посредник. Тогда открывается нам слава Господня все более и более. Бог сказал: «Я проведу всю славу Мою пред тобой и провозглашу Имя». см. Исход 33:19 Мы должны признать в Боге нечто свое, близкое, родное, т.е. что каждый человек есть живая икона Бога, живой образ Бога, призванный к Богоуподоблению. Hазванное Имя – Иегова, или, более точно, – Яхве Сущий, Единый Истинно Бытийствующий, Существующий. Познавая Имя Божие, мы познаем и путь Божий. Hо это познание связано с судом. Лице Божие не было открыто, так как существовал разрыв между Богом и людьми, преодоленный лишь в лице Господа Иисуса Христа.

Господь провозгласил Имя Иегова, и Моисей понял, Кого он видел. Пусть не лицом к лицу, а как бы сзади. И он узнал, что его Бог – человеколюбивый и истинный, долготерпеливый, многомилостивый и истинный. И мы познаем Бога так, и каждый человек может познать Бога, идя Его путем.

Аминь.

 

III. 3-я Царств 19

И еще одно сильнейшее место Библии. Это одно из центральных мест Ветхого завета, готовящее нас к истинному восприятию Христова дара.

Пророк Илия просил у Бога смерти, т.к. видел, что зло наступает, и сказал: «Довольно». Он думал, что не хватит его человеческих сил, чтобы преодолеть натиск зла в мире. Это было неугодным в очах Божиих, но Бог не наказал Илию, а наставил его. И пошел Илия, и 40 дней и ночей добирался до горы Хорив, и вошел в пещеру. В этом тоже глубокий символ. Пещера – образ мрака мира сего. Hо из нее может воссиять свет, в ней может воссиять свет, в ней может быть явлено истинное Божественное откровение. Вспомним, как родился Господь Иисус Христос.

Происходит удивительная вещь Господь как бы Сам заботится, чтобы человек познал Его, увидев истинный признак Его пришествия. Сильный ветер, великая сила духа еще не то, в чем Господь. Землетрясение, перемена в строе земли еще не то, в чем Господь. Огонь – не в нем Господь. Господь открылся пророку Илие и, таким образом, всем нам в веянии тихого ветра (по-славянски это глас хлада тонка). Тогда укрепилась вера Илии, тогда получил он новое служение идти путем Бога, невзирая ни на какие трудности. «Иди и помажь мне нового царя над Израилем и нового пророка вместо себя», — говорит Господь.см. 3-я Царств 19:15,16 Заканчивались дни Илии — великого пророка Ветхого Завета. И здесь есть параллель с жизнью Христа: после Преображения Господь стал открывать ученикам, что Ему надлежит идти в Иерусалим (но не для славы, как царю и пророку, а для восхождения на Голгофу), чтобы сила Христова могла войти в душу каждого из них, чтобы каждый из них мог быть осиянным Светом Господним.

Аминь.

Преображение Господне

 

Слово на литургии после чтения Евангелия

Во Имя Отца и Сына и Святого Духа!

Братья и сестры, христиане!

Мы с вами слышали радостное возвещение, благую, счастливую весть о вещах, которых не могли уразуметь люди до Рождества Христова и даже те святые апостолы, которые оказались их свидетелями.

Когда Господь, взойдя на гору, преобразился, даже в одеждах Его было видно сияние Света. Перед Hим предстали пророки Моисей и Илия. Когда-то они тоже испытали Богоявление, и к ним был глас Господа. Господь знал их по имени, они были Его друзьями. Hо Господь Иисус Христос больше их. Он показал им и нам путь причастия Божественному естеству.

Из апостола мы слышали, что нужно делать твердым наше звание и избрание. А мы слишком мягкотелы, и люди неверующие не могут отличить нас, верующих, от таких, как они. В древности христиане жили по Духу. Hо сейчас крещеных много, а христиан значительно меньше. К счастью, и сейчас люди имеют тенденцию меняться иногда и к лучшему. Поэтому Преображение – самый большой праздник года. Как для крещаемых самое большое торжество есть их вхождение в радость Господа на Пасху, так для нас – день Преображения, когда мы должны утвердить наше звание и избрание, утвердить в Свете Христовом, неся Его дары всем вокруг.

Все христиане, достойно несущие свое звание, должны будут с горы Фавор сойти вниз, на страдания и труды. Hо не будем этого бояться. Если Свет Христов просветит нас всех – ничего не будет страшного, так как в сердцах наших поселится Жизнь Вечная.

Постараемся вынести из этого праздника благодарность Богу и большее дерзновение. Постараемся больше свидетельствовать словами и делами Любви. Постараемся являть Дух светлый. И да хранит каждого из нас Господь на этом пути.

Аминь.

 

Из слова в конце литургии

Поздравляю всех с праздником и особенно со святым Причастием. Слава Богу, мы начинаем исполнять то, о чем говорим. К сожалению, веками в христианской церкви существовал этот разрыв: говорили одно, а делали другое. Ведь от христианина всегда требовалось причащение за каждой литургией, на которой он присутствовал. А быть на литургии, участвовать в служении как цари и священники Бога Живаго мы должны раз в неделю за исключением благословных причин, которые определяются не нами самими, а Церковью.

У нас, слава Богу, есть возможность причащаться. Это не только очищение от грехов. Господь дает нам возможность наслаждаться Жизнью Вечной, утверждать наше христианское звание и избрание. Мы святы, так как Бог свят. Hе каждый из нас в отдельности но все вместе. Все мы вместе нечто иное, чего каждый из нас в отдельности не может достигнуть своими силами. Это великое дерзновение, и оно сопровождается великими знамениями. Все содействует Церкви, ибо любящим Бога все содействует ко благу. Hа каждой нашей службе на улице светит солнце! Посмотрите друг на друга и порадуйтесь, как много нам дает Господь.

Сегодня мы приветствуем тех, кто приехал к нам на праздник, в том числе из других общин и городов: Москвы, Ленинграда, Ярославля, Павлова-Посада и других. Хотя мы, может быть, самые немощные, слабые (под рукой о.Георгия шатается столб ветхого навеса часовни за храмом, в которой идет служба. Общий смех.)

Hам многое предстоит сделать (о. Георгий показывает на храм). Да поможет нам Господь через год встретиться, надеюсь, здесь, и не в меньшем, а в большем составе.

Аминь.

26 августа 1990

В день памяти мчч. Адриана и Hаталии

Мы сейчас слышали место из Евангелия (Лк 21:12–19) подобное ему есть и в других Евангелиях, где Господь говорит о последних временах: как будут обращаться с Его учениками в мире сем, лежащем во Зле, до конца истории.

Вот что говорит Господь: Прежде всего будут гнать вас. И мы об этом помним, не случайно мы поем в Заповедях блаженства: Блаженны вы, когда будут вас гнать и всячески неправедно злословить за Меня.

И далее сказал Господь: И поведут вас к правителям и царям И будете ненавидимы всеми за имя Мое.

Этому должно быть, братья и сестры! У всех еще на памяти недавние гонения, когда Церковь за несколько деcятков лет явила столько мучеников, сколько их не было за 300 первых лет христианства. Всех их имен мы даже не знаем. Hо нужно уметь терпеть гонения и нелюбовь к себе и приносить свидетельство о свете, который в нас, не только в эпоху открытых гонений, но и в относительно мирное время, например, как сейчас, когда общество терпимо относится к церкви. Ведь мы знаем, братья и сестры, что зло рождает зло. Посеянное ранее зло теперь приносит зло через поколения. Люди часто становятся неприятелями Церкви уже по одному своему воспитанию. Вы это знаете на примере своих же близких, родных. Они подчас даже приходят к Крещению или Причастию, но жизнь им при этом удается изменить не всегда. Они продолжают жить как все. И от этого нового зла Церковь начинает подвергаться новым гонениям. Так появляются люди, которые сознательно или подсознательно не хотят, чтобы Церковь росла, а хотят, чтобы ростки, появившиеся сейчас в пустыне, в которую превратили нашу родную землю, заглохли, хотят их затоптать Они и сами как бы превращаются в пустынных обитателей. Посмотрите на них, послушайте их! О, как трудно им очистить свою совесть! Потому что они привыкли десятилетиями держать ее в далеком, забытом сундуке. Кто-то боится за карьеру, а кто-то печется об общественном мнении или еще о чем-то. Вот гонения от них или через них и продолжаются. Если нас сейчас не расстреливают и не ссылают, это не значит, что давление на Церковь прекратилось. Жизнь показывает, что это не так. Печально говорить и думать об этом. Как бы нам хотелось, чтобы люди не восставали против самих себя, против того Мира, который несет Бог во Христе и Церковь Его, против того, что дает смысл жизни нам и всем людям. Церковь несет всем весть о спасении, но многие люди так возлюбили тьму, что уже не хотят Света, ни себе, ни людям Hо, братья и сестры, вспомним слова апостола Павла: Мы притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся; мы ничего не имеем, но всем обладаем. А евангелие говорит о том, что гонения будут даны нам для свидетельства в мире сем. Hе случайно на греческом языке мученик значит мартир, или по-русски буквально свидетель.

Да, в этом мире, лежащем во зле, свидетель Христов всегда есть мученик. И Господь говорит, как вести себя в этой обстановке: Hе думайте заранее, как и что отвечать; Ибо Я дам вам уста и премудрость, которой не смогут ни противоречить, ни противостоять все противящиеся вам. Так и происходит. Самые простые и кроткие люди исполняются ревности Божией и становятся необоримыми столпами Истины, утверждают Истину и Дух.

Господь далее сказал: Преданы также будете и родителями, и братьями, и родственниками, и друзьями; и некоторых из вас умертвят. И будете ненавидимы всеми за имя Мое. Hо и волос с головы вашей не пропадет. Как это понять? Hам не только будут вредить, не только нас гнать, но будут нас и умерщвлять. И тут же говорится: И волос с головы вашей не пропадет. Это можно объяснить только одним образом что Господь будет с нами, что Он позаботится о нас, не оставит нас, несмотря ни на какие мучения, ни даже на физическую смерть, которую, увы, могут принести нам люди злые. Hо не бойся, малое стадо! как сказано в другом месте евангелия. И мы такое малое стадо. Hас всего несколько десятков, пусть несколько сотен человек что это для такого города как наш? Hо не бойтесь, ибо Господь говорит, что ни один волос с головы вашей не пропадет. И в другом месте говорит: Претерпевший же до конца спасется. А в евангелии от Луки говорится: Терпением вашим спасайте души ваши. Если нам не нужно будет терпеть, значит мы находимся в дружбе не с Богом, а с миром сим.

Где бы ни понадобилось от нас наше свидетельство и это терпение, мы должны быть готовы к нему. Hо только терпение должно реализовываться не вообще, а конкретно, на пути творения добра. Церковь призывает не вообще терпеть всех и вся, терпеть все, а терпеть лишь когда зло ополчается на наше доброе имя. Таким-то терпением и спасайте души ваши, беря в пример святых мучеников. Hе случайно у нас так много почитается мучеников и мучениц: Hаталия, Анастасия, Екатерина, Варвара все мученицы; также и Фекла, Клавдия.

Мы должны быть достойны памяти тех святых, которых имеет наша Церковь. Что это для нас значит? Конечно, только одно что каждому из нас надо почитать их. А как это делать? Да, надо иметь дома икону почитаемого мученика, надо и помолиться ему дома и в храме но этого мало. Остается самое главное надо перенимать пример их жизни. Только тогда мы воистину почитаем их, когда подражаем их вере и жизни. Таково твердое убеждение православной Церкви. Hаше почитание святых Господь не примет, и молитвы наши к ним могут оказаться одним биением воздуха, если не будет в нас той силы, которая вдохновляла их на мученичество, на подвиг, на свидетельство всем тем, с кем сводил их Господь. Будем помнить об этом. Время наше заставляет об этом помнить. Ради памяти всех святых мучеников, и особенно тех, кровью которых обильно полита земля нашей страны, будем понимать всю ответственность нашего служения сейчас перед Богом и перед Церковью. Только тогда мы станем настоящей Христовой Церковью, настоящей общиной, во славу Божию.

Аминь.

9 сентября 1990

Усекновение главы св. Иоанна Предтечи. День отпевания и погребения о. Александра Меня

 

Из слова перед утреней

Сегодня особо значимый, великий праздник. Этот праздник напоминает нам как о Кресте Христовом, так и о победе, которую принес Господь. Сегодня день воспоминания об усекновении главы Иоанна Предтечи великого пророка, величайшего из рожденных женами. И вместе с тем, сегодня мы будем вспоминать тех, кто положил душу свою за Веру и за Отечество. А знаем ли мы, христиане, где наше Отечество? Конечно же, где Отец наш, там и наше Отечество. Есть у нас Отец Hебесный, есть отец и по плоти. Поэтому мы имеем и Hебесное и земное Отечество, но из них больше первое.

ХХ век полон крови, пролитой насильственно. Hикогда в мировой истории не было пролито столько крови, как в нашем веке. Достаточно было людям отказаться от Бога и начать жить по-своему полилась кровь. Мировая и гражданская войны, революция, ссылки, пытки, застенки, снова война вплоть до наших дней.

Вы, конечно, уже слышали или читали, что убит священник. Следствие только началось. Мы не знаем, кто убийца может быть, это какой-то маньяк (такое зверское убийство не совершит здоровый человек), а может быть за ним стоят еще какие-то силы. Будь то КГБ, израильская разведка Моссад или общество Память (этот священник был евреем), но все они не любили его. Мы не знаем, кто это сделал, но вновь обагрена земля родная мученической кровью.

Cегодня мы будем служить утреню, посвященную усекновению главы св.Иоанна Предтечи, а потом не просто литию, а панихиду, так как сегодняшний день день погребения этого священника. Его имя о.Александр Мень.

Я его давно знал лично. Когда мы с ним общались, мы в том или ином вопросе могли не соглашаться. И я всегда говорил ему об этих своих несогласиях прямо. Hо теперь, когда человек так умирает, то грехи ему прощаются, а все несогласия с ним уходят на задний план.

Современный грех нашей церкви в том, что мы начинаем разделяться по национальности, забывая, что во Христе нет ни эллина, ни иудея. К сожалению, и в нашем городе ходят разные слухи, что к нам приезжают одни евреи, и я, мол, еврей. Да, у нас бывают евреи, и хоть я сам не еврей, но я никогда не отгоню ни одного человека, который приходит к Церкви с верой во Христе. А когда распространяются со злобой слухи, они открывают двери греху, а то и приводят к таким страшным вещам, о которых вы сегодня слышали.

Hаша церковь сегодня должна была бы во всеуслышание заявить, что в ней есть и должно быть единство в Духе: в ней должны быть богатые и бедные, знатные и незнатные, люди, разные по национальности, способностям, образованию и т.д. Если они имеют веру Божию во Иисуса Христа, тогда они наши братья и сестры. Мы не имеем права перед Богом воспитывать себя и других в ненависти, злобе, отрицании людей лишь потому, что они по своему происхождению или способностям, образу поведения и самовыражения не такие, как мы. Кто искренне приходит ко Христу, тот, повторяю, нам и брат, и сестра, и матерь. Все иное наши грехи. Мы должны были бы в них каяться на исповеди. А мы не каемся, говорим лишь о своих личных, домашних и прочих проблемах Между тем у нас в городе многие даже продолжают поддерживать слухи и разговоры о евреях. Hу подумаем, если бы на моем месте и впрямь был священник-еврей, что же, он не был бы православным или священником?.. Желание же некоторых иметь священника из нашего города законно, но это пока мало от нас с вами зависит. Однако в любом случае нельзя подозревать не своего во всех грехах это само есть грех. И это ведет в конце концов к убийству. Люди, поступающие так, даже если называют себя христианами и радетелями храма Божия, Бога не знают. И для них сегодня день покаяния.

Когда мы сами не делаем греха, но молчим, слыша разные речи, в этом также есть наша вина. Тогда нам также необходимо в этом покаяние и прощение. Hо всегда ли мы отпускаем грехи тем, кто согрешил перед нами?..

Итак, сегодня надо будет вспомнить тех, кто, как Креститель Господень, был умерщвлен за Божию Истину и правду. Они тоже часто обличали даже властителей своей страны, которые могли быть и верующими, но творили неправду. Вспомним и тех мученников, которые в нашем веке полили кровью нашу землю. Мы знаем только самых выдающихся. Только один из них уже канонизирован Святейший Патриарх Тихон, а другие еще будут канонизированы митрополиты Петр Крутицкий, Вениамин Петроградский, Владимир Киевский и др. Hо не только архиереи, монахи и священники, не только ученые и богословы и простой народ проливал свою кровь, шел на смерть за свою веру, не считая, что надо что-то выгадать в этой жизни, идя на компромисс. Вспомним же всех, вплоть до убиенного протоиерея Александра, и пусть сегодняшний день будет общей к ним и за них молитвой!

Аминь.

 

Hа литургии после чтения Евангелия (Мф 14:1–13)

Мы сейчас слышали об участи одного из величайших, если не величайшего пророка Ветхого Завета, стоявшего на пороге Hового Завета. Иоанн Креститель был современником он был лишь на полгода старше Самого Господа.

Мы слышали, как дорого приходится платить за свою веру, за жизнь, отданную Богу. Hо если мы хотим приобрести жемчужину, с которой не сравнить даже жизнь человека великий дар Божий, то должны знать, что за эту жемчужину надо отдать все и эту жизнь тоже.

Итак, царь Ирод (не тот, который хотел убить младенца Иисуса, а его сын) услышал молву об Иисусе, и всколыхнулась в совести его боязнь. Даже после смерти Иоанн Предтеча был сильнее этого царя, который испугался не воскрес ли тот, кого он обезглавил.

Как это произошло? Вы знаете, к чему приводит любое дело, если оно делается не во славу Божию, а в свою славу. Так было и на пиру Ирода, где плясала дочь его жены Иродиады. Ирод обещал этой девушке дать все, что она хочет, ибо она угодила ему своей пляской. И по наущению матери своей она просила дать ей голову Иоанна Крестителя. Царь знал, что Иоанн Креститель пророк. И к тому же он боялся народа, который тоже знал, что Иоанн пророк Божий (ведь и цари боятся народа, когда народ готов защитить Божию святыню и правду). Hо легкомысленная клятва сделала свое дело. Как тут не вспомнить слова Спасителя: Hе клянитесь, особенно тем, что вам не принадлежит ни небом, не землею, ни головой своей, ни Иерусалимом. А царь поклялся и попал в безвыходное положение, и совершил страшное преступление убил святого Божьего человека.

Ученики Иоанна не испугались, они пришли просить тело казненного и с почестями погребли его. И сказали об этом Иисусу, Который очень опечалился. Кончилась целая эпоха, эпоха Предтечи, и надо было теперь выступать на самостоятельное служение Ему Самому. А Он знал, чем кончится Его путь на земле И тогда Он пошел в пустынное место один, видимо, чтобы помолиться и укрепиться перед выходом на Свое служение.

Hарод сердцем понял, что произошло. Да, Иоанн Предтеча ушел от них, но вот на его место приходит новый Учитель, новый Hаставник Иисус Христос. Они еще не знали, что он Сын Божий. Hо, как сказано, народ пошел за Hим из всех городов пешком. Вот как ценил тогда народ пророка Божия, служителя Божия. Ибо и сам этот народ хотел служить Богу.

Это и наша цель, братья и сестры. Если мы хотим спасать только себя и никому не помогаем, не ревнуем о Божьем деле, не поддерживаем служителей Божиих, не служим им и не спасаем других мы не можем и сами спастись. Как жаль, что нам в детстве и юности никто об этом не говорил. Сколько сил потрачено всуе, а то и во зло, сколько лет прожито в страстях!

Вот почему нам сегодня нужно особенно вслушаться в слово Божие. Hужно не только почтить память великого пророка, нам надо научиться жить не только в одиночку, но и вместе, как народ Божий. Ибо все христиане составляют один народ народ Божий. В нем никто друг ко другу не может быть безразличен и равнодушен. Поэтому нам нужно тоже защищать друг друга от всяких нападений, неправды, зная, что гласа народа боятся и цари. Воистину, vox populi vox Dei! А мы часто об этом забываем и думаем: Что мы можем сделать против зла, наступающего на нас?

Дорогие братья и сестры, теперь мы понимаем, что мы многое можем сделать когда мы вместе, когда мы единая Община, где бы мы ни жили, какого бы кто ни был возраста, здоровья, национальности, наконец. Пусть же для нас будет примером образ святого пророка Иоанна Предтечи как образ служения Господу и Богу своему, даже до смерти.

Аминь.

 

Из слова после литургии (перед панихидой)

Сегодня мы будем служить панихиду, вспоминая всех мученников Российских, и по случаю дня отпевания о.Александра Меня.

Пусть многое в его высказываниях и делах было спорно, но теперь я хочу сказать вам о том хорошем, добром, что сделал он в Церкви, служа Богу и ближним. Он был Божьей милостью, по призванию проповедником и катехизатором, а также он был организатором жизни мирян. Это было очень важно в те годы застоя, когда все всего боялись. Каждый день собираться и делать все необходимое в храме было нельзя, нельзя было и готовить людей к Крещению. Каноны этого требуют, Евангелие требует, чтобы мы говорили, катехизировали всех членов Церкви, но нельзя, по понятным причинам. А о.Александр делал это как умел, и это было ступенькой к возрастанию нашей Церкви и началом понимания значения катехизации.

Он писал книги. Он был специалистом по Библии и библейской культуре, одним из наиболее известных у нас. И еще написал шесть больших томов и издал их на Западе, в Бельгии, когда за это известно, что было. Он назвал их: В поисках Пути, Истины и Жизни, т.е. Христа, и показал, что во всех людях и народах есть единый источник, ведущий к этому Пути. Он написал книгу Сын Человеческий, которая очень многим помогла прийти ко Христу. Он перерабатывал книги, издавал их и два, и три раза. У него еще есть книги Как читать Библию и Hебо на земле (или Таинство, слово и образ), предназначенные для тех начинающих христиан, которые хотят лучше понимать священное писание и богослужение. Ведь не все священники имеют способность, дар проповедывать. Они или не говорят слово, или люди их не понимают. Да и не очень-то раньше разрешали проповедывать: кто проповедывал, того ссылали на дальний приход. И тут книги о.Александра очень помогли многим мирянам. Hаписал он и еще не опубликованный 8-томный Библейский словарь, ему же принадлежат комментарии к так называемой Брюссельской Библии.

А потом к этим книгам начали придираться, тенденциозно искать в них ошибки. И я таким людям всегда говорил: Если вы их критикуете, значит, вы знаете и можете сделать лучше. Так напишите лучше о.Александра!

Споров и злобы вокруг него было много. Ему писали ужасные угрожающие письма (он мне их показывал). Hо он ничего не боялся. Он верил и знал, что Господь с ним и ему поможет.

У него были обыски, за ним была слежка, о нем писали в газетах всякую клевету. Он все перенес. Как представляется, он был весьма находчивым человеком, и когда его вызывали, например, в КГБ, он умел там разговаривать так, чтобы объясниться и никого при этом не подвести. Его упрекали в том, что он слишком привержен к евреям. Одна крайность рождала другую. Hо ведь все это естественно, братья и сестры. В Церковь приходят люди разных национальностей. И к нему, просвещенному человеку, конечно, приходили. Особенно евреи, ведь они боялись упреков родственников, часто говорящих: мол, христиане гнали и уничтожали евреев на протяжении веков, куда же вы пошли? А они шли за Истиной, и поэтому они задавали о.Александру вопросы, беспокоившие их. Может быть, на этом пути он делал ошибки, но он шел этим путем и вел по нему людей.

К нему приезжали многие священники, иногда за столом сидело до 10–15 священников сразу. Говорили всегда о Церкви, о том, как ей помочь.

Да, по-моему, много было ошибок, но ему можно было говорить о них прямо. Он был человеком терпимым. Хотя его знал весь мир, он не давил своим авторитетом. Он всегда был готов выслушать в глаза и принять критику к сведению.

Можно спорить, переходил ли он границы в сближении с инославными. Может быть, и да. Hо когда человек стремится штурмом взять стену средневекового замка, он может невольно и оторваться от своей почвы. А у нас ведь действительно единое со всеми христианами Священное писание, и крещение, и единый Символ веры. У нас действительно много общего. И уж если мы на работе и дома можем сотрудничать с неверующими, то не тем ли более с верующими христианами, может быть, в более привычных и естественных для них формах, лишь бы они смогли вместить полноту Истины. Это трудно, ведь инерция разделения копилась веками. Hо надо дерзать. Hе ошибается лишь тот, кто ничего не делает.

В наше время каждое доброе дело так ценно перед Господом, а если человек проповедует, утверждает людей в вере то за это ему особая благодарность.

Конечно, мы скорбим. Все возможные размолвки его страшная смерть сняла, смела.

У него была семья, а он с утра до ночи трудился. Hо воспитал всю семью в вере. У него в семье все христиане и матушка, и дети, и внуки.

Будем же сейчас молиться о нем, а также вспоминать всех тех, кто делал в Церкви добро, кто страдал за веру Христову и правду, и будем молиться об упокоении их душ!

Аминь.

Из слова на исповеди

Как мы узнаем, кто достойно и кто недостойно приходит к таинству Причащения? Недостойны те, кого Господь не принимает, осуждает. Или такой человек неожиданно, без видимых причин заболевает, или в его жизни вдруг начинают происходить какие-то нелепые вещи, неприятности. Быть же достойным означает только одно – полностью отдавать свое сердце Богу: решиться идти только за Ним, чтобы выполнить все свои обязательства по отношению к Нему. Эта же решимость необходима и в таинстве Покаяния. На этом пути может что-то не получиться, но решимость исправить грехи должна быть у каждого из нас. То же – с причастием. Вы должны рассуждать о Теле и Крови Господних, о том, что произошло на Кресте и в Воскресении Христовом, о том, что нас ожидает.

Эта вот решимость и должна быть сейчас проверена вами: насколько вы решились отдать свое сердце Богу, насколько вы решились жить так, чтобы быть достойными Бога, отдавшего за нас Своего Сына.

Причастие – в переводе на русский язык означает приобщение. Приобщиться – значит стать общником, войти в полное общение со Христом. А войти в это общение можно только через Любовь, которую Господь показал нам на Кресте, – крестную и воскресную. По-другому приобщиться нельзя.

Если же мы приобщаемся к такой Любви, – то мы Ему приобщились, причастились, тогда все благодатно.

Когда мы решились оставить все свои грехи, недостатки, оставить все и последовать за Христом – мы истинно покаялись.

Господь сказал: «Я есть Путь, Истина и Жизнь», – по этому Пути и надо пойти. Нельзя раздваиваться, нельзя идти по двум путям, служить и Богу, и мамоне. Вот что сейчас для нас значит таинство Покаяния. Это дар Божий, который приводит нас к решимости стать на Божий путь. Мы часто идем близко, как бы в виду Этого пути, но руководствуемся человеческими соображениями – как быть и что делать, как общаться с людьми и т.д. Не всегда нам хватает решимости жить так, как открыл нам Господь.

Вы знаете, что на этом пути надо много трудиться, надо много послужить. Пусть каждый помнит, что он имеет талант перед Богом, которым надо послужить Богу и окружающему миру. Этот талант есть в каждом, только не каждый осознает, какой это талант, как его приумножить. Вот что нужно нам сейчас сделать, чтобы начать исповедь. Мы часто думаем, что на исповеди нужно лишь пожалеть о каком-либо конкретном деле. А главное-то, решиться жить по-Божески, и значит, по-человечески. Давайте попросим Господа, чтобы эта решимость была у всех одинакова. А это нам надо, чтобы ни одного чужого по духу человека на нашем таинственном, евхаристическом собрании не было.

А теперь помолимся...

По окончании молитв исповеди

Готовясь к исповеди, надо с решимостью отвергнуть грехи. У каждого они свои, в юности одно, в старости другое. Но все грехи – прежде всего беззакония. Мы преступаем Закон Божий.

В Новом Завете – это закон Любви и Свободы. И только тогда, когда мы преступаем этот закон, мы грешим против Господа нашего Иисуса Христа, мы преступаем и Закон Божий. Это высший Закон, закона выше его – не знает никто на земле.

Мы даже думаем – и правильно думаем, – что Бог есть Любовь и Свобода. И, отвращаясь от Любви, мы отвращаемся от Господа.

Но этот закон распространяется на тех, кто духовен. А мы часто не очень духовны. Мы часто не исполняем даже тот закон, который был задолго до Христа и только вел ко Христу. Кто уже пришел ко Христу, тот не живет никаким иным законом, кроме Любви и Свободы. Но мы еще часто не вполне пришли к Нему. Поэтому кто-то крадет, кто-то на грани или даже за гранью прелюбодеяния, кто-то поглощен своим домом в ущерб духовной жизни и т.д.

Мы грешим и против Бога, и против ближнего, и против всего мира, который сотворил Господь Бог. Мы должны чтить все, на чем есть отпечаток творческого акта Бога, особенно человека, хотя, конечно, не уравнивая Бога и Его образ.

Грешим унынием, ленью, праздностью. Даже в молитве, которая дает нам столько тепла, ленимся. Если преодолеть свою лень, весь день пройдет под благодатным покровом Бога.

Бываем невнимательными и к тому, что делаем, и к ближним нашим. Смотрим на человека, который обращается к нам, как на стенку, думаем при этом о своих делах, даем обещания и не выполняем их. Надо стараться это преодолеть. Если мы допускаем эти грехи – будем каяться.

Мы позволяем людям осуждать Церковь, верующих и даже хулить Бога. Мы не имеем ревности по святыне. Бог – великая Святыня, но и Церковь Божия – тоже святыня, и верующие – святыня, и хулить ее и их не позволено никому.

Прости, Господи, что мы не ценим наших близких. Как же мы тогда можем ценить других людей?

Ропщем на Бога, сомневаемся и не ищем выхода из этого.

Стыдимся перед людьми своей веры.

Бываем неблагодарны и злы. Кто живет духом зла, тот одержим духом дьявольским, тот бесноватый.

Согрешаем немилосердием и равнодушием даже к страданиям наших близких, не обращаем на них внимания. Гневаемся, раздражаемся, не бережем свою семью. А иногда так ее «опекаем», что в ней и вздохнуть нельзя. Не даем никому в ней свободного выбора, сами выбираем за других. Бываем злопамятны и жестокосердны до того, что с трудом прощаем близких.

Если называем кого-то не своим, то ничего не делаем, чтобы он стал своим.

Простим всем, кто нас обидел, и будем просить прощения у тех, кого обидели мы.

Осуждаем часто. Естественный дар человека – судить, иметь суждение, превращаем в осуждение.

Не умеем сорадоваться ближним, а «Царство Божие есть праведность, мир и радость во Святом Духе». Нет радости, – нет и этого Царства в нас.

Готовы позавидовать любой мелочи, любому приобретению, любому таланту другого человека, готовы даже ему за это досадить.

Лжем, говорим одно, а делаем другое. Не стремимся к чистоте и праведности Божией. Злословим, сквернословим, если кто-то нас вывел из себя. Если и не говорим все вслух, то про себя произносим злые, недостойные, хульные слова.

Не воздерживаемся: кто-то может впасть в грех пьянства, кто-то курит, – имейте решимость в себе это преодолеть. Пусть это будет связано с дискомфортом, даже с болезнью – ничего, от всех грехов надо раз и навсегда отходить.

Нельзя есть где угодно, что угодно и когда угодно. А мы, кроме этого, не соблюдаем постов в среду и пятницу. Ведь в среду вспоминается предательство Христа Иудой, в пятницу – последствия этого, Его страдания, чтобы никогда и мы вольно или невольно,, прямо или косвенно не предавали Господа.

Есть и другие грехи, с которыми мы не боремся. Считаем, что если они есть у других, то можно и нам. А ведь Господь судит и помышления сердечные, а не только дела. Нужно решиться не допускать никаких грехов, так как один грех ведет за собой множество других. Мы же расслабляемся и расторгаем, а не собираем со Христом, а Господь сказал, что надо с Ним собирать. Весь мир вокруг нас должен быть собран под благодатным покровом Христа, Богоматери и Церкви нашей.

Цель – чтобы все в нашем окружении стали истинными христианами, чтобы ни один человек не остался в несчастьи безверия. И если мы это делаем плохо, будем просить у Господа прощения.

Прости нас, Господи!

27 октября 1990

Из слова перед великой вечерней накануне Дмитриевской родительской субботы

Заупокойное поминовение в Дмитриевскую родительскую субботу – служба, которая в Уставе не отмечена, но этот день имеет большое значение для нашей страны. Он тесно связан с Куликовской битвой. Русские люди в ней одержали первую большую победу над рабством, но огромной ценой. И тогда (с XIV века) князь и весь народ, вот уже как 600 с лишним лет, решили поминать тех, кто пал в этой битве.

Сейчас это очень актуально, так как вновь наш народ оказался в рабстве и боится, что не удастся ему встать с колен. И мы знаем, какой дорогой ценой досталось нам возрождение духовной жизни, которую мы имеем сейчас. Сколько людей полегло на поле битвы! Вот и наш храм похож на здание, как будто вышедшее из-под огня, как будто побывавшее на передовой. И сегодня мы поминаем всех, но особенно тех, кто пал за веру нашу, кто так хотел сохранить веру и преданность Богу, что жизни своей не жалел. Мы будем совершать вечерню, как положено по Уставу, а потом панихиду, молясь за всех, за веру и отечество жизнь свою положивших – не только на поле брани, но и везде.

Аминь.

Из слова по окончании вечерни

Дай Бог, чтобы и нас было кому помянуть, чтобы и мы легли кому-то на сердце. Ибо если человек совершит что-то хорошее, его будут долго помнить, как и если человек совершит зло, его тоже будут долго помнить, но по-другому.

Вспомним теперь, что мы говорим на похоронах, на поминках? Говорятся совсем не церковные вещи. Говорят, что на поминках необходимы вино, водка, хлеб с солью. Это не христианство. А иногда соединяют это язычество с христианским поминанием. Так тоже нельзя. Или одно, или другое.

Некоторые говорят: «Если не поставить водку, никто и не придет». Но что это за поминки, куда приходят лишь выпить? Это не христианские поминки.

А еще говорят: «Пусть земля будет пухом» и т.п. Это тоже не христианское пожелание. Христианское пожелание, например, чтобы Бог принял дух усопшего с миром. Давайте помнить об этом. Хотите пожелать хорошего – пожелайте мира усопшему и всем живущим на земле. И чтобы Господь сотворил вечную память – вот чего мы хотим. Ибо она – равнозначное отражение жизни вечной человека, живущего на земле. И мы стараемся жить так, чтобы иметь жизнь вечную по вере нашей – здесь она начинается, но здесь не кончается.

Будем же очищать свою веру от суеверий, от язычества, – веру, и вместе с ней всю нашу жизнь, ибо в ней еще много этого язычества.

И еще. Многие пишут в записках имена, но забывают, что нужно за этих людей молиться. Ведь безгрешных людей не бывает, один Господь Иисус Христос без греха. Будем молиться о каждом, чтобы Господь принял его. Не думайте, что если священник молится, то этого достаточно – он лишь выражает дух и волю Церкви. Он лишь «подталкивает» вас к более глубокому поминовению. Без вас и священник не сможет вполне церковно молиться. Поэтому прикладывайте каждый раз все свое сердце – тогда поминание будет христианским.

Некоторые обвиняют православных в том, что они стали «мертвопоклонниками», что у нас культ мертвых. Да, увы, бывает, что когда нужно поминать усопших, приходят многие из тех, кого на евхаристии не увидишь. Это магия. Помните, что всякая магия недостойна православной веры. Мы должны отличаться от наших далеких предков, которые тысячу лет назад справляли по покойникам тризны в т.п., но Бога и спасения во Христе не знали.

Конечно, все мы пойдем в «путь всея земли». Но нам не надо этого бояться, так как Господь Иисус Христос победил Смерть и помогает нам обрести Жизнь вечную. Не будем бояться смерти – лишь бы она была непостыдна и мирна. Хорошо бы и безболезненна – но это уж как кому дано.

Пусть страшит нас только одно – нарушение мира с Богом и ближними. Апостол Павел говорил: «Насколько возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми» Рим 12:18. В мире сем много зла, и полноты мира еще не может быть. Зло вызывает реакцию в тщеславном человеке или корыстолюбивом человеке и т.д. Но мы служим Богу и будем стараться жить так, чтобы жить и умереть достойно. Вы знаете, как часто смерть человека связана с тем, как он живет. Верующий человек не может умереть случайной или бессмысленной смертью, так как Господь защищает его. Своим покровом, Своим крылом.

Постараемся же построить свою жизнь так, чтобы она закончилась на земле не случайно, но достойно христианина.

Аминь.

2 ноября 1990

Слово на литургии

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Братья и сестры, христиане!

Мы сейчас слышали о том, что сотворил Иисус бесноватому. Вот Господь приплывает в землю Гадаринскую и, выходя на берег, встречает одного человека из близлежащего города Гадары, который был одержим. Но одержим не просто какой-то физической или душевной страстью, а бесами. То есть он был так одержим злом, что сам стал источником этого зла. В него как бы вселилась неуместная злоба, что и значит, что он стал одержимым бесами.

В одежду он не одевался и жил в гробах (погребальных пещерах, гробницах). И вот, когда увидел Иисуса, то злоба поднялась в его сердце, и он начал говорить, только совсем не то и не так, что и как надо было бы говорить в этом случае нормальному, духовно здоровому человеку. Кажется, вот, даже хорошо, он «пал пред Господом» и о чем-то стал просить Его. Но о чем, с другой стороны, он говорит? «Что тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? Умоляю тебя, не мучь меня». Это, на внешний взгляд, вполне разумная речь, дорогие братья и сестры. Более того, бесноватый тут открывает такую важную духовную тайну об Иисусе, которую далеко не все знали, ту тайну, за откровение которой Господь одному из своих любимых учеников Петру дает великие обетования. Бесноватый исповедует Иисуса Сыном Бога Всевышнего, то есть он признает то, что в Иисусе «обитает вся полнота Божества телесно».

Это – великая духовная тайна. Но оказывается, знать эту тайну и исповедовать ее людям могут не только лучшие ученики Христовы. Оказывается, это откровение может быть и следствием действия прозорливого духа зла. Потому что это зло как бы хочет выболтать духовные тайны, хочет их профанировать и тем самым принизить, унизить, расточить и развенчать.

О чем просит этот дух зла в бесноватом? «Не мучь меня». Приближается к нему Свет, приближается к нему Жизнь, приближается к нему Сам Бог в Иисусе, и он говорит: «Не мучь меня». Конечно, с позиций зла всякое добро мучительно. Благодать Божия для него есть мучение, потому что она никак не вписывается в рамки мира сего, с его тенденциями коварства, жестокости, компромисса, разложения и болезней. Да, для бесов Бог – Мучитель, потому что при Его приближении тьма уходит. Бесы не могут уже существовать, а тем более действовать в мире. Ведь бесы – это зло, то зло, которое исходит изнутри, как сказал Господь: «Извнутри, из сердца человека исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, лихоимство, кражи, лжесвидетельства, всякое непотребство». Поэтому злой дух и говорит Иисусу: «Не мучь меня». Тогда Иисус повелел нечистому духу выйти из этого человека. Потому что человек на самом деле мучился этим духом и мучился давно, настолько давно, что все местные жители знали о нем. Они приходили и связывали этого несчастного человека цепями и всякими узами, стараясь сберечь его. Они жалели его. Они не хотели его погибели. Но тот, видимо, и в этом добре видел зло, некое ограничение своей падшей «свободы» и «силы». Поэтому он разрывал узы и был гоним бесом в пустыне.

Евангельская пустыня – место страшное, дорогие братья и сестры. Эта пустыня – не просто каменистые и пустые места, где нет людей, которые существуют в природе, в мире и очень часто являются плодом человеческой беспокойственности, человеческого греха, неумения и нежелания жить по-божески в этом мире. Евангельская пустыня – не только природная пустыня. Это еще пустота, пустота духовная, соответствующая состоянию человека, искушаемого духом нечистым или даже уже падшего.

Иисус спрашивает бесноватого: «Как тебя зовут? Как имя тебе?» А тот, продолжая вещать злым духом, отвечает Ему: «Легион» (легион – это очень большая военная единица). И евангелие нам поясняет данный ответ: «Потому что много бесов вошло в него», ибо уже не один бес, а множество, множество бесов было в этом несчастном.

Тогда, как бы чувствуя приближение своей погибели, снова просят злые духи Иисуса, чтобы повелел Он им пойти не в бездну, но в стадо свиней. И Иисус позволяет им это сделать. В этом было очередное коварство и соприродная бесам вещь, потому что это стадо свиней было главным источником дохода для гадаринских жителей. Они сами свинину не ели по закону Моисея, а выращивали свиней для продажи римлянам, оккупантам. Они знали, что по закону животное это нечистое, но разводили их, ибо это было им выгодно.

Итак, бесы просят войти, сами будучи нечистыми, в нечистое же, в свинское. «Подобное стремится к подобному», как говорили святые отцы. В то же время погибель свиней вызвала бы разорение, а потому и гнев на Иисуса у местных жителей. Это и произошло. Бесы, выйдя из человека, вошли в свиней, стадо бросилось с крутизны в озеро и потонуло. Тогда пастухи побежали и рассказали все горожанам, а те, выйдя, в первую очередь нашли бесноватого человека исцеленным. Но по, евангелию, это их не привлекло, это их ужаснуло. Они ужаснулись и второй раз, как только увидели свою потерю. Они разорены. И это ради какого-то несчастного, которого они жалели, но не считали ни за что.

Тогда они стали просить Иисуса удалиться от них, потому что были объяты великим страхом. Он так и сделал. А бывший бесноватый пошел и стал проповедовать по всему городу о том, что сотворил ему Иисус.

Вот, дорогие братья и сестры, то, о чем мы сегодня слышали. Это для нас с вами очень значительное место евангелия. Не только потому, что произошло очередное чудо, где Господь явил Свою духовную силу. Не только потому, что мы услышали подтвержденное ею прямое исповедание Иисуса Сыном Бога Всевышнего (а для нас утверждение этой истины есть главный камень нашей Веры, на котором все мы стоим, почему и называемся христианами). Но еще и потому, что, слушая его, мы должны задуматься о себе. О том, чтобы никогда в нас не заговорило зло. Еще Достоевский в романе «Бесы» предупреждал наш народ, нашу страну о том, что бесы могут разгуляться, бесы могут разойтись, вселившись в целый народ, как в стадо свиное, и тогда он, подобно тому стаду, может броситься с крутизны вниз и погибнуть.

Нам надо, дорогие братья и сестры, остерегаться этого и сейчас. Тем более что однажды это несчастье уже произошло с нашим народом. Но эта опасность сохраняется, дорогие братья и сестры, сохраняется потому, что народ еще не нашел своего пути. Если он и исповедует Иисуса Сыном Божиим, то очень часто это делается не от полноты Любви и добра, а по разного рода вторичным соображениям, а иногда даже в отношении христианской Веры провокационным. Мы должны исповедовать Иисуса так, как исповедал Его исцеленный, нам тоже надо идти и проповедовать всем, всему нашему граду и миру о том, что творит Иисус с нами, о том, что Он дает нам, о том, как мы наполняемся каждый воскресный день благодатью здесь, на литургии.

Да, мы почти зримо исполняемся здесь Духом Божиим, Духом Бо-жией Любви, преодолевающим всякие разделения и соблазны, очищающим, просвещающим всех нас, спасающим всех нас. Мы сейчас еще слышали из послания к Ефесянам, где апостол Павел говорит о том, что мы с вами «спасены чрез веру, иг это не от нас. Божий Дар».

Воистину мы спасены! Конечно, никто из нас в отдельности засвидетельствовать спасения своего во имя свое не может да и не должен этого делать. Но мы должны твердо знать, что если Господь на Голгофе пострадал, если Он пролил Свою Кровь за нас, если Он получил такой Дар Божий, что разрушил державу Смерти, то это означает действительное и действенное спасение всего мира. Это означает и то, что все, кто открыл свое сердце Богу во Христе, тот уже приобрел в Нем спасение и очищение от всех своих грехов. Только бы мы не отпали от той благодати, которая нам дается через святую Веру Христову. Только бы мы не оставили первую Любовь свою.

Поэтому не для гордости, не для превозношения, но как великое знамение, как великий дух и действие мы должны знать и помнить, что мы спасены. «Мы спасены чрез Веру, и это не от нас. Божий Дар.» Мы спасены подобно тому, как был спасен бесноватый. Мы спасены от всякой нечистоты, от всякого унижения, от всякого страха. И поэтому наше благодарение Богу во Христе должно быть постоянным, ежедневным, ежечасным. Мы всею своею жизнью должны свидетельствовать о Нем. И тогда все, кто имеет живое сердце, откликнутся на Его призыв и придут ко Христу.

Аминь.

Слово на исповеди

Сегодня, как видите, у нас день особый: народу мало, потому что рабочий день, хотя он и воскресный. Поэтому мы будем кратки, чтобы можно было потом лично поговорить со всеми.

Будем молиться...

Вы слышали, священник – только свидетель тому, что вы скажете «на духу». Каемся же мы все пред Господом Богом, Отцом и Сыном и Святым Духом, Который один имеет власть оставлять грехи. И далее, я указал вам на икону. Это распятие Господа. Почему? Потому что мы должны понимать, что когда мы грешим вольно или даже невольно, мы вольно или невольно распинаем Господа своими грехами.

Ведь почему Христос безгрешный оказался на кресте? Из-за грехов человеческих. Потому, что, с одной стороны. Он добровольно взял на Себя все эти грехи как Агнец Божий, готовящийся на заклание, на искупительную жертву, а, с другой стороны, агрессия зла, грех этого мира пригвоздили Господа ко кресту. Не было бы предательства, не было бы зависти, не было бы законничества, поклонения букве, а не Духу – не было бы и страшного распятия Господа, ибо некому было бы Его распинать. Но Его пригвоздили к кресту руками беззаконников, руками грешников

Дорогие братья и сестры, мы стоим пред крестом Христовым. Мы должны прежде всего понять это, вдуматься, вчувствоваться в это и понести ответственность за свои грехи, ибо мы ими распинаем Господа. Вот поэтому нам и требуется покаяние, покаяние всецелое, полное. Мы здесь не должны давать себе никакой поблажки. И если мы всегда будем взирать на Господа, тогда нам никогда не захочется грешить, ни словом, ни делом, ни помышлением. Потому что кто же из нас, верующих во Христа, захочет распинать Господа на кресте снова? Никто, никогда. Но, к сожалению, мы часто теряем живое чувство Бога... Часто думаем: все так поступают, и я так же буду; ибо и мне не хватает сил, и я не могу сделать ни того, ни этого... И тут-то начинаем грешить, идем на компромиссы с совестью. Прости нас, Господи!

Я напомню вам те грехи, которые вы знаете, с одной стороны, но с другой, о которых нужно вспоминать почаще, чтобы проверить себя, не впали ли мы снова в них.

Во-первых, не унывали ли мы? К сожалению, сейчас в народе очень много уныния. Прости нас. Господи! Люди часто опускают руки. Только увидят какое-то препятствие, сразу пугаются, всего боятся.

И вот, второй грех – этот страх, страх не пред Богом, не страх совершить грех, а страх того, что придется пострадать за добро, за правду. Прости нас, Господи, что мы поддаемся этому дьявольскому страху. В нас никакого страха не должно быть, как и никакого уныния. Никогда. До последнего вздоха, пока мы живем этой жизнью на земле.

Еще мы бываем леностны. Нам кажется, что, коли у нас многс болезней и много постоянных ежедневных забот, то уже больше ничего мы ие должны делать ни для Бога, ни для ближних, ибо сил как будто бы для этого нет. А на самом деле они есть, дорогие братья и сестры, просто они нами не собраны. От уныния мы часто бываем расслабленными, а от расслабления приходит леность, из-за которой мы теряем бездарно, впустую время. Прости нас. Господи! Это великий грех. Наряду с унынием один из самых больших грехов, а также с завистью, которая коренится в сердцах многих людей. Кто-то лучше живет, кто-то больше получает, кто-то ездит на машине, у кого-то дача... А у кого-то, может, и нет ничего, а нам кажется, что у него незаслуженно есть все, и завидуем. Прости нас. Господи!

Отсюда рождается осуждение. Мы начинаем постоянно судить всех и вся, часто не проверяя своих суждений, просто потому, что привыкли, извините, болтать языком. Прости нас. Господи! Это тоже великий грех.

Часто мы не боимся быть соблазном для других. Прости нас, Господи! Конечно, не надо лицемерить. Лицемерия как раз у нас достаточно. Прости нас. Господи! Лицемерить не надо, но быть соблазном для других, делать на глазах у человека то, что он не вмещает, что он еще не понимает, тоже не надо. Потому что озлобить человека просто, а привести его к благодатной жизни очень не просто. Укрепить в нем веру, чтобы возгорелась в нем Любовь к Богу и ближнему, вот это не просто. Осадить же человека, знаете, как тесто осаживают, – плюх, и было полно, а осталось на дне – это просто сделать. Если уж Господь нам дал такую закваску, такие дрожжи, чтобы мы восходили все выше и выше, с помощью Духа, то давайте друг друга не осаждать и, как говорится, «по голове» не бить. Прости нас. Господи, что мы часто бываем «гасителями Духа», как это называется у апостола Павла. Можно и Дух погасить. Прости нас. Господи, за эти великие грехи. Нам часто не хватает Духа, мы жалуемся на это, и сами же гасим Его в себе и других всеми теми грехами, о которых я сейчас говорил.

У нас мало веры. Мы с трудом идем на риск. С трудом, с большим трудом. Если мы не обеспечим себя со всех сторон своими, человеческими гарантиями, то мы уже боимся и шагу ступить. А о том, что нас Господь ведет, и нам помогает, и выводит нас из всех трудных положений, мы совершенно не думаем. И не надеемся на Господа, потому что веры мало. А Вера, Надежда и Любовь – это грани одного и того же. Это все одно и то же. Нет Надежды – нет и Веры, нет Веры – нет и Пюбви, и не будем себя обольщать. Если мы надеемся на себя, да на :вои силы только, то и не будет у нас ни Веры, ни Надежды, ни Любви. Прости нас, Господи за то, что мы теряем самый драгоценный дар – благодать. «Благодать» в переводе на русский значит «дар Любви». И теряем его только потому, что всего боимся и не надеемся ни на что, ни на кого, кроме себя. А мы обязательно должны действовать, и нам Господь дал силу ума, души, волю, дал физические силы; дал дух, для того чтобы умножать эти дары. Мы же часто их нисколько не умножаем. Мы ими пользуемся только для себя. И это тоже большой наш грех, когда мы пользуемся чем-то, данным Богом, только для себя, в эгоистических своих целях. Прости нас, Господи, что мы транжирим, тратим то, что нам Бог дал, вместо того, чтобы этот талант употребить в дело, как сказано в евангелии, и получить прибыль, умножить свой талант.

Ну, а если есть стыд за свою веру, сомнения в вере, то есть и недостаток благодарности. Потому что если мало веры, то мало и плодов веры. Так за что и благодарить? Мы и цедим сквозь зубы благодарность, а то и вообще считаем, что все только нас должны благодарить, а мы-то еще посмотрим. Прости нас. Господи!

Мы всегда считаем, что все нам должны. Один то, другой то, третий то. А Павел учит нас жить по-другому. Говорит: не будьте никому ни в чем должны, кроме взаимной любви. Вот, где мы должники друг у друга. По-настоящему, здесь и нам должны, и мы должны взаимно. Церковь живет Любовью и скрепляется Любовью. Будет этот цемент, скрепляющий материал между нами, и мы будем единым Телом, как один храм, настоящий, целый. Конечно, сейчас мы все как разрушенный храм и как разрозненные его кирпичики. Нам надо еще соединяться, надо соединяться так, чтобы нас нельзя было оторвать друг от друга, чтобы мы могли друг за друга жизнь свою, душу свою положить. За каждого, до последней немощной бабушки, чтобы ни один человек не думал, что он одинок, что ему тяжко, что если заболеет, то он может даже умереть в своей кровати и никто к нему не подойдет. Прости нас, Господи, что мы еще не настолько ценим друг друга, Церковь Божию. Ведь этим мы не просто человека возвеличиваем, мы Церковь Божию чтим, мы в нее верим. Помните, в Символе Веры сказано: «Верую во единую, святую, соборную и апостольскую Церковь». Мы должны верить в Церковь, а значит, верить и друг в друга, в то, что Господь всех нас ведет по одному пути и в то, что мы друг друга никогда не оставим. Да, истинно верующий человек другого не оставит никогда. Если он рядом живет, он зайдет, и если надо молочка принести, хлебушка – принесет, заболел – лекарства привезет, врача позовет, помолится вместе. А кто помоложе, тот и почитает Священное писание вместе, особенно евангелие. Во всем этом у нас с вами должна быть полная уверенность. А если этого нет, то прости нас за это, Господи! Значит, мы еще плохо друг о друге заботимся, мы еще плохо скреплены Любовью. Где Любовь, там человек не будет считаться: я вот это сделал, а мог бы и не делать, я не обязан. Прости нас, Господи, мы еще много считаемся с каждым своим шагом. Прости нас, Господи!

Мы, увы, еще часто гневаемся. Как только что не но нашей воле, так все, не удержать нас. Впадаем в самый настоящий гнев – и молодые, и старые. Прости нас. Господи! И в гневе часто делаем большие, большие глупости. И говорим или думаем иногда слова очень неприличные. Или бываем готовы даже ударить человека. Прости нас, Господи! Сейчас стало легко ударить человека. Это страшное дело. А уж отнять у него что-то, сказать: «Это мое», уж вообще ничего не стоит. Пусть мы, конечно, не грабим на улице, конечно, не убиваем, но прости нас, Господи, чуть ли не все отнимаем по мелочам, у своих же близких, в доме своем родном, как бы говоря: «Вот это мое. Ты не трогай. Только мое, мое, мое!» А если'что не нравится нам, повторяю, сразу начинаем впадать в гнев, даже просто в бешенство, в исступление какое-то. Прости нас, Господи!

Иногда даже родители по отношению к собственным детям так ведут себя. Конечно, детей надо воспитывать, надо держать их в строгости. Это само собой разумеется. Но во всем надо знать меру. И уж, конечно, бить ребенка никогда не надо. Можно наказать его, можно, так сказать, шлепнуть, но не бить. Понимаете? Это большая разница. Человек бьет от своего собственного бессилия. Когда кто-то кого-то бьет, это значит, что человек чувствует свое бессилие, что на него напало бешенство, как беснование. Прости, Господи, что мы иногда не боимся впасть в этот чуждый Тебе дух и ведем себя прямо как бесноватые.

И еще. Мы все время стараемся везде утверждать себя. Бываем честолюбивыми, гордыми, носим себя, как будто все в мире вертится только вокруг нас, ценим свои мнения высоко неимоверно: «Вот я так думаю, значит, только так и есть». Прости нас, Господи, за такую близорукость!

Здесь напомню вам слова писания о том, чтобы каждый, каждый из нас почитал другого, всякого другого в Церкви, выше себя. Посмотрите: один трудился, получил духовное или гуманитарное образование, другой, может быть, и нс очень образован, но у него большой опыт, он детей воспитал в вере и благочестии, а третий еще какую-то добродетель имеет, трудом своим достиг того-то, четвертый же духовно добрый, благодатный человек, хотя, может быть, и не имеет ни большого ума, ни особой внешней красоты, ни образования. И у каждого есть то, за что можно его искренне полюбить и высоко ценить. Только нам нужно это разгадать в ближнем, мы должны это в нем поискать и увидеть.

Бывает, увы, и так, что дети забывают своих родителей и не ценят их. Прости, Господи, наши грехи против наших родителей! Мы не только подчас считаем, что если они пожилые, то их можно и не слушать, но бывает и так, что мы вовсе не заботимся о них. А дети всегда должны заботиться о родителях. Во-первых, о их чести, как сказано: «Чти отца твоего и матерь твою». Это для нас закон. Что бы мы ни делали и какими бы ни были наши отношения с родителями, честь им воздавать надо. Как и всякому человеку, который старше нас или выше нас по положению, пусть даже по нашему мнению он и не такой хороший человек, каким бы должен был быть. Апостол Павел говорит: воздавать кому честь – честь, то есть не бесчестить ни старого человека, ни человека начальствующего.

Но это не значит, что мы должны быть подхалимами или рабами. А часто бывает, что перед начальством, в том числе церковным, мы склоняемся как рабы, достоинство свое теряем. Прости, Господи! Но честь воздавать необходимо. Еще в Ветхом завете есть слова о том, что надо встать, если увидишь человека с сединой, входящего в дом. А мы часто и седину других не чтим, и стыдимся своей седины. Прости нас. Господи! Поэтому и другие нас же не уважают.

Еще нам до сих пор бывает трудно прощать других, прощать реально, в сердце своем. Не просто внешне. Внешне улыбаться друг другу сейчас люди научились, всем подряд улыбаются, даже тому, кому, может быть, и не надо руки подавать, а все равно улыбаются и все равно десять раз кланяются, хотя внутри себя его и в грош не ставят.

И вообще, в нашей жизни есть грех духовного рабства. А мы должны быть свободными, потому что нас освободил Бог, и вера наша приводит нас к полной Свободе в Боге. И апостол Павел пишет: «Где Дух Господень – там Свобода». А мы живем как рабы. И дома, и везде, как рабы – рабы обстоятельств, рабы людей, рабы вещей, рабы идей. Прости нас. Господи!

Мы к тому же не бываем строги к себе настолько, чтобы никакой лжи не входило в наше сердце. Мы позволяем себе лгать. Мы иногда и сами себе лжем, перед собою лжем, знаем, что лжем и себя убеждаем: нет, на самом деле это так. Прости нас. Господи, за это малодушие и двоедушие! Мы постоянно служим направо и налево двум, трем, десяти господам. Прости нас, Господи!

Не можем сдержать своих телесных потребностей. Кто впадает в обжорство, кто курит, кто пьет, кто что делает. Конечно, особенно молодежь, которую часто сызмальства специально заражали ложной идеей, типа: все, что естественно, то не безобразно. Прости, Господи, что и мы верили таким лживым вещам. Забыли, что нам надо воздерживаться, уметь держать себя в руках во всех отношениях и всегда.

Так же надо воздерживаться от дурных мыслей и дурных греховных пожеланий, надо уметь не услаждаться никакими греховными пожеланиями. Прости нас, Господи, что мы не умеем себя сдерживать, не умеем себя держать в руках, не умеем быть господами самих себя. А это совершенно необходимо.

А для того чтобы уметь проверить, насколько мы держим себя, нужна какая-то аскеза. Посты для чего нам даны? Они и дисциплинируют нас, они и помогают нам воздерживаться от излишних внешних потребностей, в том числе материальных, чтобы они не разрастались, поглощая собою все в нашей жизни, даже наши духовные потребности. Поэтому пост имеет великое действие, и к посту надо относится, конечно, более строго. Другое дело, что пост должен быть посильным. Никогда не надо чего-то делать сверх сил. И Бог ничего от нас не требует и не просит сверх наших сил. Ничего!

Но дисциплина духовная должна быть. Как нам часто ее не хватает! Как часто мы бываем расхлябанными в делах. Например, можем пообещать и не сделать. Прости нас, Господи, если такое случается! Многие даже считают, что такая расхлябанность – наша национальная черта: люди западные дисциплинированны, а вот восточные – одна безалаберность и расхлябанность. Так вот, прости нас. Господи, и помоги быть примером во всем: и в делах, и в словах, чтобы мысли наши были светлыми, ясными, чистыми, благодатными, чтоб мы жили всегда по-настоящему в радости, любви и мире.

Это то, что дает нам Господь как дар. Только этим даром надо уметь пользоваться, надо, как тот талант, умножать.

Я думаю, что на сегодня нам достаточно того, что я сказал. Но если кто-то из вас имеет такие грехи, которых я не назвал, а сердце ваше осуждает вас, то немедленно, сейчас же покайтесь пред Богом, сразу принесите в сердце своем молитву покаяния.

Так и всегда делайте. Если впали вы невольно в какой-то грех (я уж не говорю вольно, это не дай Бог), сразу приносите молитву покаяния. Сразу, тут же. Не ждите, когда вы придете на исповедь. На исповедь вы должны принести уже плод покаяния. «Принесите плоды, достойные покаяния», – говорил св. Иоанн Предтеча. Вот к чему нас призывает писание. А просить Бога о помощи, о том, чтобы Он исправил нашу жизнь и простил нас, надо сразу. Сразу, как только мы чувствуем в этом потребность.

Что же, теперь давайте молиться...

Слово после литургии

Мы совершили причастие. Когда с нами Бог и мы друг с другом, вот тоща и праздник, дорогие братья и сестры. Пусть это станет для нас законом духовной жизни. Давайте постараемся быть всегда с Богом, жить так, чтобы Бог всегда был в нас, чтобы наше исповедание веры было истинным, добрым и светлым, были так скреплены любовью, этой совершенной связью, чтобы слиться в единое святое тело Церкви, по Духу узнавать каждого нашего брата, каждую нашу сестру. Не по внешности, не по человеческой характеристике, а по Духу, как мы по Духу узнаем, что крещены. Вот это праздник, вот это радость, дорогие братья и сестры. Мы, конечно, радуемся всему, что Господь нам дает. А Господь нам дает очень много. Самое главное – радость единства, радость любви, радость свободного духа. Мы ценим это и благодарим Господа. Давайте вынесем сейчас за двери этого храма то, что подарил Господь нам, что вложил Он в храмы наши духовные – в наши сердца. Давайте вынесем это все для того, чтобы служить теми Дарами, которые получили. Служить Богу и ближним, служить всем людям, даже бесноватым, как сегодня мы слышали. Потому, что мы часто просто заботимся о людях, а надо более того – им служить, стараться исцелить их, освободить их душу, дух и тело. Связывает ли болезнь, связывает ли беснование даже, связывают ли обстоятельства – все это должно быть разрешено, развязано.

Вот, дорогие братья и сестры, будем стремиться вперед, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе, забывая все прежнее, все те трудности, страдания, которые нам приходилось еще так недавно переживать.

Тут я хочу вам сообщить, что вчера у нас было приходское собрание. Я просил вас молиться, и я верю в ваши молитвы. Конечно, Господь нас не оставил, и мы в радости духовной завершили вчера это собрание, хотя вопросы были у нас важные. Мы говорили о восстановлении нашего храма, о том, какие препятствия на этом пути есть, что надо сделать. Мы переизбрали старосту для того, чтобы лучше шли у нас дела. Конечно, никого из прежних наших помощников мы не отвергаем, пусть они помогают. Но если находятся люди, которые могут помогать больше и лучше, то мы, конечно, уступаем им дорогу. Мы надеемся, что все вы тоже будете помогать старосте, потому что ей придется работать старостой, как освобожденному от другой работы человеку. И, значит, все свое время, все свои силы посвящать прежде всего храму. Вот если мы хотим до Нового года перейти в храм, а мы хотим хотя бы вот эту заднюю часть завершить уже к Новому году, то нужна помощь. Помните об этом. Слава Богу, и храни вас всех Господь.

Аминь.

11 ноября 1990

Слово на исповеди

Перед тем, как нам совершить богослужение, которое называется Литургией, я хочу вам напомнить, что Литургия это и есть наше служение, причем общее церковное служение. Вы уже знаете, что Церковь (с большой буквы) это не просто здание, не просто человеческое учреждение, хотя в Церкви есть место и зданиям, и человеческим учреждениям. Церковь это святое собрание людей, верующих. Церковь это собрание всех тех, кого освятил Бог, кого Бог принимает сверх всяких заслуг, сверх всяких человеческих усилий. И хотя, безусловно, усилия и заслуги необходимы, все же благодать, которую мы получаем от Бога, есть именно щедрый, милостивый, неоценимый дар. Итак, мы с вами служим Богу, и служим вместе, служим одним духом в единстве духа, в союзе мира, как говорил апостол Павел. Мы стараемся ходить достойно звания, в которое мы призваны. А чтобы ходить достойно этого звания, надо прославлять многотерпение, надо прославлять милосердие, надо проявлять единство и любовь. Надо проявлять смирение (от слова мир ), надо иметь кротость, то есть ту мягкость, которая позволит нам не задевать друг друга, не ссориться друг с другом даже по мелочам, которая позволит нам прощать друг другу, стремясь совершенствовать друг друга, помня, что когда мы других учим, другим помогаем по любви, этим самым мы помогаем и себе, этим самым мы и себя учим. Поэтому-то мы с вами и радуемся, приходя в церковь, встречаясь друг с другом. Нам так радостно видеть лица друг друга, потому что мы видим, что Господь помогает, что красота Божиего Духа начинает отражаться в каждом члене Церкви. Но иногда, как на небе в ясную погоду, набегают тучи, и еще не известно, чем это кончится. Может кончиться и большой грозой. Точно так же и в нашей христианской жизни. Все ясно, светло, слава Богу, но нет-нет и набегут тучки. И опять же, мы никогда не знаем, пробежит ли эта тучка дальше или принесет с собой целый шквал. Вот поэтому-то нам и нужно каждую неделю, приходя сюда, очищать нашу совесть, очищать наше сердце. Ибо всякий грех, который западает в нас, является такой тучкой, которая может потянуть за собой целую бурю. И часто мы этого, к сожалению, не понимаем. Мы привыкли жить каким-то определенным образом и знаем, что эта жизнь еще далека от совершенства, далека от той святости, которая нужна нам как членам Церкви, от того совершенства, к которому призывает нас Господь. Мы знаем это, хорошо знаем. Но мы привыкли к тому, что совершенство как бы недостижимо, что вроде бы мы не можем жить лучше, потому что нас обступают те или иные обстоятельства, вокруг нас друзья, родные, вокруг нас сотрудники по работе. И мы начинаем думать, что живем на пределе наших реальных возможностей. Может быть, теоретически, и можно лучше жить, но реально, как кажется, уже нет. И тогда-то наступает это испытание. Одна маленькая тучка на горизонте ведет за собой полную перемену погоды в нашей душе, в нашей жизни. Одно действие за собой тащит другое, то в свою очередь третье, и так далее. Пришла беда, открывай ворота , говорили раньше. Не всегда это связано с чем-то чисто внешним. Беда вообще не просто что-то внешнее. Это то, что происходит сначала в нас, а потом уже то, что происходит с нами.

Вот, дорогие братья и сестры, мы вспомним сейчас все наши грехи, чтобы никаких туч на горизонте у нас не было. Нам нужно вспомнить прежде всего, не служили ли мы где раздору, разделению, духовному или какому иному… Не соблазнили ли мы кого-нибудь в вере, может быть, какого-нибудь слабого, немощного человека, который еще вере не научен, особенно из современной молодежи, потому что ничего о вере христианской она по существу не знает и опыта жизни духовной не имеет. И простая без образования бабушка часто дает фору такому молодому человеку, пусть даже с двумя высшими образованиями. Не соблазняли ли мы таких людей? Прости нас, Господи! Мы часто не бережем того единства, которое нам даровано Богом, потому что единство от любви, а нам очень не хватает любви. Прости нас, Господи!
Но почему нам не хватает любви? Кажется, откуда я возьму ее, если ее нет? Да очень просто. Открыв свое сердце Богу, надо у Бога ее попросить, как благодать, как дар, и она придет. Если это сердце будет открыто, то Бог даст эту благодать, если мы проявим свое стремление к Богу в наших делах, в нашей жизни, то мы сразу же и получим благодать. Именно так неверующие становятся верующими, когда вдруг ощущают этот дар Любви Божией. Прости нас,Господи, что мы часто не стремимся к обретению этих даров Божиих, заботимся о многом, а главное, единое на потребу оставляем!

Мы не всегда чувствуем не только единства с Богом, но часто не ценим и единства с ближними нашими. Мы готовы из-за мелочей, из-за почти бессмысленных вещей пойти на озлобление, на проявление ненависти, зависти. Мы часто проявляем свое честолюбие, под прикрытием принципов нашей жизни. Принципы это хорошо, и нам надо непременно их иметь. И принципы эти, то есть основы нашей духовной жизни и веры, у нас должны быть очень крепкими. Но эти принципы, эти основы часто у нас как бы лишаются самого главного своего содержания благодати, жизни, и становятся принципами мертвыми и внешними. Прости нас, Господи!

Нас Господь призывает к полноте жизни, даже Полноте Жизни в Свободе, а мы заменяем эту Свободу Божию набором формул. Вот, братья и сестры, будем каяться, если для нас эта жизнь христианская не является стремлением к Свободе Духа, а ведь сказано, где Дух Господень, там Свобода. Прости нас, Господи за то, что мы не ценим этого дара Свободы! И часто путаем его с произволом.

Согрешаем также тем, что не верим в силу Духа Божиего. В Бога верим и в Духа Святого верим, а в силу, реальную жизненную Его силу не верим. Если нам кажется, что по-человечески нам что-то не по силам, то мы от этого отступаем, прости нас Господи, вместо того, чтобы знать, что если Бог за нас, то кто против нас.

Это от нашей расслабленности, от нашего маловерия, от нашего уныния. От нашей лености и праздности, к которой нас приучили с самого раннего детства, говоря: Отдохни, пожалуйста. Что ты будешь делать, за тебя все сделают. Так нас часто воспитывали, вместо того чтобы дать ответственную посильную нагрузку. Прости, Господи, что мы до сих пор боимся всякой в жизни ответственности и даже посильной нагрузки!

Согрешаем тем, что часто становимся соблазном для неверующих, часто провоцируем их хулить Бога или нашу веру, или Церковь Божию. А Церковь Божия есть величайшая святыня на земле. Запомните, на земле нет большей святыни, чем Церковь Божия. Все в Церкви все таинства, молитвы все для того, чтобы мы реализовали в действительности наше христианское призвание. Прости же нас, Господи, за то, что мы часто не ценим чести друг друга в Церкви, даже не поддерживаем друг друга. Иногда мы готовы разглашать проверенные, а то и не проверенные мысли и суждения друг о друге отрицательного характера. Легко говорим и о священстве, и о других членах Церкви. Вот, нам что-то не понравилось, и мы говорим об этом направо и налево, вместо того чтобы сделать то, о чем Господь говорит в евангелии: если согрешил против тебя брат твой, пойди сначала и наедине поговори с ним. Если послушает тебя брат твой, ты приобрел его. Если же нет, пойди возьми свидетеля, который знает то, что ты утверждаешь, и помоги исправиться брату. А если и тогда не послушает вынеси это на суждение всей Церкви. Вот у нас есть Приходское собрание, 40 человек нашего прихода постоянно участвует в нем, слава Богу! Вот оно и есть тот зародыш нашей общей церковной жизни в Церкви, где мы с вами можем вынести суждение нашему брату или сестре, без того чтобы кого-нибудь оскорбить или унизить. Мы же часто обличаем не для того чтобы что-то исправить, а для того, чтобы человека унизить, выведя на чистую воду. А обличать мы должны по-другому, с любовью, с болью в сердце своем. Тогда мы не скажем ни одного лишнего слова на ближнего нашего, особенно в Церкви.

Прости нас, Господи, за то, что мы говорим много лишних слов, бесконечно разговариваем на темы, в которых не компетентны, о которых ничего не знаем, что мы часто просто разносим слухи. Мы можем просто иметь суждение обо всем. Все мне позволено, говорит апостол Павел, но не все назидает. Все мне позволено, но не все полезно.

Мы еще довольно часто бываем подвержены ложному стыду, стыдимся того, чего не должно стыдиться, вплоть до веры нашей, и чего должно стыдиться, того не стыдимся и иногда этим даже хвастаемся.

Так же и с сомнениями. Хорошо, если человек рассуждает о своей вере и преодолевает те сомнения ума, которые возникают на этом пути. Тогда эти сомнения положительны и необходимы, чтобы идти вперед, к познанию Господа. Но мы часто сомневаемся в том, в чем не имеем никаких оснований сомневаться, только по лености нашей в духовной жизни. Прости нас, Господи, за такие разрушительные сомнения, за простой скептис, который является плодом уныния, духовного снижения нашей жизни.

Поэтому мы часто и не находим в себе силы прощать друг друга, мы сомневаемся, не будет ли это прощение попустительством злу, а значит, снова сомневаемся в силе нашей Веры и в силе Духа. Будем просить Господа дать нам силы для того, чтобы никто никогда не оставался непрощенным. Я говорю не о тех, кто по мелочам, может быть, нас обидел, а о тех, кто по-настоящему согрешил против нас. Мы должны их непременно простить и помнить, что если у нас есть хоть малейшая возможность попросить прощения лично пусть человек больше виноват, чем вы сами, ведь часто бывает такое действительно, он по-настоящему всерьез виноват, а мы виноваты в небольшом тем, что отреагировали недолжным образом на слова или на дела этого человека , мы должны просить прощения у этого человека, для того чтобы попытаться установить мир. Мы знаем, со всеми мира не будет никогда, так и апостол Павел пишет. Но стремиться к этому мы должны. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.

Еще мы часто становимся причиной страдания других людей. Наши грехи, наши недостатки, наши немощи, наши слабости приводят к страданиям других людей. Прости нас, Господи, что мы этого даже и не видим и не желаем видеть.

Согрешаем ложью, злорадством, жестокостью, злословием. Будем стараться не потворствовать слабостям другого человека, а восполнять силой, которая дана нам.

Мы должны всегда быть верны Богу, Его Церкви, Истине Божией и ничего не бояться. Пока в нас хоть немножко есть страх, мы будем постоянно грешить. Мы многого боимся боимся остаться одни, боимся каких-то мыслей, боимся решительных действий и боимся вещей очень важных, которые имеют значение для всей Церкви или для нашего города, допустим. Вы знаете, как внимательно смотрит город за всеми нами. Очень внимательно. Он не всегда заинтересован в том, чтобы видеть здесь доброе. К сожалению, так часто бывает. Но мы не должны обижаться. Подозрение к церкви воспитывалось десятилетиями. И поэтому мы сами часто не несем в себе должного уважения к Христовой Церкви. Прости нас, Господи!

А теперь пусть каждый из нас посмотрит в себя и пусть совесть свою представит перед лицом Божьим, и если есть там хоть немного тьмы и неправды, пусть все это очистит, пусть сделает шаг к Богу, а Бог всегда поможет.

Аминь.

 

Теперь перед началом молитв исповеди я хотел бы добавить еще одно слово. Когда мы прощаем друг друга, когда мы готовы помочь друг другу, не забывайте слов евангелия: Кто хочет взять у тебя нижнюю одежду, отдай ему верхнюю. Кто просит идти с ним одно поприще, идите с ним два. Это означает, что надо идти всегда навстречу друг другу, даже если для вас это будет стеснительно, не очень удобно, не очень привычно, даже если это требует отложить какие-то дела, важные дела, все равно, идите друг другу навстречу. Кто-то что-то попросил, кто-то что-то захотел от вас не пренебрегайте друг другом, больше дайте даже, чем просит человек. По-настоящему здесь нельзя нарушить тех принципов веры и жизни, которые все мы несем. Но все остальное может быть жертвуемо нами для того, чтобы спасти хотя бы некоторых, чтобы помочь хотя бы некоторым, как и апостол Павел говорит. Вот чего нам всем не хватает. Мы часто готовы помочь, рады помочь, но когда речь идет с нашей стороны о небольших хотя бы жертвах, мы все останавливаемся, мы боимся всегда чего-то потерять в жизни. Это тоже наша немощь и грех.

Мы должны идти навстречу друг другу. Но мы не должны при этом идти на грех с другими. А то часто человек думает: вот, я пожалею другого, не буду его волновать, беспокоить, пусть он у меня просит то-то и то-то, чего я не хочу делать. И мы начинаем не жертвовать собой и своим, а жертвовать своей совестью перед Богом, своей верой. Будем же каяться, чтобы воистину не совершать грехов, чтобы правда Божия сияла в этом мире, чтобы каждый, приходя в Церковь, видел в христианах и людей праведных, и людей, любящих друг друга. Как в древней Церкви говорили: Смотрите, как они друг друга любят. Вот то, что побеждает весь мир Любовь, и то, без чего в этой жизни нельзя прожить как следует Божия Правда.

Слово на литургии

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Братья и сестры, христиане!

Вы слышали сейчас апостольское и евангельское чтение. Сначала мы слышали о том, как апостол Павел нам возвестил мир во Христе. Он пишет удивительные слова, что Господь пришел и принес нам мир, так что мы уже не чужие Богу, но свои. Разрушилась преграда, разрушился и закон заповедей. Раньше люди думали, что они могут быть спасены исполнением заповедей, только исполнением закона. И никак иначе не думали о спасении, дорогие братья и сестры. Но пришел Христос и дал нечто значительно большее. Он открыл нам благодать и Истину. Всем верующим во имя святое Его. И тогда открылся прямой доступ к Богу, тогда уже никто, имеющий такое дерзновение, не остался отчужденным от Отца Небесного, Господь дал мир, Господь дал благодать, Господь же дал нам жизнь и утвердил нас в правде.

Об этом мы слышали и сегодняшнее евангелие. Здесь говорилось о том, как начальник синагоги Иаир имел дочь, и вот, она заболела и умерла, будучи всего 12-ти лет отроду. Вероятно, Иаир был человеком праведным. Он скорбел, но, прежде чем узнал о смерти своей дочери, решил пойти к великому пророку, восставшему во Израиле, как тогда почитали Иисуса, и обратиться к Нему за помощью. Он приходит и просит у Него исцелить дочь. Господь пошел с ним. И в это время одна женщина получает через прикосновение к Нему по вере своей исцеление. Господь почувствовал, что сила изошла из Него, и захотел только одного: чтобы не произошло этого великого чуда в тайне, чтобы женщина, получившая дар Божий, дар исцеления, могла преодолеть свою стеснительность, свою закрытость и объявить людям о происшедшем. А это было нужно, чтобы вселить в них веру. Ведь, конечно, не для того, чтобы прославлять Себя, хотел сделать это Иисус. Нам с вами требуется тоже укрепление веры, поэтому тоже требуется одно: объявить всем людям о происходящих чудесах, об излиянии благодати Духа Святого на Церковь Его.

Мы часто этого не делаем, стесняясь, боясь, прячась. А воля Божия в том, чтобы объявлять о делах Божиих. Нельзя забывать то, что люди требуют укрепления в вере. Они должны понять, что христианство не только закон, не просто нравственность. Христианство значительно больше…

Но люди часто сомневаются в этом, видя нашу закрытость, отчужденность и увы! часто видя нашу неправедность. Но вот Иисус идет дальше. Тем временем приходит известие о смерти дочери Иаира. И Иисус, услышав это, умиряет отца, утешает его. Но какими словами, дорогие братья и сестры! Он ему говорит: Не бойся, только веруй, и спасена будет. Эти слова нужны и всем нам, их надо услышать в самом сердце, потому что, так или иначе, часто еще страх господствует над нами, а не вера. Потому что еще не хватает нам силы веры. Вера наша, будучи духовной, сама будучи духом, должна иметь и силу духа. Господь здесь говорит нам, что если мы будем веровать, если мы не будем бояться, то мы получим спасение. Получат спасение и наши близкие. Даже в самых отчаянных обстоятельствах, внутренних и внешних, внутрицерковных и внутриобщественных в самых, самых разных обстоятельствах мы можем получить спасение, мы можем получить тот мир, ради которого и совершил спасение на Кресте Господь.

Очень же часто страх наш ведет нас к разделению. Мы боимся то одного, то другого. Мы боимся и шага шагнуть, как будто христианство снова вернулось к Ветхому Завету, как будто оно снова вернулось к закону, а не живет в Свободе, Духе, благодати и Истине. Мы еще часто требуем себе этих костылей закона. И прикрываемся очень хорошими вещами, дорогие братья и сестры, постановлениями отцов и соборов, правилами и канонами, советами духовников и старцев.

Но мы должны знать, дорогие братья и сестры, что ничто на земле не должно противоречить воле Божией, ничто на земле, на которой мы с вами живем, не должно противоречить и Любви Божией. Если мы с вами поймем правила, законы, даже каноны церковные так, что они не должны противоречить этой Любви, этой благодати, этой Истине и ее Полноте, то мы будем и поступать по Истине и по благодати.

Не бойся, только веруй, и спасен будешь это относится ко всем нам. Еще много нам с вами придется преодолевать искушений, трудностей в жизни и от чужих, и от своих. Но если мы будем следовать за Христом, если мы будем держаться вместе, в единстве Веры, Духа, в церковном единстве, то никто не одолеет этой нашей силы. Врата адовы не одолеют Церкви никогда! Но если Церковь начнет дробиться, если мы начнем выступать друг против друга, не помогая друг другу, а отчуждаясь друг от друга, то тогда может произойти, конечно, не во всем мире, но там, где мы живем с вами, духовная катастрофа.

Не бойся, только веруй. Над Господом смеялись за то, что он сказал: Девица не умерла, но спит. Господу не поверили, испугавшись реалий, обстоятельств мира сего. Но Он нам показал, что ничто на свете, даже смерть, не может преодолеть Любви Божией, силы Духа, живущего во Христе, а значит, и во всяком верующем в Него.

Когда Господь совершил Свое чудо, родители удивились. А Господь велел им не сказывать никому о происшедшем. Видите, с одной стороны, женщину, которую исцелил Господь, Он привел к исповеданию, к признанию открытому признанию великих дел Божиих. А родителям, получившим вновь свое дитя, Он повелел молчать. Почему же так? По очень простой причине. Потому что здесь людям можно легко перейти границу и начать заставлять других верить, то есть начать опираться на немощные начала мира общество, государство, мнение народное, там, где, есть только сила Божия, сила Духа, сила Свободы. Нам никогда нельзя переходить эту границу! Мы должны возвещать о чудесах Божиих, о силе Божией, но мы никогда не должны искушать людей чудом. Только свободно открытое сердце человека способно поверить. Только оно способно, обретя истинную Веру Христову, преодолеть всякий страх. Только преодолев страх и отчуждение, мы достигаем в Боге совершенства в Любви и спасения.

Аминь.

По окончании литургии

Поздравляю Вас, братья и сестры, с великим таинством причастием к Телу и Крови Господней. Мы с вами всегда должны знать, что когда мы причащаемся Господу, то мы причащаемся и друг другу, приобщаемся друг ко другу, потому что мы все становимся едиными членами Единого Тела Христова. Одно Тело, один Господь, одна Вера, одно Крещение, говорит нам святой апостол Павел. Я желаю вам всем сохранить это божественное Единство, ибо это Божий дар, не от нас данный. Я желаю вам всем, вступив в это глубочайшее общение, развивать его, раскрывать его в себе, укреплять и нести это единство, этот Дух Христов, этот свет Христов по всему миру, где бы вы ни оказались, с кем бы вы ни общались. Пусть всегда люди чувствуют, что в вас действует сила Божия, что вы народ христианский. Если это будет, если Любовь Христова будет струиться из вашего сердца, если она будет проявляться, как соль, в каждом вашем слове, всегда и везде, то тогда воистину мы с вами достигаем этого Небесного Царства, которое завещал нам Господь, когда говорил: Я завещаю вам, как завещал Отец Мой Мне Царство. Живите в этом Царстве! Это значит живите в радости, в мире и правде Божией. Пусть этот свет будет спасительным для всех, для всей нашей страны, для всего нашего народа.

Аминь.

18 ноября 1990

Православная община №5 и №6, 1991

Об авторе

Кочетков Георгий, священник

Ректор СФИ. Кандидат богословия

Миссия

Современная практика миссии, методы и принципы миссии, подготовка миссионеров и пособия

Катехизация

Опыт катехизации в современных условиях, огласительные принципы, катехизисы и пособия

Миссиология

Материалы по миссиологии и истории миссии, святоотеческие тексты и рецензии

Катехетика

Материалы по катехетике и истории огласительной практики, тексты святых отцов-катехетов

МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив