Перейти к основному содержимому
МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив
Катехео

Православная миссия
и катехизация

Братья и сестры, христиане!

Проповеди священника Георгия Кочеткова на Светлой седмице 2004 г.
20 апреля 2015 7 мин.

Мы отвечаем за целый мир

Проповедь на Литургии

12 апреля 2004 г.

Тогда возвратились они в Иерусалим с горы, называемой Елеон, которая находится близ Иерусалима в расстоянии субботнего пути. И когда они вошли, то поднялись в горницу, где пребывали, как Петр так и Иоанн, и Иаков и Андрей, Филипп и Фома, Варфоломей и Матфей, Иаков Алфеев и Симон Зилот, и Иуда Иаковлев. Все они были единодушны в постоянной молитве с женщинами и с Мариам, Матерью Иисуса, и с братьями Его.

И в эти дни, встав посреди братьев, Петр сказал (а собравшихся в большом числе было около ста двадцати человек): Мужи братья, надлежало исполниться Писанию, в котором Дух Святой предсказал устами Давида об Иуде, ставшем проводником для взявших Иисуса, потому что он был сопричислен к нам и получил жребий этого служения. Итак, надлежит, чтобы один из мужей, вместе с нами ходивших всё то время, когда жил среди нас Господь Иисус, начиная от крещения Иоанова до того дня, когда Он был вознесён от нас, – стал вместе с нами свидетелем воскресения Его. И поставили двоих: Иосифа, называемого Варсавой, который был прозван Иустом, и Матфия. И помолились и сказали: Ты, Господи, Сердцеведец всех, покажи, кого Ты избрал, из этих двух одного, принять место этого служения и апостольства, от которого отпал Иуда, чтобы пойти в свое место. И дали им жребии. И пал жребий на Матфия, и он был сопричислен к одиннадцати апостолам.

Деян 1:12-17, 21-26*

*Все чтения даются по переводу еп. Кассиана (Безобразова)

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Христос воскресе!

Сейчас мы с вами слышали часть из первой главы Деяний святых апостолов – ту главу, которую вы все очень хорошо знаете, во всяком случае все те, кто проходил оглашение. Да и вообще все церковные люди обычно довольно хорошо знают этот текст Священного писания. Он касается вещей очень важных, которые нет-нет, да и становятся весьма актуальными для нас. Он говорит о том, что произошло, когда апостолы лишились Своего божественного Учителя и Господа и, казалось бы, должны были разбежаться снова, как это было при кресте на Голгофе. Но нет – они собрались и, более того, узнав, что надо ожидать Святого Духа после Вознесения Господа, восполнили число апостолов. При этом собрались и все те, кто был с ними, числом около ста двадцати, т.е. примерно столько, сколько сейчас здесь находится, а здесь тоже где-то полторы сотни человек, – и вот в таком примерно числе они стали решать какие-то свои внутренние задачи, понимая, какую ответственность они несут за свидетельство. Сначала они озаботились избранием вместо отпавшего Иуды ещё одного апостола и избрали Матфия, по благодати Святого Духа, буквально жребием, с полной верой в то, что Сам Господь им указывает того, кто здесь нужен, потом же они задумались о самом своем свидетельстве о Воскресшем.

Все это, дорогие братья и сестры, для нас очень ценно, очень важно. Апостолы ещё даже не стали новозаветной Церковью - как вы помните, Церковь родилась на Пятидесятницу, – а они уже думают о свидетельстве. Думают все верующие. Они же все признавали себя учениками Самого Господа и называли себя только таким образом. Они – члены Народа Божьего, ученики Господа Иисуса Христа, а если ученики, то и свидетели не только о том, о чём говорил Господь, пребывая с ними в течение нескольких лет до Своих страданий, но и о самом Его Воскресении.

Мы сейчас тоже собрались сюда, чтобы прославить Христа Воскресшего. Мы помним о том, что Господь нам говорил, как Он и нас готовил к новой жизни. Тот, кто хорошо слушал Господа и хочет слушаться Его, тот этого не забудет никогда и постарается отдать Ему всё своё сердце и всю свою жизнь, не раздваиваясь, не оглядываясь назад во тьму прошлой, старой жизни.

Свидетельство о Воскресении – это свидетельство об истинности новозаветной жизни. Если Христос воскрес, значит Он принят Самим Отцом Небесным, Он воздвигнут, Ему даровано имя, которое выше всякого имени на земле, как позже скажет апостол Павел, Ему даровано имя Господь, которое раньше, до этого, если вы помните, употреблялось только по отношению к Богу Отцу. Никто более не мог носить этого имени. Да, других людей иногда могли называть господами: вот господин такой-то. Иногда эти именования были очень близки, как это бывало в притчах, скажем, евангельских. Да, при этом могло употребляться одно и то же слово, но к живому человеку никогда не обращались как к Богу – «Господь». Помните, Иисус Христос опротестовал даже именование Его благим Учителем, сказав: «Никто не благ, кроме одного Бога»? Он не хотел, чтобы Его смешивали с Отцом и думали, как язычники, что Бог является в разных видах – вот Он рождается так, вот перерождается этак. Все знали, какая опасность есть в такого рода мифах. Это было настоящим язычеством, и Господь, конечно, с самого начала уберегал от этой духовной опасности всех Своих учеников. Но всё-таки они были воспитаны в иудейской традиции, в ветхозаветной традиции, поэтому они крепко держались единобожия. И это единобожие нужно было сохранить, но обогатить познанием распятого и воскресшего Иисуса Христа, а потом, позже, о чём мы ещё будем в ближайшие дни говорить, познанием дара Пятидесятницы, Дара Святого Духа. Было очень важно, чтобы у людей, которые привыкли разделять, как бы расставляя по полочкам, все свои знания, при этом не возникло ни смешения Отца и Сына и Духа, ни разделения, приводящего к языческому троебожию.

Мы с вами тоже должны думать об устроении своей духовной жизни. И здесь у нас одна общая ответственность, как сейчас мы бы с вами сказали – церковная ответственность. Мы отвечаем за целый мир, который есть Церковь, и Церковь отвечает за весь мир, который сотворен Богом, хотя он и лежит до сих пор во зле. Мы должны понять, что связаны буквально нерасторжимыми узами, союзом любви, и только в этом наша сила, потому что только эти узы способны держать нас вместе, несмотря на все наши переживания и многочисленные заботы, несмотря ни на что, несмотря даже на наши внутренние страсти, которые ещё могут напоминать о себе. Этот союз любви позволяет нам находить лучший выход из любого положения, потому что тот человек, который ищет волю Божью и хочет её исполнения, всегда найдёт лучший выход. Но стоит только один раз оступиться и поступить по воле своей, слишком своей, пожалев себя, только себя, – и этот союз начнёт разрушаться. Но мы с вами, дорогие братья и сестры, можно думать, не зря уверовали во Христа Воскресшего. Поэтому мы верим, что ни один человек не погибнет, не потеряет своего дара, как бы трудно ни было сейчас многим из нас согласовывать свою внешнюю и внутреннюю жизнь, свою веру и жизнь по инерции прошлого или прошлые обязательства.

Будем же всегда выбирать Бога и Божье, если хотим сделать что-то доброе в жизни действительно, а не в воображении, в мечтании! Будем держаться исповедания своего, будем держаться того единства, к которому призвал нас Господь! Только так наше свидетельство о Христе Воскресшем может быть услышано.

Аминь.

Готовы ли мы увидеть Христа посреди нас?

Проповедь на Литургии

12 апреля 2004 г.

Бога никто не видел никогда: Единородный Бог, сущий в лоне Отца, Он открыл.

И вот свидетельство Иоанна, когда послали к нему Иудеи из Иерусалима священников и левитов спросить его: ты кто? И он исповедал и не отрекся, и исповедал: я не Христос. И спросили его: что же? Ты Илия? И говорит: я не Илия. Ты пророк? И ответил: нет. Сказали тогда ему: кто ты, чтобы дать нам ответ пославшим нас? Что говоришь ты о самом себе? Он сказал: я голос вопиющего в пустыне: выпрямьте дорогу Господу, как сказал Исайя пророк.

А посланные были из фарисеев. И спросили его и сказали ему: что же ты крестишь, если ты не Христос, и не Илия, и не пророк? Ответил им Иоанн, говоря: я крещу водою; посреди вас стоит Тот, Кого вы не знаете: Идущий за мною, Который впереди меня стал. Кому я недостоин развязать ремень обуви Его.

Это произошло в Вифании, по ту сторону Иордана, где Иоанн крестил.

Ин 1:18-28

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Христос воскресе!

В начале первой главы Евангелия от Иоанна мы слышим замечательные, глубочайшие вещи, смысл которых открывается очень не быстро, очень не сразу. Не случайно Евангелие от Иоанна читается после Пасхи. Как вы знаете, это связано с тем, что многие века в Православной церкви было положено на Пасху крестить людей, причем осмысленно и разумно. Всякий же разумный человек должен нести ответственность за то, что он делает. Если человек крестится, то недостаточно просто крестить его водою, изобразив лишь некий знак, некое подобие истины, – здесь нужно прийти к самой Истине. И мы с вами знаем об истинности слов, ныне прозвучавших: «Бога никто не видел никогда. Единородный Сын, сущий в лоне Отца, – Он открыл».

Да, дорогие братья и сестры, Бог невидим, Он есть Дух. Мы можем ощущать действие Божье в сердцах своих, в жизни своей, в себе и вокруг себя, в прошлом и в настоящем, можем предвидеть его в будущем, но Самого Бога человек никогда не видел и видеть не мог. Когда ветхозаветные пророки пытались увидеть за действием Божьим Самого Бога, то Бог открывался им лишь в «гласе хлада тонка», т.е. в веянии тихого ветра. При этом Лица Божьего не могли видеть даже те, кого Сам Бог называл Своими друзьями.

Ветхий Завет тоже знал дружество Бога и человека, но, конечно, дорогие братья и сестры, то, как открывает Себя Господь ныне, через Единородного Своего Сына, – этого Ветхий Завет не знал, а тем более не могли этого знать язычники. Люди всегда искали Бога, люди всегда хотели Его обрести, хотели быть Его друзьями и сотрудниками, но осуществляется это лишь через Христа в Новом Завете, ибо только Христос, Который здесь назван «Сущим в лоне Отца», открывает нам эту возможность. Он же открывает нам Отца. «Видевший Меня,– говорит Христос Своим ученикам ещё накануне Своих страданий, – видел и Отца». «Пусть уже никто не просит: "Покажи нам Отца"».

Иоанн Креститель, величайший из рождённых женами до откровения Нового Завета, крестил водою, он приводил людей к покаянию. Он хотел, чтобы люди исправили свою жизнь, чтобы ничто скверное, нечистое, искривлённое, извращённое не приходило к Богу и не показывалось Ему пред глаза. Он крестил водою, но готовил народ Божий к принятию Того, Кто мог Сам в Себе и через Себя открыть доступ к Отцу и Божьему Царству.

Иоанн знал значение происходящего. Он называет себя самыми скромными именами, он сравнивает себя с самым последним рабом, с самым последним слугой. Он говорит: «Идущий за мною, Который впереди меня стал, Кому я недостоин развязать ремень обуви, – Он стоит посреди вас». Когда же мы вместе совершаем Евхаристию, мы надеемся, что Христос также становится «посреди нас». И, наверное, вы уже хорошо усвоили, что слово «посреди» имеет двойственное значение. «Посреди» – значит, внутри нас, в сердцевине нашей жизни, в самом сердце нашем. А еще «посреди» – значит, между нами. Если между нами не будет Христа, то Евхаристию совершать будет невозможно. Если мы будем столь закрыты, что не дадим Христу стать посреди нас, то мы будем совершать лишь внешний обряд, не угодный Богу. Ни одно таинство и ни один обряд церкви не могут быть спасительными сами по себе. Они не могут быть действительными и действенными, если не будет на это благоволения Божьего. Обрести же благоволение в очах Божьих можно лишь через любовь и веру, обретя духовную свободу и ответственность, позаботившись о том, чтобы Свет, который и во тьме светит, не был смешан со тьмою. А для этого нам нужно устанавливать самим себе границы, без которых ответственности нет. Нам нужно хорошо знать, где свет, а где тьма. Нам, лично каждому, нужно однозначно стать на сторону Света, чтобы получить оправдание своей жизни и всего, что мы в жизни делаем. Одних добрых намерений не бывает достаточно, простых добрых дел – тоже, ведь на них способны и язычники. Народ христианский должен отличаться от язычников не только внешними атрибутами, не только формами выражения своей веры, он должен отличаться всей своей жизнью, потому что ко всему доброму, что имеют люди, не знающие Бога, нам с вами необходимо добавить ту любовь, которая нисходит свыше, и ту верность Богу и друг другу, всей Церкви, без которой невозможно ощутить присутствие Божье.

Когда-то, во времена Иоанна Пророка, Предтечи и Крестителя, Христос стоял посреди народа во плоти. Сейчас мы приобщаемся Телу и Крови Христовым, но уже не зная Иисуса по плоти, а исповедуя веру в Него духом, истиною, жизнью, делами и словами. Пусть же, дорогие братья и сестры, каждый из нас спросит себя при этом, к чему он готов. Готов ли он вместить в своё сердце Христа, готов ли он увидеть Христа между людьми в церковном собрании, между собою и всеми, собравшимися по воле Божьей здесь?

В каждом церковном собрании, в каждом храме Христос готов стать посреди нас, но часто к этому бываем не готовы мы. Если новопросвещённые могут сказать, что они готовились к этому не месяц и даже не год, а больше, то иногда те, кто проходил оглашение раньше, об этом забывают и думают, что всё в жизни должно воплощаться, осуществляться как бы само собой.

Множество житейских забот и немощей отвлекает нас от главного в жизни, и мы теряем то счастье веры, тот Свет, ради которого мы родились, ради которого можно отдать даже эту свою земную жизнь, зная, что мы наследуем Жизнь вечную. Мы же не должны держаться ни за что внешнее, слишком земное. Мы должны готовить себя к духовному подвигу, к тому, чтобы мы могли, если надо, и жизнь свою по плоти отдать Христу. Для этого мы должны знать, что для нас в жизни главное.

И пусть Христос, Который хочет воплотиться в Своём Теле, в Своей Церкви и стать посреди нас сегодня, сейчас, в эти минуты, пусть Он, Христос Воскресший, озарит наши умы и сердца, исцелит найти чувства и волю, даст нам необходимые дерзновение и смирение и ту свободу любви, без которой никто не сможет увидеть Его!

Аминь.

Как участвовать в богослужении вместе

Слово на Вечерне

12 апреля 2004г.

 

Христос воскресе!

Дорогие братья и сестры!

Каждый день нашего пребывания здесь мы пользуемся гостеприимством этого великолепного и действительно исторического, да и в современной нашей истории значительного, хотя формально и сельского, прихода. И мы с вами будем использовать эти дни прежде всего для того, чтобы научиться не только тайнам Царства Небесного, – это иногда бывает трудно и долго, – но и просто тому, как нам соучаствовать в богослужении. Здесь есть для этого все возможности: здесь учится хор, здесь учатся священники, здесь учатся прихожане, здесь учатся новопросвещённые – учатся не путём какого-то обычного зазубривания или формально-логическим путём, а учатся самой жизнью.

Пусть сегодня мы ещё не всегда были согласованы с хором, потому что хор привык петь в обычных приходских условиях, где не предполагается открытое соучастие всего народа в происходящем, пусть поэтому у нас были маленькие накладочки. Это не страшно. Думаю, что постепенно мы все вместе научимся тому естественному порядку вещей, который заложен в нашем замечательном Предании, в нашем многовековом, уже двухтысячелетием церковном опыте. И я, конечно, очень надеюсь, что мы все до единого, особенно те, кто приехал сюда в гости – в этот прекрасный приход, в это прекрасное место, в это братство, в эту общину, – не будем упускать этих возможностей.

Вы и внимательнее смотрите в свои книжечки, и заранее разбирайтесь в службе. Видите, там много маленьких тонкостей. Общее направление Евхаристии вам всем уже понятно и известно, но нужно усвоить всё, ибо всё нужно доводить до совершенства. Как вы знаете, святые отцы призывали всякое доброе дело доводить до конца, а значит, и до совершенства. Будем это делать все вместе, а не только индивидуально.

Храни вас всех Господь!

Христос воскресе!

Труд Любви

Проповедь на Литургии

13 апреля 2004 г.

Петр же, став с одиннадцатью, возвысил свой голос и возгласил им: мужи Иудейские и все, живущие в Иерусалиме! Да будет вам это известно и вслушайтесь в слова мои. Ибо не пьяны они, как вы предполагаете: ведь только третий час дня. Но это то, что сказано чрез пророка Иоиля: «И будет в последние дни, говорит Бог: изолью от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши, и юноши ваши будут видеть видения. И старцам вашим будут сниться сны, и на рабов Моих и на рабынь Моих в те дни изолью от Духа Моего, и будут пророчествовать. И дам чудеса на небе вверху и знамения на земле внизу, кровь и огонь и клубы дыма. Солнце превратится в тьму, и луна в кровь, прежде чем придет день Господень великий и блистающий. И будет: всякий, кто призовет имя Господне, будет спасен».

Деян 2:14-21

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Христос воскресе!

То, о чем мы прочитали с вами сейчас, дорогие братья и сестры, – явление Святого Духа общине апостольской, – конечно, было чем-то очень необычным для всех окружающих эту общину людей. Действительно, апостолы явили собой общину – и это уже было необычно, потому что это была община христианская, т.е. не совсем та, которая была прежде.

Да, еще Ветхий Завет знал, что такое община. Он знал общинные трапезы в субботы и особенно на Пасху. Закон требовал, чтобы агнец, закалаемый на Пасху, разделялся между всеми, и поэтому в общине должно было быть столько народу, сколько может съесть всего агнца за один раз. Это были пределы общины, примерно 10-20 человек. Такая община хорошо сочеталась с семьёй по плоти. Ветхий Завет вообще особое внимание уделял семье по плоти, потому что предполагалось, что именно по плоти придёт Мессия, Помазанник Божий. И Ветхий Завет мог объединить понятия общины церковной, т.е. ветхозаветной Церкви, и общины как семьи по плоти. Но очень часто жизнь заставляла вносить свои коррективы в это базовое понятие, и Закон это предвидел. Поэтому, когда собиралась община, скажем, на ту же Пасху, для того, чтобы съесть агнца, и в семье не хватало членов – ну, бывали же микросемьи, где было, скажем, всего один, два, три ребёночка, такие немножко неполноценные семьи, – тогда, конечно, предполагалось, что нужно пригласить соседей, тех, кто совсем рядом. Сам порядок этой трапезы предполагал, что может прийти кто-то из членов Народа Божьего, из членов Церкви неожиданно, поэтому на трапезе оставлялась часть хлеба, священной пищи. Это называлось «афикоман», т.е. то, что нужно было бы дать человеку, который пришёл на эту трапезу неожиданно, ведь его надо было бы принять, потому что нельзя было человека просто отвергнуть. Никто не должен был в этот день остаться без возможности исполнить Закон Божий, – ни путник, ни пришелец, никто, и если кто-то приходил, то его приглашали к праздничному столу, конечно, если этот человек верил в Бога и исполнял Закон, или хотя бы старался это делать, т.е. Закон признавал.

Это и была община, настоящая церковная община. Связи Закона, праведности, справедливости связывали людей очень крепко, а не так, чтобы они сошлись на минуточку и разлетались в разные стороны. Такого не было. Конечно, могли быть, действительно, гости, которые пришли и ушли. Никто искусственно никого не держал, но эти связи старались поддерживать. Это было замечательно: Народ Божий имел лишь один храм на всех, на сотни тысяч, а иногда и миллионы человек, и жизнь, требующая исполнения Закона Божьего, должна была касаться всех и каждого. Вот поэтому такие общинки-то, и такие трапезы, и такое общение, и братолюбие, и страннолюбие, т.е. любовь к пришельцам, предполагались Законом. И это не было связано с храмом, как и Евхаристия в древние христианские времена.

В первые века своей истории, как вы знаете, христиане совершали Евхаристию именно как священную трапезу, как новый тип Пасхальной трапезы, и поэтому совершали ее дома, в общинной обстановке, но, повторяю, уже по-другому понимая саму общину и совсем иначе являя ее, ведь эта община строилась на краеугольном камне Иисусе Христе и связывалась благодатью и Даром Святого Духа.

Вот это-то было и необычно в день Пятидесятницы, дорогие братья и сестры, совсем необычно. Поэтому некоторые и думали: что-то такое неладное произошло в день Пятидесятницы. Они смотрели на апостолов, которые так радовались, и думали: чего это они радуются. Ну, конечно, Пятидесятница – законный праздник, день обновления Завета при царе Асе. Да, было такое событие, которое потом праздновалось каждый год, войдя в Закон. Поэтому люди не понимали происходящего. Они знали лишь законную общину, хотя и народную, и заботящуюся о всех, а никакой иной, новой не знали, поэтому они и говорили: да все просто напились сладкого вина. А апостолы вовсе не напились сладкого вина, они были напоены Святым Духом.

Почему люди часто думают, как бы им немного выпить по случаю или без случая? Потому что у них нет Духа Святого. Почему неверующим людям так мило пить вместе – ну, а в случае чего и в одиночку тоже ничего, сойдёт – почему? Да потому, что они чувствуют свою пустоту и одиночество. Теперь мы с вами не должны поддаваться инерции старой жизни. В старой нашей жизни могло быть всякое, а в новой нашей жизни уже не может быть всего и всякого, и поэтому нас уже никто не сможет обличить, что, мол, они там выпили лишку, если мы радуемся, если мы вместе, если мы начинаем жить новой общиной, построенной, как вся Церковь, на Христе и Даре Духа Святого.

Христианская община, православная община, как и древняя, тоже думает о каждом и тоже думает о том, что Господь может послать в гости кого-то неожиданного, может быть даже и незнакомого. И община должна уметь принять любого, принять не просто внешне – вот тебе стул, садись там и ешь, – а принять в своё сердце. А это иногда бывает не так-то просто в мире сем, лежащем во зле.

Апостол Пётр, отвечая на упрёк неверующих иудеев, напомнил им слова пророка Иоиля о Новом Завете. Он сказал о том, что такое новая духовная жизнь во Христе. То место, которое вы сейчас слышали из пророка Иоиля, настолько пронзительно, настолько запоминается, что хочется его выучить наизусть, потому что в нём всё средоточие нашей с вами сейчас жизни, если, конечно, мы верны Богу во Христе и Духе Святом, если мы верны ближним, – а веры без верности не бывает, как и без любви. Нашу любовь мы должны проявлять, проявлять всегда, независимо от того, что скажут нам или что скажут о нас люди, как верующие, так и неверующие или инаковерующие. Мы не должны угождать человекам, особенно если эти человеки не хотят угождать Богу. Мы должны угождать Богу. Для нас с вами это закон. При всём сознании нашей ужасной немощи, нашей ужасной инертности, расслабленности, лености, раздвоенности и так далее и далее, при всём трезвом сознании своего истинного положения на сегодняшний день, мы всё равно должны жить по вере и любви, мы всё равно должны искать свободы во Христе и в рабство никому не отдаваться, и уже ни под какое ярмо свою шею не склонять, кто бы нас ни хотел поработить – враги или друзья, родные или чужие, это неважно. К сожалению, такое может исходить ото всех. Иногда даже от самых близких, любимых, родных видишь желание господствовать, властвовать, порабощать. Иногда даже супруги соревнуются в этом безобразии – кто кого подомнёт духовно.

Я не буду вам зачитывать снова слова пророчества Иоиля, потому что тогда придётся заново читать почти всё апостольское чтение, но вы всё-таки сами, когда вам захочется поднять свой дух, когда вам захочется укрепиться в вере, вы сами откройте вторую главу Деяний святых апостолов или книгу самого пророка, как вам будет лучше, и прочтите. У вас уйдёт на это несколько минут, но это сможет согреть и наполнить ваше сердце всё той же верой и любовью, тем, к чему не стыдно возвращаться всю жизнь, потому что это возвращение на самом деле всегда путь вперёд и вверх, и иначе не бывает.

Конечно, дорогие братья и сестры, мы пока ещё далеки от всего того, что хочет сказать нам и что хочет сделать из нас наш Господь, наш единственный Господин, Которого только мы и должны абсолютно слушаться. Никого больше мы слушаться абсолютно и не можем, и не должны, даже своих родных и близких, даже своих духовных руководителей и духовников, потому что все мы много согрешаем, можем ошибаться, и если даже духовник ошибается, то нам всегда надо слушаться Бога. А это значит, надо уметь испытывать волю Божью и знать путь Любви и труд Любви. Мы же с вами в нашем народе пока ещё не буддисты и не индуисты. Это там гуру обладает абсолютной властью – что бы он ни сказал, ты обязан сделать, даже если ты абсолютно против. Хотя этот гуруизм и стал развиваться среди народа церковного – это не то, что хочет видеть в Своей Церкви Господь.

Будем же учиться жить в Духе Святом, будем учиться жить в Любви, будем учиться жить в Свободе – не только от своих страстей, от них тоже надо уметь освобождаться, – будем учиться жить в духовной, Христовой Свободе во всех проявлениях нашей жизни! Будем стремиться к полноте и совершенству!

Да, этот путь бесконечен, он, конечно, не уместится даже в рамки нашей простой земной жизни. Живи мы хоть сто лет, мы не успеем здесь сделать всё. Но если мы хоть что-то сделаем ради Господа в меру своих сил и возможностей, не жалея себя, не расслабляясь, не теряя времени, сил и средств впустую, тогда этот путь продолжится и потом – по милости Божьей, по силе Жизни непрестающей во Христе Воскресшем, по Дару и благодати Святого Духа.

И да будет это со всеми нами без всякого изъятия!

Аминь.

Христос воскрес!

Чтобы горело наше сердце

Проповедь на Литургии

13 апреля 2004 г.

Но Петр, встав, побежал к гробнице и, наклонившись, видит одни только пелены. И пошел он к себе, дивясь происшедшему.

И вот, двое из них в тот же день шли в селение, отстоящее в шестидесяти стадиях от Иерусалима, имя ему Эммаус. И они беседовали между собой о всех этих событиях. И было: когда они беседовали и рассуждали, Сам Иисус, приблизившись, пошел с ними; но глаза их были удержаны, так что они не узнали Его.

Он же сказал им: о чем это вы толкуете между собою в пути? И они остановились омраченные. А один из них, по имени Клеопа, сказал Ему в ответ: один Ты в Иерусалиме не знаешь о случившемся в нем в эти дни? И сказал им: о чем? Они же сказали Ему: о том, что было с Иисусом Назарянином, Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом; как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его. А мы надеялись, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля. Но и при всём том, идет третий день с тех пор, как это произошло. Но и некоторые из наших женщин изумили нас: придя рано утром к гробнице, и не найдя тела Его, они пришли, говоря, что видели и явление ангелов, которые говорят, что Он жив. И пошли некоторые из тех, что с нами, к гробнице и нашли так, как и женщины сказали. Его же не видели. И Он сказал им: о несмысленные и медлительные сердцем, чтобы верить во всё, что сказали пророки! Не это ли надлежало претерпеть Христу и войти в славу Свою? И начав от Моисея и от всех Пророков, истолковал им во всех Писаниях то, что относится к Нему.

И приблизились они к тому селению, куда шли; и Он сделал вид, что идет дальше. Но они понуждали Его, говоря: останься с нами, потому что наступает вечер, и день уже на склоне. И Он вошел, чтобы остаться с ними. И было: когда Он возлег с ними, то, взяв хлеб, благословил и, преломив, давал им. И у них открылись глаза, и они узнали Его, и Он стал невидим для них.

И сказали они друг другу: не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам в пути, когда Он открывал нам Писания? И встав в тот же час, они возвратились в Иерусалим и нашли вместе одиннадцать и тех, что с ними, которые говорили, что Господь действительно восстал и явился Симону. И они рассказывали о том, что было в пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба.

Лк 24:12-35

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Христос воскрес!

Дорогие братья и сестры, мы сейчас слышали интереснейшие вещи. Они наполнены деталями, на которые нам стоит обратить внимание. Я не буду сейчас говорить о самом Воскресении, о нём мы говорим с вами каждый день, не буду повторять то, о чём вы уже слышали и в чём вы уже не сомневаетесь. Хотя мы, конечно, не знаем, как всё это происходило, но мы знаем, что происходило. Так что же ещё стоит добавить к сказанному прежде?

Господь обращается к Своим ученикам, которые были в некотором смысле как новопросвещённые. После Воскресения Христова они были похожи на многих из нас с вами. Они и верили, и ещё как бы не доверяли, они шли, но ещё точно не знали куда. Господь им говорит: «О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы верить во всё, что сказали пророки!» Да, то, что нам возвещено, нужно принимать быстро и осмысленно. Когда мы несмысленны, мы теряем духовность, когда мы медлительны, мы также духовно проигрываем. Мы не можем жить по принципу «тише едешь – дальше будешь», мы должны сразу исполнять Слово Божье, не перекладывая ничего на потом, на некие абстрактные лучшие времена, которые в этом случае просто не наступят. Если мы хотим, чтобы лучшие времена наступали, мы не должны отказываться от них уже сейчас. Мы должны не быть несмысленными и медлительными сердцем, мы должны верить во всё, что сказали пророки, но верить осмысленно и с любовью, а значит, принося достойный плод любви.

Интересно, что это слово ещё не узнанного Спасителя возымело некое действие на апостолов, и поэтому они стали удерживать с собою ещё неизвестного в их глазах путника, который неизвестно куда шёл. Они Его удерживали и просили остаться с ними на ночь. Это был поздний час, наступал вечер – на юге, как вы знаете, вечер наступает очень быстро, ночь бывает очень тёмная, да и опасная. Когда им удалось уговорить путника, Он остался с ними по их просьбе – а именно это и было нужно, именно это и было ценно. Они не просто уговаривали, они чувствовали, что у них горит сердце и что они не могут поступить иначе, поэтому они и решились исполнять волю Божью во всём. И это усилие, которое было нужно для того, чтобы Христос остался с ними, оказалось спасительным, оказалось тем духовным плодом, который они должны были принести Богу. Именно поэтому потом, приступив к ужину, они узнали Христа в преломлении хлеба.

Христос был узнан ими в этом преломлении хлеба. Для нас с вами это указание не на простую трапезу, а на Евхаристию. Другое название Евхаристии – Хлебопреломление. Мы тоже преломляем Хлеб и питаемся от одного Хлеба, и тоже ходим в этой любви, если горит наше сердце, если мы сделали усилие, чтобы Христос остался с нами и был с нами и посреди нас, как мы вчера уже говорили. И если мы всё это сделали, то мы узнаём Христа, и Христос пребывает посреди нас. Для нас с вами Евхаристия отличается от простой, даже святой трапезы, которые, как вы сегодня уже слышали, были и в Ветхом Завете. Она отличается присутствием Духа Христова, Любви Христовой, которая осознаётся нами как Дар Святого Духа, как благодать.

Это слова, которые не может понять неверующий человек. Вся суть христианской жизни в этой благодати, в том, чтобы горело наше сердце, чтобы Христос был всегда посреди нас. И только это оправдывает все наши усилия и все затраты нашего времени, сил, средств, большой части наглей жизни на эти усилия. Неверующий человек не понимает благодати. Он может прочитать все книги, он может в них разобраться как учёный, он может быть очень порядочным, хорошим, добрым, разумным человеком. Да, неверующему человеку или инаковерующему человеку очень многое может быть доступно в христианстве, потому что созвучно его совести, созвучно его глубинным человеческим потребностям. И только одного он не может воспринять вне Церкви Божьей: этой Христовой благодати Святого Духа. Разве что в отдельных чрезвычайных случаях, по особой милости Божьей, ведь не случайно, как мы помним, древняя церковь с самого начала своего бытия говорила о «христианах до Христа», включая сюда не только ветхозаветных пророков Исайю и Моисея, но и некоторых языческих философов – тех же Сократа и Гераклита – или поэтов, которые вдруг неожиданно предвозвестили язычникам, скажем, пришествие Богомладенца, как Вергилий. Их и называли «христианами до Христа». До сих пор их изображения вы можете видеть в храмах, например в Благовещенском соборе Московского Кремля, где есть «древо Иесеево», т.е. как бы духовное родословие Христово, которое изображается действительно как дерево, на котором каждый плод – это некий образ человека с надписанием имени. Вот там наряду с великими ветхозаветными праведниками, пророками и святыми есть и эти языческие персонажи.

И всё-таки, дорогие братья и сестры, как бы много ни было дано лучшим людям человечества вне Церкви, вне её границ, духовных и в то же время видимых, получить ту благодать, о которой мы говорим с вами, размышляя о Евхаристии, они не могут. Так же и христиане-одиночки. Ведь человек, который не может разделить с другим свою любовь и свою веру, тоже теряет этот дар. Христос, который заботился ещё до Своего Распятия о том, чтобы ученики желали быть всегда с Ним, говорил, что Он может быть посреди них только там, где соберутся вместе хотя бы двое или трое, и в этом мы тоже видим не только тайну Церкви, но и тайну Евхаристии. Евхаристия нас собирает, и мы должны сделать всё, чтобы она это делала лучше. Именно поэтому мы открываем царские врата, читаем вслух все молитвы и т.д., чтобы вы как просвещённые Богом люди могли во всём участвовать и сослужить предстоятелю.

В евхаристическом собрании не должно быть ни одного человека, который не сослужит. Именно поэтому в первые века жизни церкви в нем не было непричащающихся, а если они приходили по каким-либо причинам, будучи оглашаемыми, кающимися или бесноватыми – нечистыми, как их называли в древности, – то они должны были уйти после чтения Писания и проповеди при завершении Литургии оглашаемых. Остаться на Евхаристию, на литургию верных, и не причащаться было нельзя. Как говорил святой Григорий Двоеслов: «Все, кто не причащается, да покинет собрание». Поэтому, дорогие братья и сестры, мы должны думать о том, как сохранить имеющийся у нас дар и принести его плоды, как сделать усилие, чтобы с нами остался и соучаствовал в преломлении хлеба Христос, чтобы Он был нами узнан лично и непосредственно в Даре Святого Духа.

Наши обряды очень богаты своим смыслом и содержанием, но важно, чтобы они не оставались лишь обрядами, важно, чтобы через них мог действовать Господь. Поэтому обряды всегда меняются и менялись в течение истории. Никогда не было такого времени, когда бы церковь не меняла обрядовой стороны своей жизни, даже в самые-самые застойные и суперконсервативные времена. И в последние века – XVII, XVIII, XIX вв. – всё равно менялись обряды, а в XX в. уж тем более, хотя иногда и невольно.

Мы с вами должны об этом думать, мы должны в этом с вами разбираться, ибо с этим связана вся наша жизнь, всё её содержание. Мы должны жить в Церкви и поэтому узнавать Христа в Евхаристии, в евхаристическом собрании, нашей общей трапезе, которая начинается здесь, в храме и продолжается потом как праздник уже присутствующего Христа за общей трапезой, за обычным нашим столом на агапе, на трапезе Любви.

Будем же благодарить Господа, что Он являет Себя и нам, несмотря на все наши грехи, и согрешения, и недостоинство, и на всю нашу ограниченность, нерешительность, слабость, леность и страхи.

Господь являет Себя нам, ибо Он воскрес и идёт навстречу всем Своим ученикам!

Аминь.

Христос воскрес!

Пятидесятница в Церкви никогда не кончается

Проповедь на Литургии

14 апреля 2004 г.

Мужи Израильские! Выслушайте эти слова: Иисуса Назорея, Мужа, Богом отмеченного для вас силами, и чудесами, и знамениями, которые сотворил чрез Него Бог среди вас, как вы сами знаете, Его, по определению и предведению Божию преданного, вы, пригвоздив рукою беззаконных, убили.

Бог Его воскресил, разрешив муки смерти, потому что Он не мог быть держим ею. Ибо Давид говорит о Нем: «Я видел Господа предо мною непрестанно, ибо Он по правую мою сторону, дабы я не поколебался. Оттого возрадовалось мое сердце и возликовал язык мой, даже и плоть моя пребудет в надежде, ибо Ты не оставишь души моей во аде и не дашь святому Твоему увидеть тление. Ты поведал мне пути жизни, Ты исполнишь меня радости пред лицом Твоим».

Мужи братья! Да позволено будет сказать вам с дерзновением о патриархе Давиде, что он и скончался и погребен, и гробница его у нас до сего дня. Итак, будучи пророком и зная, что клятвою поклялся ему Бог от плода чресл его посадить на престоле его, – он, провидя, изрек о воскресении Христа, что и Он не оставлен во аде, и плоть Его не увидела тления. Этого Иисуса воскресил Бог, чему все мы свидетели. Итак, десницей Божией вознесённый, и приняв от Отца обещанного Духа Святого, Он излил то, что вы и видите и слышите. Ибо Давид не восшел на небеса, но он сам говорит: «Сказал Господь Господу Моему: сядь по правую сторону Мою, доколе Я не положу врагов Твоих в подножие ног Твоих».

Итак, твердо знай весь дом Израилев, что и Господом и Христом сделал Его Бог, Того Иисуса, Которого вы распяли.

Деян 2:22-36

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Христос воскрес!

Сейчас мы слышали продолжение чтения Деяний святых апостолов, слышали ту речь апостола Петра, которая стала главными словами проповеди в день Пятидесятницы, в день, который в церковной жизни подобен Фавору. Даже в жизни отдельного, «частного» человека так бывает, что когда он приходит к Богу, к вере, его озаряет какая-то Сила, какой-то Свет, и он чувствует себя в какое-то время, в какой-то миг как бы на Фаворе. Потом этот опыт, уходя в сердце, становится путеводной звездой в жизни, даже тогда, когда уже никакого ощущения Фавора нет, когда человеку приходится жить, преодолевая свои внутренние и внешние трудности, страсти, опасности, когда приходится просто трудиться, корчуя всё, что ещё осталось – может быть по невниманию или нерадению – от старой жизни. Этот Фавор и эта Пятидесятница для нас всегда и где-то позади, в прежних днях, и впереди; это то, что позволяет нам видеть цель и знать, что она нами не выдумана, знать, что она реальна.

Увы, нередко е просвещаемыми бывает так, что сначала, первое время после оглашения, они ощущают это «дыхание гласа хлада тонка», это дыхание Духа, это присутствие Божье, присутствие Христа посреди них, когда их сердце горит, и они действительно знают, что «всё возможно верующему», но потом, думая, что это с ними будет всегда без их собственных трудов, они начинают остывать, начинают больше обращать внимания на внешние формы жизни, привыкают к ним, приспосабливаются или стараются приспособить и свои старые формы жизни к христианским, находят, как им кажется, золотую середину, и на этом успокаиваются. Для многих это становится и неким оселком, и искушением. Люди себя спрашивают: а куда же делся тот свет, та сила Духа, которая прежде сама собою убеждала нас в истинности нашей веры и жизни? Но они часто забывают спросить себя: а мы сами-то живём так же устремлённо к Богу, мы так же готовы каждый день отдавать Ему своё сердце и подчинить этому всё в себе и всё своё, или нет? Тот, кто догадается так себя испытать и спросить, тот начинает как бы заново возрождаться, и затем уже не только по дару, независимо от всяких своих усилий, получать опыт Пятидесятницы, опыт духовного возрождения, но и будучи искушён жизнью внутри Церкви.

Искушённый отличается от неискушённого тем, что он может сам помочь и себе и другим. Он не только ждёт помощи от кого-то. Он никогда никому не предъявляет никаких претензий. Он прекрасно знает, что все центральные вещи и события в его жизни зависят, прежде всего, от плодоношения того духа, который в нём, от качества и количества этих плодов. Дары нам даются свыше: кто сколько может взять, кто сколько может вместить, а вот плоды мы приносим сами. Мы приносим их вместе, если не охладеем друг к другу; мы приносим их в Церкви, если видим перед собою ту Церковь, в которую верим. Ведь Церковь для нас – это всегда то, во что мы верим, и те, в кого мы верим.

Пятидесятница может лежать в основании всей нашей христианской жизни, и тогда от избытка нашего сердца будут говорить наши уста, как они заговорили у апостола Петра. Но мы можем, к несчастью, перенести центр своей жизни совсем в другую область, на те или иные ее интересы, или на свои человеческие способности, которые нам всё время хочется развивать и укреплять, или на свои удовольствия, или на что-то ещё, забыв о том, что христианину положено нести свой крест до конца, что ему положено нести в себе до конца и опыт святой Пятидесятницы, тот опыт Сошествия Святого Духа, который впервые явили в своей общине – уже с этого дня христианской церковной общине – святые апостолы.

Апостол Пётр, проповедуя иудеям, совсем им не льстит, обратите на это внимание ещё раз. Он, действительно, смело говорит: вы убили, вы распяли. Но это он говорит не для того, чтобы кого-то унизить или отстранить от себя или, тем более от Христа и Бога. Он обличает для того, чтобы привлечь к Богу, ко Христу и к себе – той маленькой кучке людей, которая внешне воспринималась просто как очередная секта из множества существовавших в Иудее в то время. И вот, люди толпами, тысячами пошли за этими единицами свидетелей.

Апостол Пётр показал в своей проповеди ту силу духа, которая сделала его уже не рыбарем, не рыбаком, а ловцом человеков. Господь избрал Себе таких учеников, которые могли ловить человеков не по своей страсти или выгоде или из жестокого желания господствовать над другими, а абсолютно бескорыстно, только ради Бога и того спасения, того возрождения, к которому призван каждый Христов ученик, каждый христианин.

Мы с вами должны об этом помнить, дорогие братья и сестры. Ведь вы сами видите, что и сейчас нас малая кучка – тех, кто может открыть свои уста, и сказать правду, и при этом не оттолкнуть людей, а призвать их к Богу и в Церковь, и вместить их в своё братство, в своё сердце, и не сказать при этом «ой, более уже никто не вмещается в моём сердце; хватит, у меня уже есть и друзья, и братья, и сестры, и учителя, и всё, что мне нужно; хватит, я уже духовно богат». Истинный ученик Христов так не говорит и так себя не чувствует, потому что нет предела вместимости человеческого сердца, когда оно хочет жить, расширяясь, как Вселенная. Сердце христианина может вместить всех и всё, что только совместимо с образом Божьим в людях.

Апостол Пётр знал, что без Иисуса получить новое рождение нельзя, что без Его Воскресения нам нельзя воскреснуть. Если мы не пойдём тем же путём, каким шёл наш Господь, мы не достигнем цели. Да, нам бывает и страшно, потому что слишком молодым Христос претерпел страшные страдания и ушёл с земли – слишком молодым, красивым и сильным. Мы боимся этого, даже если за этим стоит Божье обетование о вечной Жизни. Мы хотим насладиться этим миром побольше и подольше. Но апостолы уже не так чувствовали свою жизнь. Начиная со дня святой Пятидесятницы они хотели обратного, они хотели быть со Христом всегда и везде – всё ближе и ближе к Нему. Они хотели так приблизиться к Нему, чтобы их жизнь совершенно слилась с Его жизнью. Они не боялись смерти, – и молодые, и старые, и имеющие жён и детей, и не имеющие, и имеющие успешную работу в этом мире, и те, кто не был связан ни с чем внешним. Для них всех Христос был приобретением.

По этому и узнают людей, переживших Пятидесятницу, преобразивших свой ум и превративших своё сердце в факел любви к Богу и ближним, – по всем тем признакам, которые мы видим с первого дня церковной жизни в святых апостолах, с человеческой точки зрения совсем простых людях, таких, наверное, какими являемся теперь мы. Среди нас тоже мало знатных, и благородных, и по настоящему богатых, если вообще таковые среди нас есть (вы помните, что именно так говорил о первых христианах ещё апостол Павел). Но Бог из всех нас делает царей и священников для Себя, а значит и для всех. Бог преображает нашу жизнь, Он даёт нам познать то счастье Богоуподобления, ради которого стоит трудиться и жить столько, сколько даст нам Бог, и так, как Он нам повелит.

Будем же, дорогие братья и сестры, празднуя Христово Воскресение и воспоминая великий и светлый день Пятидесятницы, не смотреть на эти события лишь как на красивую икону, напоминающую о чём-то таком, что было, да прошло! Давайте помнить и знать, что Пятидесятница никогда в Церкви не кончается, благодаря чему, несмотря на все человеческие немощи и грехи, Церковь живёт! И она должна дальше жить и расширяться, вместе с расширением наших сердец. Если же мы станем заскорузлыми в сердце своём, если окаменеет снова наше сердце, и мы осуетимся в своих мудрствованиях и действиях, то мы потеряем самое драгоценное – ту жемчужину Небесного Царства, которую сейчас уже дарует нам Бог.

Аминь.

Пойди и посмотри

Проповедь на Литургии

14 апреля 2004 г.

На другой день снова стоял Иоанн, и из учеников его двое. И взглянув на проходящего Иисуса, он говорит: вот Агнец Божий. И услышали оба ученика его слова и последовали за Иисусом. Обернувшись и увидев, что они идут следом, Иисус говорит им: что вы ищете? Они сказали Ему: Равви (что значит: Учитель), где Ты пребываешь? Говорит им: идите и увидите. И пошли они и увидели, где Он пребывает, и пребыли у Него день тот. Было. около десятого часа.

Андрей, брат Симона Петра, был один из двоих, услышавших от Иоанна и последовавших за Ним. Первым находит он брата своего Симона и говорит ему: мы нашли Мессию (что в переводе значит: Христос). Привел он его к Иисусу. Взглянув на него, Иисус сказал: ты Симон, сын Иоанна, ты будешь называться Кифа (что значит в переводе: Петр).

На другой день захотел Он идти в Галилею и находит Филиппа. И говорит ему Иисус: следуй за Мною. Был же Филипп из Вифсаиды, из города Андрея и Петра. Находит Филипп Нафанаила и говорит ему: Того, о Ком написал Моисей в Законе и Пророки, мы нашли: Иисуса, сына Иосифа, из Назарета. И сказал ему Нафанаил: из Назарета может ли быть что доброе? Говорит ему Филипп: иди и посмотри.

Увидел Иисус Нафанаила, идущего к Нему, и говорит о нем: вот, воистину, Израильтянин, в котором нет притворства. Говорит Ему Нафанаил: откуда Ты меня знаешь? Ответил Иисус и сказал ему: прежде чем позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницей, Я видел тебя. Ответил Ему Нафанаил: Равви, Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев. Ответил Иисус и сказал ему: оттого что Я сказал тебе: «Я видел тебя под смоковницей», ты веришь? Увидишь больше этого. И говорит ему: истинно, истинно говорю вам: увидите небо отверстым, и ангелов Божиих восходящих и нисходящих на Сына Человеческого.

Ин 1:35-51

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Христос воскрес!

Дорогие братья и сестры, Господь действительно выбирал Себе учеников, Он не брал первых попавшихся, просто приглянувшихся или просто симпатичных Ему людей. Он выбирал тех, кто мог стать ловцом человеков, кто всем сердцем хотел приобретать для Христа все больше и больше людей – не ради «выполнения плана», а ради любви к Богу во Христе и к этим людям. Но ведь люди – не пешки. Если подойдёшь к человеку и скажешь ему: «Иди за мной!», то он может тебя и не понять. Он может сказать: «А ты кто, чтобы мне это говорить, чтобы мною командовать? Вот, ты же видишь, что у меня дело, что я, например, рыбак успешный и богатый (насколько может рыбак быть богатым, даже успешный), или вот, у меня же есть еще мои родные и близкие, или вот, у меня отец умирает, или вот, у меня жена страждет».

Сомнения такого рода не были чужды и апостолам, но они очень быстро справлялись с ними. Они не медлили, не коснели в своих искушениях, потому что чувствовали, что Призывающий их есть, по меньшей мере, Пророк, а пророка надо слушать абсолютно, потому что через него говорит Сам Бог, а иначе он не пророк. Конечно, они не знали того, что Христос еще и Царь, как не знали они и того, что Он ещё и великий Первосвященник. И даже больше, чем священник, пророк и царь! Это им сразу не открывалось. Но, почувствовав силу Божью, исходящую от Иисуса Назорея, – Иисуса, внешне происходившего из какого-то ничтожного Назарета, из которого могло ли быть что доброе, о котором пророки не писали, о котором народные учителя даже и не знали, – они верили в призыв свыше и не противились.

Однако в Евангелии от Иоанна мы с вами сейчас слышали еще одну важнейшую вещь, которая будет нужна всем нам: доказательством истинности слов Христа был ответ на призыв «Пойди и посмотри!» Иди и посмотри, не стой без дела, не косней в своих сомнениях, ведь ты можешь всё сам увидеть, даже если твой ум противится, даже если твоя плоть ничего не может понять и по инерции влечёт тебя к старой жизни. «Иди и посмотри!» – непрестанно звучит из уст Христовых и из уст уже избранных Им апостолов.

Наверное, каждому из вас это очень близко, ведь никто из вас, скорее всего, даже и на оглашение не пришёл бы, если бы не захотел в какой-то момент «пойти и посмотреть»: о чем это говорят, что можно жить в церкви по-христиански, а не просто функционировать, не просто заходить туда и оттуда быстренько уходить; о чем это говорят, что снова можно всем жить в любви Божьей? Да, каждый человек, если он хочет прийти ко Христу, должен хотя бы однажды ответить себе утвердительно на призыв «пойти и посмотреть», где есть Христос, где Он присутствует уже сейчас, а не в некоем загробном царстве, на некотором туманном Альбионе.

Для Церкви эти слова на протяжении многих веков были определяющими. Когда человеческий разум изнемогал, когда не оставалось больше человеческих сил, Церковь вновь прибегала именно к этому аргументу. Она говорила людям разных национальностей, разных народов, часто враждующих между собою, а иногда и прямо воюющих друг с другом, только одно: ты можешь мне не верить, но тогда ты сам «пойди и посмотри». В результате до нас дошли свидетельства с самых древних времен, когда даже прямые враги христианства, приходившие с целью бороться с ним, потом говорили: «Как они любят друг друга!» Даже враги Креста Христова свидетельствовали внешнему миру об этой любви. В таких случаях дальше остается лишь вопрос выбора: или ты сам хочешь жить этой любовью и в этой любви, той любви, о которой говорится «Бог есть Любовь», – или не хочешь. И значит, или ты сам в итоге станешь христианином – или не станешь. Но это уже по собственному выбору, с ответственностью за него в жизни сей и в жизни будущей, ведь Церковь говорила всем: «Пойди и посмотри».

Конечно, в наше время нам так говорить стало труднее всего, потому что наша церковная жизнь, как никогда за все две тысячи лет, сильно разрушена. В ней как никогда много перевёрнутого, в ней много лишнего, а многого важного в ней уже не хватает, ибо оно утрачено. Не так утрачено, чтобы в принципе уже нельзя было все это возродить, но так, что мы не видим этого практически. Из-за этого миллионы людей за последние полтора десятилетия проходили через наши храмы, общались с теми, кто называл себя верующими, а потом разочарованно уходили и продолжали искать где-то на стороне то, что должны были найти в каждом христианине у нас, здесь. Они уходили только потому, что этого как раз и не видели, не находили. Иногда их просто выметали из храма или говорили что-то типа «мне некогда с тобой общаться». Так говорили и епископы, и священники, и, увы, в самом народе церковном. В результате мы имеем то, что имеем. Многие миллионы желавших найти Бога людей, особенно из молодежи и интеллигенции, Его на сегодняшний день в нашей церкви не нашли. Вот яркий факт, подтверждающий это. Вчера прошла информация о том, сколько в Москве было в Пасхальную ночь людей на праздничном богослужении. Москва, напомню вам, это двенадцать миллионов человек. Так вот, ночью на Пасху в этом году – и это считалось большим достижением – было лишь семьдесят пять тысяч человек. Соотнесите эти цифры, и вам самим всё станет ясно. Но для нас это не может служить оправданием нашего бездействия. Мы не можем далее ориентироваться на то, что плохо, пусть даже это плохое кем-то называется церковным. Ведь кому больше дано, с того больше всегда и спрашивается.

Пролетят, как миг, последние недели вашего оглашения, и вам самим придётся отвечать перед Богом, Церковью и своей совестью за то, какие вы ученики Христа: те ли вы, что избраны для свидетельства, к которым можно пригласить любого человека, сказав ему: «Пойди и посмотри» – или нет? Мы знаем по многолетнему опыту, – а нам приходится уже 33 года непрерывно вести оглашение взрослых людей, находящихся в самых разных обстоятельствах жизни, людей самых разных национальностей, культур и внешнего положения, – что очень многие люди не выдерживают этого искуса. Всего лишь 10-20% от числа огласившихся остаются хоть как-то похожими на получивших дары Пятидесятницы по прошествии пяти, десяти, двадцати, тридцати лет их жизни в церкви. Конечно, это несоизмеримо много по отношению к числу тех, которые, приняв обычное крещение в храме, потом остаются людьми верующими и церковными. И всё-таки, друзья мои, это совсем не столько, сколько хотел бы Бог. Господь говорил, что из тех, кого Отец дал Ему, никто не погиб, кроме «сына погибели», т.е. из двенадцати избранных был лишь один назван «сыном погибели». И если бы везде 10% крестившихся и воцерковившихся ещё продолжали искушаться, шататься, остывать, пребывать в бездействии, не беря креста своего и не неся огня Пятидесятницы, это было бы, наверное, нормально. А когда остаётся десять процентов, а девяносто шатаются и искушаются – это уже очень плохо.

Лучше вас предупредить обо всём этом сейчас, чтобы каждый из вас запомнил на всю жизнь, что значат слова, слышанные нами сегодня из Евангелия от Иоанна и из Деяний святых апостолов о призвании свыше, чтобы никто не мог потом сказать: я не знал, я шёл, как с завязанными глазами – куда поведут, туда и пойду. Нам уже сейчас надо знать о тех опасностях, которые грозят нам, как и о той Славе, о том Свете, Огне Пятидесятницы, который всегда будет с нами, если мы будем со Христом и друг со другом.

Пусть же живое слово апостола Петра, говорившего от полноты преизливающейея в его сердце благодати, пусть его слово будет для нас и утешением, и укреплением, и образом нашей дальнейшей жизни!

Аминь.

Христос воскрес!

Настало время свидетельства

Проповедь на Литургии

15 апреля 2004 г .

А Петр им сказал: покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для отпущения грехов ваших, и вы получите дар Святого Духа. Ибо для вас обещание и для детей ваших и для всех дальних, кого ни призовет Господь Бог наш. И иными многими словами он свидетельствовал и увещал их, говоря: спасайтесь от этого извращенного рода.

Итак, приняв слово его, они были крещены. И присоединилось в день тот душ около трех тысяч. И пребывали они постоянно в учении апостолов и в общении, в преломлении хлеба и в молитвах. Был же во всякой душе страх. И много чудес и знамений совершалось через апостолов.

Деян 2:38-43

 

Дорогие братья и сестры, вы все, конечно, сразу узнали те слова, которые сейчас слышали. Мы с вами их не однажды уже и читали, и толковали, стремясь проникнуть в их удивительную простоту и силу. Вот, продолжается проповедь апостола Петра в день Пятидесятницы. После того, как апостол сказал свои замечательные слова, проповедуя Христа распятого, призывая людей к вере в Мессию – во Христа, – доказывая из пророков, что Иисус и есть этот Мессия, и никогда никто другой им быть не может, он переходит к ответу на самый главный вопрос: «Что нам делать, мужи братья?»

В Духе Святом апостол говорит в ответ, действительно, очень просто и ясно: «Покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для отпущения грехов ваших, и вы получите Дар Святого Духа». Мы вчера уже говорили о том, что здесь, по существу, заложено всё наше таинствоводство. Дар Святого Духа, явленный в огненных языках, дар Пятидесятницы превращается в ответное действие всего уверовавшего народа, к чему и призывает этот народ апостол. Здесь основа наших мистериологии и сакраментологии – того таинства Просвещения, которое лежит в основе всех наших таинств. Покайтесь, т.е. вернитесь к Отцу, креститесь во имя Иисуса Христа для отпущения грехов ваших и получите Дар Святого Духа, – это самое удивительное и простое богословие Святой Троицы, которое лежит в основе таинства Просвещения в Церкви и таинства веры в Святую Троицу. Это то же самое, что потом откроет нам евангелист Матфей, говоря: «Идите, сделайте учениками все народы, крестя их во имя Отца, и Сына, и Святого Духа».

Конечно, апостол Пётр понимает всю значимость этого призыва, в котором есть всё: и возрождение, и просвещение, и посвящение, и освящение. Да, иудеи, которые уже привыкли многие века жить по закону Моисея, которые, хотя и ждали Мессию и воскресения мёртвых в последний день, всё-таки, конечно, не думали, что именно это произойдёт при их жизни. Когда долго чего-то ждёшь, привыкаешь ждать и уже мало думаешь об исполнении ожидаемого. Вера от жизни начинает отделяться. Это примерно то же, что нередко происходило потом с христианскими народами, когда проповедь среди них Жизни вечной и Царства Небесного постепенно отделилась от ее исполнения в их земной жизни, в историческом времени. Христиане и дальше много говорили о Жизни вечной и Царстве Божьем, но постепенно относили и то, и другое куда-то в загробный мир, за облака, в неведомую даль. Так все это превратилось в некую мечту, отчего христианство и потеряло многие свои позиции к XX веку.

И всё-таки апостол Пётр силой своего слова, по благодати Святого Духа, по благоволению Отца, в духе Христовом свидетельствуя о новой жизни, пересиливает такую инерцию жизни старой, ветхой, ветхозаветной. «Многими словами» пришлось ему убеждать иудеев – обратите на это внимание, дорогие братья и сестры, – многими словами, т.е. большими усилиями с его стороны. Нам же иногда кажется, что достаточно сказать слово правды, слово истины, тем более если это слово пророческое, и вот – Бог сразу всё сделает Сам, и поэтому нам особо трудиться не следует, а то мы всё ещё и испортим. Нам при этом кажется, что в нашей духовной жизни всё должно развиваться эволюционно. Но мы глубоко ошибаемся, когда не различаем времён и сроков. Так, если мы знаем, что сейчас должны войти в Церковь тысячи и миллионы, то именно сейчас нам надо много-много для этого делать и даже может быть ради этого всё оставить. Если же сейчас наша «земля отдыхает», как говорил о последних годах нашей истории великий наш современник Сергей Сергеевич Аверинцев, тогда, трудись не трудись, ничего особенного на ней не взрастёт. Нам всегда надо знать времена и сроки! Господь не случайно даёт нам многие знамения для их познания.

Апостол Пётр, как здесь сказано и подчёркнуто, «иными многими словами свидетельствовал и увещевал их, говоря: "Спасайтесь от этого извращённого рода"». Конечно, здесь не имеются в виду какие-то только этические, только плотские извращения. Естественно, в первую очередь апостол Пётр здесь имел в виду извращения духовной жизни, в том числе и ту житейскую инерцию, которая поразила как параличом ветхозаветную церковь. И опять же, как нам тут не вспомнить знаменитые высказывания лучших русских людей, начиная с Достоевского, о том, что церковь наша тоже пребывает в параличе. Но это уже церковь новозаветная! Какая печальная параллель, дорогие братья я сестры!

Как же спасаться «от этого извращённого рода»? Что предложил иудеям апостол Пётр? А апостол Пётр ничего, кроме сказанного, и не предложил: всем верным надо войти в жизнь Святой Троицы, надо достичь обожения, того божественного Света, который явил нам Христос.

«Приняв слово его, иудеи были крещены и в тот же день присоединилось к Церкви около трёх тысяч». Одно дело, была до этого маленькая общинка, пусть и сильная, и удивительная по своим дарам, и наученная Самим Господом, но это была лишь мизерная песчинка в бушующем мире, другое же дело – три тысячи человек. Для масштабов Иудеи того временя это было уже заметно.

Что дальше делают уверовавшие, те, кто был крещён, те, кто был просвещён? Они пребывают постоянно «в учении апостолов, в общении, преломлении хлеба и молитве». Значит, тогда, в 30-м году, в Иерусалиме и его ближайших окрестностях происходило примерно то же, что сейчас происходит здесь. У вас здесь как бы Иерусалим времён апостольских, поэтому и вам следует пребывать постоянно, неотлучно в учении (а мы не случайно читаем и многими словами изъясняем вам и Евангелие от Иоанна, и Деяния святых апостолов, и всё, что к этому относится) и в общении – не просто в контакте друг с другом, со всеми, кого ни призовёт Господь в эти дни, а именно в общении. Без возрождения во Христе и облечения во Христа пребывать в общении человеку трудно, потому что он еще лишь потенциально является личностью. Он ещё не может понести крест и подвиг общения, как говорил знаменитый архиепископ Пражский Сергий (Королёв). Подвиг общения! Не нужно думать, что общение – это одна радость и лёгкость. Кто так думает, тот ещё очень наивен. Кто думает, что очень просто людям общаться, кто подымает при этом нос, тот очень даже ошибается. Общение – это действительно подвиг, подвиг, требующий от нас духовной жертвы. Для налаживания общения нужно быть и скромным, и простым, и жить в вере и доверии Богу и ближним – и тем, кого ты раньше знал, хотя, может быть, с кем не имел близких отношений, и тем, кого ты раньше, может быть, не знал почти совсем. Ведь общение не очень-то соответствует нашим субъективным симпатиям. Симпатии – дело душевное, а общение – дело духовное.

Итак, Дар Святого Духа проявлялся в постоянном учении апостольском и в общении, а ещё – в молитвах и преломлении хлеба. Слава Богу, у нас здесь есть возможность в полном соответствии с церковной традицией и канонами в течение этой недели ежедневно вместе совершать Евхаристию, именно вместе, всей церковью, собравшейся здесь, в этом небольшом церковном помещении. У нас, слава Богу, есть возможность не только молиться вместе, но вместе и преломлять хлеб, благодаря Бога, совершая Евхаристию. Это тоже дар Святого Духа! Не думайте о себе много – что, мол, это вы много сделали для того, чтобы всё это было. Не благословил бы Бог, никакие наши усилия ничего бы не значили. Мы могли бы просто, допустим, не получить благословения архиерея, и всё – всё! Это самое простое, что приходит в голову, а в жизни бывают, знаете, и более сложные обстоятельства...

Таким образом, дорогие братья и сестры, то, что происходило тогда в Иерусалиме, было столь значительно, что сразу стало основной парадигмой христианской жизни, основной линией этой жизни, основным её образом, основной её внутренней – не внешней! – формой. Поэтому «и был на всякой душе, – как здесь сказано, – страх, и много чудес и знамений совершалось через апостолов». Я думаю, и вы уже можете засвидетельствовать, как много подобного совершается у нас буквально каждый день, а то и каждый час. Что мы здесь делаем? Мы не делаем ничего особенного. Мы делаем самые простые и естественные вещи. Мы находимся ещё как бы в тихой гавани, где нас не возмущают житейские волны и бури, которые обязательно ещё придут и обязательно будут искушать каждого. Не всегда всё будет так тихо и мирно. Если мы потеряем Божий страх, потеряем благоговение перед дарами Божьими, которые так щедро дарует нам Господь, то мы можем потерять сами эти дары. Внешне никто не может отлучить нас от Христа, никто не может отнять у нас то, что хочет дать нам Бог. Нет такого человека на земле, который мог бы пересилить то, что хочет делать Бог. Но очень сильно исказить и осложнить для нас восприятие даров Божьих – это возможно. И здесь причиной могут быть и наши внутренние страсти и несовершенства, и наша иногда неполная и неглубокая вера, и наше суеверие, и наши мелкие противоречия, ну, и какие-то еще внешние обстоятельства.

Мы верим и знаем, что каждый день в Церкви совершаются многие чудеса, потому что мы их видим. Действительно, бегут ненавидящие Бога, враги Божьи, от Лица Божьего, как от огня. Мелкие бесики, ещё скрывавшиеся где-то в глубине души каждого, вылезают из вас каждый день, ибо они не могут больше жить в ваших душах. А как раз для этого – чтобы увидеть нам с вами то, чем и как жила новозаветная Церковь с первого дня своего рождения во Христе и Духе Святом – мы здесь и собрались.

День Пятидесятницы, как я вчера уже говорил вам, – это великий дар, который должен распространяться на всю нашу жизнь, постоянно раскрываясь, постоянно принося новые и новые плоды. Нам нельзя терять этот дар – никому, ни одному человеку, молодому или старому, такому или сякому. Независимо ни от чего мы должны служить Богу. Мы не можем оправдываться никакими своими обстоятельствами для обратного. Мы не можем оправдываться и страхом человеческим, потому что знаем слова того же апостола Петра: «Должно слушаться больше Бога, нежели человеков». Поэтому когда мы вступаем в противоречие с человеческими мнениями, часто слишком политизированными, часто основанными совсем не на вере, часто лишёнными духовной силы, стремящимися всех привести к единому знаменателю отнюдь не самой лучшей духовной жизни, – когда мы с этим сталкиваемся, мы должны оставаться верными Богу и учению апостольскому, мы должны оставаться верными тому духу общения, которым нас сейчас воздвизает Господь, мы должны оставаться верными тому закону молитвы и тому дару общения со Христом в Евхаристии, которым мы здесь имеем возможность пользоваться. От нас требуется, чтобы мы всегда были и оставались верными, какие бы искушения нас не посещали. Мы должны отринуть эти искушения, а не Христов путь, как иногда, к сожалению, люди делают – встретятся с искушением и говорят: я больше не могу, всё, у меня нет сил, у меня возможностей нет, ведь я еще должен – должен что-то тому и сему, работе, дому, себе, другим, всем, но отнюдь не Богу.

Пусть же Господь, Который таким удивительным образом начал нашу с вами христианскую историю, за которую мы все в ответе, пусть Господь даст нам в нашей жизни дерзновение и смирение, без которых невозможно принять дары Божьи, их сохранить и умножить! Пусть никто, ни один из нас не зароет в землю свой талант! Пусть каждый принесёт на один талант больше талантов, чтобы люди приходили и видели, как христиане и в наши дни могут любить Бога и друг друга, и через это сами присоединялись к Церкви, во славу Божью!

Аминь.

Христос воскрес!

Без свободы и любви христианской жизни нет

Проповедь на Литургии

15 апреля 2004г

Был человек из фарисеев, имя ему Никодим, начальник Иудейский. Он пришел к Нему ночью и сказал Ему: Равви, мы знаем, что Ты от Бога пришел учителем, ибо никто не может творить те знамения, которые Ты творишь, если Бог не с ним. Ответил Иисус и сказал ему: истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится свыше, не может увидеть Царства Божия. Говорит Ему Никодим: как может человек родиться, будучи стар? Может ли он вторично войти в утробу матери своей и родиться? Ответил Иисус: истинно, истинно говорю тебе: если кто не будет рожден от воды и Духа, не может войти в Царство Божие.

Рожденное от плоти есть плоть, и рожденное от Духа есть дух. Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: нужно, чтобы вы родились свыше. Ветер, где хочет, веет, и голос его слышишь и не знаешь, откуда приходит и куда уходит. Так – каждый рожденный от Духа.

Ответил Никодим и сказал Ему: как может это быть? Ответил Иисус и сказал ему: ты – учитель Израильский, и этого не знаешь? Истинно, истинно говорю тебе: что мы знаем, о том говорим, и что видели, о том свидетельствуем, и свидетельства нашего вы не принимаете. Если Я о земном сказал вам, и вы не верите, – как поверите, если скажу вам о небесном? И никто еще не восходил на небо, только с неба Сошедший, Сын Человеческий, сущий на небе. И как Моисей вознес змею в пустыне, так должен вознесён быть Сын Человеческий, чтобы каждый верующий имел в Нем жизнь вечную.

Ин 3: 1-15

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Христос воскресе!

Братья и сестры, христиане!

Беседа с Никодимом, которая описана в сегодняшнем чтении, вам уже известна. Вы все её читали сами и знаете, какое огромное значение она имела в христианской истории. Главное здесь – проблема «рождения свыше», духовного возрождения. Она всегда волновала христиан, и вы знаете, что то, о чем здесь говорится, это и есть именно духовное рождение, «рождение от воды и Духа», могущее свидетельствовать об исполнении слов Иоанна Предтечи, который говорил: «Я крещу водою, а Грядущий за мною будет крестить вас Духом Святым, а тех, кто будет противиться – и огнём». Вы знаете, как много споров связано с этим местом Евангелия, потому что люди часто хотят после водного крещения, после совершения таинств Покаяния, Крещения, Миропомазания и Причащения, (Евхаристии) считать себя в любом случае уже возрождёнными, хотят себя автоматически причислять к рождённым от Духа, забывая предупреждение об огне – пророческое предупреждение со стороны «величайшего из рождённых женами».

Никодим был человек мудрый и склонный к вере. Он наверняка был благочестивым человеком. Он принадлежал к крепкому роду. Потомки его, имеющие прямо восходящую к Никодиму генеалогию, до сих пор живут в Израиле. Беседуя с Иисусом, он как человек мудрый не спешил верить собеседнику на слово, но при этом не хотел, конечно, никого обидеть. Если уж он пришёл к учителю, то он должен был оказать ему почтение, хотя учитель был и молод – судя по всему, значительно моложе его самого. Именно этим объясняется его уклончивая, немного ироничная реакция, и не отвергающая ничего, и вопрошающая. Когда Иисус сказал, что «кто не родится свыше, тот не увидит Царства Божьего», Никодим задумался, но не очень понял, что здесь требуется от него. Ведь он же, действительно, считал себя – и не без основания – человеком праведным. Для него это были какие-то слова, которые «били мимо цели». Что же он должен делать? Он этого не понял, поэтому-то и спрашивал: «Как может родиться человек, будучи стар? Ну не войдёт же он обратно в утробу матери своей, чтобы родиться вновь?»

Никодим не был глупым человеком. Не надо думать, что он не понимал символичности своего ответа. Он никоим образом не говорил буквально, он тоже рассчитывал на мудрого слушателя. Некоторые, к сожалению, упрощают это место Евангелия, говоря: «О, каков Никодим – ему говорят о рождении свыше, а он про утробу матери для старого человека!» Всё было совершенно не так, это была очень деликатная беседа о вещах высочайших. Никодим не мог не чувствовать, что в словах Христа находится какая-то тайна, ему еще неведомая. Но он не мог, как человек умудрённый, да ещё начальствующий в Израиле, сказать прямо: «Знаешь, равви, я не понял, ты мне поясни, пожалуйста». Это, может быть, мы бы так могли, но ни в коем случае не умудрённые опытом и умеющие налаживать всякого рода отношения люди древности. Никодим хочет продолжить беседу, он хочет пояснений, он хочет понять, что ему делать. Иисус, конечно, прекрасно понимает, что происходит с Никодимом. Если Он его немного упрекает – «как же ты, учитель израильский, этого не знаешь», – то это тоже упрёк деликатный, ни в коем случае не грубый. Это напоминание о том, что «приблизилось время». Иисус как бы говорит: «Бог тебя поставил учителем, и то, что ты сейчас узнаешь, ты должен будешь рассказать другим». Поскольку, как вы помните, Никодим был членом Синедриона, как бы Верховного суда и Верховного совета Израиля, он некоторое время, узнав тайну Иисуса, должен был носить её в себе, как когда-то это делала Дева Мария. Помните, о Ней сказано в Писании, что Она «слагала в сердце своём» то, что переживала при рождении Иисуса?

Господь говорит о рождении «от воды и Духа». Конечно, это и есть «рождение свыше». Тем самым Господь говорит всем о той духовной свободе, которая зарождается в человеке при этом рождении, при его духовном возрождении. Это то, чего совсем не знал Ветхий Завет. Да, Ветхий Завет был аристократичен: люди очень хорошо понимали, чего им делать нельзя, они с радостью воспринимали всякого рода ограничения для себя и только в крайних случаях – для других. Ну, уж если кто-то нарушил закон слишком грубо, его не грех было и камнями побить до смерти, или удушить, или повесить, но это уж всё-таки на крайний случай. Но в целом в Ветхом Завете было очень много ценного и полезного. Не случайно до сих пор свой этический закон мы строим почти исключительно на ветхозаветных заповедях. И всё-таки ему никогда не хватало Любви и Свободы, того, что Евангелие и называет познанием Истины и Даром Духа – Духа Христова и Святого Духа.

Не случайно Господь говорит Никодиму о ветре: «Ветер где хочет веет, и голос его слышишь, и не знаешь, откуда приходит и куда уходит. Так и каждый рождённый от Духа». Это образ, почти маленькая притча, которая говорит о смысле христианской жизни в свободе и любви. Без свободы и любви христианской жизни нет. Исполняй любые заповеди, законы, каноны, выучи все догматы и правила, писаные и неписаные, но только от этого все равно христианской жизни не получится. В этом – вся трудность восприятия христианства, в этом – отличие христианства от всех других великих религий. Даже Священное писание для нас в некотором смысле не закон. Как говорил святой Иоанн Златоуст, Писание нам дано в укор, потому что всё, что написано в Писании, мы должны были бы иметь в своём сердце – а мы хотим, чтобы это было написано буквами в книге. Не случайно мы можем прочитать у Хомякова и Достоевского: «Для меня и Христос не авторитет, потому что я люблю Его», ведь отношение любви выше отношения авторитета. И святые отцы в духе той же свободы говорили: «Люби Бога и поступай как хочешь». А один из латинских отцов сказал: «В главном – единство, во второстепенном – свобода, разнообразие, во всём – любовь».

Мы редко вспоминаем об этом, потому что вместить этого не можем. Слыша слова «люби Бога, и поступай как хочешь», мы оставляем для себя лишь вторую половину и думаем: а что же нам мешает поступать «как хочешь»? Мы забываем о главном условии – сначала возлюби Бога всем сердцем своим, обрети свободу, и тогда поступай как хочешь. Свобода не есть хаос и произвол, не есть бесчиние и беззаконие, но она выше исполнения закона или внешнего чина и порядка, потому что она прямо от Бога, а всё остальное – через человеков.

Слово, беседа о любви и свободе, которую так или иначе Господь продолжал на протяжении всех лет Своего служения и которая так или иначе отражается, иногда совершенно неожиданным образом, в евангельских словах – есть беседа и слово о Небесном. Когда мы говорим о ветре, когда мы говорим о законе – мы говорим ещё о земном. Когда мы говорим о рождении от воды – это тоже ещё земное. Поэтому еще должно всем родиться свыше, должно всем познать сошедшего с Небес Сына Человеческого, должно всем уразуметь тайну Вознесённого на Кресте и Воскресшего Христа. Только так и тогда каждый из нас сможет наследовать Жизнь вечную, имея её в Самом Христе, и в Святом Духе, открывающими нам прямой доступ к Небесному Отцу.

Пусть же, дорогие братья и сестры, великие евангельские слова, требующие от нас максимума внимания, и разумения, и готовности воплощения их в жизнь, пусть эти слова принесут свой плод в каждом из нас и во всех нас вместе! Только тогда, когда мы едины во Христе и со Христом и, значит, друг со другом, только тогда, когда мы – братство, только тогда, когда мы имеем подлинное братолюбие и общение, когда мы ощущаем себя единым Народом и единой общиной Господа, – только тогда для нас раскрываются тайны Христова учения. Дай Бог, чтобы на нашей земле было как можно больше людей, для которых эти тайны открыты! Дай же Бог и нам с вами вместить эти тайны и не потерять их плодов! Дай Бог и нам прожить всю нашу жизнь достойно своего высшего призвания!

Аминь.

Христос воскрес!

Мы можем помогать другим так, как ничто другое не поможет

Проповедь на Вечерне

16 апреля 2004 г.

Петр же и Иоанн поднимались в храм в час молитвы – девятый. И был некий человек, хромой от чрева матери его, которого приносили и сажали ежедневно у ворот храма, называемых Красными, просить милостыню у входящих в храм. Увидев, что Петр и Иоанн собираются войти в храм, он стал просить милостыню. Петр же вместе с Иоанном, устремив на него взгляд, сказал: посмотри на нас. И тот стал пристально глядеть на них, ожидая что-нибудь от них получить.

И оказал Петр: серебра и золота нет у меня. А что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея, ходи. И взяв его за правую руку, поднял его. И тотчас укрепились ступни его и суставы, и, вскочив, он стал на ноги и начал ходить и вошел с ними в храм, ходя и скача и хваля Бога.

Деян 3:1-8

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Братья и сестры, христиане!

Христос воскрес!

Сегодня утром я был в отъезде, и чтобы не пропала наша учительная часть на Светлой седмице, мы решили те литургические чтения – апостольское и евангельское, – которые положены были сегодня на литургии, перенести на вечер, благо чин Вечерни это позволяет.

Сейчас мы с вами слышали очень известный отрывок – известный и по художественным произведениям, да и по многочисленным проповедям очень известный. В нем говорится о том, как апостолы, наиболее близкие Господу, – Пётр и Иоанн – в храме у его Красных ворот исцелили хромого, который сидел там постоянно и ожидал какой-то милостыни, какого-то подаяния. Ну, уж коли человек сделался хромым или, может быть, таким и родился, то ничего другого он от входящих в храм и не ожидал. Тем не менее апостол Пётр, увидев, что этот хромой пристально глядит на них, сказал ему: «Нет у меня ничего того, что ты от нас ожидаешь, – нет ни серебра, ни золота, никаких богатств, и обычным человеческим порядком я тебе ничем помочь не могу, но я даю тебе то, что имею, то богатство, которое у меня есть: во имя Иисуса Христа, Назорея – ходи!» Далее он поднял его за правую руку, и тот тут же выздоровел и, вскочив, встав на ноги, начал ходить. Он вошёл с апостолами в храм, ходя, и даже скача, и хваля Бога. Народ этому, естественно, удивился и стал узнавать, кто это и что с ним произошло. Далее, как сказано в Деяниях, все исполнились ужаса и удивления от случившегося с этим человеком.

В чём смысл этого отрывка? Конечно, прежде всего, он утверждает нас в нашей вере. Ведь именно у нас есть то богатство, которого никто отнять у нас не может. Мы только сами можем его потерять или от него отказаться – только сами, но никто извне ничего не может здесь сделать. Поистине это богатство неотъемлемо от жизни всякого христианина. Оно есть сила веры во Христа Иисуса, Божьего Помазанника, в обетованного Царя, Мессию, Первосвященника, Пророка, Сына Божьего и Сына Человеческого, Который может помочь людям лучше всяких других богатств. Оно есть благодать Христова, которая по вере нашей может быть передана от нас другим – конечно, если, во-первых, хватает веры в нас самих и, во-вторых, если человек, которому мы сообщаем этот дар, сам хочет его принять. Помните знаменитую строчку из Ветхого завета, где Господь говорит Моисею: «Вот, Я даю тебе землю обетованную, но ты пойди и возьми её»? То же самое и здесь. Можно давать человеку силу для исцеления, для полноценной, неущербной, незакомплексованной жизни, но при этом нужно, чтобы этот человек сам хотел этого и знал, как её взять и удержать в своём сердце. Потому что эта сила не магическая, не такая, которая лишь внешне меняет человека, а такая, которая, прежде всего, исправляет наше сердце и наш ум.

Мы с вами, дорогие братья и сестры, должны научиться чувствовать в себе эту силу и владеть ею, ибо в этом и есть наше христианство. Иметь Христа в себе, в своём сердце, иметь благодать и залог Духа Святого, опять же как ту силу, которой можно исцелить любого человека, – это самое главное. Нам нужно научиться чувствовать в себе эту силу, научиться, не жалея себя, ею делиться и помогать людям воспринимать эту силу, чтобы она была для них целительной. В этом, в конце концов, весь смысл христианской проповеди. Когда человек хочет поделиться своей верой, он хочет поделиться именно этой силой. Он хочет не просто поделиться информацией – мол, я что-то знаю, чего ты не знаешь, давай я тебе расскажу. Иногда так пытаются проповедовать, иногда так пытаются даже рассказывать о догматах и таинствах Церкви, и, конечно, получается очень плохо. Это не то богатство, не та исцеляющая сила, которую хотят видеть в нас и от нас люди. Когда проповедник, свидетель Христов ведёт себя так, он тем самым расписывается в том, что он или не имеет требуемой силы, или совершенно не умеет свидетельствовать, совершенно не о том говорит и не то делает.

Наша задача – свидетельство о Христе Воскресшем, а значит, мы должны передавать каждому, кто в этом нуждается, силу Христа Воскресшего, и не в некотором отдалённом будущем, а буквально сегодня же, сейчас же. Вот, например, вы видите, что у кого-то что-то болит, кто-то расстроился, получил какое-то плохое известие, или мучается каким-то другим образом – так откройте этому человеку сокровищницу своего сердца. Не начинайте ему читать лекции, тем более нотации, даже если он находится не в должном виде или обуреваем страстями, а скажите несколько заветных слов, как это сделал когда-то апостол Пётр. А что он сказал? Он почти ничего не сказал: «Серебра и золота нет у меня, а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа, Назорея – ходи!» Проще простого! И вы возьмите и скажите так же. Но для того, чтобы так сказать, нужно иметь настоящую веру в Бога и в человека, и трудности здесь могут быть только в этом.

Мы часто не доверяем Богу и так же часто не доверяем человеку. Нам кажется, что каждый человек – это какой-то ёжик с иголками, и если к нему подойдёшь, он свернётся в клубочек, зашипит, естественно, и покажет тебе всё, что положено в этом случае. Мы часто так думаем о людях, потому что сами когда-то были такими же. Но мы же изменились, достучался же до нас Господь! И мы были хромыми, и слепыми, и глухими, и колючими, и шипящими. Но теперь мы уже не таковы. Не то что в нас совсем уж не осталось колючек и всего остального – нет, нельзя сказать, что мы уже верх совершенства, но Господь нам всё-таки дал Своё истинное богатство, Он дал нам Свой истинный дар. Поэтому не бойтесь его использовать в своей жизни. Чем больше вы раздадите даров, тем больше у вас останется. А кто скупо сеет, тот скупо и жнёт, кто щедро сеет – щедро и жнёт. Не будем об этом забывать. Господь часто говорил о богатстве на Небесах, которое мы должны собирать. Вот как оно собирается: так, например, как это сделал апостол Пётр.

Пусть же, дорогие братья и сестры, этот замечательный отрывок из Деяний, это замечательное свидетельство из Писания вдохновит нас жить силой Христа Воскресшего, дорожить этой силой как тем богатством, которое может помочь разным людям в самых разных обстоятельствах!

Нет других подобных этому средств, какими бы они ни казались замечательными, даже если это – медицинские, тем более педагогические, психологические средства и т. д. и т.д. Всё это помогает чуть-чуть и ненадолго. То же, чем и как может помочь Господь, характеризуется совсем иным образом.

Пусть же сердце каждого из нас станет дарохранительницей, драгоценным ковчежцем для богатства благодати, и пусть этот ковчежец будет всегда открыт, пусть он не запирается никогда на ключ, не прячется от других и тогда, когда нам самим не очень сладко, когда нам самим не очень просто в этой жизни, когда у нас самих есть какие-то проблемы! И пусть это богатство, помогая каждому ближнему нашему, тем самым служит прославлению Христа Воскресшего!

Аминь.

Христос воскрес!

О знамении власти

Проповедь на Вечерне

16 апреля 2004 г.

После этого пришел Он в Капернаум: Сам и Мать Его и братья Его и ученики Его, и там остались немного дней. И близко была Пасха Иудейская, и пришел Иисус в Иерусалим, и нашел в храме торгующих волами и овцами и голубями, и менял на своих местах. И сделав бич из веревок, выгнал из храма всех: и овец, и волов, и у менял рассыпал деньги, и столы опрокинул, и продающим голубей сказал: возьмите это отсюда, не делайте дома Отца Моего домом торговли. Вспомнили ученики Его, что в Писании сказано: «Ревность о доме Твоем пожрет Меня».

Тогда ответили Иудеи и сказали Ему: какое знамение можешь Ты дать нам, что властен так поступать? Ответил Иисус и сказал им: разрушьте храм этот, и Я в три дня воздвигну его. Сказали Ему Иудеи: в сорок шесть лет был построен храм этот, и Ты в три дня воздвигнешь его? А Он говорил о храме тела Своего. Когда же Он воздвигнут был из мертвых, вспомнили ученики Его, что Он это говорил, и поверили Писанию и слову, которое сказал Иисус.

Ин 2:12-22

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Братья и сестры, христиане!

Христос воскрес!

Господь наш Иисус Христос имел великое дерзновение в Своей земной жизни. Поэтому Он хочет, чтобы таким же смиренным дерзновением обладали и пользовались и мы с вами.

Для того, чтобы исправлять церковные нестроения, чтобы выгонять торгующих из храма и напоминать людям слова писания и пророков, нужно было представить некое знамение. Когда люди спросили у Христа, изгнавшего торгующих из храма: «Какое знамение можешь ты дать нам, что властен так поступать?», Господь сказал им о той власти, которую Он имел, о той силе, которая оправдывала такое Его поведение. Он им сказал о том, что Он ничего не боится, что в Нём есть та Жизнь вечная, которую никто не может у Него взять. Он сказал: «Разрушьте храм этот, – имея в виду храм Тела Своего, – и Я в три дня воздвигну Его», т.е. победно восстану, победив Смерть.

Обычный человек часто не имеет достаточно веры для того, чтобы свидетельствовать о своей вечной жизни и о своём воскресении как даре Христа Воскресшего. Поэтому обычный человек не способен указать на то знамение, на ту власть, которая дала бы ему право поступать свободно и смело. Обычный человек мирится с недостатками и грехами в себе и других, а если и возмущается, то не так, чтобы при этом исполнялись слова пророков. В результате за сотни и тысячи лет в церкви накопилось столько нестроений, что, как многие из вас уже знают, горевавший по этому поводу святитель Филарет Московский ещё в середине XIX в. должен был написать, что нестроений в нашей церкви накопилось столько, что они превосходят все средства, имеющиеся у нас для их исправления. То в одном, то в другом мы замечаем отступления нашей с вами церковной, христианской жизни от тех норм, которые были заданы апостолами, пророками и другими избранниками Божьими. Мы часто констатируем это как факт, но не берёмся за исправление. Нам кажется, что достаточно исправить лишь что-то в себе, и то в известную меру. На большее мы не рискуем, потому что это слишком опасно. Кроме того, нам кажется, что это и не наше дело: есть епископы, соборы, патриархи, есть какие-то другие люди, избранные Богом, пусть они это и делают.

Конечно, дорогие братья и сестры, если мы верим в Воскресение Христово, мы должны понимать, что это означает для нас веру и в наше воскресение. Мы должны понимать, что это означает для нас возможность всем показать знамение, которое указывало бы на ту власть и силу, которую нужно приложить, чтобы исправить в церкви жизнь многих людей. Если у нас не будет этой власти и этого знамения, то всякое наше стремление к улучшению духовной и церковной жизни может выродиться в произвол, истерику или раскол. И всё это будет чем-то худшим, чем просто бездействие.

Господь Воскресший даёт нам Свои знамения, даёт нам Свою силу как то богатство, о котором мы только что слышали из Деяний святых апостолов. Мы должны не только исцелять людей духовно, душевно и физически, мы должны не просто помогать им в их житейских делах, мы должны научиться исправлять свой путь пред Богом – не только индивидуальный, но и церковный. Всякий человек, который чувствует ответственность за всю Церковь, может надеяться здесь на помощь Христа Воскресшего. Правда, иногда мы бываем готовы с радостью тысячу раз приветствовать друг друга словами пасхальной радости: «Христос воскрес! Христос воскрес!» – но бываем не готовы делать для себя из этого необходимые выводы. А ведь церковные праздники существуют только для того, чтобы менялась наша жизнь, чтобы исправлялся наш путь, чтобы мы могли идти вперёд и вверх, всё дальше, не останавливаясь, не оборачиваясь назад, не уклоняясь ни направо, ни налево.

Когда Христос изгонял торгующих из храма, для чего Он даже сделал бич, Он приложил максимум усилий. При этом Он действовал совершенно открыто, действительно, показывая образец свободы и любви к Отцу и той ревности о Доме Божьем, о Церкви, которая снедала и снедает Его и всякого верного Ему. Увы, люди, читая это место из Евангелия, часто думают о другом: они задаются вопросами, применял ли Господь насилие над людьми или то, что Он делал, было в рамках необходимых усилий? Некоторые говорят: да, в определённых пределах как бы возможно и насилие, если цель благая. Но люди, говорящие так, конечно же, не понимают того, о чём говорят. Господь показывал Свои знамения и Свою власть не через насилие над кем бы то ни было! Да, Он изгонял бичом волов и другую живность и делал усилия для того, чтобы Дом Божий всегда был и оставался Домом молитвы, а не вертепом разбойников, не местом для торговли. Торговля здесь, правда, подразумевалась в первую очередь не в том прямом смысле, в каком иногда говорят: а, вот написано то-то и так-то, значит, может быть, не надо свечечки продавать в храме? Конечно, не о свечечках здесь печётся Бог. И продажу свечечек можно вынести во двор церковный, но если при этом ничего внутри людей не изменится, толку от этого все равно не будет никакого.

Господь являл Свои знамения как знамения Небесного Царства, как знамения Жизни вечной. Господь имеет власть над небом и землёй, над жизнью и смертью, Он это доказал Своим Воскресением и призывом к нам пройти тот же самый путь, ходя по водам и лично обретая великий дар свободы и любви. Будем же, дорогие братья и сестры, помнить об этом, особенно тогда, когда празднуем Пасху, когда сила Божья является даже в каждом немощном брате и в каждой немощной сестре! Будем и мы свидетелями Воскресения, как некогда ими были и апостолы, и церковные учителя, и жёны-мироносицы!

Аминь.

Жить единой жизнью

Проповедь на Литургии

17 апреля 2002 г.

А так как он не отходил от Петра и Иоанна, то сбежался к ним в трепете весь народ в притворе называемом Соломоновым. Увидев же, Петр ответил народу: Мужи Израильские, что вы удивляетесь этому? Или на нас что смотрите, как будто мы собственной силой или благочестием сделали так, что он ходит. Бог Авраама и Исаака и Иакова, Бог отцов наших, прославил Отрока Своего Иисуса, Которого вы предали и от Которого отреклись пред лицом Пилата, когда тот решил отпустить Его. Вы же от Святого и Праведного отреклись и выпросили себе, как милость, человека убийцу, а Начальника жизни убили, Его, Которого Бог воздвиг из мертвых, чему мы свидетели. И по вере во имя Его, укрепило имя Его того, кого вы видите и знаете. И вера, которая чрез Него, дала ему это совершенное здравие перед всеми вами.

Деян 3:11-16

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Братья и сестры, христиане! Христос воскрес!

Как вы понимаете, мы сейчас читали продолжение отрывка из третьей главы Деяний святых апостолов, начатого нами вчера. Это всё та же история с апостолами Петром и Иоанном, которые именем Иисуса Христа исцелили хромого, давая ему то, что могли дать, давая несчастному, страдающему человеку ту силу благодати Христа Воскресшего, которая только и могла восставить этого болящего.

Конечно, между людьми стало известно такое чудо исцеления. А иудеи были очень чувствительны к таким вещам. Они всегда искали знамений и чудес, они считали, что через них Бог проявляет Себя и как бы указывает им путь. Каждое чудо, каждое знамение – это указание пути не только для одного человека или двух-трёх людей, а для всего народа, который не без основания почитал себя народом Божьим, народом, который должен был, прежде всего, знать путь. Не случайно в Ветхом завете говорится: «Бог смотрит на путь человека» – а значит, Он смотрит на путь и всего народа.

Поэтому далее и начинаются вопросы: от Бога или не Бога было это чудо, какой силой всё это происходило? Народ в трепете сбежался в притвор Соломонов, т.е. в большое пространство около храма (притвор Соломонов – это было крытое пространство рядом с храмом, где иудеи часто собирались и могли что-то обсуждать, о чём-то говорить и спорить), и Пётр воспользовался этим для того, чтобы, отверзши уста своя, начать проповедь – проповедь дерзновенную, подобную той, которую мы уже слышали в день святой Пятидесятницы. Он исповедует веру в Бога Авраама, Исаака и Иакова, Бога отцов народа Божьего. Он очень коротко и просто рассказывает всю историю жизни Христа. Он говорит об итогах, о том, что люди, которые не узнали в Иисусе Мессию, Христа, «отреклись от Святого и Праведного», что они «Начальника Жизни убили».

Говоря такие слова, апостол Пётр, конечно, хорошо знал, что его понимают, что люди ничего не пропускают мимо ушей и не путают Святого и Праведного или Начальника Жизни с кем-либо, допустим, из святых пророков. Израиль знал и почитал и святых пророков, и царей, и священников, но когда апостол Пётр говорил об этом, он произносил такие ключевые слова и в таком контексте, что всем было понятно: речь идёт о единственном Святом и Праведном, о единственном Начальнике Жизни, о Том, Кто только и может быть назван Мессией, Христом, Кто должен установить мессианское царство, Кто должен спасти весь народ и Чьему Царству не будет конца. И вот, тем не менее, Начальника Жизни убили, – свидетельствует апостол Пётр. Но Бог воздвиг Его из мёртвых, чему все мы свидетели, – прибавляет апостол. Его единственный аргумент здесь – это свидетельство о Воскресшем и Его действиях, потому что рядом стоял сам исцелённый именем Христовым. Одно призывание Имени и, значит, призывание Самого Господа, произвело то, что так удивляло народ, – а именно вера, которая через Христа дала этому хромому совершенное здравие, что все и видели.

Удивительно, дорогие братья и сестры, в этом рассказе это дерзновение, или, другими словами, эта смелость – ведь дерзновение и означает свободное слово, смелость и полную уверенность в том, что слышащий апостольское слово человек не может уйти ни с чем, он должен его или принять – или отвергнуть, как бы пойти направо или налево, и никому невозможно остаться где-то между этим. Вот этим-то ситуация древняя, апостольская очень сильно и отличается от нашей, современной. Мы часто принимаем слово с радостью, но не очень часто хотим выбирать свою настоящую жизнь. Мы не хотим отвергать слово, и, значит, налево не идём, но не очень-то хотим идти и вправо – для жизни праведной, правой, православной, той, которая приводит нас и к праводеланию, и к праведности Нового Завета. Нас всё время тяготит что-то, нам хочется оглянуться назад, нам хочется как бы ничего не терять, и поэтому ничего не выбирать. Нам не хочется свободы – свободы выбора и той свободы, которая позволяет нам обретать дерзновение, способность произносить свободное слово перед лицом любой ситуации, перед лицом всех людей, и доброжелательных, и недоброжелательных, и близких, и дальних. Этого нам не хочется. Ну, зачем нам какие-то неприятности, если можно жить без неприятностей.

Это наше лукавство и эта наша теплохладность стали главной причиной того всемирного ослабления христианской веры, на которую теперь только ленивый не указывает пальцем. То, что нам нравится, что нам приятно, то, что нам даётся Богом и в Церкви, мы с удовольствием принимаем, а вот что-то сделать ради Бога, и тем более послужить Ему и ближним, отдав Богу своё сердце, мы считаем для себя невозможным. Но почему мы считаем себя для этого не готовыми? На каком основании, если даже хромой, и слепой, и расслабленный могут во Христе получить исцеление? А мы что, все буквально хромые, все слепые, все расслабленные? Ну нет же, в конце-то концов! Почему же мы себя считаем не готовыми к христианской жизни, даже если нужно переносить трудности, нести свой крест, менять свою жизнь, иногда радикально? Нужно лишь исповедовать свою веру и свидетельствовать о Христе Воскресшем, пользуясь каждой возможностью, которую даёт нам Бог. А таких возможностей на нашей земле неограниченное количество, вы же сами всё это видите, вы же видите в каком сейчас состоянии находятся люди!

Тут я невольно вспомнил одно маленькое огорчение принимающего нас здесь настоятеля. Ему как приходскому священнику пришлось на этой Светлой седмице, как вы, может быть, помните, отпевать одного усопшего в эти дни человека. И он после этого несколько раз мне говорил: «Ну что же такое – в храме звучит "Христос воскрес, Христос воскрес!", а все люди стоят в чёрном, ни на что не обращают внимания и только плачут». В нормальном случае надо было бы таковым отказать в христианском отпевании, потому что очевидно, что в них совсем нет христианской веры. Но ведь это немыслимо, это будет как взрыв. Ведь отпевание стало народным обычаем: когда кто-нибудь из ваших родственников, не дай Бог, умрет – пусть он и нецерковный, как теперь это называется, т.е., говоря прямо, неверующий, хотя, естественно, крещёный и, может быть, раз в год заходивший в церковь (а может быть, и реже), его надо отпеть. И попробуйте откажите...

Мы с вами, естественно, не революционеры, мы, естественно, не за то, чтобы переворачивать вверх дном существующие в церкви порядки, но мы активно ищем выход из создавшегося положения. Ничего в церкви никогда не надо ломать, потому что это всегда приводит к худшему (вы это все уже знаете, даже если ещё не очень-то близко знакомы с церковной историей), приводит к расколам, искушениям, осуждениям. Поэтому нельзя взять и просто, вот так напрямую решить все эти вопросы. Но нельзя и ничего не делать!

Так какое здесь наше дело, друзья мои? Только одно – свидетельство, подобное свидетельству апостола Петра. К этому свидетельству призваны все. Вы думаете, только молодые братья? Совсем не только. И сестры, и люди не очень молодые – все призваны к свидетельству о Христе и Его духовной силе Любви. В наше время для каждого из нас это задача номер один. Но и тут мы должны понимать: чтобы свидетельствовать так просто, ясно, коротко, как это делали апостолы, надо самим иметь некую внутреннюю силу, надо быть внутренне убедительными. Не в том смысле, что человек должен превратиться сразу в ангела или в существо безгрешное, – нет, ибо никому никогда это не удастся на земле, отчего мы и ожидаем Небесного Царства, а иначе бы это Царство наступило уже здесь, на земле. Но вот научиться преодолевать все препятствия на своём пути силой Божьей, с помощью благодати Святого Духа, Духа Христова, мы можем. Мы должны прежде всего так относиться к своей совести, к своей вере, чтобы любой, даже малый, независящий от нас компромисс, пусть невольный, пусть даже идущий испокон веков или навязанный современной цивилизацией, ощущался нами как боль, как отход от прямого пути Божьего, требующий исправления.

Нам нужно научиться жить единой жизнью, чтобы все её стороны были посвящены Христу, посвящены Богу, чтобы мы всегда были открыты ко всей Церкви, а через неё и ко всем людям и обстоятельствам нашей жизни. Да, это большой труд, и этот труд будет совершаться всю нашу жизнь. Не надо думать, что, мол, я ещё поучусь лет десять, вот тогда-то и возьмусь за дело служения. Учиться надо, и не десять лет, а больше, но всем начинать служить надо сейчас же. Надо стараться скорее приводить в соответствие все стороны своей жизни: и семью, и работу, и дачу, и отношения с родственниками, друзьями, приятелями, и с кем угодно – и свою внутреннюю жизнь, и внешнюю. У нас нет нескольких жизней на земле, она у нас одна, и поэтому она должна быть единой. Повторяю, мы не за то, чтобы переворачивать всё вверх дном. Даже встречаясь с трудными и компромиссными, а то и греховными ситуациями в церкви, надо очень хорошенько думать, как из них выйти, надо молиться Богу всем сердцем, потому что мы должны понимать: если мы этого не сделаем, то мы потеряем и то, что имеем. Даже то, что вы сейчас имеете, – я уже имел возможность вам об этом говорить, – теряют 80-90% огласившихся людей. Я очень надеюсь, что благодаря тому, что сейчас происходит здесь, – а такого никогда ещё не было в полном объёме, – этого ни с кем из вас не произойдёт.

Нельзя терять даров Божьих! Апостолы показывают нам пример. Да, их духовная высота, конечно, несоизмерима с нашими возможностями. Мы никогда, может быть, не достигнем их духовной силы, но мы проявим смирение, и Господь нас за это возвысит. Мы проявим дерзновение, и Господь приложит к нашим малым силам Свою великую Силу. Апостольская проповедь продолжается! Господь перед Своим Вознесением не случайно сказал всем: «Идите, сделайте учениками все народы, а Я буду с вами во все дни – беспрерывно – до скончания этого мира».

Самое трудное в этой мире – сохранить внутреннее единство жизни и горение нашего сердца по вере и любви, тот Дух Свободы и Истины, который дарует всем Своим верным Христос. Сейчас у нас очень много препятствий на этом пути. В некотором смысле нам даже труднее проповедовать Христа, чем две тысячи лет назад, потому что у многих людей в миру уже сложилось, как им кажется, «своё» отношение ко всему, и это отношение слишком часто неблагоприятно для восприятия нашей проповеди. Да, нам труднее, но у нас есть и великие богатства церковного Писания и Предания. Это – великая сила, это – великий опыт. Вы уже хорошо знаете, что само Предание определяется именно как духовный опыт Церкви, а не как следование всем деталям, традициям и обрядам, которые когда-то были в ней. Нам нужен именно такой опыт. И вникать в него нужно так же тщательно, как и в каждое слово Писания.

И пусть наше слово, даже звучащее подчас в столь неблагоприятной обстановке современной жизни, – пусть это наше слово доходит до умов и сердец слушающих! Пусть хоть немного, но напоминает оно всем о подлинной апостольской проповеди, о том свидетельстве в духе Христа Воскресшего, которое покоряло и может покорять себе все народы!

Аминь.

Друг Жениха

Проповедь на Литургии

17 апреля 2004 г.

После этого пришел Иисус и ученики Его в Иудейскую землю и там оставался с ними и крестил. Крестил и Иоанн в Еноне близ Салима, потому что там было много воды, и приходили и крестились; ибо не был еще ввергнут в тюрьму Иоанн.

Возник спор у учеников Иоанна с Иудеями по поводу очищения, и пришли к Иоанну и сказали ему: равви, Тот, Который был с тобой по ту сторону Иордана, о Котором ты засвидетельствовал, вот Он крестит, и все идут к Нему. Ответил Иоанн и сказал: не может человек брать на себя ничего, если не дано ему с неба. Вы сами о мне свидетельствуете, что я сказал: «я не Христос, но я послан перед Ним».

Имеющий невесту есть жених, а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостию радуется голосу жениха. Эта радость моя теперь полна. Ему должно расти, а мне умаляться. Свыше Приходящий – выше всех; сущий от земли – земной и от земли говорит. С неба Приходящий – выше всех. Что Он видел и слышал, о том свидетельствует, и свидетельства Его никто не принимает. Принявший Его свидетельство печатью своею заверил, что Бог истинен.

Ин 3:22-33

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Братья и сестры, христиане!

В этом отрывке, который мы сейчас слышали, и где звучит свидетельство Иоанново о Христе, развёртывается обычная человеческая коллизия двух ближайших людей, столь близких, как бывают близки друг с другом жених и личный друг жениха. Иудеи хотели спровоцировать их на раскол, на противоречие и на зависть друг к другу: мол, вот, ты крестишь, а тот, о котором ты засвидетельствовал при Иордане, тоже крестит; что же это такое, он как бы делает твоё дело? Но Иоанн, конечно, не был бы пророком, если бы не раскусил этой хитрости и злого умысла неверующих иудеев. Поэтому Иоанн здесь, как и апостол Пётр, когда сбежались к нему люди после исцеления хромого, свидетельствует, пользуясь этим моментом, чтобы сказать о том, что истинно.

Сначала он смиренно ставит себя вновь на второе место, он снова повторяет, что он не Христос, что он лишь послан пред Ним. Дальше он говорит, что он, тем не менее, как друг жениха, и поэтому он радуется радостью великой тому голосу Жениха, который он слышит. Для Иоанна это действие Иисуса очень важно, потому что подтверждает его откровение о Том, на Ком простерлось Божье благоволение. Радость исполняет его сердце. Никакой зависти, никакой ревности, никаких противоречий не возникает в нем. Более того, Иоанн понял, что свою великую пророческую миссию он уже исполнил: он приготовил, как мог и как могли принять другие, путь. Тот, кто хочет быть с Богом, теперь, зная путь, имеет возможность достичь этой цели. Иоанну же самому теперь надо умаляться, а Тому, на Кого он указал, следует возрастать. «Ему должно расти, а мне умаляться», – совершенно спокойно говорит великий пророк, Предтеча и Креститель Господень Иоанн.

После этого Иоанн говорит о Том, Кому должно расти. Он называет Его Грядущим и Приходящим свыше. Он свидетельствует, что именно Он и есть выше всех. С Неба приходящий – выше всех, и если не примут Его свидетельства, то отвергнут воление Неба. Принимающие же свидетельство Христово этим заверяют как печатью истинность веры в Бога, истинность и действенность этой веры, потому что Бог действует всегда истинно.

Нам с вами, дорогие братья я сестры, ещё не однажды в жизни придётся обращаться к этим словам, потому что всем нам надо возрастать в вере во Христа. Мы все прекрасно понимаем, что глубина и полнота этой веры в нас ещё недостаточна. Мы должны возрастать в познании Сына Божьего. К этому же будет потом призывать в своих посланиях апостол Павел. Надо возрастать в познании Того, Кто выше всех, Кто есть Небесный Человек, Кто есть единственный Посредник между Богом и людьми. Нам нужно возрастать в нашей вере, только тогда сила Божья, совершающаяся и в немощи, будет действовать беспрерывно, несмотря ни на какие немощи.

Пусть же, дорогие братья и сестры, это свидетельство Иоанново сейчас нас укрепит и направит к Богопознанию, которое, конечно, никогда не должно становиться абстракцией, не должно становиться кабинетным занятием или идеологией. Нам нужно, чтобы наше познание Бога сразу превращалось в нашу жизнь. Мы не должны жалеть себя, своего времени и своих сил ради этого познания и ради этого действования. Мы должны иметь жизнь с избытком, её нам не просто обещает, но уже дарует Сам Христос.

Иоанн был уже Другом Жениха и еще последним пророком Ветхого Завета. Он не был свидетелем Креста и Воскресения. Поэтому даже меньший в Царстве Небесном стал больше него. Мы, может быть, самые меньшие в Небесном Царстве, но и мы призваны стать больше его. Будем же помнить об этом!

Аминь.

Мы благодарим всех

Слово после Вечерни

17 апреля 2004г.

Неделя о Фоме

 

Христос воскрес!

С праздником, дорогие братья и сестры!

Началась новая неделя – неделя о Фоме, том самом, который вошёл в народное сознание как Фома неверующий. На самом деле он был верующим, хотя в какое-то время и сомневающимся. Нам не однажды приходилось говорить о том, что не всякое сомнение плохо. Бывают сомнения, действительно, отвратительные, которые изгоняют из человека веру, а бывают сомнения ума, которые заставляют человека думать, заставляют ставить неудобные вопросы и искать на них правильные ответы. И вот такие сомнения бывают даже полезны – для того, чтобы никто из нас не оставался, не топтался на старом месте, чтобы каждый из нас понимал, что надо, действительно, как вы сейчас и слышали, идти всегда вперёд и вверх. Мы с вами старались это делать всю прошедшую неделю. Мы очень благодарны всем тем, кто помогал паломникам, приехавшим сюда, чтобы обрести божественный Свет, чтобы укрепиться в христианской жизни. Мы благодарим Бога и надеемся, что эта благодарность не уйдёт из наших сердец никогда, что бы с нами ни происходило.

Мы надеемся, что Господь сохранит этот приход, сохранит и всех тех людей, которые сюда приходят. Этот приход стал по-своему знаменитым. Он и раньше был небезызвестным, а сейчас он стал просто знаменитым, благодаря тому, что люди, приезжающие сюда, радуются, видя то, как живёт Церковь, как она поныне может жить. И, наверное, эта радость, возникающая иногда даже у людей, лишь случайно зашедших в этот храм, является лучшим свидетельством того, что не может и не должно быть инерции в церковной жизни. Ничего нельзя совершать механически в области духа. Надо всегда жить живой жизнью, как Господь наш, ведь хотя Он и должен был умереть за народ, однако Он снова обрел эту Жизнь, чтобы уже никогда не терять её. Мы верим во Христа Воскресшего, мы свидетельствуем о Воскресении Христовом, глядя друг на друга, глядя в лицо ближнему своему и ощущая себя внутри Церкви, пусть последними, пусть самыми недостойными, но всё-таки внутри нее.

Пусть же Господь Своею благодатью всех нас сохранит и укрепит, укрепит нашу взаимную любовь и дружбу, укрепит наше братство, чтобы этот дух братолюбия и общения приносил свои все новые и новые плоды!

Христос воскрес!

Трудности и и искушения еще неизбежно будут

Проповедь после Утрени в поезде

18 апреля 2004г.

 

Христос воскрес!

С праздником, дорогие братья и сестры!

Сейчас мы с вами заканчиваем наше маленькое паломничество. А это была, конечно, не просто поездка, вы это хорошо понимаете, тем более не просто какой-нибудь турпоход – это было именно паломничество. Когда же мы заканчиваем паломничество, мы всегда стараемся подвести итоги, сделать выводы из того, что мы видели, слышали, что мы прожили.

Мы прекрасно понимаем, что радость Христова Воскресения нам помогала преодолевать все искушения, все трудности на этом пути. Мы прекрасно видели, сколько было этих трудностей, может быть, даже больше, чем можно было ожидать. Как мы немного в шутку говорили, каждый вечер из новопросвещённых выходили всякие «бесики» – они постепенно вылезали, вылезали, вылезали... Мы надеемся, что там ничего особенного, серьёзного уже не осталось, но всё-таки надо быть осторожными, потому что искушений у вас ещё будет много. В нас ещё так много инерции, очень много того, что будет твориться по привычке, по сложившемуся образу мыслей, образу действий. Что делать, так человек устроен – он быстрее всего меняется в своём духе, в своей духовной основе, потом идёт душевное и только потом – телесное. Но даже духовное изменить бывает не всегда просто, а что говорить про всё остальное. Это иногда проявляло себя смешным образом, даже самым простейшим – например, в том, насколько мы оказались привязаны к каким-то своим привычкам, скажем, утром поесть или не поесть, что есть, когда есть, сколько и с кем есть и т.д. Это проявляется, начиная с очень простых вещей и кончая вещами уже довольно-таки серьёзными, когда мы действительно ещё не имеем внутреннего ритма молитвы – он есть в нас, но он ещё довольно внешний, как бы организованный самой нашей внешней жизнью. Это хорошо, когда мы велению жизни бываем послушны – это очень неплохо. Но мы сейчас и здесь не должны оглядываться назад.

Обратите внимание: подведение итогов – это не есть оглядка назад, это что-то совсем другое, это – набирание мудрости и опыта. Так что научитесь эти вещи различать, потому что ведь можно не делать выводов ни из чего в жизни, и тогда никакого духовного богатства на Небесах не соберёшь. А Господь говорит, чтобы мы собирали это духовное богатство. Совсем иное дело – взявшись за плуг, оборачиваться назад, тосковать о «мясах Египетских», как мы иногда говорим, т.е. о некоторых удовольствиях и прелестях прежней жизни, которые вроде уже и неудобно брать с собой в жизнь церковную, христианскую, а в то же время душа иногда тоскует и вспоминает всё это: иногда какой-то комфорт, иногда какие-то другие моменты, с которыми мы с удовольствием пошли бы сейчас на компромисс. И эта некоторая внутренняя наша нечёткость ещё будет о себе долго давать знать, потому что жизнь свою поменять действительно бывает непросто.

Конечно, очень хорошо то, что так удивительно, по Божьей благодати, всю неделю мы с вами каждый день совершали богослужения. Богослужение оказалось чуть ли не в центре нашей с вами жизни. И, может быть, это хорошо, потому что в Москве это сделать труднее, на сегодняшний день даже совсем трудно. Не то что прямо невозможно, как некоторые говорили: «Ну, в Москве вообще ничего такого быть и не может». Почему не может? Мы семь лет, с 90-го до 97-го года так служили в Москве, а до этого ещё в Электроуглях больше года, когда я стал священником (конечно, пока я был дьяконом, я мог только русифицировать чтение Евангелия и больше ничего). Так что «всё возможно верующему». Помните эти слова Господа – «не бойся, только веруй». Пусть эти слова Христа укрепят нас сейчас, потому что сама сила Воскресения в этой вере и проявляется.

Мы с вами всегда стараемся соединить нашу веру с нашей жизнью. Давайте же и дальше это делать, причём достигать при этом полноты и совершенства, доводя всякое доброе дело до конца. Святые отцы писали для каждого христианина: начинаешь доброе дело – знай, что ты должен его обязательно завершить, обязательно закончить. Если ты даже на один процент не кончил его, если ты не довёл чего-то до конца, до совершенства, до полноты – ты дела не сделал. Мы же часто очень любим хвалиться несделанными и недоделанными делами: вот, сколько труда я положил на это, сколько труда положил на то. Спросишь же: а ты сделал дело, ты кончил? – А-а, пусть другие доделывают. Знайте же, что это не христианский подход, это совершенно не христианский опыт, который мы должны оставить за рамками своей жизни.

Никогда ни от кого другого мы этого требовать не будем, но мы будем требовать это от себя. Другой христианский принцип жизни – «начинать всегда с себя». Хочешь, чтобы что-то было в жизни лучше – прежде всего сделай это сам, не оглядываясь ни на кого – ни на старших, ни на младших, ни на иерархию или на историю, на предания, на отцов. Ни на кого не оглядывайся! Если ты знаешь, что в том-то и в том-то есть воля Божья, – делай, Господь тебя благословит. Если ты сомневаешься, подойди под благословение к священнику. У нас с вами ещё нет такой привычки, мы с вами ещё плохо знаем, когда нужно советоваться, а когда мы можем по вере своей смело, дерзновенно совершать дело сами, никого не спрашивая, ни на кого не оглядываясь. Теперь думайте, когда нужно – действительно нужно! – получать на свое дело благословение иерархии, или духовного попечителя, или духовного отца, или еще кого-то из старших. Очень важно иметь тех людей, которых мы признавали бы старшими по отношению к себе, иначе мы всё время будем, как говорится, «работать на снижение». У каждого из нас должны быть и младшие, о которых мы должны печься, и старшие, у которых мы должны учиться. Господь говорит: «Никого не называйте себе учителями на земле», и это правильно. Учителем с большой буквы, как и Наставником с большой буквы, всегда является один Господь Бог. Но мы никого из людей и не абсолютизируем, никого не обожествляем. Мы прекрасно понимаем, что ошибиться может любой. У нас нет учения о том, что кто-то непогрешим в церкви «ex cafedra», – патриарх ли это, собор, духовник ли это или старец, – нет у нас такого учения. Хотя в практике, к сожалению, такое мнение часто присутствует, мы должны знать, что в Православной церкви такого учения нет. Непогрешим один Господь Бог! Поэтому мы должны всегда рассуждать, т.е. иметь дар рассуждения, однако, не для того, чтобы давать себе поблажки. А то некоторые из нас поступают так: если гладят их, так сказать, по головке, то это им нравится, и тогда они будут всё исполнять, а если против шёрстки, не по головке их гладят, значит, они исполнять ничего не будут, думая: а вдруг кто-то ошибается? Такого рода произвол всегда будет против вас, он будет для вас разрушительным.

Конечно, для многих проблемой остаются те стороны вашей жизни, которые ещё недостаточно воцерковлены. Я имею в виду семейную, рабочую, профессиональную, общественную, культурную жизнь, но прежде всего семейную и профессиональную. Это самое трудное для тех, кто сейчас только воцерковился. Те, кто прежде воцерковился, кто уже прошёл этот кризис, тот знает, что делать в трудных случаях, когда возникают противоречия в семье или на работе. А кто не прошёл эти искусы, тот ещё будет спотыкаться, потому что ему будет всё время казаться, что нужно выбирать между Богом, допустим, и мужем, между Богом и ребёнком, между Богом и работой. Это – ложная постановка вопроса, но легко уйти от нее может только опытный человек. Если у вас что-то будет не получаться, лучше не спешите с выводами, лучше подойдите и спросите. Вот это я вам хочу сказать заранее, потому что таинствоводство ещё продолжается, мы с вами до Дня всех святых ещё много чего должны будем пережить – и радость, и необходимость проходить узкими вратами и тесным путём.

Никогда не забывайте и о том, каким путём ведёт нас Господь. А Он ведёт нас узким путём, через тесные врата, потому что широкие врата ведут в погибель. Вы можете идти широким путём, но помните, куда вас приведёт этот путь. Когда вы хотите себе комфорта, и внешних радостей, и внешнего покоя, для чего придётся всё больше и больше идти на компромиссы, оборачиваться назад, тогда вы не придёте туда, куда вы хотите попасть. А хотите вы попасть в Жизнь, во Свет. Этого хочет всякий человек, у которого сердце правильно устроено. Вот это, может быть, и есть самое трудное.

Повторяю, такие трудности неизбежно ещё будут, не нужно думать: а, мы быстренько всё это решим. Быстренько таких вещей не решишь, ведь что-то еще должно будет измениться в сознании ваших домашних, они должны будут научиться вас уважать, особенно если они неверующие. Даже если они неверующие, они должны вас уважать, если они вас хоть на каплю любят. Всё-таки обычно домашние друг друга хоть на каплю любят, даже если у них бывают и конфликты, и непонимание, и то, и сё. Так вот, если хоть на каплю любят, то они должны научиться вас уважать в ваших духовных потребностях. Они никогда не должны вам указывать: ну ладно, сходи в храм, но только причастись – и сразу беги домой: зачем тебе ходить на какие-то встречи, а зачем тебе то, а зачем тебе сё? Помните, что вы всегда должны подчиняться более Богу, вы должны устраивать свою духовную жизнь так, чтобы она соответствовала воле Божьей в вашей жизни, и никто, тем более неверующий, указывать вам формы вашей жизни не может. О духовном, – говорит апостол Павел, – судить никто не может, потому что не понимает духовного. Поэтому не давайте никому судить о вашей духовной жизни, даже если она будет несовершенна, даже если вы где-то будете делать ошибки, даже если вы где-то согрешите. Каждый верующий стоит сам пред Богом, а если он и падает, то пред Господом падает, и силен Бог восставить его. Бог силен восставить вас, даже в случае, если вы где-то согрешили, сделали или сказали что-то неправильно, нехорошо.

Для исправления будет у вас и возможность регулярной исповеди, будет у вас и возможность духовной беседы каждую неделю. Рядом с вами будут ваши замечательные катехизаторы, а главное – с вами всегда рядом будет Господь. С вами всегда будет и Слово Божье – Писание, но и ваши открытые сердца, и совесть ваша пред Богом. Вот это самое важное, и это подчас бывает очень-очень трудно.

Я знаю, что у некоторых из вас здесь есть определённые напряжения, и даже если они на данный момент не очень явны, они очень вероятно скоро проявятся с большей силой. Это неизбежно, потому что через эти кризисы всем надо пройти. Люди обычно не привыкли уважать духовную жизнь других, даже своих самых близких. Они привыкли как бы немножко тоталитарно относиться к ним: ты – моя жена, значит ты должна во всем слушаться только меня. Иногда даже ставят ультиматум, вплоть до развода. А вы всё равно не должны этого бояться. Если вы не окажетесь верными Богу, начнёте колебаться, то всё, и семью потеряете, и Бога потеряете. Не будете колебаться, тогда «по вере вашей будет вам». Это проверено многими годами. Я думаю, что этому мы с вами тоже немного начали учиться на протяжении Светлой седмицы – первой седмицы таинствоводства.

Новокрещёные смогут, конечно, и далее приходить на таинствоводственные беседы в белых облачениях, пока не кончится таинствоводство. Может быть, в храм их не стоит одевать, на Светлой седмице это ещё можно как-то объяснить людям, находящимся в храме, но если это будет за пределами Светлой седмицы, боюсь, что ни священники, ни народ не в состоянии будут этого вместить. Это для нас не жизненно важный вопрос, не принципиально важный, здесь можно будет пойти на небольшой компромисс – в храме быть уже как все. На таинствоводство же всё-таки берите свои белые одежды и участвуйте в ваших замечательных таинствоводственных встречах, конечно, в белом. Ваш духовный брак продолжается, ваше торжество ещё не закончилось, манна пока ещё падает, как вы видите.

Я надеюсь, что радость Христа Воскресшего будет питать не только вас, она будет питать и ваших ближних, всех ваших друзей, знакомых, родных, приятелей, детей – всех, с кем Господь вам даст еще встретиться. И я думаю, что каждый из вас хотя бы частичку этого Света сможет принести своим ближним, даже если они в чём-то вас не поймут, даже если они где-то будут ворчать, или противоречить, или даже раздражаться и гневаться на вас, и, может быть, по неловкости, по неопытности или по неверию говорить вам какие-то неприятные слова. Всё равно – умейте прощать, умейте проявлять и своё смирение, и при этом пред Богом – дерзновение, ту самую свободу слова, о которой мы с вами уже говорили.

Да сохранит всех вас Господь на этом пути!

Христос воскрес!

Об авторе

Кочетков Георгий, священник

Ректор СФИ. Кандидат богословия

Миссия

Современная практика миссии, методы и принципы миссии, подготовка миссионеров и пособия

Катехизация

Опыт катехизации в современных условиях, огласительные принципы, катехизисы и пособия

Миссиология

Материалы по миссиологии и истории миссии, святоотеческие тексты и рецензии

Катехетика

Материалы по катехетике и истории огласительной практики, тексты святых отцов-катехетов

МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив