Катехизатор — это вдохновенный переводчик

Владимир Якунцев, преподаватель катехетики в СФИ и катехизатор, отвечает на вопросы об особенностях катехизации современного человека

Катехизация в современном российском обществе затруднена многими факторами. Долгие годы гонений от атеистических властей в нашей стране привели к духовному одичанию народа, и мировые процессы глобализации, секуляризации это усугубили. Какой должна быть катехизация в церкви сейчас, чтобы отвечать на вызовы времени?

Владимир Якунцев: Действительно, ситуация, в которой катехизацию приходится проводить, постоянно меняется. В Вашем вопросе перечислены всем известные факторы, процессы, которые влияют на нее в нашем современном российском обществе. Но, с другой стороны, переоценивать эти влияния не следует. Потому что человек все-таки остается человеком, и у него есть, как их некоторые называют, «базовые потребности». И к этим потребностям относятся не только поесть, попить, поспать и т. д., но и, причем в первую очередь, потребность в обретении смысла жизни, потребность во вдохновении.

Катехизация должна  помогать удовлетворить вот эти последние и самые главные из перечисленных мною потребностей.

Катехизация во все времена должна быть вдохновенной. Она должна предполагать достаточно ясное, четкое раскрытие церковного учения в евангельском духе. Она должна избавлять от всяких подмен, всяких теорий, которые вроде бы церковные и христианские, но на самом деле нецерковные и нехристианские; должна избавлять людей от ложных надежд  и утверждать надежду подлинную.

Но, тем не менее, все равно катехизация по своим формам, по своим методам должна соотноситься с культурными, социальными и психологическими особенностями современных людей. Поэтому она должна быть максимально интерактивной, максимально личностной, давать возможность  катехуменам четко выражать свою позицию, задавать вопросы. Она должна быть интенсивной. Вот это, наверное, самые важные требования, которые нужно приложить к современной катехизации. Еще раз хочу повторить, что слишком переоценивать вот это «изменяемое» в катехизации не стоит. Трудности, конечно есть. Но, как правило, самые большие трудности в ней не в том, чтобы ее адаптировать к тем или иным условиям. Самая большая трудность в том, чтобы она была незанудной и немутной, т.е. вдохновенной  и ясной. Чтобы она была настоящей помощью обратившимся к Богу и ко Христу на пути к их воцерковлению — ответственной, серьезной, глубокой подготовкой к крещению.

Что необходимо обязательно знать и уметь современному катехизатору? Есть ли здесь какой-то определенный минимум знаний и умений?

Владимир Якунцев: Здесь я ничего неожиданного не скажу. Тот, кто всерьез занимается катехизацией, должен знать — это требование во все времена — церковную кафолическую традицию. Нужно, во-первых, различать пласты предания (миссионерский, огласительный и таинствоводственный), а, во-вторых, точно знать по каким вопросам церковное учение высказывается однозначно, а по каким нет. Кроме традиции достаточно хорошо нужно знать язык, культуру людей, которых катехизатор оглашает. Причем, знать не просто какие-то общекультурные вещи, но и вещи, связанные с субкультурами, он должен понимать намеки. Т.о., он должен уметь перевести содержание церковного предания, которое обычно выражено на языке, понятном только узкой прослойке специалистов, на язык живых ассоциаций, понятный катехуменам. И это трудная и важная задача.   И, конечно, он должен быть общительным человеком, способным выстраивать с людьми ровные и отрытые отношения.

Свято-Филаретовский институт, которому в этом году исполняется 25 лет, не является катехизаторским институтом, т.е.  он специально катехизаторов не готовит. Однако многие выпускники института несут именно это служение в церкви. Например, все шестьдесят катехизаторов Преображенского братства, которые ведут катехизацию более чем в тридцати городах, это выпускники СФИ. Почему катехизатору важно иметь качественное духовное образование?

Владимир Якунцев: Духовное образование дает знание традиции, а катехизатор — это тот, кто передает традицию. Причем очень важно, что он должен не просто ее передать, а выделив основное, незыблемое, бесспорное в этой традиции.  Передать это максимально ясным, доступным языком. Это задача очень сложная и очень ответственная. Поэтому катехизатор должен достаточно свободно чувствовать себя в традиции, он должен разбираться, как я уже сказал выше, в пластах предания, различать их, понимать, что нельзя какие-то вещи смешивать, но и нельзя в то же время их разрывать.  Есть что-то первичное, и есть что-то вторичное в предании, один и тот же вопрос может быть раскрыт по-разному в зависимости от того, на каком «участке пути» находится сейчас катехумен, который его задает. Поэтому без духовного образования служение современного катехизатора невозможно. Свято-Филаретовский институт действительно является очень удобным местом для подготовки катехизатора. Потому что он кроме хорошей богословской базы дает еще и хорошую гуманитарную подготовку, что принципиально важно. Раньше он, кстати, специально именовался «миссионерско-катехизаторским», но перестал это делать, не потому что не справился, а потому что стал ставить перед собой более широкие задачи.

Поэтому будущий катехизатор может получить в СФИ вполне достойное образование, адекватное своему будущему служению.

Сейчас во многих епархиях открывают курсы катехизаторов, обучение на которых длится от двух месяцев до двух лет. Как развивался вопрос о подготовке катехизаторов в церкви и возможно ли подготовить катехизатора за два года?

Владимир Якунцев: После того, как было принято решение о введении катехизации и обязательной подготовке к крещению в нашей церкви, встал вопрос о подготовке и самих катехизаторов. Несколько лет проводились встречи, семинары по изучению существующего опыта подготовки катехизаторов в нашей церкви. Это делалось, в частности, в рамках Рождественских чтений. Понятно, что этот опыт оказался очень разным, а не просто разнообразным: от курсов при приходах длительностью в несколько недель до полноценного высшего духовного образования. Одним из примеров последнего подхода являлся и наш институт.

После всяких согласований в конце 2012 года Высшим церковным советом, насколько я помню, был принят пакет документов, который определяет норму этой подготовки. Было определено, что в среднем катехизатор в нашей церкви должен получить образование в объеме полубакалавриата, это так называемые среднесрочные курсы. Есть ещё вариант краткосрочных курсов. И было определено, что если кто-то хочет служить катехизатором в церкви, то он должен пройти аттестацию и далее проходить ее раз в пять лет. Собственно, эти решения сами по себе говорят о том, что подготовить катехизатора за несколько недель нереально, это признано. Но, с другой стороны, если готовить катехизаторов только с высшим духовным образованием, то эта задача в наших условиях, как посчитали в наших церковных структурах, становится нерешаемой: катехизаторов необходимо очень много (кто-то подсчитал — нужно срочно 11 тысяч катехизаторов), и в таком масштабе это сделать удастся нескоро.

Можно ли подготовить катехизатора в среднесрочном варианте? Для меня это сложный вопрос. Мне кажется, что для той минимальной и начальной программы, которую сейчас рекомендуют на приходах, можно.

Но, сразу хочу сказать, что в нормальном случае должно совершаться движение к полной святоотеческой катехизации, и я надеюсь, что это будет постепенно происходить. А с возрождением системы святоотеческой катехизации будут возрастать и требования к катехизаторам. Для того, чтобы вести полную катехизацию, исходя из святоотеческих принципов и норм, катехизатор, конечно же, должен иметь только высшее духовное образование. Он должен помочь оглашаемым пройти и этап «слушающих», и этап просвещения, и мистагогию (таинствоводство). Все это предполагает высшее духовное образование.

Сейчас много говорят и пишут о необходимости воцерковления молодежи, призывают активизировать усилия в этой области. Какие есть особенности воцерковления молодежи?

Владимир Якунцев: Есть большая разница между теми, кому 16-20 лет, и теми, кому 25 лет. Нужно различать такую молодежь, через запятую их не поставишь. На рубеже 19-22 лет у молодых людей, в среднем, завершается определенная внутренняя эпоха и начинается другая. Иногда это связано с окончанием учебы в вузе, когда человек становится взрослым. До этого возраста чего-то существенного в жизни молодых людей не хватает, человек не обретает каких-то своих границ, существенно сказываются «немощи возраста».

Мы ведь привыкли говорить о «немощах возраста» применительно к пожилым людям, но и к молодым это выражение тоже можно отнести. Молодой возраст тоже накладывает свои существенные ограничения. Какие же «немощи» есть у молодых людей? Это, как ни странно, избыток физических и душевных сил и отсутствие реального жизненного опыта. Знания есть, способности есть, силы есть, которые при нашем устроении общества девать особенно некуда. Поэтому у молодых людей неизбежно есть какие-то ложные надежды на них, они словно пьяные — им «море по колено». Они думают, что умнее взрослых и могут сами избегнуть всех ошибок, что они более открытые и творческие люди, чем их «предки», имеют больше технических возможностей и пр. Это особая молодежная гордыня сопровождается почти всегда приступами депрессии и уныния. Конечно, бывают исключения из этого правила, но редко. Поэтому молодежи нужно помогать и готовить ее к настоящему, полному воцерковлению. Полное воцерковление может быть только для взрослых, т. е. для тех, кто уже перешагнул этот рубеж в 21-22 года. До этого возраста, в среднем, полная катехизация вряд ли возможна.

Вы преподаете курс катехетики в СФИ. Есть ли в Вашем курсе что-то, что поражает, удивляет студентов?

Владимир Якунцев: Предмет такой, что мне на каждой лекции удается удивлять студентов именно самим его содержанием. Поэтому что-то конкретно отметить очень сложно. Многих удивляет, насколько путь человека и до обращения, и после обращения к Богу и Церкви до принятия обетов крещения продуман, осмыслен в традиции. Как много наблюдений, откровений с этим путем связано. Предмет «Катехетика» имеет существенную экзистенциальную глубину, ведь мы говорим о духовных состояниях людей, о степени их зрелости. Поэтому студент неизбежно проецирует все это на себя, оценивает сам себя, а это тоже достаточно непросто. Часто выясняется, что и какие-то свои духовные вопросы он в свое время решил для себя некачественно.

В каких ещё духовных учебных заведениях преподается курс катехетики?

Владимир Якунцев: Сейчас курс катехетики кроме нашего института преподается в Москве на Богословско-педагогических (катехизаторских) курсах во имя священномученика Фаддея Тверского. Вообще на курсах, в рекомендованной ОРОиКом программе подготовки катехизаторов, есть существенный блок тем, которые связаны с катехетикой, — это история катехизации, организация катехизационного процесса, методика проведения встреч. Есть надежда, что преподавание катехетики распространится и будет качественным.

Беседовала Наталья Адаменко

Информационная служба Преображенского братства

comments powered by Disqus