Современные вопросы подготовки катехизаторов

Обзор VI богословско-практической конференции СФИ (28-30 мая 2012). Миссионерское обозрение. 2012. № 5

С 28 по 30 мая в Москве состоялась международная богословская конференция «Традиция святоотеческой катехизации: современные вопросы подготовки катехизаторов». Уже третий год подряд специализированная богословско-практическая конференция Свято-Филаретовского православно-христианского института была посвящена вопросам, связанным с воцерковлением взрослых людей.

В этом году по благословению епископа Кемеровского и Новокузнецкого Аристарха соорганизатором конференции выступил Отдел религиозного образования и катехизации Кемеровской и Новокузнецкой епархии.

В конференции приняли участие более 70 человек из 17 епархий Русской Православной Церкви и 23 городов – от Лиссабона до Хабаровска. Среди них – клирики и миряне, руководство, преподаватели и студенты духовных школ, представители епархиальных отделов по миссии и катехизации. В течение трех дней работы конференции в стенах СФИ прозвучало 12 докладов, состоялись широкие дискуссии по каждому из них, и прошло два круглых стола. По уже сложившейся традиции, все участники также имели возможность посетить огласительные встречи в группах, которые вели катехизаторы – выпускники или студенты Свято-Филаретовского института.

Проблема возрождения катехизации поставлена перед Русской Православной Церковью самой жизнью. Не случайно практически с самого начала своего первосвятительского служения Святейший Патриарх Кирилл стал говорить о необходимости серьезной подготовки людей к крещению. В конце прошлого года Священный Синод принял документ «О религиозно-образовательном и катехизическом служении в Русской Православной Церкви», который не допускает крещения без подготовки взрослых, а также детей без церковных крестных. В этой связи стал особенно актуален вопрос о том, кто и как может проводить эту подготовку – и где взять этих людей.

Профессор священник Георгий Кочетков, ректор СФИ: «Мы всегда выбирали для обсуждения самые насущные проблемы. Поэтому три года назад мы занялись темой катехизации и сразу поняли, вопервых, что попали в точку, а во-вторых, что одной конференцией мы никак не обойдемся».

Священник Андрей Мояренко, сопредседатель оргкомитета конференции, заместитель ректора Новокузнецкой православной духовной семинарии: «Без длительной катехизации нельзя достичь становления церковной жизни, к которой мы все призваны. А наше время открывает для этого все возможности. Просто нужно идти вглубь, проявлять инициативу, служить, работать, двигаться в этом направлении. Это первая конференция, которую мы разбиваем на две части, чтобы в ней смогло участвовать как можно больше заинтересованных людей».

Профессор Александр Копировский, сопредседатель оргкомитета конференции, ученый секретарь СФИ: «Сейчас совершенно очевидно, что есть призвание от Бога, чтобы катехизация в Церкви «проснулась». Для этого мало инициативы даже самых дерзновенных архиереев, священников и отдельных мирян – нужно, чтобы пробудились все верные члены Церкви. В процессе подготовки конференции оргкомитет решил, что каждый из участников должен сам задать себе главный вопрос: “Чего лично мне не хватает, чтобы стать настоящим катехизатором?”».

Показательно, что в этом году не только возросло число, но и значительно расширилась география участников конференции. Епархии: Архангельская, Белгородская и Старооскольская, Владимирская и Суздальская, Волгоградская и Камышинская, Воронежская и Борисоглебская, Гомельская и Жлобинская, Екатеринбургская и Верхотурская, Кемеровская и Новокузнецкая, Корсунская, Красноярская, г. Москва, Московская, Симферопольская и Крымская, Санкт-Петербургская и Ладожская, Тверская и Кашинская, Ростовская и Новочеркасская, Хабаровская и Приамурская.

Духовные учебные заведения и синодальные отделы: Свято-Филаретовский православно-христианский институт; Новокузнецкая православная духовная семинария; Отдел религиозного образования и катехизации РПЦ; Синодальный миссионерский отдел; Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет; Белгородская православная духовная семинария; Российский православный университет св. Иоанна Богослова; Хабаровская духовная семинария; Курсы для катехизаторов во имя сщмч. Фаддея, архиеп. Тверского при РПУ св. Иоанна Богослова.

К истории вопроса

Необходимость возрождения катехизации как целостного, последовательного, личностного и церковного научения основам христианской веры, молитвы и жизни – наболевший вопрос для Русской Православной Церкви. Это связано, с одной стороны, с тяжелым наследием советской эпохи, не только подавлявшей людей атеистической пропагандой. Что еще важнее, она отучила их общаться и доверять порой даже своим близким, друзьям и соседям, не говоря уже о доверии к Богу. Очевидно, что людям с советским прошлым сегодня особенно трудно всерьез прийти к Богу и в Церковь. С другой стороны, проблема воцерковления и полноты церковной жизни актуальна не только для современной Русской Церкви, но уходит корнями в ранние века христианской истории. Тогда после периода прямых гонений христианство, исповедание которого еще недавно было опасным для жизни, стало официальной религией Византийской империи. С этого времени в Церковь все чаще приходят люди, не имеющие опыта покаяния за всю жизнь и не принесшие сознательно и лично обетов верности Христу. Поэтому уже в V веке перед катехизаторами встает нетривиальная задача: научать вере и тех, кому это научение не представляется жизненно необходимым.

Приходится констатировать, что часто подобная задача стоит и перед теми, кто сегодня готовит людей к крещению. Но попытки оглашать людей неверующих или движимых корыстными, суеверными мотивами, любопытством, оказываются несостоятельными. Как правило, те, кому катехизация кажется насилием или формальностью, либо идут креститься в храм, где никакая подготовка не нужна, либо «отсиживают» предписанные две-четыре встречи, которые никак не влияют на их дальнейшую жизнь. Сегодня, когда человека внешним образом никто не ограничивает в вопросах во что верить, кому доверять, на что полагаться, чему посвящать свою жизнь, – становится очевидной простая истина. Невозможно сделать христианское откровение внятным (а именно в этом состоит одна из ключевых задач оглашения) для тех, кто не испытывает насущной потребности в поиске смысла жизни, в обретении подлинных отношений с Богом и ближними. В то же время, современные люди часто не находят ответов на свои глубокие духовные вопросы в Церкви, видя в ней лишь требоисполнительницу. Это должно заставить каждого верующего, как мирянина, так и клирика, задуматься о наших церковных перспективах.

От первого этапа – к «нулевому»

Тема конференции этого года родилась при подведении итогов прошлогодней, посвященной первому этапу оглашения, на котором Церковь традиционно называла катехуменов «слушающими». Этот этап характеризовался для них серьезным изменением образа жизни. Они обретали начатки подлинного Богопознания, учились молитве, чтению и пониманию слова Божьего, бескомпромиссному исполнению заповедей Божьих. С масштабностью задач, которые Церковь ставила перед катехуменами на первом этапе оглашения, была связана в ранней Церкви и его длительность: до 3-х лет для «нормальных» катехуменов, и до 5 – для бывших языческих жрецов и людей, имевших особо тяжкие грехи. Сейчас эти сроки вынужденно сокращаются, но принцип остается прежним: разряд «слушающих», во-первых, должен быть восстановлен в Церкви в полноте, а во-вторых, иметь определенную последовательность и ощутимую длительность.

Сборник материалов прошлогодней конференции вышел из печати как раз к открытию нынешней, хотя, как признались организаторы, специально этого никто не подгадывал. В издании опубликованы доклады и дискуссии, посвященные критериям готовности катехуменов к началу первого этапа оглашения, его длительности, внутренней логике и основному содержанию. Поднимаются вопросы научения личной и общей молитве, катехизации в приходских условиях, общения «слушающих» со священниками, с прихожанами и друг с другом, ответственности церковных общин за воцерковление оглашаемых. Рассматриваются проблемы оглашения так называемых особенных катехуменов, к которым относится в частности молодежь, как вообще не имеющая представления о христианстве, так и дети верующих родителей. Два доклада специально посвящены вопросу о том, как помочь оглашаемым освободиться от смертных грехов и научиться исполнять Закон Божий.

В этом году вместо того чтобы, двигаясь согласно логике самого катехизационного процесса, говорить о втором этапе оглашения (просвещении), было решено обсуждать вопросы подготовки катехизаторов. Ведь если нет катехизатора – невозможно говорить об оглашении вообще. Откуда брались катехизаторы в древней Церкви, как способствовать их появлению в современных условиях, каких ошибок на этом пути следует опасаться? Подобными вопросами задались участники богословского форума.

Такой выбор темы стал ответом на острую сегодняшнюю ситуацию. В семинариях и академиях катехизаторов не готовили и пока не готовят, поэтому катехизация по преимуществу остается делом энтузиастов. Не случайно среди участников конференции было очень много молодых людей, как священнослужителей, так и мирян. «Требуется какая-то особая энергия, чтобы преодолеть все жизненные трудности, которые сопровождают дело возрождения катехизации в Церкви, – отметил ректор СФИ священник Георгий Кочетков. – От катехизатора зависит так много, что о его служении и подготовке к этому служению стоит говорить специально».

Кто такой катехизатор?

Программным стал доклад профессора СФИ, члена Межсоборного присутствия РПЦ  Давида Гзгзяна «Личность и служение катехизатора в древней Церкви». По выражению автора, тема «располагает скорее к реконструкциям и гипотезам, нежели к спокойному пересказу и обобщению исторических фактов».

Служение катехизатора в древней Церкви гипотетически можно приравнять к служению церковного учителя: доподлинно известно, что первые катехизаторы были и церковными учителями. Священное Писание ставит служение церковного учительства в один ряд с пророческим и апостольским (1 Кор 12:28). Если пророчество больше связано с возвещением божественного откровения, то служение катехизатора – с его систематизацией, обобщением и разъяснением. Докладчик подчеркнул особый дар церковных учителей – делать откровение внятным для тех, кто жаждет наставления в вере. Так, выдающийся учитель III века Ориген, будучи ученым, философом, толкователем Священного Писания, вызывал восхищение современников прежде всего способностью «выводить из лабиринта философских учений», «внушать любовь к красоте и справедливости». Свт. Григорий Неокесарийский пишет о нем как о человеке, который при всей своей учености старается свидетельствовать о Божественном откровении максимально незамысловато: «Всякое божественное слово по природе весьма ясно и просто». Задача церковного учителя – сделать эту глубинную ясность и простоту достоянием тех, кто входит в Церковь, отметил Д.М. Гзгзян.

В то же время, грань между служениями пророка и учителя весьма условна: сложно себе представить, чтобы тот, кто раскрывает смысл уже сообщенного откровения, был внутренне от него изолирован. Столь тесная взаимосвязь этих служений, выступающих основой домостроительства Церкви, объясняет, почему постепенное затухание пророческого служения почти с необходимостью влечет и затухание учительства. С той разницей, заметил докладчик, что пророки исчезают, а учителя претерпевают метаморфозу: «На исходе II века появляется ряд свидетельств, в которых выражена неприкрытая досада на то, что пророки исчезли, а учителя теперь мало похожи на учителей. Правда, эти упреки раздаются из уст тех людей, которые оставались признанными учителями в Церкви. Но когда такие люди сетуют, это говорит о том, что сетуют они явно неспроста».

Представление о месте катехизаторского служения в системе приоритетов церковной жизни коренным образом меняется с началом константиновского периода, когда люди постепенно перестают связывать свой приход в Церковь с серьезным изменением жизни. Перед катехизаторами все чаще стала вставать задача подготовки к крещению тех, кто не очень заинтересован в этой подготовке. Не случайно в это время на первое место выходят ораторское искусство и риторские способности катехизаторов.

Для древней Церкви принципиально важным было понимание, что через учителя растет и укрепляется Церковь. Климент Александрийский говорил что «звание огласительного учителя есть самое высшее служение, приближающееся к служению Самого Иисуса Христа, есть служение посредника между Богом и людьми». Сегодня же в большинстве случаев необходимость наставления в вере рассматривается не как исполнение главного завета, оставленного Спасителем: «Идите, научите все народы» (Мф. 28:19), а как несущественное приложение к церковной жизни. Катехизаторы часто не воспринимаются как служители в Церкви, что вполне объяснимо многовековой инерцией, отметил отец Георгий Кочетков. Аналогичным образом, проповедь часто не воспринимается как центральная часть богослужения. Но если катехизаторы покажут результат своего служения, если люди будут не прицерковляться, а воцерковляться, то это может значительно изменить церковную ситуацию, уверен отец Георгий. Ведь катехизация – это таинство Слова, в котором участвует не только катехизатор и оглашаемые, но и сам Господь. По опыту длительного оглашения в Преображенском братстве можно сказать, что люди обретают большое доверие к катехизатору, желание и силы изменять свою жизнь, если встречают в нем не преподавателя или лектора, живущего по законам мира сего, а настоящего свидетеля веры, молитвы и жизни.

В строгом смысле слова «подготовить» или тем более «обучить» такого человека невозможно. И сегодня не существует методики, которая могла бы гарантировать всестороннюю подготовку катехизатора к служению. Это, кстати, одна из причин, по которым СФИ – едва ли не единственный православный вуз, где катехетика преподается как отдельный (и притом основной) предмет, – не ставит перед собой задачу выпуска дипломированных катехизаторов. Как отметил Д.М. Гзгзян, «приходится констатировать парадоксальную вещь: катехизатора подготовить невозможно, хотя готовить его нужно». Все это ставит вопрос о среде, в которой катехизатор может родиться.

Главная методическая рекомендация – воздержание от методик

Сегодня, чтобы возродить катехизаторское служение, которое для древней Церкви было естественным как дыхание, нужно приложить серьезные усилия.

Профессор Александр Копировский в своем докладе «Основные принципы подготовки катехизаторов к служению и специфика их обучения» указал на проблемы, с которыми сталкиваются многочисленные 2-3-месячные (сейчас уже в основном 2-3-летние) катехизаторские курсы в приходах и епархиях. Часто предполагается, что эти курсы будут принимать людей, которые сами не проходили оглашения, но выпускать квалифицированных катехизаторов.

Однако катехизатор должен в процессе оглашения опираться на собственный внутренний опыт, подчеркнул проф. А.М. Копировский. Трудно представить, как недовоцерковленный человек может помогать в воцерковлении другим. Главное, что ему предстоит преодолеть – это страх всерьез верить не только в Бога, но и Богу. Поэтому основное содержание подготовки к служению катехизатора – его вхождение в благодатную жизнь Церкви. Характерный признак того, что это вхождение состоялось – желание поделиться с другими полнотой и радостью этой жизни. В этом смысле катехизатор не может не быть и миссионером.

Опыт показывает, что получить необходимое для служения образование такому человеку будет легко, потому что он будет движим ответственностью за это служение, жаждой углубить свое общение со Христом, а не стремлением к усвоению определенного объема информации. Если катехизатор не живет духом свидетельства о Воскресшем Христе, оглашение превратится в лучшем случае в лекторий, а то и в занудство, которое может отвратить людей от Церкви.

Тот, кто дерзает приступить к катехизаторскому служению, должен обладать глубокими знаниями о Боге и о человеке. Сегодня нужны школы катехетов, где катехетика – не дополнительный, а основной предмет, на который «работают» остальные предметы. Причем, как и в древности, подобная школа не может существовать вне постоянной практики оглашения.

Жизненный опыт должен не «обрубать крылья» человеку, а способствовать его вхождению в тайну, преодолению страха, отметил А.М. Копировский. Катехизатор должен уметь не только говорить, но также молчать и слушать. Ведь катехизация – это общение, а не сектантское «приставание», когда человеку навязываются определенные установки в качестве истины в последней инстанции.

Разговор о принципах подготовки катехизаторов вывел участников на фундаментальные вопросы, связанные со смыслом и содержанием служения, которому должна предшествовать эта подготовка. Что такое воцерковление? В чем состоят основные принципы и внутренняя логика этого процесса? Что в этих принципах и опыте неизменно, а что определяется особенностями оглашаемых и условиями, в которых проходит катехизация? Этим проблемам был посвящен доклад Владимира Якунцева, руководителя Методического центра по миссии и катехизации, преподавателя катехетики СФИ.

О пастырстве огласительном и пастырстве приходском

Поскольку за катехизацию может отвечать не только священник, но и мирянин, возникает вопрос о соотношении пастырской ответственности священника и катехизатора на приходе. Представление о пастырской ответственности, как правило, закреплено за священнослужителем. Но возникает вопрос: может ли катехизатор-мирянин спрашивать оглашаемых, например, об исполнении ими заповедей Ветхого Завета? Или он должен только «читать лекции», а как они живут – его не касается? Может ли катехизатор помочь людям разрешить, допустим, вопрос гражданского брака? Дискуссия в рамках круглого стола «Учительный, пастырский и педагогический аспекты церковного служения катехизатора» в очередной раз вывела участников на вопрос о месте катехизатора в Церкви.

Священник Петр Боев, руководитель Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Красноярской епархии, отметил, что зачастую для прихожан не очевидно, на каком основании можно доверять катехизатору.  Священник Георгий Кочетков сказал, что тот же вопрос о доверии можно отнести и к приходскому пастырю: есть стороны жизни, куда пасомые его никогда не пустят, считая, что это их «личное дело». И если катехизатор действительно хочет привести людей к Богу и в Церковь, он так или иначе должен заботиться обо всех сторонах жизни оглашаемого: семейной, иногда профессиональной и так далее. Потому что его задача – помочь этому человеку воцерковить всю жизнь. Также отец Георгий подчеркнул, что пастырская ответственность катехизатора (независимо от того, мирянин он или священник) не должна быть связана с получением той или иной пользы от оглашаемых.

Священник Димитрий Симонов из Санкт-Петербурга отметил, что катехизатор должен быть дерзновенным, но при этом трезво осознавать границы своего служения, так же как и любой священник – границы своего духовничества. Ведь Пастырь у нас один, это Христос, и любой священник знает, что духовническая власть заканчивается там, где начинается личная свобода человека, которую дал Бог и которую Бог не нарушает.

Отец Георгий высказал убеждение: конфликта не возникнет, если пресвитер признаёт, что катехизатор несет свое служение не из честолюбия или властолюбия, не из желания быть лидером или конкурентом пресвитеру или епископу, и он действительно готов идти даже за одной заболевшей и хромой овцой. Ведь катехизаторская власть, как и пресвитерская, и епископская, может быть только властью любви, о чём писал в свое время протопр. Николай Афанасьев.

Три требования к крестным

Проблемам катехизации и подготовки катехизаторов на приходе был посвящен доклад  священника Александра Гинкеля, завкафедрой миссиологии Белгородской православной духовной семинарии, сотрудника Синодального миссионерского отдела1.

Первый вопрос, с которым столкнулись районные храмы, когда вышел документ Священного Синода «О религиозно-образовательном и катехизическом служении в РПЦ», – где найти катехизатора. Перед настоятелями многих приходов не встают проблемы подготовки и образования катехизатора – просто потому что некого готовить, большинству прихожан ничего не нужно. Если на приходе есть инициативный человек, можно сказать, настоятелю повезло. К сожалению, несмотря на распоряжение священноначалия об обязательной подготовке к крещению, на сегодняшний день оно соблюдается далеко не во всех храмах. Отец Александр рассказал о существующей при Свято-Владимирском храме пос. Разумное практике двух огласительных бесед для родителей и крестных.

Как правило, на приходах крестят младенцев. Отец Александр назвал два обязательных и одно желательное требование к их крестным и родителям. Первое требование – прочитать Евангелие от Луки. Показателен тот факт, что большинство людей, получая в подарок Священное Писание во время оглашения, открывают его впервые в жизни. Очевидно, что сделать из них церковных людей за две беседы невозможно – скорее можно ставить задачу вызвать у них уважение к Церкви и благоговение перед таинством Крещения. Второе требование – пройти две огласительные беседы. Также крестным и родителям рекомендуется исповедаться и причаститься перед крещением детей.

Зачастую приходской катехизатор не встречает поддержки со стороны других прихожан, сталкиваясь с позицией: «Тебя назначили, ты и занимайся!». Хорошо если есть поддержка со стороны духовенства. Еще одна проблема – оглашаемые, которые зачастую приходят на встречи просто потому, что иначе их не крестят. С этим связана и главная беда – отсутствие дальнейшего воцерковления самих новокрещеных (или их родителей) после цикла оглашения из двух встреч и крещения. Как правило, люди потом перестают ходить в храм, никто не следит за их жизнью и не интересуется дальнейшей судьбой. Наконец, среди самих священнослужителей зачастую нет ясного понимания целей катехизации.

Среди других трудностей возрождения катехизации в современной церковной практике, как отметил священник Андрей Мояренко, заместитель ректора Новокузнецкой православной духовной семинарии, дефицит опыта общения людей в Церкви, формальное воцерковление многих из тех, кто привык считать себя чадами Церкви, а также крайне ограниченное время, которое уделяется процессу оглашения в современной приходской практике.

Тему продолжил игумен Арсений (Соколов), настоятель Всехсвятского прихода в Лиссабоне (Португалия): «Люди, приезжающие в Португалию из Украины, Молдовы, как правило, крещеные. Они живут в Португалии по пять-десять лет и вдруг звонят: “Хотим крестить ребенка. Мы сколько нужно бесед выслушаем, Символ веры выучим, Евангелие прочитаем, на литургии оглашенных будем стоять, только крестите. Ребеночек плохо спит, сосочку выплевывает, надо его срочно покрестить”, – говорят они. Наша задача непомерно тяжела – поменять мотивацию родителей. Их цель – покрестить ребенка, наша цель – воцерковить родителей. На приходе мы, получается, принуждаем к катехизации. И заинтересовать человека церковной жизнью, Евангелием, помочь его встрече со Христом – вот задача».

Экзамен для катехизатора?

На сегодняшний день в Церкви нет института, который принимал бы у катехизаторов экзамен или еще каким-то образом оценивал их «профессиональную пригодность». Безусловно, здесь есть свои плюсы: нет возможности сделать благословение на это служение формальным. В то же время на практике вести оглашение зачастую приходится людям, не имеющим такого призвания. И в первом, и особенно во втором случае остается открытым вопрос о минимальных требованиях к катехизатору, которые очевидно не исчерпываются высшим богословским образованием. Как возможный ответ на этот вопрос в опыте Преображенского братства возникла практика собеседования с кандидатами в катехизаторы – так называемый катминимум. О ней рассказал в своем докладе Дмитрий Гасак, проректор СФИ и председатель Преображенского братства.

«Катминимум» предполагает, что кандидат в катехизаторы освоил определенный объем основной и дополнительной литературы (всего около 70 позиций). Прежде всего, это монографии, посвященные вопросам катехизации, такие как «История катехизации в древней церкви» диакона Павла Гаврилюка, «Таинственное введение в православную катехетику» священника Георгия Кочеткова и другие. Также в список входит специальная литература из смежных областей, например, работа «Психиатрия и проблемы духовной жизни» известного врача-психиатра проф. Д.Е. Мелехова.

Будущий катехизатор должен показать знание и понимание внутренней логики оглашения и способность ориентироваться в принципиальных вещах. Предполагается, что к моменту сдачи катминимума у кандидата уже есть опыт участия в оглашении не только в качестве катехумена, но и в качестве помощника катехизатора.

В качестве примера Д.С. Гасак перечислил несколько вопросов катминимума. В частности: что делать, если на первом этапе выясняется наличие у оглашаемого смертных грехов? Как поступать, если одна часть огласительной группы готова к переходу на следующий этап, а другая нет? В чем смысл особых встреч по христианской этике, когда их лучше начинать? Как осуществляется перевод на второй этап, если все оглашаемые – крещеные люди (совершаются ли над ними чины оглашения)? Чем обусловлены дисциплинарные требования второго этапа оглашения, и в каком случае и как их можно менять? В каких случаях человек не может продолжать оглашение на том или ином этапе (что определяется православной традицией, а не индивидуальным решением катехизатора)? Наконец, как провести оглашение за одну встречу?

Последний вопрос (возможно, особенно актуальный для приходской катехизации) проверяет знание катехизатором важнейшего принципа оглашения: восполнять то, чего больше всего недостает. Возможна краткая катехизация, но это не значит «урезанная». Вне зависимости

от длительности оглашение должно характеризоваться целостностью и последовательностью. Для этого катехизатор обязан отличать то, что в Церкви возвещается открыто (ее керигму), от догматов и тайн и не пытаться рассказать людям «все и сразу».

Чтобы ориентироваться в подобных сугубо практических вопросах и отвечать на них не формально и не «приблизительно», катехизатор должен хорошо знать церковную традицию и современную практику оглашения, уметь опираться на уже имеющийся у людей духовный опыт, чувствовать, когда они готовы войти в Церковь. Катехизатор должен научиться находить адекватный язык общения с людьми, а главное – отвечать за них перед Богом. Поэтому для сдачи катминимума требуется серьезный опыт, который накапливается иногда годами. За служение катехизатора должно нести ответственность церковное собрание. В опыте Преображенского братства такую ответственность несут малые братства.

Очевидно, что некоторые требования к катехизатору зависят от особенностей людей, которых он будет оглашать. Например, в крупных городах вести катехизацию должны люди с высшим образованием, а в небольших городах это не всегда обязательно. Но есть качества, без которых ни одному катехизатору не обойтись. К ним относятся церковность, целостность духовного опыта, терпение, смирение, установка на приведение людей не к себе, а к Богу и в Церковь со всеми ее сильными и слабыми сторонами. Обретение этих качеств – длительный процесс, поэтому катминимум – не «экзамен», который можно пересдать на другой день.

Еще несколько слов о критериях

Критерии готовности человека к катехизаторскому служению – вопрос, поставленный сегодня самой жизнью, отметил священник Петр Боев, руководитель Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Красноярской епархии, основатель и руководитель братства «Святое дело». В своем докладе отец Петр сформулировал качества, необходимые катехизатору, исходя из того, в чем нуждается оглашаемый, приходя в Церковь: внимание, церковное водительство, регулярное назидание, молитва и общение с единоверцами.

Одна из важнейших задач, стоящих перед катехизатором как пастырем и «детоводителем» – показать путь к свободе, к которой Господь призывает всякого человека, подчеркнул отец Петр. Учительство катехизатора предполагает большое смирение: катехизатор всегда должен помнить, чьим учеником является он сам. Ведь катехизация – это хождение за Христом и служение, а не преподавание. Оно предполагает умение слышать человека, пробиваться сквозь всякое непонимание, жертвовать собой и своим временем для общения, в том числе и вне установленных встреч. Катехизатор должен иметь молитвенный опыт и уметь им делиться, помогать оглашаемым обретать опыт личного обращения к Богу и общей церковной молитвы. То, что понятно священнику, совсем не обязательно понятно его прихожанам. Для многих очень сложны самые азы церковной жизни, богослужения. Поэтому так важно, считает отец Петр, например, внятное чтение Евангелия и проповедь на литургии оглашаемых.

Также он назвал главное, что преображает учительство в таинство Слова Божия, – обращенность катехизатора ко Христу и пример святой жизни, трезвости и целомудрия, хождения пред Богом. Только в этом случае его слово будет «со властью» – ведь оглашаемые будут смотреть в первую очередь на его жизнь.

Катехизаторское служение требует тонкого духовного слуха. Всякий человек приходит на оглашение не только «укушенный змием», но и приносит с собой из агрессивного языческого мира своих «божков», – отметил  отец Георгий Кочетков. Катехизатор должен понять, какие идолы стоят на святом месте у оглашаемого, т.е. узнать о человеке то, что он сам о себе зачастую не знает. Этими «божками» могут быть даже хорошие вещи: семья, работа, увлечения, – когда они начинают определять всю жизнь человека, вставая на место Бога.

Также отец Георгий указал на важное «противопоказание» к служению катехизатора: он не может быть «занудой», поскольку за этой на первый взгляд психологической особенностью стоит духовная реальность. Даже если занудство связано с определенными чертами характера или психологического склада, становясь служащим христианином, человек обязан это преодолеть.

Отвечая на вопросы оглашаемых, катехизатор всегда работает немного «на вырост», на будущее. Он стремится не «закрывать» вопрос, а приоткрывать для оглашаемых стоящую за ним духовную бездну, даже заведомо зная, что они не все поймут. Такое дерзновение тоже связано с преодолением занудства. Катехизатор должен не просто знать ответы, а думать сам и быть открытым к тем вопросам, которые перед ним встают. «Духовные вопросы – всегда вопросы открытые», – подчеркнул отец Георгий.

Всеобщее призвание

Сегодня, по слову протоиерея Георгия Флоровского, «воистину каждый вопрос знания и жизни должен иметь и получать христианский ответ, должен быть включен в синтетическую ткань и полноту исповедания... богословие перестает быть личным или «частным делом», которым каждый волен заниматься или не заниматься, в зависимости от своей одаренности, влечений, вдохновения... вновь становится каким-то «общим делом», становится всеобщим и кафолическим призванием». Отравленную и надорванную русскую душу, «одержимую и зачарованную, растревоженную злым сомнением и обманом, исцелить и укрепить можно только в последнем напряжении огласительного подвига, светом Христова разума, словом искренности и правды, словом Духа и силы».

Третья международная богословская конференция по катехизации, проведенная в СФИ, показала тесную взаимосвязь вопросов подготовки катехизаторов с более фундаментальными вопросами воцерковления и экклезиологии. Служение катехизатора предполагает особый дар и особое призвание свыше, поэтому сегодня невозможно смотреть на него только как на одну из церковных «специальностей». Катехизация, как и распознание и подготовка катехизаторов к служению – дело всей Церкви, которое может совершаться лишь изнутри определенной духовной среды. Сегодня Церковь призвана вновь осознать, что катехизация – не просто часть ее жизни, а что она имеет прямое отношение к сердцевине, которая эту жизнь конституирует. Едва ли возможно говорить о возрождении катехизации там, где есть чуждый Христу дух недоверия, конкуренции, зависти, обиды, претензии, гордыни. Ведь проблема – не в отсутствии методических разработок, а в то, как Церковь видит и осознает саму себя и свое призвание в этом мире. Если в Церкви найдутся люди, готовые прилагать усилия для того, чтобы служение катехизации вновь оказалось на своем месте, тогда и другие стороны ее жизни будут вставать на свои места.

Участники конференции единодушно выразили готовность продолжить изучение и обсуждение как имеющегося опыта подготовки катехизаторов, так и поставленных на ее заседаниях проблем в этой области. Оргкомитет принял решение о проведении еще одной конференции, посвященной вопросам подготовки катехизаторов.

Софья Андросенко

___________________

1 Полный текст доклада опубликован в «МО» №3/2012.

Источник: Современные вопросы подготовки катехизаторов // Миссионерское обозрение. 2012. № 5. С. 10-22.

comments powered by Disqus