Перейти к основному содержимому
МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив
Катехео

Православная миссия
и катехизация

Как помочь людям, приходящим к вере, целостно войти в церковную молитву

Интересующиеся и околоцерковные люди, как правило, стремятся выразить свою молитву через действие: поставить свечку, поцеловать икону, написать записку, сделать земной поклон. На что церковные люди нередко смотрят с высокомерием: дескать, эти полуязычники, всё бы им потрогать, поцеловать, а настоящий христианин, молитвенник, он выше этого, он духом молится. Данная статья посвящена анализу этого противопоставления: духовного и телесного действия в молитве. В конце статьи даны предложения о том, как рассказывать людям, приходящим к вере о том, как возможно целостно участвовать в церковной молитве: не только духом, не только телом, а всему человеку целиком, как то и заповедано Господом.
24 марта 2020

Максимова Ольга Евгеньевна 
Москва, Свято-Филаретовский православно-христианский институт

Постановка проблемы. Люди, интересующихся православной верой и «околоцерковные», как правило, стремятся выразить свою молитву через действие: поставить свечку, поцеловать икону, написать записку, сделать земной поклон. На что церковные люди нередко смотрят с высокомерием: дескать, эти полуязычники, всё бы им потрогать, поцеловать, а настоящий христианин, он выше этого, он духом молится. В современной практике совершения богослужений литургические действия часто остаются недостаточно осмысленными даже верными членами церкви. Они являются в богослужении так называемыми «слабыми местами», как их называет литургист Роберт Тафт [Тафт, 79]. В связи с этим встаёт вопрос о том, какой же должна быть церковная молитва, какое в ней должно быть соотношение духовного и телесного и, соответственно, как надлежит учить людей приходящих к вере понимать литургические действия.

О соотношении телесного и духовного в христианстве. В истории христианства не раз возникали течения, которые высказывали пренебрежительное отношение к человеческой телесности. Так было у манихеев. К такому же взгляду были близки и монофизиты. Однако, эти ереси, отчасти происходившие из греческого платонизма, со временем были осуждены Церковью. Христос воплотился и воскрес во плоти и этим ясно показал Своё отношение к телесности, что тело наследует царство Божие и потому угодно Богу. В своих посланиях ап. Павел говорит, что тело — храм Божий (1 Кор 3:16–17) и увещевает прославлять Бога в нашем теле (1 Кор 6:20).

Но, несмотря на то, что эти ереси давно отринуты Церковью, они до сих пор бытуют в церковном народе, как правило, уже не в форме целостного философского учения, а в виде стихийного пренебрежения к своей телесности и материи в целом. Как пишет об этом архим. Киприан (Керн): «В истине боговоплощения слабому религиозному чувству чудится даже некое чрезмерное превозношение земного» [Керн, 360].

Осмысляя эту проблематику, многие православные богословы писали о важности целостного восприятия человеком самого себя. Приведём цитаты некоторых из них:

  • Иустин Философ в трактате «О воскресении» пишет: «Разве душа сама по себе есть 
    человек? Нет, она душа человека. А тело разве может быть названо человеком? Нет, оно называется телом человека. Ни то ни другое в отдельности не составляют человека, но только существо, состоящее из соединений той и другого, называется человеком, которого Бог призвал к воскресению» [Иустин, 8].
  • Иоанн Златоуст пишет: «Люди называются сынами Божиими, ангелы (бесплотные) же никогда. Они только служебные духи» [Цит. по: Керн, 173].
  • Григорий Палама, в Омилии 16 указывает, что «естество человеческое… настолько сродно Богу, что может с Ним соединиться в одной Ипостаси» [Григорий Палама].
  • Прот. Сергий Булгаков в работе «Свет невечерний» говорит об этом так: «Откровение Иисуса Христа — это в том числе и откровение телесности. Мы с Богом стали подобны телом с приходом Христа». При ложном спиритуализме человек стремится «совлечься своего собственного чина в иерархии творения, перейдя в чуждое ему и для него низшее состояние бесплотной духовности» [Булгаков, 260]. Однако по природе своей, «по своему иерархическому месту в творении, в мире, человек имеет преимущество пред ангелами, ему в большей степени принадлежит полнота образа Божия. Об этом неопровержимо свидетельствует тот факт, что Христос воплотился во человека, но не в ангела и обожил именно человеческое естество» [Булгаков, 269].

 

Таким образом, христианское учение говорит не о противопоставлении материального и духовного, а о его соединении и преображении. Понимание этого важно для целостного вхождения в церковную молитву оглашаемых.

О литургических действиях. Переходя к разговору об участии тела в богослужении, то есть о литургических действиях, обратим внимание на то, что центральные части большинства чинопоследований РПЦ связаны с литургическими действиями: погружение в воду в чине крещения, помазание миром в чине миропомазания, причащение на литургии, возложение рук на хиротонии, помазание елеем при соборовании, возложение и ношение венцов на венчании, остригание волос в чине пострижения в монахи и т. д. [см. Православное богослужение]. Более того, наличие литургического действия в определённом месте богослужения является признаком того, что данная часть чина более значима, чем её окружающее [Максимова, 2019, 1].

Православная богослужебная традиция насчитывает несколько десятков различных литургических действий, каждое из которых нуждается в представлении и объяснении людям, вступившим на путь научения вере, входящим в церковную традицию. Описать смысл каждого из действий не позволяет размер этой небольшой статьи (классификация литургических действий, с которыми встречались катехумены древней Церкви, представлена в [Максимова, 2017]). Рассмотрим, какие смыслы выражаются некоторыми из молитвенных действий, с которыми встречаются оглашаемые.

Стояние. Это первое и далеко не самое простое литургическое действие, с которым встречается катехумен на богослужении. Почему стояние — это действие? Потому, что оно отвечает на вопрос «Что я делаю» — я предстою перед Богом, а не «Чего я не делаю?» — то есть не хожу или не сижу. Об этом молящимся напоминают возгласы «Восстаньте!», «Станем благоговейно!» По замечанию М. Кунцлера, стояние — это «главная литургическая поза [Кунцлер, 2.4]. Катехизатору стоит обратить внимание катехуменов на то, что значит всем собой предстоять пред Богом, в Его присутствии. Как пишет об этом свт. Амвросий Медиоланский: «Ты обращаешься к Востоку… к Христу и взираешь прямо на Него» [Амвросий Медиоланский, 7–8]. То есть предстояние и взгляд, устремленный вперед, на Восток, действительно могут быть обращены ко Христу, а не просто на иконостас.

Крестное знамение. Это действие рано засвидетельствовано в Церкви, как жест благословения самого себя [Кунцлер, 2.4]. Тертуллиан называет его «печатью», относит употребляющих его к «запечатленным лицам» (т. е. имеющим знак или печать), как о них говорится у прор. Иезекииля (9:4). В современной церкви это литургическое действие — одно из самых доступных и понятных для мирян, потому особенно важно акцентировать внимание новоначальных на его смысле и на его форме. Чтобы крестное знамение было именно крестным знамением, обращением к Христу и к Кресту, а не просто некоей общепринятой, но бессодержательной жестикуляцией. Стоит отметить, что крестное знамение относится к нерегламентированным литургическим действиям, то есть с его помощью молящийся имеет возможность расставить некоторые дополнительные акценты в богослужении, например, выделив им особо важные для него прошения на ектенье.

Преклонение главы. Преклонение главы является одним из литургических действий, означающих смирение перед Богом и послушание Ему. Склонение главы во время главопреклонной молитвы позволяет больше сосредоточиться на тексте молитвы, так как человек не отвлекается ни на что постороннее из-за ограничения угла зрения. Кроме того, склонение главы — способ телесного выделения адресата молитвы. Особенно это видно во время главопреклонной молитвы об оглашаемых: можно посмотреть по сторонам и по наклонённым головам увидеть, о ком именно сейчас Церковь молится.

Воздевание рук (оранта). Этот жест распространен во многих религиях, он является общечеловеческим молитвенным действием — когда широко разведенные руки воздеты к Небу. Это жест обращения к Богу. Воздетыми руками человек как бы «прикасается» к Небу, месту обитания Бога, и испрашивает у Него милости, а также держит руки наготове, чтобы их принять [Кунцлер, 2.4]. Поза оранта засвидетельствована как в Ветхом, так и в Новом Завете (см. Пс 27/28:2; Ис 1:15; 1 Тим 2:8). С этим литургическим действием катехумены могут встретиться на утреннем богослужении и/или опробовать его в личной молитве. Можно особо обратить внимание катехуменов на то, как меняется переживание этого молитвенного действия в зависимости от того куда направлены ладони, насколько высоко подняты руки (насколько разные смыслы можно этим выразить).

Возложение рук. Этот жест встречается катехуменам время молитвы при переходе на этап оглашения «просвещаемых» [Православное богослужение, 31] и в чине исповеди. Прикосновение одного человека к другому — древнейший жест принятия, «он в принципе символизирует обращенность к другому и отождествление себя с ним, равно как и перенесение на него благословения и полномочий» [Sequeira, Gottesdienst als menschliche Ausdruckshandlung 34. Цит. по: Кунцлер, 2.4]. В Новом Завете возложение рук является жестомблагословения и исцеления и способом сообщения дара Духа Святого (Деян 8:17).

Водное крещение. Вершиной катехизации являются таинство крещения. Приведём слова Григория Низианзина и Терлуллиана о смысле литургических действий этого таинства: «Поелику же мы состоим из двух естеств, то есть из души и тела, из естества видимого и невидимого; то и очищение (крещением) двоякое, именно: водою и Духом; и одно приемлется видимо и телесно, а другое, в то же время, совершается нетелесно и невидимо; одно есть образное, а другое истинное и очищающее самые глубины; а сие, вспомоществуя первому рождению, из ветхих делает нас новыми, из плотских, каковы мы ныне, богоподобными» [Григорий Назианзин]. Тертуллиан в трактате «О воскресении плоти» пишет: «Плоть омывается, чтобы душа очистилась, плоть помазывается, чтобы душа освятилась, плоть знаменуется, чтобы душа укрепилась, плоть осеняется возложением рук, чтобы душа осветилась духом… Значит, то, что объединено в труде, не может быть разделено в награде. Ибо и жертвы, приятные Богу, — я разумею смирение души, посты, поздние и скудные яства и соединенный с ними скорбный вид, — плоть приносит» [Тертуллиан, 68].

Мы перечислили лишь малую часть литургических действий, но даже из такого небольшого обзора видно, что осмысление их даёт особую возможность для целостного участия человека в православном богослужении.

Предложения для просвещаемых. Возвращаясь к вопросу о «магизме» ненаученных вере людей. Желание малоцерковных людей поставить свечку, поцеловать икону возникает от потребности в молитвенных действиях, в телесном участии в молитве. Это адекватная потребность, и напрасно её соотносят со склонностью народа к языческим обрядам. Одна из причин такой потребности в том, что если не случилось никакого действия, сложно доказать себе поучаствовал ли я. Плохи не молитвенные действия, а когда человек разваливается на части и участвует в чём-либо не целиком, то есть только телом или только духом. Желание телесного участия в молитве нормально, но к нему надо добавлять духовный смысл, а не заменять одно другим, заменяя одну нецелостность в человеке на другую. Задача катехизатора — объяснить, в чём подлинный смысл молитвенных действий, как они могут быть воплощены в церковной молитве, используя для этого богатство христианской традиции.

Для этого, во-первых, стоит обратить внимание катехуменов на сам факт существования литургических действий; во-вторых, объяснить, что молитвенное действие является такой же частью молитвы, как и молитвенный текст, и потому важно подходить к ней с тем же вниманием и благоговением; в-третьих, научить катехуменов задавать себе вопрос: «Для чего я сейчас совершаю действие? Что я им хочу выразить?». То есть научить оглашаемых избегать бессмысленности в молитве, в том числе бессмысленности в совершении молитвенных действий.

 

Библиография: 

1. Библия: Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета: В русском переводе с приложениями. Брюссель: Жизнь с Богом, 1989. 2535 с. 

2. Амвросий Медиоланский = Амвросий Медиоланский, свт. О тайне // Собрание творений. Т. I. М. : ПСТГУ, 2012. C. 367–384. 

3. Булгаков = Булгаков С. Н., прот. Свет невечерний. Созерцания и умозрения. М, 1994. 632 с. 

4. Григорий Назианзин = Григорий Назианзин, свт. Проповедь на святое крещение. URL: 
http://krotov.info/library/04_g/gri/gor_nazian_015.htm (дата обращения 10.01.2020). 

5. Григорий Палама = Григорий Палама, свт. Омилия 16. URL: 
https://azbyka.ru/otechnik/Grigorij_Palama/homilia/16 (дата обращения 01.01.2020). 

6. Иустин = Иустин Философ. О воскресении. URL: 
https://azbyka.ru/otechnik/Iustin_Filosof/otryvok-o-voskresenii/ (дата обращения 10.01.2020). 

7. Керн = Керн Киприан, архим. Антропология св. Григория Паламы. Париж : YMCA-PRESS, 1950. 449 с. 

8. Кунцлер = Кунцлер М. Литургия Церкви: Пер. с нем. М., 2001. Кн. 1. 304 с. 

9. Максимова, 2017 = Максимова О. Е. Литургические действия в процессе воцерковления катехуменов в III-VI веках // Свет Христов просвещает всех : Альманах вято-Филаретовского института. 2017. Вып. 19. С. 26-48. 

10. Максимова, 2019 = Максимова О. Е. Литургические действия как акценты богослужения // Сретенские чтения : Материалы XXV научно-богословской конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов: Свято-Филаретовский православно-христианский институт (Москва, 23 февраля 2019 года) / Сост. З. М. Дашевская [Электронный ресурс]. М. : СФИ, 2019. 

11. Православное богослужение = Православное богослужение. В переводе с греческого и церковнославянского языка. Книга 4: Последования таинств покаяния, елеосвящения, срочного причащения тяжелобольного, церковного брака, поставлений на служение Церкви: С приложениями церковнославянских текстов, М. : СФИ, 2008. 304 с. 

12. Тафт = Тафт Р.Ф., архим. Как растут литургии // Развитие византийской литургии. Киев : QUO VADIS, 2009. C. 77-119. 

13. Тертуллиан = Тертуллиан Квинт Септимий Флорент. О воскресении плоти // Творения Тертуллиана христианскаго писателя в конце втораго и в начале третьяго века. Переводъ Е. Карнеева. Ч. 3. Санкт-Петербургъ, 1850. С. 54-170. 

14. Тертуллиан. О молитве = Тертуллиан Квинт Септимий Флорент. О молитве. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Tertullian/o_molitve/#0_24 (дата обращения 30.01.2020).

 

Источник: Сретенские чтения: Материалы XXVI научно-богословской конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов : Свято-Филаретовский православно-христианский институт (Москва, 22 февраля 2020 года) / Сост. З.М. Дашевская [Электронный ресурс]. М.: СФИ, 2020. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM); 12 см.

Миссия

Современная практика миссии, методы и принципы миссии, подготовка миссионеров и пособия

Катехизация

Опыт катехизации в современных условиях, огласительные принципы, катехизисы и пособия

Миссиология

Материалы по миссиологии и истории миссии, святоотеческие тексты и рецензии

Катехетика

Материалы по катехетике и истории огласительной практики, тексты святых отцов-катехетов

МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив