Перейти к основному содержимому
МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив
Катехео

Православная миссия
и катехизация

Свидетельство оглашаемым о вере в Церковь (на примере раннехристианских источников II–V веков)

В результате проведенного сопоставления делается вывод об особенностях свидетельства о Церкви оглашаемым по сравнению с верными членами церкви
30 ноября 2020

Скачать в формате  DOC  EPUB  FB2  PDF

О.И. Сидорова

Статья посвящена малоизученному вопросу свидетельства оглашаемым о вере в Церковь. На примере раннехристианских источников II–V вв. сравнивается использование в катехизических и некатехизических текстах трех определений: «Церковь — Тело Христово», «Церковь — собрание верующих» и «Церковь — народ, собранный вокруг епископа». В результате проведенного сопоставления делается вывод об особенностях свидетельства о Церкви оглашаемым по сравнению с верными членами церкви. В катехизических текстах происходит сознательный отбор тех определений, которые можно назвать первичными для экклезиологического сознания Древней церкви. Важная для ряда древних текстов идея о единении церкви вокруг епископа не отражена в катехизических текстах, в то время как определение церкви как собрания верующих встречается уже на самых ранних этапах оглашения. Раскрытие евхаристических, тáинственных аспектов единства Церкви через образ Тела Христова в разных огласительных практиках осуществлялось по-разному. В «Огласительных гомилиях» Феодора Мопсуестийского этот сакраментальный аспект является одним из центральных, тогда как у Климента Александрийского и свт. Иоанна Златоуста через образ Тела Христова раскрывается, прежде всего, этическая заповедь о любви к братьям — членам одного Тела.

 

Введение

Уже в древности христианская практика катехизации связывала крещение и вступление в церковную общину с верой в Церковь. В большинстве дошедших до нас древних символах веры содержится исповедание веры в Церковь [Чельцов]. Святитель Амвросий Медиоланский в «Объяснении Символа веры» (391 г.) учил оглашаемых таким образом: «Как мы веруем во Христа, как веруем в Отца, точно также мы веруем и в “Церковь”» (Ambros. Mediol. Expl. Symb. 60) [Амвросий 2, 173]. Древние чинопоследования александрийского происхождения сохранили практику исповедания веры в Церковь крещаемыми непосредственно во время погружения в воду в таинстве Крещения (Trad. Ap. 21) [Апостольское предание, 289].

Наличие веры «в единую, святую, соборную и апостольскую Церковь» и сейчас предполагается перед крещением, что выражается в чтении крещаемым (или крестным крещаемого младенца) соответствующих слов Символа веры. Однако в практике предкрещальной подготовки, в отличие от первых веков христианства, о Церкви говорится очень кратко, изъяснение веры в Церковь редко входит в содержание огласительных бесед. Даже в опыте длительного оглашения взрослых людей, когда разговор о Церкви входит в программу бесед, ведущих к воцерковлению, т. е. вхождению в христианскую общину, он представляет особую трудность.

Обращение к святоотеческому опыту свидетельства оглашаемым о Церкви может помочь в современной практике катехизации. Несмотря на то, что предкрещальная катехизация [1] и экклезиологические представления [2] Древней церкви на настоящий момент достаточно изучены, отдельного исследования, напрямую посвященного катехизической проповеди о Церкви во II–V вв., нами не обнаружено. Остаются непроясненными вопросы: что должны были оглашаемые знать о Церкви до крещения? отличалось ли свидетельство оглашаемым о Церкви от проповеди верным? была ли какая-то последовательность в изложении учения о Церкви в зависимости от этапов оглашения?

В данной статье сопоставляется использование в катехизических и некатехизических источниках трех определений: «Церковь — Тело Христово», «Церковь — собрание верующих» и «Церковь — народ, собранный вокруг епископа». С помощью этого сопоставления анализируется, можно ли говорить об особенностях свидетельства о Церкви оглашаемым по сравнению с верными членами Церкви. Вообще в Новом завете и святоотеческой литературе встречается множество определений, и даже, скорее, образов и метафор Церкви [Minear; Καρμίρης, 173]. Выделение, систематизация и анализ образов, используемых по преимуществу в огласительной литературе, может стать предметом отдельного исследования. Анализ именно этих трех определений представляется особенно актуальным, так как они выражают определенные экклезиологические подходы, влияющие на современную практику введения в церковное собрание.

Церковь — Тело Христово

В христианских некатехизических сочинениях II–V вв. сравнение Церкви с Телом Христовым встречается достаточно часто. Через этот образ раскрываются различные грани единства во Христе: 1) единство язычников и иудеев, «совокупленных в едином теле Церкви Своей» (Ign. Smirn. 1) [Игнатий, 364]; 2) единство «малого тела» христианской общины, восстановленное после гонений в Сирии, когда водворился мир (Ign. Smirn. 11) [Игнатий, 368]; 3) единство и согласие внутри церкви, которые не должны быть нарушаемы разномыслием и расколами (Cypr. Carth. De Unitate. 12 и др.), [3]; 4) единство Церкви — Тела Христова, которое связывалось с причащением единому Телу и Крови на Евхаристии (Cypr. Carth. Ep. 63. 10; Ioan. Chrysost. In Ioan. 46. 3; Aug. Serm. 272). Причем если единство Церкви обусловливается единством евхаристии, то и единство евхаристии определяется единством Церкви:

Если вы — тело и члены Христовы, то на алтаре лежит ваша тайна, то, чего 
вы причащаетесь, — ваша собственная тайна. Ваш ответ «Аминь» адресован 
самим себе… Ты слышишь слова «тело Христово», ты отвечаешь «Аминь». 
Будь членом Христовым, чтобы твое «Аминь» было истиной (Aug. Serm. 272), [4].

В огласительных и таинствоводственных беседах, повидимому, в зависимости от разных катехизических традиций, можно встретить два подхода к образу Тела Христова. Во-первых, образ Церкви как Тела Христова используется не как центральный, а наряду с другими образами, с его помощью в первую очередь происходит научение этическим заповедям. Для примера можно сравнить гомилитическое толкование свт. Иоанна Златоуста на Евангелие от Иоанна и его огласительные беседы. Если в толковании свт. Иоанн Златоуст напрямую указывает на евхаристический, сакраментальный аспект единства Церкви («для того Он смешал Самого Себя с нами и растворил Тело Свое в нас, чтобы мы составили нечто единое» (Ioan. Chrysost. In Ioan. 46. 3) [Иоанн Златоуст 1, 304]), то в его огласительных беседах через образ Тела Христова раскрывается этическая заповедь о любви к братьям (членам одного Тела):

[Христа] ничто так не радует, как видеть нас сострадающими о тех, кто, подобно нам, суть члены [Его тела], проявляющие великую любовь к нашим братьям и имеющие великое попечение о спасении ближнего (Ioan. Chrysost. Cat. 2. 30, серия А. Венгера) [Иоанн Златоуст 2, 175].

Этический, а не евхаристический аспект образа Тела Христова встречается и в других огласительных текстах. Например, Климент Александрийский в «Педагоге» увещает оглашаемых хранить телесную чистоту, напоминая слова апостола Павла, что их тела — члены Христовы (Clem. Alex. Paed. 2. 10). В крещальной литургии «Апостольского предания», в таинствоводственных беседах свт. Кирилла Иерусалимского и свт. Амвросия Медиоланского, когда во время изъяснения таинства Евхаристии говорится о Теле Христовом, под ним подразумевается только евхаристическая жертва, не Церковь (Ambros. Mediol. De sacr. 1. 2. 6; Сyr. Hieros. Mystag. 5. 7 и др.).

Во-вторых, встречается иная практика использования выражения «Церковь — Тело Христово»: в огласительной традиции Феодора Мопсуестийского таинственное и мистическое значение образа Церкви как Тела Христова — одно из центральных, оно встречается и в предкрещальных, и в таинствоводственных беседах. До нас дошли 16 огласительных гомилий, 14 из которых были произнесены до Крещения (о Символе веры, о молитве «Отче наш», о таинстве Крещения) и 2 — после Крещения (о таинстве Евхаристии) [5]. В комментарии к Никейскому символу веры Феодор сравнивает Церковь с Телом Христовым и отмечает, что в это Тело входят через дар усыновления, получаемый в Крещении:

…Через крещение я сделаюсь членом Церкви, являющую собой собрание верных, через крещение удостоившихся называться Телом нашего Господа… Апостол Павел… …назвал их «первенцами», потому что они получат чудесный дар усыновления (пер. А. Патраковой. — О.С.) (Theod. Mops. Hom. Catech. 10) [Theodore 1, 112].

В изъяснении таинства Евхаристии в «Огласительных гомилиях» Феодора уже говорится о взаимосвязи Церкви — Тела Христа — и евхаристических Тела и Крови Христовых: верующие «связываются» в подобии одного тела через причащение 
плоти Господа Иисуса Христа (Theod. Mops. Hom. Catech. 16) [Theodore 2, 104]. При этом и в подходе Феодора Мопсуестийского мы видим определенную последовательность — оглашаемым за неделю до Крещения опыт Церкви изъясняется через символы возрождения и усыновления, а после Крещения и участия в Евхаристии — через евхаристические образы единства причастия одному Телу и Крови Христа.

Церковь — собрание верующих

На оглашении о Церкви как о собрании говорится на разных этапах и в разных катехизических традициях. В уже упоминавшихся предкрещальных беседах Феодора Мопсуестийского о Никейском символе веры Церковь не раз именуется собранием. Например:

[Павел] называет Церковью не рукотворное здание, даже если мы предположим, что она так называется из-за собрания верных, находящихся в этом здании. Но он называет Церковью собрание верных, правильно поклоняющихся Богу (пер. А. Патраковой. — О.С.) (Theod. Mops. Hom. Catech. 10) [Theodore 1, 112].

Еще одно из самых полных дошедших до нас описаний Церкви, встречающихся в докрещальных беседах, содержится в «Огласительных поучениях» свт. Кирилла Иерусалимского. В одной из бесед очень подробно, с отсылками на тексты Священного писания, разбирается сущность Церкви как собрания. Свт. Кирилл, давая свое определение, отталкивается от этимологии греческого слова ἐκκλησία:

Церковию (Ἐκκλησία) же (т. е. созванием или собранием) называется соответственно самой вещи, поелику всех созывает и вместе собирает (πάντας 
ἐκκαλεῖσθαι καὶ ὁμοῦ συνάγειν) (Сyr. Hieros. Catech. 18. 24) [Кирилл, 315].

О Церкви как о собрании говорится и в описаниях крещения и участия новокрещеного в первой Евхаристии. В «Дидахе» о Церкви говорится в евхаристических молитвах в эсхатологическом контексте собирания в Царстве Небесном:

Как был этот [Хлеб] преломленный рассеян по горам и, собранный (συναχθὲν), стал един (ἐγένετο ἕν), так да соберется (συναχθήτω) и Церковь (ἡ ἐκκλησία) Твоя от концов земли в Твое Царствие (Didaсhe 9. 4) [Дидахе, 52–53].

В Евхаристическом каноне «Апостольского предания» присутствует тот же мотив единения силой Святого Духа, что и в «Дидахе»:

…Мы просим, чтобы Ты послал Духа Твоего Святого на приношение Святой Церкви. Воедино собирая (in unum congregans [6]. — О. С.), даруй всем причащающимся святыни исполнение Духа Святого к утверждению веры… (Trad. Ap. 4) [Апостольское предание, 284].

О Церкви как собрании говорилось и в миссионерских, и в апологетических текстах. Св. Иустин Философ в сочинении «Диалог с Трифоном Иудеем» характеризует верующих во Христа как одну душу (μιᾷ ψυχῇ), одно собрание (μιᾷ συναγωγῇ), одну церковь (μιᾷ ἐκκλησίᾳ) (Iust. Martyr. Dial. 63. 5) [Иустин, 237]. Полемизируя с языческим культом, Климент Александрийский в «Строматах», одном из первых христианских богословских сочинений, подчеркивает, что Церковью называется не какое-либо место, но «собрание избранных» (τῶν ἐκλεκτῶν ἐκκλησίαν) (Clem. Alex. Strom. 7. 5. 29) [Климент, 212].

В одном из экзегетических текстов св. Ипполита Римского «Толкование на книгу пророка Даниила» мы также встречаем продолжение этой мысли о Церкви как собрании верующих и определенном качестве собрания — единомыслии:

Церковью называется не самое место, не храм… даже сам по себе человек не может быть назван Церковью. Ведь храм (как строение) разрушается, а человек умирает. Но что же такое есть Церковь? Собрание святых, в правде живущих; единомыслие, которое есть путь святых к общению, — вот Церковь, этот духовный храм, насажденный на Христе (Hipp. In Dan. 1. 17) [Ипполит, 69].

Кроме единомыслия церковное собрание еще характеризуют особые близкие отношения его членов как детей одного Отца. «Бог подобен Pater Familias римской семьи. <…> Крещение вводит человека в семью Божию» [Меррас, 283]. Тот факт, что все христиане являются детьми Божьими и членами Его семьи, влечет за собой и родные, «братские» отношения между верующими. Ориген учит своих слушателей, что к братии они должны относиться особым образом, так как имеют с ними общих мать и отца. «…Кто того не исполняет, что он обязан оказывать братьям, на том неисполненное остается долгом» (Orig. De orat. 28) [Ориген, 105]. Свт. Иоанн Златоуст в избытке любви и радости обращается к своим оглашаемым как к братьям (еще до их крещения): «Я называю вас братьями еще прежде родов, и прежде рождения приветствую вас как родных» (Ioan. Chrysost. Cat. 1. 1, серия А. Пападопуло-Керамевса) [Иоанн Златоуст 3, 83]. Он считал, что братство — это один из даров Святого Духа, наравне с другими дарами. Крещаемые (взрослые и дети) принимают «освящение, праведность, усыновление, наследие, братство» (Ioan. Chrysost. Cat. 4. 6, серия А. Пападопуло-Керамевса) [Иоанн Златоуст 4, 132–133].

Церковь — народ, собранный вокруг епископа

Церковь практически с начала своего существования стала подвергаться опасности разделений. И в катехизических, и в некатехизических текстах можно встретить предостережения против этого. Во 2-й половине II в. в сочинениях сщмч. Игнатия Антиохийского о единстве Церкви говорится в связи с единством вокруг епископа (Ignat. Eph. 4). Есть различные точки зрения, почему в сочинениях Игнатия появляется такой отличный от, скажем, послания сщмч. Поликарпа Смирнского принцип церковного управления [7]. Но так или иначе в разных исследованиях объединяющая функция епископа связывается с его ролью предстоятеля в богослужебном собрании [8]. В III в. сщмч. Киприан Карфагенский через единство епископата (episcopatus unus) видел осуществление и видимое выявление единства вселенской Церкви. По Киприану, епископ —

эмпирическое выявление своей церкви, через него, как члена согласной множественности, его община становится членом единой вселенской церкви, и, наоборот, через свою общину, как члена Христова тела, он — епископ — становится членом епископата [Афанасьев 2015, 149].

Эту мысль сщмч. Киприан Карфагенский выразил через свою знаменитую формулу, высказанную в письме к Флоренцию Пупиану:

Церковь… составляет народ, приверженный к священнику, и стадо, послушное своему пастырю. …Епископ — в Церкви и Церковь — в епископе, и кто не с епископом, тот и не в Церкви (Cypr. Carth. Ep. 69 ad Pupianum) [Киприан 2, 307].

В катехизической литературе II–V вв. о символической объединяющей роли епископа в церкви не говорится. В сочинении свт. Амвросия Медиоланского «О таинствах» епископ, пресвитеры и дьяконы упоминаются при изъяснении чинопоследования таинства Крещения (Ambros. Mediol. De sacr. 1. 3. 9–10; 2. 7. 24; 3. 2. 8 и др.). При этом Амвросий особенным образом отмечает царственное священство всего народа: «Каждый помазывается на священство, каждый помазывается на царство, но царство это духовное, и священство — духовное» (Ambros. Mediol. De sacr. 4. 1. 3) [Амвросий 1, 219].

Более того, в самых знаменитых огласительных текстах можно встретить довольно нелицеприятные высказывания о клириках. Так, свт. Кирилл Иерусалимский в «Поучениях огласительных» предостерегает оглашаемых от смущения, если они столкнутся в церкви со враждой среди епископов и клира (впрочем, как и между мирянами): «Когда в апостолах открылось предательство, то чему дивиться, если в епископах откроется братоненавидение?» (Сyr. Hieros. Catech. 15. 7) [Кирилл, 235–236]. Свт. Иоанн Златоуст говорит своим оглашаемым, что преступать заповеди не может никто: ни священник, ни даже первоверховные апостолы, — и что не следует смотреть на «достоинство лиц» (Ioan. Chrysost. Cat. 1. 20, серия А. Пападопуло-Керамевса) [Иоанн Златоуст 3, 98]. Феодор Мопсуестийский говорил новопросвещенным, что если поведение священника достойное, то это приобретение для Церкви, а если нечестивое — то это потеря для всех (Theod. Mops. Hom. Catech. 15) [Theodore 2, 92].

Заключение

Проведенный сравнительный анализ позволил увидеть различия в том, как о Церкви говорится в катехизических и некатехизических сочинениях II–V вв. Все рассмотренные определения встречаются в некатехизической литературе, а в катехизических текстах происходит сознательный отбор тех определений, 
которые можно назвать первичными для экклезиологического сознания Древней церкви. О Церкви как о собрании, о единомыслии и единодушии ее членов говорится, начиная с первых этапов оглашения и позднее, перед Крещением и при изъяснении таинств. Большинство примеров, которые нам удалось найти в катехизической литературе II–V вв., подчеркивают евангельское значение термина ἐκκλησία — собранность «воедино» перед лицом Божьим.

Экклезиологические концепции о роли епископа для единства Церкви, появившиеся в христианских сочинениях в конце II — середине III в., не нашли своего отражения в катехизических сочинениях рассматриваемого нами периода. Это могло быть связано с самими задачами катехизации, которая является введением человека в церковную традицию и христианскую жизнь, поэтому огласительная литература обычно включает в себя только базовые вопросы веры, оставляя целый ряд тем на последующий этап церковной жизни человека.

Сложнее обстоит дело с изъяснением на оглашении евхаристических, тáинственных аспектов единства Церкви через раскрытие образа Тела Христова. Анализ катехизических источников II–V вв. показал, что далеко не во всех огласительных практиках этот образ и раскрытие его экклезиологического значения были центральными для свидетельства о Церкви (исключение — «Огласительные гомилии» Феодора Мопсуестийского). Святитель Иоанн Златоуст, например, в «Огласительных гомилиях» использует образ Тела Христова для научения этической заповеди о любви к братьям (членам одного Тела), а вот в гомилитическом «Толковании на Евангелие от Иоанна» подчеркивает через него сакраментальный аспект единства Церкви.

В современной практике катехизации на приходах желающего креститься человека быстро готовят к Крещению, а дальнейшее его воцерковление предполагается через участие в таинствах Покаяния и Евхаристии (причем зачастую понимаемых индивидуалистически) [9]. Даже с позиции евхаристической экклезиологии, когда под воцерковлением подразумевается «вхождение новообращенного христианина в христианскую общину, собранную вокруг Евхаристической чаши» [Белановский и др., 7], свидетельство о Церкви в полноте возможно только через опыт участия в таинствах [10]. Миссия в таком случае также опирается на богослужение (например, проведение «миссионерских литургий»). Вместе с тем раннехристианский опыт показывает, что свидетельство о Церкви как о единодушном и единомысленном собрании, уже на самых первых этапах оглашения, до участия оглашаемых в таинствах, позволит в дальнейшем полнее раскрыть перед ними необходимость опытно познанного братолюбия для достижения таинственного и мистического единства во Христе.

 

Примечания

1. Среди важных исследований следует назвать следующие: [Dujarier; Bradshaw; Ferguson; Harmless; Finn; Mazza; Stewart; Тафт; Гаврилюк; Хулап; Традиция и др.].

2.  См., напр., исследования об учении о Церкви в Новом завете [Banks; Ианнуарий; Василиадис и мн. др.] и об образах церковного собрания в ранних литургических источниках [Дашевская 2018; Дашевская 2019]. В экклезиологических исследованиях авторы часто обращаются к отдельным библейским и святоотеческим определениям, образам и метафорам Церкви, раскрывая ее мистическое измерение [Булгаков, 276], евхаристическую природу местного церковного собрания [Афанасьев 2003, 11–12; Афанасьев 2005, 22], тринитарную сущность Церкви [Бэр, 166–167], ее общинное измерение [Кочетков; Уильямс, 257–272], а также делая попытку систематической богословской интерпретации этих определений и образов [Иларион].

3.  См., напр.: «Как же согласится с кем-либо тот, кто не согласен с телом самой Церкви и со всем братством?» [Киприан 1, 180].

4.  Цит. по: [Мейендорф, 257]. Протоиерей Иоанн Мейендорф, комментируя эту позицию блж. Августина, подчеркивал: «Дух Святой должен снизойти как на Дары, так и на нас, и только это делает таинство возможным. Таинство Евхаристии понимается как следствие, как печать нашего единства, как тела Христова, Церкви» [Мейендорф, 257].

5.  Подробнее см.: [Пучкова, 27].

6.  Congrego (лат.) — собирать, соединять, собирать в стадо.

7.  В середине XX в. подлинность средней редакции писем Игнатия даже оспаривалась рядом исследователей, которые относили эти послания скорее к концу II в. [Joly], или к III в. [Rius-Camps], или даже к IV в. [Weijenborg]. Об аргументах этих исследователей, а также контраргументах см.: [Брент, 102–152].

8.  А. Брент, например, анализируя исторический контекст посланий св. Игнатия Антиохийского, отмечает, что целью Игнатия было достижение общехристианского единства между разными общинами, а основой такого единства, подобной основе единства греческих городов в Римской империи, может быть общий культ (мистерии). В связи с этим особую роль приобретает фигура епископа и сослужащих ему пресвитеров и дьяконов, которые «по аналогии с их языческими двойниками из мистериальных культов были для Игнатия носителями на себе образов Бога Отца, исполненного Духом совета апостолов и служащего Сына» [Брент, 143].

9.  Например, в пособии, выдержавшем несколько изданий и переведенном на разные языки, «Воцерковление для начинающих церковную жизнь» прот. Александра Торика сказано: «Каждый христианин индивидуально под руководством своего “духовника” идет тем или иным путем служения Богу… Но один путь, общий для всех христиан, — это… более частое посещение храма, участие в общей молитве, исповедь и причащение Святых Христовых Тайн» [Торик, 30].

10.  Ср. высказывание прот. Георгия Флоровского: «Христианская община… является сакраментальной общиной… Только в таинствах христианская община превосходит обычную человеческую меру и становится Церковью» [Флоровский 2000б, 189]. В связи с этим он даже высказывал опасение, что определение Церкви как «собрания верующих», а не как Его собственного Тела, может привести к превращению учения о Церкви в «харизматическую социологию» [Флоровский 2000а, 607].

Источники

1. Амвросий 1 = Амвросий Медиоланский, свт. О таинствах / Пер. А. Гриня // Он же. Собрание творений. Т. 1. М. : Изд-во ПСТГУ, 2012. С. 179–265. 

2. Амвросий 2 = Амвросий Медиоланский, свт. Объяснение Символа веры / Пер. А. Гриня // Он же. Собрание творений. Т. 1. М. : Изд-во ПСТГУ, 2012. С. 161–177. 

3. Апостольское предание = Ипполит Римский, св. Апостольское предание / Пер. с лат., комм. свящ. Петра Бубуруза // Богословские труды. 1970. Вып. 5. С. 283–296. 

4. Дидахе = Учение двенадцати апостолов (Дидахе) // Писания мужей апостольских. М. : Изд. Совет РПЦ, 2003. С. 25–63. 

5. Игнатий = Послание святого Игнатия Антиохийского к смирнянам // Писания мужей апостольских. М. : Изд. совет РПЦ, 2003. С. 364–369. 

6. Иоанн Златоуст 1 = Иоанн Златоуст, свт. Беседы на Евангелие Иоанна Богослова // Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского, в русском переводе. Т. 10. Кн. 2. СПб. : Изд. СПбДА, 1904. С. 459–728. 

7. Иоанн Златоуст 2 = Иоанн Златоуст, свт. Семь огласительных бесед (между 383 и 397 гг.) (серия А. Венгера). Оглашение второе // Он же. Огласительные гомилии. Тверь : Герменевтика, 2006. С. 164–174. 

8. Иоанн Златоуст 3 = Иоанн Златоуст, свт. Четыре огласительные беседы (388 г.) (серия А. Пападопуло-Керамевса). Оглашение первое // Он же. Огласительные гомилии. Тверь : Герменевтика, 2006. С. 83–101.

9. Иоанн Златоуст 4 = Иоанн Златоуст, свт. Четыре огласительные беседы (388 г.) (серия А. Пападопуло-Керамевса). Оглашение четвертое // Он же. Огласительные гомилии. Тверь : Герменевтика, 2006. С. 130–141. 

10. Ипполит = Ипполит Римский. Толкование на книгу пророка Даниила. М. : Изд-во им. святителя Игнатия Ставропольского, 1998. 167 с. 

11. Иустин = Иустин Философ и Мученик. Диалог с Трифоном Иудеем // Сочинения св. Иустина, Философа и мученика. М. : Университетский типограф, 1892. С. 132–362. 

12. Киприан 1 = Киприан Карфагенский, сщмч. Книга о единстве Церкви // Творения сщмч. Киприана Епископа Карфагенского. Ч. 1. Киев : Тип. Г. Т. Корчак-Новицкого, 1879. С. 170–192. (Библиотека творений св. отцов и учителей Церкви западных, издаваемая при Киевской Духовной Академии.) 

13. Киприан 2 = Киприан Карфагенский, сщмч. Письмо к Флоренцию Пупиану о поносителях // Творения св. сщмч. Киприана Карфагенского. Т. 1 : Письма. 2-е изд. Киев : Тип. Г. Т. Корчак-Новицкого, 1891. С. 301–309. 

14. Кирилл = Кирилл Иерусалимский, свт. Поучения огласительные // Он же. Поучения огласительные и таинствоводственные. М. : Благовест, 2010. С. 18–323. 

15. Климент = Климент Александрийский. Строматы : В 3 т. Т. 3 : Кн 6–7 / Сост. Е. В. Афонасин. СПб. : Изд-во Олега Абышко, 2003. 368 с. 

16. Ориген = Ориген. Толкование на молитву «Отче наш» (из трактата «О молитве») // Отцы и учители церкви III века : Антология : В 2 т. Т. 2 / Сост., биогр. и библиогр. ст. иером. Иларион (Алфеев). М. : Либрис, 1996. С. 79–124. 

17. Theodore 1 = Theodore of Mopsuestia. Commentary on the Nicene Creed / Еd. A. Mingana. Cambridge : Heffer & Son Limited, 1932. P. 19–116. (Woodbrooke Studies; 5). 

18. Theodore 2 = Theodore of Mopsuestia. Commentary on the Lord’s Prayer, Baptism and the Eucharist. Cambridge : Heffer & Son Limited, 1933 P. 1–123. (Woodbrooke Studies; 6).

Литература

1. Афанасьев 2003 = Афанасьев Николай, протопр. Трапеза Господня. Киев : Храм прп. Агапита Печерского, 2003. 176 с. 

2. Афанасьев 2005 = Афанасьев Николай, протопр. Церковь Духа Святого. Киев : Центр православной книги, 2005. 480 с. 

3. Афанасьев 2015 = Афанасьев Николай, протопр. Две идеи вселенской Церкви // Он же. Церковь Божия во Христе : Сборник статей / [Сост. А. А. Платонов; сост., пер., ред. В. В. Александров; пер. свящ. Ф. Парфенов]. М. : Изд-во ПСТГУ, 2015. С. 146–160. 

4. Белановский и др. = Белановский Ю. С., Ракушин А. В., Шестаков А. А. Катехизация в Русской Православной Церкви на современном этапе : Учебное пособие для слушателей курсов по подготовке катехизаторов, миссионеров и церковных педагогов. М. : Синод. отдел по религиозному образованию и катехизации, 2007. 39 с. 

5. Брент = Брент А. Игнатий Антиохийский : Епископ-мученик и происхождение епископата. М. : ББИ, 2012. 188 с. 

6. Булгаков = Булгаков Сергий, прот. Невеста Агнца. М. : Общедоступный православный ун-т, основанный прот. Александром Менем, 2005. 656 с. 

7. Бэр = Бэр Джон, прот. Тринитарная сущность Церкви // Церковь и время. 2004. № 28. С. 164–185. 

8. Василиадис = Василиадис П. Библейский контекст понятия «экклесия» (ἐκκλησία) и его позднейшее применение в православной экклезиологии // Вестник СФИ. 2019. Вып. 31. С. 9–29. 

9. Гаврилюк = Гаврилюк П. История катехизации в древней церкви / Под. ред. свящ. Георгия Кочеткова. М. : СФИ, 2001. 320 с., 16 с. цв. ил. 

10. Дашевская 2018 = Дашевская З. Представления о Церкви в чинах поставления на служение // Евхаристическая экклезиология сегодня: восприятие, воплощение, развитие : Материалы международной научно- практической конференции (Москва — Московская область, 10–12 мая 2017 г.). М. : СФИ, 2018. С. 273–290. 

11. Дашевская 2019 = Дашевская З. Репрезентация церковного собрания в 
литургических действиях, молитвах и толкованиях евхаристии // Вестник СФИ. 2019. Вып. 29. С. 19–34. 

12. Ианнуарий = Ианнуарий (Ивлиев), архим. Церковь Христова в посланиях святого апостола Павла // Альфа и Омега. 2004. № 1 (39). С. 13–24. 

13. Иларион = Иларион (Алфеев), митр. Православие : В 2 т. Т. 1. М. : Сретенский монастырь, 2010. 864 с. 

14. Кочетков = Кочетков Георгий, свящ. Таинство веры в Церковь // Вестник РСХД. 2012. № 200. С. 45–65. 

15. Мейендорф = Мейендорф Иоанн, прот. Введение в святоотеческое богословие. Минск : Лучи Софии, 2007. 360 с. 

16. Меррас = Меррас М. Некоторые важнейшие аспекты Крещения и Миропомазания в ранневизантийской традиции // Православное учение о церковных таинствах : Материалы V международной богословской конференции Русской православной Церкви (Москва, 13–16 ноября 2007 г.) : В 3 т. Т. 1 : Таинства в целом. Крещение и Миропомазание. Евхаристия : Литургические аспекты. М. : Синодальная библейско-богословская комиссия, 2009. С. 280–294.

17. Пучкова = Пучкова С. С. «Огласительные гомилии» Феодора Мопсуестийского: история публикации текста и особенности содержания // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. Религиоведение. 2016. Вып. 4 (66). С. 24–43. 

18. Тафт = Тафт Р.-Ф. Когда в Константинополе исчез катехуменат? // Он же. Статьи : В 2 т. Т. 2 : Литургика. Омск : Голованов, 2011. С. 351–366. 

19. Торик = Торик Александр, прот. Воцерковление для начинающих церковную жизнь. М : Флавиан-пресс, 2013. 134, [3] с. 

20. Традиция = Традиция святоотеческой катехизации : Коллективная научная монография / Под науч. ред. свящ. Георгия Кочеткова. М. : СФИ, 2014. 176 с. 

21. Уильямс = Уильямс Р. О Христианском богословии. М. : ББИ св. ап. Андрея, 2004. 174 с. 

22. Флоровский 2000а = Флоровский Георгий, прот. Христос и Его Церковь : Тезисы и критические замечания // Лосский В. Н. Богословие и боговидение : Сборник статей / Под общ. ред. В. Пислякова. М. : Изд-во Свято- Владимирского братства, 2000. С. 600–615. 

23. Флоровский 2000б = Флоровский Георгий, прот. Церковь: ее природа и задача // Он же. Избранные богословские статьи. М. : Пробел, 2000. С. 186–200. 

24. Хулап = Хулап Владимир, прот. Формирование системы катехумената во II–III вв. // Возможна ли сегодня святоотеческая катехизация в церкви? : Сборник материалов в помощь катехизатору. М. : СФИ, 2012. С. 23–30. 

25. Чельцов = Чельцов И. Древние формы Символа веры Православной Церкви или так называемые Апостольские символы. СПб. : Тип. Деп. уделов, 1869. VI, 211 с. 

26. Banks = Banks R. J. Paul’s Idea of Community : The Early House Churches in Their Cultural Setting. Rev. ed. Grand Rapids : Baker Academic, 1994. 248 p. 

27. Bradshaw = Bradshaw P. F. The Gospel and the Catechumenate in the Third Century // JTS. 1999. V. 50. P. 143–152. 

28. Dujarier = Dujarier M. A History of the Catechumenate : The First Six Centuries. New York : Sadlier, 1979. 143 p. 

29. Ferguson = Studies in Early Christianity : A Collection of Scholarly Essays / Ed. E. Ferguson. V. 11 : Conversion, Catechumenate, and Baptism in the Early Church. New York : Garland, 1993. 456 p. 

30. Finn = Finn T. M. Early Christian Baptism and the Catechumenate : Italy, North Africa, and Egypt. Collegeville, MN : Michael Glazier, 1992. xiv, 218 p. 

31. Harmless = Harmless W. Augustine and the Catechumenate. Collegeville, M N : Liturgical Press, 1995. xii, 406 p. 

32. Mazza = Mazza E. Mystagogy : A Theology of Liturgy in the Patristic Age. New York : Pueblo Publishing Company, 1989. 228 p.

33. Minear = Minear P. S. Images of the Church in the New Testament. Philadelphia : Westminster, 1960. 294 p. 

34. Rius-Camps = Rius-Camps J. The Four Authentic Letters of Ignatius the Martyr. Rome : Pontificium Institutum Orientalium Studiorum, 1980. 413 p. (Orientalia Christiana Analecta; 213). 

35. Stewart = Stewart A. Catechumenate and contra-culture: the social process of catechumenate in third-century Africa and its development // St. Vladimir’s Theological Quarterly. 2003. V. 47. N. 3–4. P. 289–306. 

36. Weijenborg = Weijenborg R. Les letters d’Ignace d’Antiochë Etude de critique litteraire et de theologie. Leiden : E. J. Brill, 1969. 474 p. 

37. Καρμίρης = Καρμίρης Ι. Ορθόδοξος Εκκλησιολογία. Αθήναι, 1973. 836 σ.

Список сокращений

Ambros. Mediol. De sacr. = Амвросий Медиоланский. О таинствах 
Ambros. Mediol. Expl. Symb. = Амвросий Медиоланский. Объяснение Символа веры 
Aug. Serm. 272 = Августин. Письмо 272 
Clem. Alex. Strom. = Климент Александрийский. Строматы 
Cypr. Carth. De Unitate. = Киприан Карфагенский. О единстве Церкви 
Cypr. Carth. Ep. 63 ad Caecilius = Киприан Карфагенский. Письмо 63, к Цецилию 
Cypr. Carth. Ep. 69 ad Pupianum = Киприан Карфагенский. Письмо 69, к Флоренцию Пупиану 
Сyr. Hieros. Catech. = Кирилл Иерусалимский. Поучения огласительные 
Сyr. Hieros. Mystag. = Кирилл Иерусалимский. Поучения тайноводственные 
Didaсhe Дидахе. = Учение двенадцати апостолов 
Hipp. In Dan = Ипполит Римский. Толкование на книгу пророка Даниила 
Ign. Smirn. = Игнатий Антиохийский. Послание к смирнянам 
Ignat. Eph. = Игнатий Антиохийский. Послание к ефесянам 
Ioan. Chrysost. Cat. = Иоанн Златоуст. Огласительные поучения 
Ioan. Chrysost. In Ioan. = Иоанн Златоуст. Толкование на Евангелие от Иоанна 
Iust. Martyr. Dial. = Иустин Философ. Диалог с Трифоном Иудеем

Orig. De orat.=  Ориген. О молитве 
Theod. Mops. Hom. Catech. Феодор Мопсуестийский. Огласительные гомилии 
Trad. = Ap. Апостольское предание 
JTC = The Journal of Theological Studes

 

Сидорова О. И. Свидетельство оглашаемым о вере в Церковь (на примере раннехристианских источников II–V вв.) // Вестник Свято-Филаретовского института. 2020. Вып. 35. С. 116–136. 
DOI: 10.25803/SFI.2020.35.3.005

Миссия

Современная практика миссии, методы и принципы миссии, подготовка миссионеров и пособия

Катехизация

Опыт катехизации в современных условиях, огласительные принципы, катехизисы и пособия

Миссиология

Материалы по миссиологии и истории миссии, святоотеческие тексты и рецензии

Катехетика

Материалы по катехетике и истории огласительной практики, тексты святых отцов-катехетов

МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив