Цикл предогласительных "открытых" встреч (1994 год)

Что такое "открытые встречи"?

Это с середины 80-х годов регулярно ведущиеся нашим братством и Огласительным училищем (сейчас Научно-методический центр по миссии и катехизации - прим. ред.) миссионерско-предогласительные встречи с людьми, интересующимися христианством, которые или совсем не считают себя христианами, стоят на каких-то других духовных позициях, или имеют принципиальные сомнения в христианстве и стоят перед выбором. Это встречи для взрослых, обычно старше 20 лет. Встречи - свободные по форме и духу. Как правило, их бывает три (с интервалом в две недели). Длятся они около трех часов, но иногда и больше. Выступающие (обязательно полные члены Церкви) заранее не известны. Проходят они обычно в небольших светских конференц-залах на 300-500 человек, а в последнее время - в храме. Эти встречи не требуют рекламы. В среднем в них участвуют 20-25% некрещеных, регулярно причащающихся практически нет, остальные - крещеные, но нецерковные. На оглашение приходит приблизительно 2/3 участвовавших в "открытых встречах".

Встречи проходят трижды в год с таким расчетом, чтобы следующее затем годовое оглашение завершалось на Рождество, Пасху или Успение. За пределами Москвы или в других особых условиях весь цикл может носить как более камерный, так и более специфический характер, однако схема первых двух встреч, как правило, сохраняется.

Священник Георгий Кочетков


Первая миссионерская "открытая" встреча (январь 1994 года)


Я приветствую всех вас здесь и рад, что сегодня людей больше, чем даже в прежние наши встречи. Разговор пойдет о Боге и о духовной жизни, но он не будет данью моде. Когда современный человек решается заговорить о Боге, то он начинает оправдываться. И к сожалению, есть люди, которым хочется, чтобы разговор о Боге, о Церкви, тем более о Православии, был просто модой.

Сегодня мы будем тождественно употреблять понятия "Христианство" и "Православие". Мы будем рассказывать вам о "Христианстве" из своего внутреннего христианского православного опыта, и говорить о Православии не только как о русском, или греческом, или еще каком-то восточном христианстве. Мы будем иметь в виду всю христианскую традицию, раскрывающуюся до сих пор с апостольских времен, со времен Самого Христа. Вот это я сразу хотел оговорить, чтобы нам не тратить время на бесплодные споры о том, какая конфессия лучше и чем одна отличается от другой. Нам интересно общаться с вами, и мы построим нашу встречу так, чтобы ни вы, ни мы не пожалели о том, что пришли сюда. Мы будем обращаться к вам с позиции полноты духа и полноты смысла, полноты Истины, Любви и Свободы, т. е. всего того, о чем Христианство не просто говорит, "но что оно именно являет в своем опыте, в своей жизни.

Я хотел бы снова обратить ваше внимание на то, что Христианство на всех ступенях, на любой глубине проверяется опытом, и мы с вами будем говорить, исходя из своего опыта. Здесь присутствуют не только христиане, но все те, кто пришли сегодня к нам - взрослые люди, имеющие свой духовный опыт, какие-то удачи и неудачи. Все вы живете в соответствии с теми или иными принципами, делаете из всего, что вы видите и слышите определенные выводы, и не очень спешите с ними расставаться, как и всякий взрослый человек. Нас вполне устраивает такая ваша устойчивость, жизненная и духовная, хотя повторяю, мы приглашаем отнюдь не только христиан. Эта встреча рассчитана в первую очередь на тех, кто может быть еще и не считает себя христианином, во всяком случае, человеком православным, церковным, или кто имеет серьезные сомнения на этом пути. В первой части нашей встречи мы с вами поговорим о вещах, быть может, сложных, спорных, но мы поделимся в них своим христианским опытом; во второй же части те из вас, кто захочет остаться и продолжить эту встречу, смогут задать любые вопросы по нашей общей теме.

Очень важно помнить о том, что современный человек стремится обрести не просто устойчивую форму жизни. Конечно, бесформенность и, следовательно, безответственность - качества далеко не похвальные. Но форма не должна довлеть, давить, насиловать, она не должна загонять в клетку все живое, трепетное, свободное. К сожалению, у многих из нас есть предрассудки и, наверное, атеистических или антицерковных предрассудков значительно больше, чем собственно религиозных. Но в наше время, к великому сожалению, быстро возрождаются и религиозные предрассудки. Не Вера, не Жизнь, а именно предрассудки и суеверия. И что особенно прискорбно, это "возрождение" нередко выступает под флагом христианства, под флагом церкви, под флагом православия. Поэтому нам с вами необходимо отделить христианство, Церковь, Веру от всех этих предрассудков. Чтобы снять с души тяжесть, чтобы уничтожить перегородки, мешающие принять Веру всей жизнью, всем сердцем и умом, всей силой души вам надо определиться в основных понятиях и реалиях духовной жизни. Всякий современный человек стремится именно к такой цельности и последовательности. Такое стремление есть и вне, и внутри Церкви и его, на мой взгляд, следует высоко ценить. Поэтому мы будем с полным доверием относиться и к вашему опыту, и к вашим стремлениям, которые у нас с вами часто общие.

Я не думаю, чтобы кто-то пришел сюда для того, чтобы разрушать и вносить хаос. У нас одна цель - обрести твердые основания нашей жизни, твердый фундамент, который, согласно учению Церкви, есть Христос. Поэтому нам с вами надо говорить о Христе. 

Образ Христа очень трудно воспринимается современным человеком. У него этот об раз какой-то ненатуральный, слащавый или же, наоборот, чересчур фривольный, абстрактно-космический, т. е. тоже не натуральный. Нам с вами очень важно знать подлинный лик Христов, чтобы внутренне ощутить то, почему мы имеем право и в наше время, как и две тысячи лет назад, говорить о Христе как о камне, на котором человек может стоять крепко всю свою жизнь и здесь, на земле, иметь надежду вечности.

Для того чтобы говорить о Христе, нам надо произнести одно слово, которое кажется таким понятным и в то же время, как показывает опыт, - таким малопонятным: Христос есть Богочеловек. Он наш Спаситель именно потому, что Он - Бог, и потому, что Он - человек. Все это, казалось бы, так понятно, и все же я уверен, что ни о каком понимании здесь еще не может быть и речи.

Кто есть Бог и кто есть человек? Нам трудно говорить о Боге, Который невидим, но все-таки ощутим сердцем нашим: когда мы отождествляем опыт общения - с Богом, когда мы знаем, что такое благодать, то мы начинаем познавать Бога. Да, трудно говорить о Боге, ибо это реальность непривычная, это благодать, это свет и радость, и мир, но реальность все же и та, к которой мы привыкли с детства. Это не объективная реальность, которая так или иначе может быть уловлена вовне. Но это и не субъективная реальность, которую можно ощущать, которую один может ощущать так, а другой - иначе, и зачастую эти ощущения никак не согласуются между собой, о вкусах, как говорится, не спорят. Так вот, самое трудное в Боге есть именно то, что Он и не объективен, и не субъективен. И потому Он близок нашему сердцу, нашему уму, близок каждому человеку. Об этом нам постоянно свидетельствует и Священное писание. Бог вблизи каждого человека, даже если человек Его не знает. И уйти от Бога человек не в силах. Он может потерять Его в сердце своем, и тогда он искренно говорит: "Бога нет". И действительно нет, если нет Его в сердце. Если в опыте нет Бога, то Бога нет. Но в человеке Он может жить, устроив Себе престол из сердца человеческого. И тогда Бог есть, тогда Бог открывается нам как живой Бог, как Дух, как та Свобода и Любовь, к которой влечет всякого человека в лучшие, высшие моменты его жизни.

Особенно трудно говорить о Боге, когда человек переживает что-то противное Богу, когда он как бы отвернулся от Бога и поэтому Бог Сам не может пробиться через стену, которую человек воздвигает между Ним и собой. А Бог никого никогда не принуждает насильно, хотя Он и есть Сила. Бог есть Дух, а Дух есть сила. Но насильно принуждать к чему-либо человека Бог не может, это может один человек по отношению к другому. Человек насильственно овладевает этим миром, - животным, растительным, космическим, он даже с самим собой подчас ведет себя как насильник, но Бог насильственно завладеть человеком не может.

Бог может лишь призывать и этот призыв мы с вами можем услышать. А Бог говорит на таком языке, который понятен каждому, потому что у каждого человека есть сердце, т. е. сердцевина его бытия, которую мы называем "образом и подобием Божиим". Этот образ Божий есть и в каждом из вас, даже если вы пребываете в унынии, отчаянии, агрессии или чувствуете в себе зло, озлобление. Даже если и искажается этим образ Божий, он не истребляется до конца. Богосродный корень сохраняется в вас.

То, о чем я сейчас говорю, это дело веры, но веры живой. Вера не есть набор правил, и христианство не сводимо к набору заповедей. Современный человек это чувствует. Я думаю, вы с этим сталкивались не однажды. Едва ли вас привлекало бы христианство, если бы его можно было свести даже к самым идеальным, самым прекрасным, но правилам. Если нет свободы, то нет чего-то важного, а от веры, от сердцевины нашей жизни мы хотим полноты. Давайте об этом задумаемся.

Нас многое отвращает в "христианстве". Нас пугали "христианством", когда внушали: "Мы знаем, они нищие духом, у них духа нет, и они его не хотят". Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что это обычная клевета. Когда в Евангелии говорится: "Блаженны нищие духом", то утверждается прямо обратное. Говорится о том, что человек должен искать и просить духа самым активным образом, иначе он умирает, как нищие от голода и холода.

Наверное вам приводили и другие высказывания из Евангелия, толкуя их в ином, противном духу смысле. Например, подставь под удар Другую щеку. Как же это? Неужели следует подчиняться злу, потворствовать ему? Как будто в нашей жизни мало зла! Никого и никогда не удовлетворит капитуляция перед злом, даже если человек и сам злой. Наверно не все мы всегда бываем добрыми. Но тем не менее мы не хотим зла и ищем пути добра. Поэтому капитуляция перед злом нас не устраивает и нам не хочется подставлять другую щеку. Но Евангелие говорит нам об этом в ином смысле, утверждая, что это есть путь борьбы со злом, ибо Евангелие доносит до нас истину, которую знает всякий, живущий по Евангелию: злом победить зло невозможно. Злом можно в лучшем случае лишь на время ограничить зло, поставив преграду его распространению. Поэтому мы говорим о других путях борьбы с ним, мы утверждаем, что добро сильнее зла, а любовь - и есть та сила, которая стоит еще выше, чем добро.

Наверное, вы слышали и о том, что есть такое странное понятие - "смирение". И при этом ваше воображение рисовало образ человека раболепного, стоящего на коленях и не дерзающего разогнуть спину. В жизни бывают случаи, когда что-то ставит человека на колени и, тем не менее, никак нельзя призывать к этому как к некоей естественной норме человеческой жизни. Конечно же, человеку при этом не должно и гордиться, не должно искусственно себя превозносить. Не случайно в Писании сказано: "Бог гордым противится, а смиренным (т. е. себя не возвышающим) дает благодать". И однако, смирение имеет еще и иной смысл: смирение есть то, что дает нам чувство меры и дарует нашей душе мир. Корень смирения - мир и мера. И для нас с вами это принципиально важно. Мы должны знать свою меру и стремиться к миру в своем сердце.

Наверное, у многих из вас возникали вопросы о том, почему умирают дети, или почему живет в людях столь невероятная жестокость? Как Бог может это терпеть, если Сам Он - Любовь и Добро? Этот вопрос чрезвычайно важен, он не наивный и не детский. Христианство не принимает зла и греха, не принимает насилия, не считает его оправданным до конца ни в каких случаях. Для нас очень важно то, что Бог не мучает никого, наоборот, Он спасает от страданий, а более всего от зла и греха, от всего того, что неправо пред Ним.

Я сейчас назвал лишь несколько вопросов, которые чаще всего встречаются в жизни взрослого человека. На них не трудно ответить, но через них нелегко переступить. Последний вопрос является, может быть, самым большим камнем преткновения. Мир, сотворенный Богом, "лежит во зле" и рождает новое зло. Есть такой закон в этом мире, лежащем во зле: зло рождает новое зло, и это зло способно касаться самых невинных душ. Это страшно не тогда, когда мы об этом говорим, а тогда, когда мы с этим встречаемся или, не дай Бог, когда мы это испытываем на себе. Но ведь не Бог ведет войны и убивает невинных детей! Это делают носители зла, слуги мира сего, отпавшего от Бога, и поэтому Бог делает все, чтобы вернуть этот мир и свое возлюбленное чадо - человека - к Себе.

Мы не раз сегодня повторяли, что о Боге говорить трудно. Но еще труднее говорить о человеке, и именно потому, что здесь все кажется таким понятным. Мы каждый день встречаемся с множеством людей, - или непосредственно, лицом к лицу, или по телевидению, по радио, посредством газет, книг и т. д. И при этом очень часто, встречаясь с человеком, мы не видим в человеке человека и человеческого, и в сущности не знаем человека. Нам с вами крайне необходимо узнать, кто есть человек, как и столь же важно было уразуметь, кто есть Бог. Как пред Богом надо открывать свое сердце в великом акте веры, так и перед человеком. Само Христианство есть вера в Бога и вера в человека, и одно не существует без другого. Без веры в Бога не во что верить в человеке, а без веры в человека невозможно узнать живого Бога. Ибо всякий человек есть живая икона Бога, живой образ Божий. "Икона" - греческое слово, и в переводе означает именно "образ".

То, о чем идет сейчас речь, для нас с вами - вещи не абстрактные. Я в этом глубоко уверен, я это вижу по вашим лицам, по вашему напряженному вниманию. Это не абстракции потому, что когда мы сталкиваемся с этими тайнами нашей жизни, наше сердце начинает говорить. Мы часто страдаем и оттого, что сами не видим образ Божий в ближних наших, и оттого, что в нас не видят живой иконы Бога, и смотрят на нас, как на мертвый предмет, словно человек - это всего лишь некая высокоорганизованная машина, или, в лучшем случае, животное. И когда на нас так смотрят, нам становится не по себе. Мы чувствуем, что в таком подходе заключена страшная ложь, потому что ни в животном, ни тем более в машине, нет Бога. Машина - бездуховна, животное, хотя и душевно, - не духовно, а Бог есть Дух, и человек - духовен.

Мы хотим, чтобы нас видели и признавали как существа духовные и, следовательно, уникальные. Мы не хотим быть пешками. Правда, зачастую, свое подлинное человеческое призвание - стать личностью, "родиться свыше", "от воды и духа", мы путаем с яркостью индивидуальности и думаем, что если мы внешне чем-то отличаемся от других, то мы уже стали личностью и исполнили свое предназначение. Конечно же, это не так.

Во Христе в некоем особом единстве соединились и тайна Божья, и тайна человеческая. Познавая Христа, мы познаем Бога, и не случайно Евангелие говорит нам от имени Христа: "Я и Отец Небесный - одно". Во Христе эта божественная жизнь соединилась с тайной человеческого бытия, человеческого существования. Поэтому познание, внутреннее проникновение в жизнь божественную и человеческую становится возможным для каждого человека через Христа. По какому-то особому дару свыше и человек ощущает это призвание и жаждет обладать этим даром и реализовать его. Он не хочет умереть, не раскрыв в себе этого дара, предчувствуя, очевидно, что в противном случае он лишится чего-то самого важного в своей жизни. Иначе вообще непонятно, зачем он жил. И мысли эти вполне уместны и для молодых людей, и для старых, и для здоровых, и для больных, они уместны для всех и во все времена. Другое дело, что мы, к сожалению, не всегда имеем такую силу духа, чтобы носить в себе эти мысли и относиться к ним с должной серьезностью. Нас давят те же предрассудки: культурные, социальные, национальные, исторические, семейные, научные, психологические, даже этические.

Сегодня мы говорили о Боге и о человеке, что особенно трудно в наше, не слишком человечное время, и мне хочется сказать еще о том, что призвание человека связано именно с Богопознанием и исполнением воли Божьей. А для исполнения воли Божьей нужно то, что на церковном языке называется "покаянием"!

Вот уже не первый год слишком часто звучит это слово, оно стало чуть ли не модным. Почти каждый день им пользуются в разных контекстах, произносят его с большей или меньшей степенью глубины. Но, как говорится, воз и ныне там. И такое положение дел настораживает. Мы как-то походя миновали важнейшие вехи истории, мы прошли мимо них без покаяния, без внутреннего изменения, без подвига, без желания исполнить волю Божью, т. е. вернуться к Правде в нашей жизни, вернуться на истинный путь. И в результате люди до сих пор говорят: "Как раньше было хорошо! Была религия, и все знали правила, знали закон, и боялись, и поэтому все было хорошо. Народ перестал бояться, и вот тут-то зло расцвело. Значит, страх необходим, и лучше всего пугать друг друга, особенно хорошо путать друг друга Богом, потому что выше аппелировать некуда".

Вот это - страшная вещь, когда только для того хотят смирять друг друга и приводить к покаянию, чтобы самим жить приятнее, комфортнее, богаче. Когда это все существует для нашего соседа, а не для нас. Мы умудрились выползти еле живыми после 70-летнего искушения и при этом не измениться. Даже то, что сейчас не только по моде остается интерес к вере, к церкви, к духу, к жизни по духу - еще не является гарантией того, что человек жаждет этого для себя в хорошем, не эгоистическом смысле, ибо иметь добро в себе, - это значит иметь его не для себя, а для ближнего, значит уметь жертвовать своим достоянием и даже самим собой. Это основной признак любви, а любовь к Богу и ближнему - основная заповедь в Ветхом и в Новом завете.

На этом я сейчас закончу и предоставлю слово тем из наших братьев и сестер, кто захочет поделиться с вами своим внутренним опытом, "как на духу". Вы совершили шаг внутреннего доверия, придя сюда, и нам хочется сделать такой же ответный шаг. Итак, если мы сами захотим исполнить волю Божью и сами решимся исправить нашу жизнь, получив дар духа Христова, духа богочеловеческого, включившись в жизнь Тела богочеловеческого, которое называется Церковью, если в нас это есть, - тогда мы можем смело идти дальше, идти вперед, несмотря на то, что путь далек, узок и не всегда виден и ведом. В духовной жизни нужно уметь выбирать и иметь смелость идти на риск, повторяю, независимо от возраста, образования, культуры, профессии, национальности и т. д. Все это должно отступить сейчас перед лицом Божьим. Может быть то, что я сейчас сказал, кому-то из вас покажется не бесспорным, но у нас будет возможность поговорить об этом во второй части нашей встречи. Сейчас я передаю слово другим.

Александр Копировский

Наверное, важнее всего на такой первой встрече сказать о своих личных свидетельствах, которые связаны с обращением к Богу. Потому что, как вы уже поняли, большинство присутствующих здесь людей, которые будут говорить о Боге и о вере, испытали опыт обращения в сознательном возрасте. Я здесь не исключение.

Это было более 20 лет назад. Я почувствовал, что Бог есть, в Успенском монастыре в Печорах, летом, когда какое-то "количество" природы словно перешло в иное "качество". Когда вдруг стало ясно, что это не вообще красота, что это не вообще какая-то мягкость, приятность, изобилие, даже тайна, а что за всем этим, действительно, стоит Личность. Это было ощущение, которое невозможно из меня вытравить, как и из любого человека, который это испытал. Бог, безусловно, есть. Второй момент был, когда мы возвращались из этой поездки в 1971 г., ночью, в поезде, когда мне вдруг захотелось сказать об этом другим. Вы, наверное, скажете, что это своего рода болезнь, которая нападает на любого человека: что-то узнав, тут же начинать учить других. Но теперь, 20 с лишним лет спустя, вспоминая об этом, я хочу сказать - мне тогда совершенно не хотелось никого учить. Мне очень хотелось с кем-то поделиться тем, что я чувствовал, я потом об этом прочитал в Евангелии, что "от избытка сердца говорят уста". Когда они говорят всерьез - они говорят от избытка сердца. Не от избытка знания, не от избытка душевности, эмоций, а от сердца как от сердцевины, которая вдруг открылась и оказалась, что сердцем человек связан с Богом, даже когда он об этом не знает. Мне именно хотелось говорить с огромной радостью о Боге, хотя я еще в тот момент очень мало что знал.

И теперь, мне кажется, что об этом важно задуматься людям, которые ищут смысла в жизни, или ищут правды, справедливости. Нам в нашей жизни очень не хватает правды. Но когда мы сталкиваемся с правдой, она часто оказывается слишком жесткой. Правда тесно связана с законом, с ограничением, с тем самым правилом, о котором сейчас говорил о. Георгий.

Конечно, вера - это заповеди. Все знают: "Не убий", не делай того, сего, или, если уж делай, так делай с некоторой обязательностью. Но вера связана в первую очередь с радостью, с полнотой, с тем, что Бог свидетельствует человеку о Себе. Иначе этот закон не выполнить. А если и удастся его выполнить, то это обязательно связано с некоторой ущербностью. Человек может никого не убить, никогда не украсть, человек может почитать отца и мать, переходить улицу на зеленый сигнал светофора, уступать место в трамвае и т. д. Но если при этом он не будет сердцем связан с Богом, его праведная жизнь будет бесплодной.

На самом деле глубоко ошибочно то, что обычно говорят:

"Твори добро, и ты будешь с Богом". Можно творить добро, но или за счет других, или в ущерб себе, разрушая себя, не отдавая себя за других, ибо когда человек отдает, он получает во сто крат. Сколько раз христиан обвиняли в том, что они ужасно меркантильны, и говорили: "В Евангелии написано, что кто отдаст одно - получит в тысячу крат". Но что отдаст-то? ..."И саму жизнь свою". Есть в Евангелии на первый взгляд шокирующие фразы и об отце, и матери, и о жене, и о детях. "Кто любит отца или мать более Меня, - говорит Спаситель, - недостоин Меня". Так вот, по-настоящему, нужно отдать не то, что отдать легко.

Или, например, человек по природе склонен к тихой жизни, у него характер тихий, мягкий. Ему говорят: "Какой ты хороший, вот всем бы быть такими!" И люди с сильным характером начинают себя ломать и стилизоваться. Или наоборот, тихий человек начинает разыгрывать из себя Наполеона и тоже ломаться. Но здесь никакого насилия не требуется, потому что всякая ломка себя не ради Бога, а с какой-то иной целью, ломка именно себя, а не своих искажений, не своего греха, заводит в конце концов в тупик и человек может разозлиться на свое добро или начнет бунтовать. А вы знаете, что такое русский бунт. И в результате получается, что жизнь в конце концов лишается смысла.

Выход из этого тупика - не в идее. Сейчас все снова ударились в идеализм и думают, что приближаются к духовности. Но идеализм ничем не лучше материализма. В древней Греции материалисты были, на мой взгляд, даже значительнее, интереснее некоторых идеалистов. Вера Божья, вера святая - это не идеализм в отличие от материализма, это - ощущение живого Бога, прежде всего в радости. Потому что это - истинное ощущение. Сейчас вы, наверное, ждете рецепта, как же добиться этой радости, какой ключ к ней. Нет рецептов, в том-то вся и штука. Вера - это дар. Мы, живущие в Церкви, - кто год, кто три дня, кто двадцать лет, мы можем только одно засвидетельствовать - этот дар дается сразу, мгновенно, в ответ на какое-то искреннее движение души. Но только надо искать, надо искать совершенно искренне. Я скажу, наверно, то же, что уже говорил о. Георгий. Очень часто под верой понимают нечто совсем другое, - многие люди хотели бы в этой области как бы продвинуться. Но ищут очень часто либо идеалов, идеализма, либо какой-то жесткой схемы подчинения. Либо ищут чего-то, что в принципе не похоже на эту жизнь, т. е. по принципу от обратного, лишь бы не так, как сейчас. И веры в конце концов не находят. А вера - это открытость тому, о чем уже сказано. Изобретать велосипед здесь, может быть, очень интересно, но совершенно лишне. В вере нет банальностей, в Евангелии и в Писании нет банальностей, С. С. Аверинцев однажды сказал, что там есть все, кроме банальностей.

Но искать надо Бога, Который дает радость, Который свидетельствует о Себе, прежде всего, как о живом Боге. Когда человек начинает искать причины своего греха, или вообще определение греха, когда он начинает с греха, начинает со зла, это трудно, это словно связывает руки. Откровение о Боге - это как правило откровение полноты. Может быть кто-то пришел к Нему и по-другому. Говорят, люди приходят к Богу от большого горя.

Здесь есть некоторая подмена. От большого горя человек может просто распадаться на составные части. Горе может никуда не привести, оно может разбить человека и развалить его. Но если в этом горе человек не озлобится, если он хотя бы краешком своей души, может быть даже несознанно, обратится к Богу, - Бог тут же выйдет ему навстречу.

Этим я и хотел бы закончить. Все мы, особенно в молодости, ищем веры, ищем идеалов, но, главное, нам нужно не столько напрягаться в поисках этих идеалов, сколько не пропустить того, что Бог хочет нам сказать. Потому что, как говорит Священное писание, Господь нас предваряет. "Стою у двери и стучу. Кто откроет Мне, Я к тому войду". Дальше написаны удивительные слова: "И буду с ним за трапезой". "Я стучу", т. е. этот стук в дверь уже как бы раздается. И здесь мне хочется рассказать об одном юноше, который, в свою очередь, рассказал мне о своих исканиях. Он тоже искал, искал в жизни выхода. И однажды он сидел дома и спокойно читал Писание. Он читал Апокалипсис, - в традиции юности начинать с конца. И он прочитал там эту фразу: "Стою у двери и стучу, кто откроет - войду к тому". Он сказал: "Я закрыл книгу, встал и открыл дверь". Это удивительная вещь. С этого момента он стал верующим. Дальше начались подтверждения того, что он поступил правильно.

Я хочу, чтобы все мы, пришедшие сюда со своими трудностями, которые завели нас в тупик, вот так просто встали и открыли дверь пред Богом.

Спасибо.

Давид-Амир Садур

Я недавно пришел в Церковь, крестился только в августе. Мне хотелось бы кое-что добавить по поводу евангельской фразы о том, что ради Христа нужно оставить и отца, и мать, и близких. Она у многих вызвала недоумение. Мне кажется, ее надо по-другому понимать. Если какие-то заботы домашние отделяют человека от Бога, то в тот момент, когда Бог стучится к тебе в дверь, их надо оставить и уделить свое время Богу. То, что мы здесь имеем, действительно уникально, я говорю о возможности полнее ощутить себя. И действительно, многое в своей жизни оставляешь, видя такую полноту жизни в Боге. Я, например, сейчас в храме стал работать, оставив другие работы. Спасибо.

Михаил Егориков

Дорогие братья и сестры! Вы помните, в Писании говорится, что "во Христе нет ни эллина, ни иудея". И подтверждение тому - пример Давида-Амира. Он просто по скромности не сказал, что он сам татарин, но крестился в Православной церкви, оставив отца и мать. Не совсем их оставил, конечно, он о них заботится. Но он выбрал Бога, т. е. оставил свои национальные, отцовские "предания". Бог позвал, и он все оставил и пошел. Сам я тоже недавно, вместе с Давидом-Амиром на Успение Пресвятой Богородицы закончил оглашение: он крестился, я воцерковился. В один день у нас было духовное рождение. Вкусив Животворящих Христовых Тайн, мы родились свыше. Александр Михайлович говорил о незлобивости. Сейчас многие люди, не имея прочной основы, не имея веры, озлобляются, и эта злоба, в глубине сидящая, человека разрушает.

У меня была очень сложная судьба, я долго шел к Богу. Прежде чем прийти в Церковь, я немалое время пробыл в заключении. Атмосфера, как вы сами понимаете, там специфическая - на ограниченной площади очень много злых дядек. Это как бы сжатая модель нашего общества. В зале, я знаю, находятся люди, которые испытали это на себе, и они, в общем-то, могут адекватно понять меня.

Когда я отбывал первый срок, я всех обвинял, не каялся, я признавал, что я плохой, но вот другой - будь-то милиционер, или еще кто-то - совсем плохой, он больше виноват, чем я. А во второй мой срок, наступил какой-то переломный момент, когда я нашел силы заглянуть в себя, т. е. заглянуть поглубже, опуститься на глубину. Как говорит Христос: "Закиньте сети на глубину". И нам надо закинуть сети на глубину своей души и как бы себя самого вытащить из этой глубины. И посмотрев туда, я ужаснулся и начал с себя. Я не стал обвинять никого в этой жизни и осознал, что прежде всего я - грешник и негодяй. Это происходило на протяжении какого-то времени и, наверное, не имело прямого отношения к Богу. Я постоянно ходил в одиночестве, размышлял, ворошил свою душу. Наконец я отворил двери своей души, и Господь вошел.

Господь действует через определенных людей и посылает их нам в нужный момент. Такой человек был и мне послан. Это я осознал, когда он уже ушел от меня. Но он ушел в тот момент, когда я уже более или менее твердо встал на "путь исправления", точнее - на Божий путь. Но после освобождения меня долго носило, я ходил по разным кружкам, секциям. В переходный период был и Рерих, и другие "полезные вещи". Это все, может быть, где-то и нужно, но если человек приходит в храм или на такую встречу, как у нас сегодня, мне кажется, что это неспроста, в этом надо видеть волю Божию и руку Господню. Значит, у каждого человека нашелся ангел, который привел его сюда, который привел его в Церковь. Об этом каждый сам может подумать и понять, что именно так оно и было. А если уж привел Сам Господь, то не стоит уходить.

Татьяна Авилова

Я хотела бы сказать о достаточно узком вопросе, с которым сейчас многие сталкиваются. Я расскажу о том, какую свободу дает людям Господь.

Сейчас на каждом перекрестке мы видим книжки по оккультизму, астрологические прогнозы. Это настолько вошло в наш быт, и на телевидение, и в прессу, что даже те, кто и не стали бы в другое время это слушать, принимают это как данность и как бы подчиняются тому, что им навязывают. И при этом многие не отдают себе отчета, какой власти они подчиняются.

Во времена моей юности такая литература была почти недоступна, равно как и Священное писание, поэтому всякая информация о том, что выходило за рамки обыденной жизни, принималась как откровение. Я когда-то прочитала в журнале "Наука и жизнь" статью об американских исследователях. Они не поленились и собрали что-то около 20 или 30 пар однояйцевых близнецов, которые были разлучены после рождения, практически не знали о своих братьях и сестрах и росли порознь. Они отыскали, собрали и провели с ними какие-то там социологические и психологические исследования. И оказалось, что они во всем друг на друга похожи! И все-то у них было параллельно, и все-то у них было одинаково. С этим как-то еще можно было смириться, но меня поразила одна пара сестер, каждая из которых имела на руке по семь колец.

И эти семь колец меня поразили. Если жизнь наша настолько предопределена генетикой или еще чем-то, вплоть до того, сколько колец одеть на руку, а зачем тогда человек? И вообще, каково его место в мире, и что такое свобода? Молодого человека трудно, конечно, сделать пессимистом, но тем не менее эти вопросы оставались все время внутри, и все время был поиск: что такое человек? И все это время семь колец были у меня в памяти. И ответ был получен через астрологию. К этому времени уже произошло мое обращение к Богу истинному, когда я шла к Нему, оглашалась. Мы это делали вместе с моей родной сестрой. Ее близкие друзья были астрологи, причем очень крупные. Они вдруг предложили ей составить карты на нее, и она решила испытать судьбу и это сделать. Знаете, что оказалось? До того момента, когда был этот сознательный поворот к истинному Богу, тому Богу, Которого исповедует православная вера, Богу Авраама, Исаака и Иакова, Творца всего сущего, - до этого момента все факты, акты ее биографии укладывались в предсказания с точностью до месяцев, дней. Но с того момента, когда произошел этот сознательный поворот, вдруг оказалось, что ничего не совпадает. Причем должны были происходить умопомрачительные вещи, чуть ли не смертельные болезни, операции, еще что-то. Но в эти периоды жизни у нее даже насморка не было!

Это было удивительно. У меня не было желания так же испытывать судьбу, потому что я и без того чувствовала, что внутри происходят совершенно удивительные вещи, что Господь дает такую свободу, которая приводит человека к истинному творчеству и самое главное творчество - начинается творение Человека внутри самого человека. И начинается созидание его новой судьбы, которая не подчинена ни звездам, которая не подчинена никому, которая на самом деле приносит радость, и мир, и покой.

И только в таком состоянии можно решать какие-то важные проблемы, только с такими чувствами можно общаться с людьми, только с такими чувствами ты понимаешь, где правда, а где ложь. Потому что это всегда болезненный вопрос - понять, где же правда. Потому что всегда за одной мыслью может придти другая мысль, которая будет ее опровергать и подвергать сомнению.

И это творчество совершенно удивительно, потому что я с замиранием сердца вдруг начала понимать: то, что мне казалось в себе неисправимым, можно исправить. Вы знаете, что самые трудные наши взаимоотношения - это отношения с нашими близкими: родителями, детьми, мужьями, женами. Это те накатанные ситуации, те глубокие борозды, которые, казалось бы, исправить невозможно и которые всем сердцем хочется исправить, а мы каждый раз срываемся, отчаиваясь, что нет никаких сил. И вдруг я замечаю, что эти пропасти перестают существовать. То, что вчера было совершенно невозможно, сегодня стало возможно. С тем человеком, с которым я не могла общаться иначе, как с врагом, и ничего с этим не могла поделать, я вдруг обращаюсь так, как обращаются с симпатичным посторонним человеком. Это было чудесное состояние!

Еще я хотела бы пару слов сказать о том, что когда мы приходим в Церковь с нашими детьми, тогда становиться ясно, что для них это тот живой источник, тот чистый воздух, без которого жить они просто не могут. Мы, - в силу своего воспитания, этических норм, еще как-то можем противостоять злу этого мира. Но этот мир захлестывает детей, вы сами знаете как, потому что они не могут никак этому противостоять. И единственное, что их удерживает и что в них растит нового человека, - это Церковь.

Я об этом свидетельствую, потому что так много тому примеров. Спасибо за внимание.

Давид Гзгзян

Я хотел бы подхватить только что сказанные слова, высокие, прекрасные слова об этом чудесном даре свободы, которым наделен только человек. И этот дар по-настоящему ценит тот человек, который знает, от Кого этот дар ему достался, потому что тогда он переживает это как бесценное сокровище, и только тогда он знает, как этой свободой распорядиться. Бог есть и Свобода, но такая свобода, которую есть куда деть, потому что нам хорошо известно, что свобода как таковая может быть и проклятием, столь сильным, что человек жаждет от нее избавиться. Вспомним пророческие в этом смысле слова Достоевского.  

Каждый, наверное, согласится с тем, что мы входим в этот мир богатых возможностей, широчайшего поиска окрыленными, радостными, полными надежд на то, что поиск увенчается успехом, что мы серьезно и основательно войдем и утвердимся в том небесно-голубом, светлом мире, в котором мы по радостной, но непонятной причине очутились. И каждый согласится с тем, что со временем человек, если с ним ничего потрясающего не происходит, перестает ощущать себя носителем этой чудесной потенции. С годами он чувствует на своих плечах груз утраченных возможностей, нерешенных проблем, некой нарастающей тоски от того, что он как-то не очень утвердился в этом мире, как-то не тем боком выехал, нехорошо подошел к той нише, которая ему как бы была уготована. Он переживает, что ему что-то было уготовано, а он туда не влезает, а время идет, и ниша эта ветшает, и скоро на него обломки посыплются. И тем не менее ведь никто не расстается с надеждой этот груз с себя сбросить, распрямиться, раскрепоститься, как-то реализовать свою свободу, интуицию, которую человек в себе несет. Человек ведь не перестает быть неравнодушным к истине, к некой высокой правильности -- по правде ли он живет? И не случайны эти потрясающие слова Христа о Самом Себе: "Я есть Путь и Истина и Жизнь". И Его же слова: "Иго мое благо и бремя мое легко". Вот это свобода для чего-то, свобода, которую можно куда-то деть, свобода созидать бескорыстно, свобода узнавать в своем ближнем так же высоко одаренного человека, потрясающее в этом отношении существо. Эта свобода -- тоже какое-то иго и какое-то бремя, потому что она обязывает что-то делать, открывать, переживать, мучиться, искать. Но это иго легкое, потому что эти поиски увенчиваются успехом, этот дар растет в человеке. Человек способен вдруг в самых, казалось бы, потаенных уголках собственной души, в своем ближнем, которого он уже сто лет знает, открывать нечто такое, чего он никогда не видел. Человек оказывается способным бескорыстно оценить то простое обстоятельство, что рядом кто-то есть и вот этот кто-то -- талант в своем роде. Не завидовать ему, не раболепствовать перед талантом, а оценить и радоваться. От этого он становится сам талантливым, но при этом никогда не будет превозноситься. 

Мне хочется вам всем пожелать того, чтобы это неравнодушие, которое есть в каждом из вас, вы не заглушали, чтобы вы продолжали верить в то, что от Бога, и попробовали довериться этому дару свободы, который есть у каждого из вас, довериться ради того, чтобы сбросить давящий груз, а принять иго, которое благо, и бремя, которое легко. 

Слово из зала 

Я не отношусь к членам братства "Сретение", но считаю себя его духовным членом, хотя я почти никогда не бываю там на службах. Когда-то очень давно был, когда храм был похож на мастерскую. 

Это, наверное, как раз тот случай, о котором говорили братья, когда от избытка сердца говорят уста. Я хочу сказать о страданиях, поскольку мне приходится встречаться с людьми, которые страдают, и очень страдают. В основном, это больные дети. И есть колоссальная разница между теми детьми и их родителями, которые знают Бога, и теми, которые Его не знают. 

В этом мире есть страдания. Страдают все: верующие, неверующие, образованные, необразованные. Все, наверное, знают, что вместе с Господом на крестах были распяты два разбойника. Эти разбойники страдали, страшно страдали. Но один из разбойников исповедовал страждущего Бога. И мы с вами -- эти разбойники. И наши дети тоже вместе с нами страдают. Я бы хотел вас попросить: если вы сами еще слабы, то подумайте о своих детях. 

Если вы сами слабы, то приходите ко Христу через ваших детей. Спасибо.

о.Георгий Кочетков

Прежде чем мы перейдем ко второй части нашей встречи, я хочу сказать об одной очень важной вещи. Сегодняшняя встреча может иметь для вас продолжение, причем уже на другом уровне, не только общем, вступительном. 

Поиск духовного -- всегда вещь драгоценная, это -- то неравнодушие, о котором говорил Давид Гзгзян. Поэтому вы можете продолжать свой поиск внутри сердца своего, в совести своей, в жизни своей, или придти еще через четыре месяца на такую же встречу, или не приходить, а как-то иначе определиться, это ваше дело, дело вашей свободы, вашей жизни. Если вы не чувствуете в принципе диссонанса с тем, о чем здесь идет речь, а мы говорим именно о христианстве, а не вообще о духовном, потому что типов духовности и духов множество, если вы не чувствуете этого диссонанса, то стоит попробовать пойти дальше, а мы для тех, кто выберет этот путь, через две недели проведем следующую встречу здесь же. 

Единственное, о чем мы вас будем просить, -- старайтесь никого больше не приглашать. Если же у вас будут какие-либо вопросы или кого-то уж очень надо привести, но вы сомневаетесь, стоит ли сейчас это делать, вы можете придти в храм Успения Богородицы в Печатниках по адресу Сретенка, дом 3 (место служения о. Георгия Кочеткова в 1994 году - прим.ред.), испросить благословение у меня. После второй встречи, если все будет благополучно, мы сможем начать целый цикл таких духовных встреч и бесед, очень важных и полезных. Встречи будут проходить дважды в месяц, и начнется ваша самостоятельная внутренняя и внешняя работа.

Конечно, мы с вами сегодня не всего могли коснуться. Это достаточно очевидно. Но мы говорили о том, что сейчас болит больше всего. Могу открыть вам маленькую тайну. Мы много лет регулярно проводим такие встречи, еще с тех времен, когда не было никакой возможности это делать не только открыто, но даже говорить об этом по телефону. И всегда невозможно готовиться к таким встречам, думать, что ты скажешь, потому что Бог действительно что-то открывает, что нужно сказать тем, кто сегодня собрался. Ведь мы большинство из вас прежде никогда не видели. Поэтому мы всегда верим Богу, Который дает сказать именно то, что говорится сейчас. И я надеюсь, что вам эта встреча что-то даст. По традиции обычно на ваши записки отвечаю я, но вы можете обращаться к каждому из выступавших, если у вас есть желание что-то обсудить с ними. 

Вопрос. Поясните, пожалуйста, еще раз о подставке другой щеки. Это многим не совсем понятно. Поясните и Ваше толкование о прощении подлости. 

Ответ. Я буду краток, потому что это все большие темы, а здесь много записок. Не исключено, что какой-то ответ может вас и не удовлетворить. Но если это произойдет, а вам все-таки хочется докопаться сейчас же до конца, то вы или подойдите, или поднимите руку, в общем как-то реагируйте. 

Итак, о подставлении другой щеки. Дело в том, что можно по-разному подставлять щеку. Можно это сделать из-за страха, из-за слабости, той самой капитуляции перед злом, о которой я говорил. И это вещь недостойная, во всяком случае она не высокого уровня. Это не то, к чему призывает Евангелие. Можно же подставлять другую щеку от духовной силы, в расчете на то, что человек потеряет весь запал своего зла, увидев добро в другом, увидев его любовь, а не агрессивность в ответ на агрессию. Я думаю, что этого достаточно. 

Второй вопрос о прощении подлости. Что значит "подлость"? Это довольно широкое понятие. Можно его еще расширить, сказав о прощении всякого греха, или тяжелого греха, больших грехов, грехов против ближних. Очень трудно прощать большие грехи. Чем больше грех против вас или особенно против ваших близких, тем труднее прощать, и однако, такое прощение тоже может быть силой духовной, исправляющей силой. Собственно говоря, "простить" означает "исправить". Это старое церковнославянское слово -- от слов "простой", "прямой". "Простить" значит "выпрямить" то, что искривлено душевно, духовно, физически -- как угодно. Когда один человек прощает другого, он выправляет отношения с ним. Это очень важно понять. Это не просто оставить в покое человека, а позаботиться о его исправлении. Надо заботиться об исправлении, хотя делать это силой духа трудно. 

Вопрос. Часто человек является орудием Божьей воли. Как же в этом случае быть со свободной волей человека? 

Ответ. Дело в том, что когда речь идет о Боге, мы не можем забывать главного. "Где Дух Господень, там свобода", -- говорит нам Писание. Поэтому воля Божья должна приниматься свободой человека. Когда она идет ему на пользу и свобода Божьей воли сочетается со свободой человека, тогда будет результат. Но если даже благая Божья воля не принимается свободной волей человека, то внедрение этой воли будет насилием, а о насилии мы сегодня говорили, что оно неоправданно и недопустимо. 

Вопрос. Будьте добры, расскажите о посте и его роли. 

Ответ. Пост -- это элемент христианской аскезы, это особая область духовной жизни, когда человек испытывает свою способность самоограничения через какое-то упражнение, проводя себя через какую-то контрольную ситуацию. Собственно "аскео" по-гречески означает "упражняюсь", и аскетика это то, что помогает человеку идти вперед в его духовной жизни по узкому пути. Вот и все. Пост -- это элемент именно такого прохождения по узкому пути. Входит в этот путь и подвиг духовный, и душевный, и физический, поэтому это касается и пищи, и каких-то душевных усилий. Если человек не ест мяса, но рычит на всех, или шипит, или завидует, или злобится, или смотрит с вожделением, мол, вот, все едят, а я такой несчастный -- не могу, то вы понимаете, какого качества этот пост. Пост всегда должен быть связан с духовным заданием, и этим он отличается от диеты. К сожалению, мы часто это путаем. В древности, например, пост был всегда связан еще с актами милосердия. Человек экономил на пище, ел простую пищу, а сэкономленные средства не перекладывал в другой карман, а отдавал бедным, нищим, т.е. занимался обычным милосердием, на которое вообще-то не хватает средств. Это было замечательно, и это так просто. Очень жалко, что такая традиция почти потеряна. 

Вопрос. Можно ли истинно верующему человеку садиться за стол без молитвы? 

Ответ. Что значит "без молитвы"? Имеется в виду определенная форма или все-таки дух? Сказано: непрестанно молитесь. Человек может делать все что угодно в духе молитвы, и это будет "с молитвой", а может выражать все молитвенные знаки и это не будет иметь никакого отношения к молитве. Так что хорошо молиться до еды, после еды, это очень важно, но все-таки надо помнить и о сути, чтобы это не превращалось в одну только голую форму. 

Вопрос. Господь сотворил этот мир, отдав Себя. Мне кажется, что все в этом мире -- Бог, на все воля Божья. Почему христианство делит мир и человека на Бога и дьявола, на добро и зло? Разве Господь не властен над делами дьявола? 

Ответ. Дело в том, что есть очень важное откровение, говорящее о Самом Боге изнутри, положение, которое трудно доказать, но с которым вы все сразу согласитесь: "Бог зла не творит". Поэтому Он, конечно, над всей землей. Но зло против Бога -- это не Царство Бога, это царство мира сего, лежащего во зле, поэтому приходится, к большому сожалению, различать и разделять добро и зло. Приходится, хотя изначала такого не было, и известно, что в нормальном случае так не должно быть и не будет. Это большой вопрос, и я сейчас ограничусь кратким ответом. Об этом мы не однажды еще будем говорить. 

Вопрос. Должно ли быть добро "с кулаками"? Как добро должно бороться со злом? Современным миром правит зло. Добро находится на задворках, так ли это? 

Ответ. Зло, как я только что сказал, правит миром сим, лежащим во зле, миром падшим, который не есть мир Божий, потому что в нем есть зло, в нем есть смешение добра и зла, и очень часто зло внешне находится в центре. Действительно, это так. А добро, как известно, в сундуке лежит, "на задворках", как вы написали, а зло-то по дорожке бежит. Это закон мира сего. Для нас с вами в центре находится добро, в самом эпицентре -- Бог, в самой глубине -- Бог. А все, что дальше от Бога, то более провинциально, все более провинциально, потому что дальше от центра. Как бороться со злом? С какими "кулаками"? То, что добро должно быть силой, -- бесспорно. Но вот какой силой? Силой нагайки или силой духа, силой добра? Вот в чем вопрос. Некоторые считают, что добро должно побеждать, но с помощью маленькой нагаечки. Мы так не считаем. Хотя, увы, приходится иногда, как ни странно, спорить с православными же людьми на эту тему. Это очень странно, но, увы, факт нашей современной жизни. 

Вопрос. Почему мы крестимся справа налево? 

Ответ. Есть традиции, и эти традиции созданы духовной жизнью. Есть образ Креста, потому что сила Креста есть сила знака любви и силы любви Божией, трагической судьбы любви в этом мире. И для нас важен этот образ, потому что он нам прибавляет этой силы, если мы открыты любви Христовой. А справа налево или слева направо -- дело традиции. Как известно, есть церковные традиции, где этот знак креста люди по-другому изображают на себе. В древности было и по-третьему, и по-пятому, и по-десятому. В разные века в разных христианских странах это было очень по-разному. Сегодня мы знаем, что в нашей церкви есть такая традиция и мы следуем ей, но мы, естественно, не считаем еретической другую традицию, старообрядческую, допустим, или ту, которая была у нас на Руси до середины XVII века, или довизантийскую, когда крест накладывали одним пальцем на лбу. Важно, чтобы смысл был тот же и дух был тот же, а пусть дух творит себе разные формы. Может быть свобода и форм. Другое дело, что мы должны помнить о том, что иногда одна и та же форма порождается разными духами или заполняется разными духами. И тут нужно быть осторожным. Помните, знаменитый атеистический трюк, когда человек где-нибудь в кинофильме прежде, чем пойти на убийство, крестился, чтобы Бог ему помог. Это как раз такой, хотя и не жизненный, пример того, что одна и та же форма может быть наполнена разным содержанием. 

Вопрос. У меня есть знакомый наркоман, и говорят, что в этом случае нужно молиться св. Вонифатию. К сожалению, в моей церкви нет иконы этого святого. К какой иконе лучше поставить свечи за его здоровье? 

Ответ А.М. Копировского. Уже две вещи как бы перекрещиваются. Одна относится к народному суеверию. Вы, наверное, слышали о таких таблицах, где говорится, какому святому при каких проблемах молиться. Насколько я слышал из этой области, св. Вонифатию молятся от запоя. Правда, я не знаю, насколько успешно. В этой записке действительно слышится глубокая трагедия и боль за человека. Но никогда не ищите внешнего легкого ключика. Действенно молиться святому великомученику Вонифатию в таких случаях может очень простой народ, и по вере будет ему. Но современному человеку не надо так опрощаться. Не надо осуждать тех, кто молится святому Вонифатию от запоя, но не надо и этому уподобляться. Прежде всего нужно самим приблизиться к Богу, тогда вы будете знать, как помочь человеку в беде. 

Вопрос. Что есть лик Божий? 

Ответ. Если под ликом подразумевается образ, а скорее всего вопрос об этом, то это может быть и человек как живая икона Бога. Это может быть и какая-то иная икона. Все, в чем отображается Бог, имеет отношение к этому лику. Есть и более глубокие мистические вещи, я сейчас их касаться не буду. 

Вопрос. Как в этой юдоли плача и воздыхания образовать домашнюю церковь? 

Ответ. Образуйте. Женитесь и будьте верными Богу, и живите открытой и полной духовной жизнью. 

Вопрос. Наследуется ли грех? 

Ответ. Наследуется предрасположенность ко греху, так же как болезнь, предрасположенность к болезни. 

Вопрос. Бывает ли так, что то, что считается грехом, на самом деле им не является? 

Ответ. Думаю, что бывает. Довольно часто, когда люди начинают обвинять друг друга в каких-то грехах, а на самом деле они никакого отношения к греху не имеют. Это обвинение основано или на недоразумении, или на суеверии. Я приведу немного смешной пример. Когда я еще дьяконом служил на одном приходе, там считалось, что если человек, подойдя к храму, прежде чем войти в него, не обойдет его три раза вокруг, то это большой грех. Я, человек немощный, считал, что никакого греха не будет, если его три раза вокруг не обходить. Вы понимаете, что такой пример почти смешной, но он из жизни. Бывают менее смешные примеры или более - что же делать? Сейчас мы все это не охватим. Есть, к слову говоря, сложные случаи, спорные случаи. Например, если все католики и православные всегда считают аборт грехом, грехом убийства, то, допустим, к контрацепции отношения разные у католиков и православных. Католики отрицают ее совершенно, а православные иногда допускают, но не благословляют. 

Вопрос. Как быть, если не можешь раскаяться в грехе - говорить о нем на исповеди или нет? 

Ответ. Мы сейчас с вами о таинствах не говорим, но исповедь не будет исповедью, если человек не будет на ней исповедоваться. А не признаться в грехе, - это значит не исповедоваться, потому что "исповедь" в точном смысле этого слова есть "признание". Человек должен на исповеди исповедоваться, т.е. признаться в грехах, потом раскаяться. Раскаяться - значит изменить свою жизнь, в чем человеку и помогает священник. Если человек не знает своего греха, это может быть невольный грех. К сожалению, мы не знаем всех своих грехов, и в этом наша большая, очень большая беда. Чем глубже и тоньше, и опытнее человек духовно, тем лучше он знает свои грехи. Человек неопытный вообще считает, что он не очень-то и грешен. Он никогда не убивал, кажется, и не прелюбодействовал, кажется. Очень трудно бывает с людьми разговаривать на исповеди. А человек, немножко опытный духовно, знает уйму грехов за собою. И чем он дальше идет, тем он как бы выше становится и ему дальше видно, как с горочки. Это очень важный признак духовной зрелости человека. Пока человек не знает своих грехов, его назвать духовно опытным просто нельзя, он еще, в плохом смысле, как ребенок. 

Вопрос. Разрешен ли церковью брак между разведенными мужчиной и женщиной, бывшими в гражданском браке? 

Ответ. Можно подумать, что если церковь сейчас скажет "не разрешен", то это очень многое изменит в вашей жизни. На сегодняшний день -- не очень многое. Церковь утверждает очень серьезно, что брак -- один-единственный, и двух браков не бывает, как не бывает двух крещений человека. Обряды можно совершать и по десять раз, но таинство не может совершаться дважды, трижды, так же как не может человек физически родиться в этот мир дважды, трижды. Он однажды рождается, но бывает, например, смерть летаргическая, и вот человек как бы воскрес, как бы родился заново, но все-таки мы говорим "как бы". Так и здесь. Разводы приходится часто допускать по разным обстоятельствам, но все равно, повторяю, брак один. А где он, этот один, это уже надо конкретно смотреть. 

Вопрос. Можно ли пользоваться Библией, изданной Лютеранской церковью, если нет, то почему? 

Ответ. Пожалуйста, пользуйтесь этой Библией, только помните, что она неполная. Есть полное издание Библии, есть -- неполное. Там, где есть неканонические книги в составе Ветхого Завета, а это одиннадцать книг, то такая Библия полная, а где их нет, то Библия неполная. Все остальные канонические книги в ней на месте, и они не испорчены. Лютеране -- народ достаточно серьезный, и они никогда портить текст Священного писания не будут. 

Вопрос. Как относится Православная церковь к протопопу Аввакуму? 

Ответ. Когда я читаю такие вопросы, мне всегда хочется ответить одно и то же: с любовью. И это всерьез. Что бы ни было в истории, Православная церковь относится к этому с любовью. А вот то, что он, его окружение и люди, которые с ним боролись, не всегда друг к другу относились с любовью -- это факт, и факт печальный. 

В чем суть его бунта, какое содержание стояло за изменением церковного обряда? 

В основе его бунта очень тяжелый клубок разных вещей, явных и неявных. Не все сводится к обрядам -- в этом смысле современные старообрядцы правы: нельзя все к обрядам сводить. Но обряду тоже нужно придавать значение, серьезное духовное значение. И мы здесь с ними согласны. Обряд не должен быть плодом человеческого произвола. Многообразие форм мы можем признавать, и мы здесь больший акцент ставим на свободе духовной. В том течении в Православии, которое мы называем старообрядчеством, может быть, при всей глубокой серьезности отношения к формам почитания, иногда не хватает этого Духа свободы. Но зато среди православных, среди нас, можно, к сожалению, иногда найти не очень серьезные отношения к форме, обряду. Так что тут надо найти какое-то динамическое равновесие, а это непросто. Вообще здесь большая проблема, и в двух словах ничего не скажешь. Этот клубок до сих пор стараются размотать историки, богословы, психологи, литературоведы. 

Вопрос. "Не сотвори себе кумира и никакого изображения..." Как согласуется это с поклонением иконам? Не является ли почитание некоторых чудотворных икон идолопоклонством? Это вопрос моего сына. 

Ответ. Я вам отвечу от противного. Вы так и скажите своему сыну, я думаю, что ему этого вполне будет достаточно: может ли он себе помыслить, что какой-нибудь, даже очень дремучий, православный человек, если он имеет в красном углу пять икон, поклоняется пяти богам и он повинен в пятибожии? А если у него семь икон, то -- в семибожии? Я думаю, этого вполне достаточно, чтобы образумить всякого спрашивающего об идолопоклонстве человека. Другое дело, что форма иконопочитания -- тоже вещь тонкая, иногда сюда примешиваются суеверие или магическое отношение к иконам. Это бывает сейчас редко, но бывает. Раньше значительно чаще в народе было. Но, впрочем, сейчас может быть обратная проблема -- слишком равнодушны люди к той духовной красоте и правде, которая есть в иконе, к тому вдохновению красоты и правды, которое открывается в ней. Об этом надо только жалеть, что нередко люди протестантствующие к иконам относятся совершенно формально и холодно, что говорит о формальности и холодности в душах человеческих. 

Вопрос. "Если дом окажется достоин этого, то снизойдет на него мир, если не будет он достоин, то мир ваш возвратится к вам". В каком смысле употреблено здесь слово "мир"? 

Ответ. Как дух, не в смысле мира объективного, природы, а в смысле духа мира, определенного состояния духовного. Мир -- это одно из имен Божиих. Бог нам дает мир, и человек мирный -- это человек от Бога. 

Вопрос. Мой сын трагически погиб, не успев принять крещение, хотя уже сознательно был к этому подготовлен. В одной из церквей у меня даже не приняли записки о поминовении, заявив, что он в аду. Изучая Библию, я не нашла, что за несовершение обряда Бог отправляет человека прямо в ад, не обращая внимания на дела его при жизни. Насколько это верно? Я сомневаюсь в этом. 

Ответ. Правильно делаете, что сомневаетесь. Более того, могу сразу сказать: молитесь за него. В церкви есть важнейшее правило, фундаментальное, о котором, к сожалению, очень многие, особенно недавно пришедшие в церковь, забывают: "Церковь не предвосхищает суда Божьего", и еще: "внешних судит Бог". Церковь может, и то отчасти, в свою меру, говорить только о своих членах, а когда от имени Церкви начинают говорить о других, да еще сразу посылать в ад, -- это, прости Господи, грех, и большой грех. Это рана не только в живой душе живого человека, это еще хуже. 

Вопрос. Я пережила несколько очень больших несчастий и сейчас, став верующей, почувствовала какую-то обиду на Бога: за что мне это было? Я понимаю, что так более думать нельзя, но чувство обиды не исчезает. Что мне делать? Чувствуют ли такое другие? 

Ответ. Да, чувствуют люди, это в списках грехов на исповеди называется ропотом на Бога. И, конечно, ропот на Бога никогда внутренне не оправдан, не потому что это стоит в списке грехов, а по сути дела. Ваш вопрос говорит о том, что вы еще не очень вгляделись в тайну Креста Христова, вы забыли о судьбе Распятого. 

Вопрос. Бог всеведущ, Он знает все. Значит ли это, что Он знал о грехопадении Адама и Евы и о том зле, которое вышло в мир с грехом? Неужели акт свободы воли человека был важнее зла, вышедшего в мир? 

Ответ. Вопрос о добре и зле -- это, конечно, один из вечных вопросов, и двумя словами никак не ответить, даже если бы мы знали все об этой тайне. Свобода человека -- это не только свобода воли. Это нечто большее, чем свобода выбора, свобода душевная, свобода воли. Если лишить человека свободы, то он уже не человек, он животное, и он умрет, ведь человек не может стать животным. Свобода -- это такое свойство, которое входит в тот образ Божий, о котором мы с вами говорили. Если лишить человека образа Божия, он умирает, он не жилец вовсе. Я думаю, остальное здесь все ясно. 

Вопрос. Если Ветхий завет признается Православием, то как объяснить жестокость Бога в уничтожении народов неправославных? 

Ответ. Вопрос немножко смешной по той простой причине, что в Библии ничего о неправославных народах не говорится. Я примерно могу представить себе, о чем человек хотел сказать, только выразился вот так несколько специфично. Но думаю, что коли уж человек так выражается, то ему стоит подождать и почитать Библию. Речь идет действительно о Ветхом завете, где есть очень жесткие приказы Бога в отношении окружающих Израиль народов. И это иногда смущает. Но я хочу вам привести другой пример. А почему вас не смущает заповедь "не убий"? Ведь в Библии говорится, что кто убьет, тот должен сам тут же быть побит камнями до смерти, так же и тот, кто прелюбодействует. Есть целый набор смертных грехов, т. е. грехов, за которые сразу положена смерть. Вы же признаете заповедь "не убий", вы же не говорите, что Тот, Кто сказал "не убий", жесток. Вы скорее справедливо думаете, что наоборот, ограничение звериных, садистских инстинктов в человеке есть вещь добрая, что закон добр и, значит, Законодатель добр. Но никогда не забывайте, что за всяким законом следует вот такое продолжение, ведь такова природа всякого закона. 

Ну вот, пошла теперь вторая партия вопросов, не касающихся Православия. 

Вопрос. Как Вы относитесь к различным системам оздоровления? Какие из них приемлемы? 

Ответ. Таких систем миллион. Сколько учителей, столько и систем, хотя все они вокруг одного и того же и все похожи одна на другую, и все достаточно синкретичны. Что значит "оздоровление"? Не оздоровление плохо, а то, что предполагается возможность самолечения, самооздоровления, что, с одной стороны, привлекает, потому что люди изверились во врачах, ибо не помогают врачи. С другой стороны, это "само" есть знак забвения Бога, и вот это страшно. Не то плохо, что человек семечки кушает или только раздельно питается, или что-то еще подобное делает. А то плохо, что он забывает о Боге. Можно ходить босиком, обливаться холодной водой или жариться на солнце, я не знаю, что вам нравится. Есть, конечно, во всем этом что-то органичное, но только для плоти. А человек -- не только плоть, и он этой органичностью не ограничивается, и значит, нужно ему думать и о Боге, помнить, что Бог -- Целитель. Вот это важно, т.е. важно все ставить на свои места. 

Вопрос. Расскажите о западных миссионерах, проповедниках, в частности, Московской церкви Христа, о пользе или вреде их проповедей. 

Ответ. Я никогда не был в Московской церкви Христа, мне трудно говорить о пользе или вреде их проповедей. На мой взгляд, это движение немножко с молодежным акцентом, с соответствующими ритмами, движениями, раскачкой. Просто оно трансформируется во что-то другое, такое же протестантское, и не может выжить само по себе. Но там живые люди, которые от атеизма уходили, искали Бога, искали Христа, искали адекватного выражения своей веры. И, к сожалению, мы должны здесь о себе сказать не очень лестно: в Православии они это не всегда находили. Боюсь, что немножко в этом виноваты мы сами. Я должен вам это сказать с большой печалью. Не находили не потому, что православная традиция узка, а потому, что люди боятся ее использовать в полном объеме, а берут только лишь самое поверхностное. 

Вопрос. Как Вы относитесь к экстрасенсорике? Можно ли делать благо -- лечить людей? 

Ответ. Ради Бога, и ближнего надо лечить, и дальнего. Есть даже такое повеление в Евангелии. Почему это связано именно с экстрасенсорикой -- мне не понятно. Лечить можно очень по-разному. Только что говорили о системах оздоровления, там лечатся другими способами. Почему вот обязательно что-то "экстра" должно быть? Этого я не понимаю. У каждого человека есть что-то "экстра" в загашнике, но почему нужно акцентировать именно это? Я с уважением отношусь к тому мнению, что если уж Бог и природа наша что-то спрятала куда-то подальше, то не надо спешить все это вытаскивать на Божий свет -- пригодится не сейчас, так попозже. Но вообще я считаю, что в серьезном смысле слова экстрасенсами являются все люди, потому что у всех есть что-то "экстра", в т.ч. в области чувств и чувствительности. 

Вопрос. Я могу, или вернее, хочу помочь людям, т. е. лечить их. Почему церковь запрещает помогать людям, говоря при этом, что во мне сатана? 

Ответ. Вы понимаете, для того, чтобы сказать "сатана" или "не сатана", мало знать -- лечит человек или калечит. Можно калечить и таблетками и другими средствами, в том числе и вообще ничегонеделанием. Надо в этом разбираться. Сатана не там, где какие-то методы, а там, где дух зла. Я против ярлыков всякого рода. Любой ярлык никогда не оправдывается. Опыт говорит, что как только есть желание навешивать ярлыки, всегда за этим следует что-то странное, если не греховное. 

Вопрос. Как Вы относитесь к движению Сёко Асахары, которое, как утверждают пропагандисты этого движения, не противоречит христианству? (Смех в зале.) 

Ответ. Реакция зала настолько хороший ответ на этот вопрос, что нечего здесь и говорить. Конечно, как только посмотришь на этого "нового Христа", то, мне кажется, все вопросы отпадают автоматически. Только очень печально, что, имея деньги, можно так оболванивать наше общество. Люди ничего действительно серьезного, действительно глубокого не слышат, а слушают чуть ли не каждый день эту "музыку". 

Вопрос. Хожу на занятия в школу йоги от академии йоги, ул. Чернышевского, 25, для здоровья, духовного самосовершенствования. Приводит ли этот путь к Богу? Там даются оккультные знания. 

Ответ. Есть суждение, что улица Чернышевского никого никуда еще не приводила. Но я полагаю, что вообще дело не в этом. Улицу можно и поменять. Здесь Вы сами все четко написали: Вы ходите в академию йоги для здоровья и духовного самосовершенствования. Куда Вы ходите, туда Вы и приходите. Ну будьте же серьезнее в конце концов, дорогие братья и сестры! Если Вы пишете, для чего Вы ходите, значит, Вы четко обозначаете цель: если для здоровья, то Вы и приходите к тому или иному виду здоровья. Но причем здесь Бог? 

Вопрос. В начале развития христианства признавалось перевоплощение души. Действительно ли это так? Как сейчас к этому относится церковь?

Ответ. Так же, как и всегда. Заверяю Вас совершенно ответственно. А вот что в начале было по-другому -- это миф, теософский по происхождению. Действительно миф, не соответствующий исторической правде. Дело в том, что были отдельные деятели христианства, которые признавали перевоплощение, а точнее даже не перевоплощение, а как Ориген предсуществование душ, что не одно и то же. Но никогда это не было поддержано церковью, и для этого учения нет никаких оснований в Священном писании ни Ветхого, ни Нового Завета. 

Вопрос. Каково Ваше отношение к теодицее Лейбница? "Если Бог всемогущ, то Он не всеблаг, если Он всеблаг, то не всемогущ". 

Ответ. Вопрос о теодицее -- серьезный вопрос, так же как вопрос об антроподицее. Бердяев считал, что вопрос о теодицее разрешается через антроподицею. Это серьезный вопрос. Тот, кто написал эту записку, подойдите, и мы поговорим лично. Я думаю, что рассуждать сейчас на эту тему при всех было бы излишне. 

Вопрос. Как Вы относитесь к учению Толстого о непротивлении злу насилием? 

Ответ. Я сегодня об этом уже говорил, имея в виду и Льва Толстого. Ведь реакция общества вообще на всякое самосовершенствование, проповеданное Толстым, и на непротивление злу силою -- это не случайная реакция. Люди очень увлекались его учением, но вышло так, что сейчас, после Толстого в огромной степени, говорить о нравственном совершенствовании практически невозможно. Это набивает оскомину за полминуты. Я считаю, что это очень печально. Вообще о нравственности в наше время говорить крайне трудно. Я очень чту Толстого и отнюдь не считаю, что он там где-то в аду мучается, и тем не менее тут он провалился и, увы, с собой увлек многих. 

Вопрос. Может ли крещеный в христианской церкви войти в Православие? 

Ответ. Немножко непонятно, что подразумевается под "христианской церковью". Войти в Православие может любой человек, потому что Православие есть, как мы договорились с вами с самого начала, то, что мы отождествляем с христианством, если мы под Православием имеем в виду не только восточно-христианскую или русскую христианскую традицию. Исключить из христианства эту традицию невозможно, слава Богу. Так что войти в Православие, конечно, можно. Вот как и что нужно, нужно ли что-то вообще или не нужно -- об этом уже надо говорить конкретно, лично. 

Вопрос. Угодны ли Православию основные положения Вочмана Ни и Уитнесса Ли? 

Ответ. Книги Вочмана Ни и Уитнесса Ли не помню, читал или не читал, но какие-то основные положения, о которых Вы пишете, просто общехристианские. Это в общем-то катехизическая литература, литература для начинающих христианскую жизнь. Это не значит, что она примитивна, так что основные положения, конечно, общие, потому что они основаны на Писании. Что-то является их частным мнением, с чем-то можно не соглашаться, но все-таки из протестантских авторов эти авторы не худшие. Полагаю, что не лучшие, но и не худшие. 

Вопрос. Можно ли, крестившись в григорианской вере, служить службы в православных храмах и применять все православные истины этой веры? 

Ответ. Под григорианской верой здесь, видимо, подразумевается армянская апостольская церковь. Известно, что вера этой церкви православная, об этом засвидетельствовали православные представители всех православных церквей. Было не так давно совещание, и думаю, что существенных различий по духу нет. По форме, по традициям -- конечно, есть. Понятно, что каждая церковь, древняя церковь имеет эти традиции. Это богатство Православия. Мне, например, очень нравятся и обряды, и традиции сирийской церкви, сирийско-армянская традиция очень интересная, очень важная для нас. Поэтому меня не удивляют все чаще и чаще появляющиеся в печати, в резолюциях православных молодежных съездов требования к иерархии об ускорении процесса объединения восточных церквей, так называемых древних восточных церквей и православных церквей греческой традиции (к ним относится и русская церковь). Так что не случайно и у нас часто крестятся и причащаются армяне, которые не чувствуют никакой разницы между русской и армянской церковью. Живут в России и причащаются в русской церкви, поедут в Армению -- будут причащаться в армянской церкви. И хотя здесь есть некоторые психологические, национальные и еще какие-то особенности и проблемы, все-таки они, на мой взгляд, не таковы, чтобы можно было говорить о них в традиции исторического противостояния, вражды, взаимных обвинений в ереси и т. д. Это плод исторического недоразумения, идущего еще с V века. Слава Богу, к нашему времени оно себя исчерпывает или даже уже исчерпало. 

Вопрос. Как Вы относитесь к книгам Клайва Льюиса? 

Ответ. Хорошо отношусь. Какие-то из них мне очень нравятся, какие-то нравятся менее. Очень нравится "Размышление о псалмах", например. Считаю, что это его лучшая книга. 

Вопрос. Как Вы объясняете слова Господа Иисуса Христа: "Много званных, а мало избранных"? Не значит ли это, что нужно более глубоко понимать заповеди и закон Божий? Библия говорит, что к концу света будет как бы расцвет веры в Бога, но когда придет Иисус Христос, то Он почти не найдет истинно верующих. 

Ответ. Действительно, все так и написано -- избранных мало. Дело не только в глубоком понимании заповедей и закона. Естественно, Евангелие никогда не ограничивается законом и заповедями, всегда идет дальше. Суть Евангелия в личности Христа, вот об этом никогда не забывайте. Когда Вы хотите толковать любые евангельские слова, помните об этом. 

Вопрос. Как соотносятся заповедь "не убий" и многочисленные дуэли в XIX веке среди христиан? Сейчас годовщина со дня смерти А.С. Пушкина. 

Ответ. Да, конечно, это все очень трудно согласуется, я с Вами согласен. И тем не менее надо помнить и о другом -- это был, с одной стороны, компромисс, а с другой, -- защита чести. Если сейчас мы посмотрим вокруг, то увидим, что честь человека ничто не защищает. Нам есть о чем подумать. Я не призываю вас вызывать друг друга на дуэль, а призываю всех подумать всерьез об этом, потому что о чести вообще не принято говорить -- ни о женской, ни о мужской, ни о какой вообще. И вот это бесчестие и нечестие -- страшные явления нашего времени, и то, что защитить честь практически невозможно никакими, повторяю, средствами -- это страшно. 

Вопрос. В Православии считается ересью католицизм и протестантство. Вы считаете их просто одной из форм? 

Ответ. Нет, я не считаю одной из форм. У нас, к сожалению, есть существенные различия с католическим учением и учением протестантских церквей. Они не лежат на поверхности, они не являются тем, с чем может сталкиваться человек в первые годы своей духовной жизни. Поэтому часто люди, начиная христианскую жизнь, вообще не чувствуют никакой разницы. Я их очень понимаю, но если они пойдут глубже, то натолкнутся на вещи, более тонкие и, увы, противоречивые. Вот поэтому надо с большим покаянием и горечью сказать, что в этом виноваты все в истории, в том числе и православные. Между нами существуют принципиальные различия, хотя их часто и преувеличивают. 

Вопрос. Противоречат ли занятия йогой и оккультизмом Православию? 

Ответ. Мы сегодня уже говорили о йоге, об оккультизме и Православии. Надо знать, что и йога, и оккультизм -- это всегда обозначение религиозных или духовных учений, это не набор упражнений, и, следовательно, вы доходите в йоге до медитаций каких-то, аутотренингов и каких-то других вещей. А каждый знает, что человек в это упирается очень-очень быстро, если он начинает заниматься даже простой йогой. Тогда вы, естественно, входите в сферу просто другой религии, живете другой религиозной жизнью. Это серьезно. Правда, это не всегда очень серьезно, не надо преувеличивать. Нам приходится очень часто сталкиваться с людьми, которые в жизни чего только не проходили. Миша Егориков хорошо сказал -- секция духовного единоборства. Не всегда человек глубоко уходит, и поэтому он не чувствует больших проблем. Но бывают очень большие проблемы, и об этой опасности не надо никому никогда забывать. 

Вопрос. Возможно ли идти по пути оглашения до достижения 21 года, если чувствуешь, что это нужно и что без этого не мыслишь более своего существования? 

Ответ. Проблемы молодости понятны. Это я поясню всем собравшимся. Дело в том, что в нашем Огласительном училище, которое проводит катехизацию в течение года уже 15 лет, в каждую группу мы стараемся брать людей, начиная с 21 года. Но вы видите, хотя здесь и много молодежи, все-таки, наверное, найдется не очень много людей в возрасте до 21 года. Мы считаем, что катехизация -- дело взрослое. Не потому, что тот, кто помоложе, меньше понимает. Нет, он может понимать даже больше. Но у человека более молодого часто еще какие-то розовые очки, он еще не имеет достаточного негативного опыта в своей жизни, и поэтому еще не очень крепко отталкивается от каких-то вещей, от тех путей, по которым ходить не надо. Оглашение таких людей умственно проходит часто ничем не хуже. Даже и в 15 лет можно оглашаться, но духовно и нравственно. Как правило, происходит так, что наступает определенный возраст, те же 21-23 года, и человек говорит: "А я хочу еще раз оглашаться". Исходя из этого опыта мы и установили этот возраст, что, конечно, не очень жестко, но связано с опытом, т. е. надо, чтобы человек мог эффективно использовать это время. Но существуют какие-то элементы оглашения, какие-то другие системы для людей более молодых, и они есть у нас, в наших школах, так что если кто-то почувствует, что ему сейчас еще не надо идти на оглашение, но все-таки нельзя ждать несколько лет, то пусть подойдет к Александру Михайловичу Копировскому, который как раз и занимается молодежью в возрасте от 15 до 20 лет. 

Вопрос. У меня есть желание пройти путь оглашения. Скажите, когда у вас набор? 

Ответ. Как раз сейчас. То, что мы здесь делаем, -- это то начало, когда Вы можете естественно войти в систему оглашения -- без натяжек, без проблем, без гонок каких-то, без духовных пробелов. Это мы делаем три раза в год. Сейчас и будет такая возможность для Вас, если Вы желаете этот путь пройти. 

Вопрос. Что общего между выражением "бежит, кричит, как оглашенный" и оглашением? 

Ответ. Это связано с историей. Есть один элемент в богослужении, когда дьякон выходит и громко говорит совершенно непонятную никому фразу, за которой обычно ничего не следует: "Изыдите, оглашенные, изыдите!" Громко, четко и ясно. Люди пугаются, думая: "Что же это такое делается-то?" Значит, где-то бегут оглашенные. Ну, это исторический курьез. В древней церкви действительно стояли оглашаемые, которые в определенном месте службы, после этих слов, должны были покинуть храм, потому что они не могли участвовать в таинствах. В древности крестили в основном взрослых, и поэтому оглашаемые были всегда взрослые, все они были некрещеными. В наше время, когда очень часто крестят детей, но без всякого воцерковления, к большому сожалению, без какого-либо научения вере, приходится часто иметь дело с оглашаемыми, которые уже крещены. До VI века это было немыслимо именно потому, что тогда крестили в основном взрослых. У нас в храме после слов "изыдите, оглашенные, изыдите!" оглашаемые, даже крещеные, те, кто не причащается за данной службой, спокойно уходят. 

Вопрос. Расскажите, пожалуйста, о порядке воцерковления. Мне говорили, что после общей лекции начинают работать группы с катехизаторами. Какой порядок службы в храме? 

Ответ. Да, действительно, после сегодняшней общей встречи у нас будет еще одна общая встреча, потому что народу очень много, и я уверен, что за две недели у вас накопятся вопросы. Только еще раз прошу вас, не приводите новых людей. Пусть они подождут, уж коли не смогли сегодня придти. Но пусть они ходят в храм, читают Евангелие и, может быть, еще что-то полезное делают, не теряя времени. Мы просто не в состоянии будем тогда принять всех желающих. После следующей общей встречи, когда мы ответим на ваши вопросы и расскажем о том, что вам надо делать, в чем заключается оглашение как духовный процесс, определенный этап духовной жизни, будет еще одна общая встреча в храме, где я расскажу, какие вам нужны для этого книжки, расскажу и о самом храме, потому что современный человек очень часто боится храма. Ему придти в храм очень трудно, он боится что-то нарушить, боится, что ему там скажут что-то неприятное, или боится еще чего-то. Чтобы у вас не возникало таких проблем, мы вам все просто расскажем, что вам надо знать сейчас, начиная ходить в храм. Это очень важно и очень интересно. Но это уже будет в самом храме. После таких трех общих встреч начнутся встречи в группах, небольших, до 20 человек, с катехизаторами. Вы будете что-то делать сами, потом приходить, задавать вопросы, участвовать в каких-то беседах. Обычно встречи проводятся в будни по вечерам, хотя возможны и утренние группы. Это будет видно уже тогда, когда мы будем делиться на группы. 

А сегодня на этом закончим. С Богом! Храни вас Господь!


Вторая миссионерская "открытая" встреча (февраль 1994 года)


Вступительное слово о. Георгия Кочеткова

Для того, чтобы подойти к подлинному значению христианских понятий в жизни, нужно большое усилие и, главное, живое свидетельство изнутри, не книжное, не понаслышке, не по радио. Такие свидетельства в прошлый раз были вам предложены, и именно после этого мы говорили о том, что те, кто не чувствует внутри диссонанса, при желании могут продолжать этот духовный путь.

Христианство само по себе есть духовный путь. Христос говорит: “Я есть путь и истина и жизнь”. И мы говорим, что если кто-то хочет еще продолжать искать, если кто-то еще не может сказать, что он нашел, то это дело благородное и всегда возможное для человека. Но те, кто не только ищет, а уже может в сердце своем сказать: да, я Бога обретаю, я уже нашел ту благодать, которую искал, и тот путь, который искал, хотя еще и не знаю, что впереди, тот может сделать дерзновенный, смелый шаг, с одной стороны, в эту неизвестность духовной жизни, а с другой, именно на тот путь, направление которого было задано.

В прошлый раз во второй части встречи я отвечал на ваши вопросы и думаю, что, наверное, вопросов осталось у вас еще довольно много. Это совершенно естественно, потому что здесь только взрослые люди, и конечно, у каждого за плечами свой пройденный уже путь, и радостный, и печальный, здесь и удачи, и неудачи, которые не только разрешают вопросы, но и ставят их.

Не так легко найти убедительные ответы на эти вопросы, и мы хотели бы это делать вместе с вами. Прежде чем мы сможем начать собственно путь оглашения, т. е. последовательного научения христианской вере и жизни, мы проведем сегодняшнюю встречу и потом еще одну, которая будет в храме, где, в частности, я расскажу о том, какими пособиями вам нужно будет пользоваться на оглашении, я назову необходимый минимум книг, и тогда же мы более подробно поговорим о том, что такое оглашение.

Сегодня же я хотел бы, во-первых, ответить на ваши вопросы, снять какие-то “зажимы”, явные и менее явные, психологические, духовные, жизненные, которые, может быть, вам мешают сделать выбор, сделать самый важный шаг в жизни, и сказать себе: да, я хочу быть христианином, я хочу быть членом Церкви не просто как организации, не просто членом какого-то прихода, а Церкви как живого духовного организма, и видимого, и невидимого одновременно, как организма Богочеловеческого, где в полноте присутствует Бог и где в полноте личностно присутствует человек.

Пожалуйста, задавайте вопросы. Я надеюсь, что мы сохраним тот дух открытости, который был установлен в прошлый раз.

Вопрос. У меня есть один очень важный вопрос, на который я не могу найти ответа в течение многих лет ни у священнослужителей, ни в литературе. Представим себе такую ситуацию: больничная палата, где умирают трое -- буддист, мусульманин и православный христианин. И все трое искренне исповедуют свою веру. Какой будет посмертная судьба каждого из них, и есть ли какие-то преимущества у православного христианина?

о. Георгий. Бог мне не дал полномочий однозначно судить о посмертной участи конкретно кого бы то ни было. Мы с вами в прошлый раз говорили, что христианство -- это путь богооткровенный, а не путь, открытый мудрецами, философами, или просто людьми достойными, культурными, духовными. Это путь, открытый Богом как путь прямой.

Утверждая это, Церковь не говорит о том, что у Бога нет других путей к спасению, к вечной жизни. Но Церковь внешних не судит. “Внешних судит Бог”. В Писании сказано, что если язычник, в данном случае буддист (а мусульмане, как и иудеи, - не язычники), живет по совести, то и спросится с него по ее законам, насколько он исполнял требования, внутренние императивы своей совести. Совесть - главное проявление образа Божьего в человеке, и поэтому у нас всегда есть надежда. Ведь и Писание говорит, что Бог хочет спасения всем, чтобы все пришли к познанию истины. И мы должны говорить и думать об этом со всей серьезностью.

Другое дело, что мы не можем дать ответ на вопрос, как происходит это с каждым человеком. Жизнь каждого человека - уникальное явление. И только Бог может ответить на Ваш вопрос.

И слава Богу, мы еще знаем, что “кому больше дано, с того больше и спрашивается”. А дано всем разное. У нас есть серьезные основания для убежденности в том, что мусульманин имеет преимущество перед буддистом по самому характеру своей веры, поскольку в исламе есть совершенно четкое понятие о Боге, Боге откровения, Боге живом, Боге Авраама, Исаака и Иакова. И вера именно в Этого Бога, в Того же, в Кого верят иудеи, в Кого верят и все христиане, независимо от конфессий, и сектанты, и не сектанты, и католики, и протестанты, и православные, имеет и дает человеку явное преимущество, ибо она дает возможность не только жить нравственной жизнью, которая доступна каждому человеку в силу того, что у него есть совесть, но и нечто гораздо большее. Далее, я думаю, что христианин имеет преимущество перед мусульманином, хотя Бог один для всех нас. Но мы, православные христиане, убеждены еще и в том, что внутри христианства православие указывает самый прямой путь. При всех искушениях, при всех проблемах, которые есть в православии, мы этот путь считаем самым прямым, и дающим более всего.

Но в том-то и мудрость Евангелия, повторяю, что оно предупреждает: кому больше всего дано, с того больше всего и спрашивается. Поэтому если православный человек скажет: то, как я живу и поступаю, ничем не хуже поведения мусульманина или буддиста, - то Бог спросит его: и это все? Так-то ты воспользовался своим преимуществом? Тебе было много дано, тебе было дано наследие, и что же ты сделал? Язычник работал, проводя свои дни в неустанных трудах, из малого он сделал многое, ты же из многого сделал малое!

Поэтому, хотя мы и призываем каждого человека идти самым прямым путем, мы никогда не утверждаем, что спасается только человек, вставший на этот самый прямой путь. Мы не смеем и не можем так говорить. Это противоречило бы смыслу и духу Священного писания Нового Завета, что для нас важно. Поэтому, указывая самый прямой путь самим себе и делясь этим опытом с другими людьми, свидетельствуя о нем, неся это живое свидетельство, мы сразу предупреждаем: христианство никогда не может быть сведено ни к какому набору внешних форм и правил. Христианство не дает никаких внешних гарантий. Все его гарантии сугубо внутренние, они внутри самого человека. Если имеет человек благодать, т. е. дар Любви от Бога, значит он принят Богом! Даже в том случае, когда в жизни его есть какие-то неудачи.

А такие неудачи, грехи, увы, есть у каждого. Не будем думать, что у христианина их нет и что все грешники - не христиане. Хотя разумеется, что грехи грехам - рознь. И это важно знать. Нельзя нам говорить: все, мол, грешны, а коли так, то безразлично, кем быть, куда тебя принесло - тем и будь. Не случайно в Евангелии сказано, что “Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его”. Это крайне важно для каждого из нас.

Итак, нам нужно это усилие, и нам необходимо помнить, что с нас спрос будет особый, ибо мы должны еще нести свидетельство всем людям.

Христианство было таким свидетельством. Кто из вас лучше знает историю, вспомните, что' было две тысячи лет назад, в самом начале христианства, хотя бы в том регионе, где оно возникло? И что стало потом? Вспомните! Сейчас мы с полным основанием говорим о том, что общечеловеческие ценности, на которые так любят ссылаться люди нашего времени, причем именно для того, чтобы как бы забыть о христианстве, в огромной степени сформировались под влиянием христианства. А ведь далеко не все ценности, которые ныне мы считаем общечеловеческими, т. е. признанными не только христианами, но и людьми различного вероисповедания, философских взглядов и практических интересов, всегда были очевидны для большинства людей.

Да, в христианстве есть такие ценности, которые еще не стали общечеловеческими, это правда. Не будем желаемое выдавать за действительное. Например, заповедь “люби врага своего” еще не вошла в фонд общечеловеческих ценностей и осталась задачей чисто христианской, ибо любовь только в понимании христианства - универсальный принцип жизни человека. Как, спрашивают некоторые, верить в то, что можно победить зло добром и Любовью? Но в этом даре Любви - вся специфика христианства, хотя все ближе и ближе лучшие люди земли подходят к этому рубежу, и это очень радостно. Но вы знаете, что в мире сем есть и иные тенденции. Не будем обманываться и во всем постараемся сохранять трезвость.

Чисто христианские принципы изначально уже как бы обладали качеством общечеловеческих. Например, “золотое правило этики” - “поступай с другими так, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой”, - оно есть в Евангелии, но оно есть и во всех религиях и нравственных учениях. Во всех! Не только в исламе и иудаизме. Конфуцианство, даосизм, буддизм также содержат это правило. И в этом есть прямое свидетельство того, что совесть есть некий единый спасающий голос для каждого человека. Это его шанс. Это очень важно. На него мы сейчас и опираемся.

Пожалуйста, еще вопросы. Я заметил, что в уже поданных записках вы спрашиваете о том, как соотносится христианство с другими религиями. Это неудивительно. Если еще несколько лет назад, когда мы проводили такие же встречи, подобных вопросов почти не было, и только немногие теософы двигались в своих мыслях в этом направлении, то сейчас таких вопросов большинство. Все, о чем прежде знали только понаслышке, стало теперь всем доступно. Вы об этом всюду слышите, читаете, и вам хочется разобраться. При этом всем стало ясно, что разбираться сознательно, на глубоком уровне, который требует профессионализма, уже невозможно. Сейчас только недалекий человек думает: вот, давай-ка я сам разберусь сначала во всех верах, во всех практиках, а потом выберу. Такая иллюзия была возможна несколько лет назад. Даже некоторые родители вполне сознательно, хотя и неразумно, оставляли на произвол духовную судьбу своих детей. Дескать, вырастут -- разберутся сами. В этом была лишь доля истины.

Действительно, человек должен сам приложить усилия к тому, чтобы встать на духовный путь. Но в этом только доля истины - не более. Тот, кто размышлял об этом, знает, что невозможно пройти этот путь до конца, невозможно человеку самому разобраться во всех учениях, тем более узнать их изнутри и потом выбрать хорошее. Это невозможно, не только потому, что таких учений много и не хватит целой жизни, но еще и потому, что каждая религия, каждое учение дает что-то хорошее.

Нельзя утверждать, что в традиционных религиях и учениях, которые проверены веками их существования и как-то признаны человечеством, ничего доброго нет, или что это их добро только иллюзия. Это не так. Люди не такие олухи, чтобы какой-то обманщик мог надолго увлечь их. Это лишь “просвещенные” французы в XVIII веке и им подобные думали, что те, кто увлекал за собой людей в свою религию, были величайшими обманщиками, которые действовали во имя интересов господствующих классов, или чего-то еще в этом роде. От этих теорий давно отказались.

Слава Богу, люди поняли, что не все так просто. Каждая религия построена на реальном опыте. И мы говорили в прошлый раз, что также и христианство целиком построено на опыте. В христианстве все можно проверить. Все! Догматы проверяются опытом человека. Только это далеко не просто, ибо это уже очень большая глубина проникновения. Истинность таинств, истинность догматов, если к ним не подходить внешне, механически, формально, лишь в соответствии с формулами и формами, проверяется людьми на личном опыте. Но для этого, а тем более для сравнений, нужно прежде всего очень многое вместить и пережить.

Итак, чтобы сравнивать, необходимо иметь хотя бы одну точку отсчета. Если мы берем за точку отсчета христианство, то христианство надо знать. Но мы и собрались с вами для того, чтобы узнать его, а не для того, чтобы, не зная христианства, давать относительно его какие-то оценки другим учениям, религиям и практикам.

Вопрос. Как Вы относитесь к реинкарнации?

о. Георгий. Это модное учение. Не то, чтобы оно было очень новым, но модное. Христианство относится к реинкарнации достаточно сдержанно, в принципе не признавая это учение, считая его упрощением. Жизнь гораздо сложнее.

Есть в этом учении своя доля смысла. Но, повторяю, жизнь сложнее и противоречивее. Да, у людей есть связь с прошлым. В человеке заложена и связь с будущим, но теорией реинкарнации все это не покрывается, так же как не покрывается одной только генетикой, например.

Вопрос. В чем у о. Александра Меня были разногласия с церковью?

о. Георгий. С церковью у него разногласий не было, потому что церковь никогда не высказывалась по этому поводу. Некоторые мнения о. Александра Меня не принимались и не принимаются. Но у каждого человека есть такие мнения, и какие-то мнения святых отцов тоже когда-то не принимались. Да, некоторые идеи о. Александра относительно устройства церкви, особенно в национальном аспекте, а также идеи по поводу отношения к великой западной традиции, прежде всего к католической, могут показаться спорными. Здесь отдельные вещи, может быть, излишне упрощались о. Александром. Но это не было сферой его деятельности, не в этом проявлялся его дар, его талант. У него были на этот счет свои мысли, и слава Богу. В чем-то и он ошибался. Ну и что из этого?

В связи с этим я хотел бы сказать следующее. Церковь вообще не стремится высказываться по поводу отдельных людей, производя суд. Только в том случае, когда чье-то учение действительно вредно для церкви, является по сути лжеучением, а его создатель на этом учении настаивает, только тогда она выносит свое отрицательное суждение. Что касается о. Александра, то здесь ничего подобного не было. Более того, некоторые наши иерархи поддерживают его. Проводятся ежегодные Меневские конференции, и митрополит Крутицкий постоянно на них присутствует.

А когда в Троице-Сергиевой лавре вышла книга, жестко осуждающая как ересь все то, что сделал о. Александр, было заявлено, что ее критический пафос не совпадает с мнением Московской патриархии.

Для одних людей о. Александр стал как бы одиозной фигурой, для других, наоборот, это единственный духовный авторитет в современной жизни. Наверное, история внесет коррективы и в ту, и в другую позиции.

Вопрос. Почему каждая религия утверждает, что она лучше других?

о. Георгий. Если человек придерживается какой-то веры, а мы говорили, что эта вера не возникает на пустом месте, и она человеку дала что-то доброе, хорошее, если человек ощущает, что он стал духовнее, чем был прежде, и понимает это как духовный рост, духовное продвижение, то естественно, он защищает свою веру. И слава Богу! Если бы человек не защищал ее, это означало бы, что ничего доброго эта вера ему не дала. В Апокалипсисе Иоанна Богослова есть одно замечательное место: “О, если бы ты был холоден или горяч! Но как ты тепл, а не холоден, и не горяч, то извергну тебя из уст Моих”.

Теплохладность, равнодушие -- это самое страшное. И бывает даже не так страшно быть холодным, т. е. противостоять огню Божьему. В начале своей жизни апостол Павел, как известно, гнал Церковь Божию, и гнал ее очень жестоко, за что потом называл себя извергом, недоноском. Но именно в силу того, что он был ревнителем отеческих преданий, Бог открылся ему и скорректировал его жизнь.

К сожалению, в силу внешних и внутренних обстоятельств не все взыскующие духовного роста в пределах своей земной жизни приходят в Церковь, приходят именно ко Христу. Но как мы об этом уже говорили, есть и другие критерии Божьего суда.

Вопрос. Почему надо исповедоваться священнику, а не прямо Богу?

о. Георгий. Кто это Вам сказал? Если человек не исповедуется Богу, то исповедуйся он хоть сотне священников одновременно — толку никакого не будет. Священник никогда не может заменить собой Бога. Он и не посредник в Церкви. Писание нам говорит: “Один посредник между Богом и человеком, человек Христос Иисус”. Это очень важно. Только здесь следует оговориться. Задумаемся над словом “исповедаться”. Что оно означает? “Исповедь” означает “признание”. Но то духовное действие, ради которого и совершается это “признание”, называется покаянием. Покаяние есть нечто гораздо более глубокое. Формой покаяния и является исповедь. Подумайте еще об этом.

Вопрос. Как известно, многие болезни передаются по наследству, но дети безгрешны. Значит ли это, что дети отвечают за грехи родителей?

о. Георгий. Да, это так. И нашим современникам это слишком хорошо известно. Многое происходит с детьми по грехам родителей. Дети не виноваты. Эта тема — продолжение того, о чем мы только что говорили: гибель невинных младенцев и так далее. Аборты — это ли не гибель невинных младенцев? Кто делает аборты? Бог делает аборты? А не папа с мамой? Папа настаивает, мама исполняет, или наоборот...

Вопрос. Почему женщина в церкви считается как бы существом второго сорта? Например, она не допускается в алтарь или в определенный “биологический день” ее не допускают на службу? Ведь Бог и создал ее с такой физиологией.

о. Георгий. Резонно. Мне кажется, что женщина не должна считаться человеком второго сорта нигде, в том числе и в церкви, просто у всех есть свое место и свое служение. Те из вас, кто знает церковную жизнь немножко лучше, помнят, что почти в каждом храме при алтаре есть женщина. Женщины не предстоят пред престолом, не приносят от имени Церкви молитв, они делают что-то свое. В древности таких женских служений, в том числе при алтаре, было значительно больше. Были так называемые диакониссы, которые и причащались у престола, как священнослужители. Были даже пресвитериды, которые вплоть до IV века возглавляли женские молитвенные собрания, в особенности ночные, поскольку мужчинам не всегда было удобно на них присутствовать, во избежание каких-то наветов на Церковь.

Так что вопрос о женщинах сложный. Уверяю вас, что все, что делает женщину человеком второго сорта, в церкви берется под вопрос, под подозрение. Это касается и физиологической стороны. В Ветхом завете сказано, что женщина в эти периоды не чиста. А в Новом завете говорится, что нечистота человека зависит от того, что в сердце его. “Извнутрь, из сердца исходят, — как говорит нам Евангелие, — злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лихоимства, злоречия со всякой злобой и так далее, вот это оскверняет человека”. Правда, потом произошли как бы некие сдвиги, и что-то вернулось из Ветхого завета в Новый. Но это вопрос очень сложный. Сейчас об этом думают и приходят, скорее, к тому, что в церкви эти ветхозаветные отзвуки не оправданы.

Вопрос. В Пятикнижии Моисея, в книге Чисел, при рассуждении о чистых и нечистых животных говорится, что свинья и заяц являются нечистыми для человека. Поясните, как это понимать. В чем заключается нечистота животных? Можно ли есть свинину христианину?

о. Георгий. Да. И зайчатину, надо добавить. Я думаю, что сейчас это не очень актуальный вопрос, поэтому, может быть, мы не будем терять на него время. Здесь есть свои нюансы, для этого надо знать Писание, я не уверен, что все достаточно хорошо его знают. Автор же этой записки, если он хочет и если надо, может потом подойти ко мне.

Вопрос. Когда в жизни возникают искушающие обстоятельства, нужно немедленно уходить от них или пытаться выстоять и окрепнуть?

о. Георгий. Надо исходить из того, есть ли у человека силы для борьбы. Если нет сил сопротивляться этим искушениям, то надо уходить. Человек, духовно более сильный, может сражаться с искушениями и не бояться их, и тогда он действительно еще более окрепнет. Но все-таки надо трезво оценивать свои возможности. Не надо лезть в бой тогда, когда нет сил. Иначе эта мясорубка может “съесть” человека. В житиях святых очень много любопытных примеров по этому поводу. Юродивые, например, попадали в обстоятельства, которые были совершенно невозможны для простого человека, и не искушались, а укреплялись сами и назидали других.

Вопрос. Отец Георгий, что представляет собой Царство Небесное? Как относиться к словам Апокалипсиса о Небесном Иерусалиме, о Царствии Иисуса на земле, о восхищении на небо праведников?

о. Георгий. Я думаю, что всякий, кто читал Евангелие, знает, что представляет собой Царство Небесное. Прежде всего, надо вспомнить о главной ассоциации, которую дает нам Евангелие, — Царство Небесное воспринимается человеком как брачный пир. Это самая важная аналогия в Священном писании. Есть там и другие аналогии, есть и замечательные притчи. Особенно в Евангелии от Луки они подобраны удивительно тонко. Читайте, я не буду вам их сейчас пересказывать. 

Вообще же заданный вопрос как бы предполагает, что я на минутку сейчас спустился прямо из Царства Небесного, чтобы рассказать вам, что там и как. Вы сами об этом немного подумайте, читая Евангелие. Ведь там множество притч: Царство Небесное подобно неводу, в который собирают большую рыбу, Царство Небесное подобно закваске, доброму семени и так далее. Есть прекрасный набор притч о Царстве Небесном. Но повторяю, не забудьте, что главным в них остается откровение Небесного Царства как “правды, мира и радости во Святом Духе”. Об этом писал апостол Павел. Об остальном же пока говорить рановато...

Вопрос. Человек своими мыслями сам строит свою судьбу, так ли это? И если так, то верно ли, что дурные, грешные мысли намного опаснее для духовного развития, нежели плохие, грешные поступки?

о. Георгий. Все плохое и грешное опасно. Не будем пред собою здесь лукавить. Если человек прикасается к дурному и грешному, то это плохо. Вообще-то говоря, церковь считает более тяжелым грехом скорее дело, чем мысль, но при этом очень сближает эти вещи. Помните, в знаменитой Нагорной проповеди из Евангелия от Матфея говорится, что если человек даже посмотрит на женщину с вожделением, то “он уже прелюбодействовал с нею в сердце своем” и несет за это ответственность так же, как и прелюбодей. И это сказано не случайно. Эти слова, конечно же, следует правильно понимать. Но их никак не выбросить из Евангелия, где утверждается, что из сердца, изнутри исходит всякое зло, которое оскверняет человека.

Мысль — это одна из глубин человеческого бытия. Не только мысль, разумеется, но и мысль тоже. Изнутри человека рождается то, что ведет его к преступлению, ко всякому злу. Известны случаи, когда человек даже и не сделал дурного дела, но настолько ему внутренне предался, что он действительно нисколько не лучше того, кто это зло совершил.

Вопрос. Сегодня по телевидению был задан вопрос: почему Бог создал сатану? Правильно ли сформулирован вопрос, и как бы Вы на него ответили?

о. Георгий. Господи, помилуй! Есть очень важная церковная формула: “Бог зла не творит”. А сатана и есть “интегральное мировое зло”.

Вопрос. С точки зрения христианства, являются ли грехом желание знать свое будущее, гадания, предсказания и так далее? Ведь это спасает от отчаяния, дает шанс поверить в себя. Что, с точки зрения Библии, является большим грехом — гадание или отчаяние?

о. Георгий. Они друг друга стоят. И то и другое — грех смертный, т. е. в принципе убивающий человека. И отчаяние стоит в списке смертных грехов, и ворожба, гадание. С.С. Аверинцев великолепно однажды написал, что сатана нам дает выбирать из двух вещей, но и ту, и другую предлагает именно он! Так и здесь — или ворожба, или отчаяние. Но и то, и другое — от сатаны.

Надо сказать, что как раз ворожба и желание знать свое будущее механически или магически приводят людей к отчаянию, даже если эти предсказания не такие уж мрачные. Почему к отчаянию? Потому что человек чувствует себя пешкой. Помните, в прошлый раз мы слышали прекрасное свидетельство одной из наших сестер, Татьяны, она об этом говорила. Что же есть человек: пешка или не пешка? Если все заложено в его генах, обусловлено обстоятельствами, то все можно предсказать. Если человек — пешка, то нечего ему и говорить о духовной жизни. Нет никакой духовной жизни. Есть жесткая необходимость, и никакой свободы нет. А если есть необходимость, тогда свобода — только осознанная необходимость, о чем нам так долго твердили большевики, украв, как обычно, эту мысль у немецких идеалистов и вырвав ее из контекста. 

Но это не так. Все совершенно иначе, когда человек действительно находит свободу и источник свободы. Такой источник существует, и он есть Бог. И нам с вами нужно знать Бога, затем, чтобы обрести Свободу. Чем дальше человек от Бога, тем дальше он от Свободы. Он тогда действительно запрограммирован и генетикой, и социумом, и различными обстоятельствами. И это страшно.

Но человек-то думает обратное. Ему кажется, что он может поступить так, а может иначе, например, что он может выбрать, какую одежду ему носить и т. д. Но еще раз напоминаю о рассказе Татьяны в прошлый раз, когда близнецы, разлученные с самого раннего детства, встретились, и у сестер было все одинаковое, вплоть до семи колец на пальцах. Современная психология очень много нам здесь открыла. Хотя, конечно, психология занимается патологией, но она и предупреждает нас об этой патологии. 

Я думаю, самое ценное, что есть в христианстве, это именно дух Свободы. “Где Дух Господень, — говорит нам Священное писание, — там Свобода”. И об этом может засвидетельствовать всякий христианин. Действительно, удержаться в духе свободы бывает трудно, но это уже другой вопрос.

Вопрос. Как относится христианство к психологии как науке о человеке, ведь эта наука “залезает” внутрь человека и, помимо всего прочего, учит людей “играть”?

о. Георгий. Не только “играть”, к сожалению. Христианство не выражало единого мнения по этому поводу, но я могу сказать из своего опыта, соотнесенного не только лично со мной, что психология, как и педагогика, действительно не может подменить собою веру, и все, что психология говорит, как бы объясняя веру, это всегда вокруг да около веры и человека, и никогда не является ответом на эти вопросы. 

Об этом необходимо сказать, потому что современные люди очень верят в психологию и в педагогику. Но и та, и другая занимаются патологиями, и сами не знают, где норма. Практически все или почти все современные психологи и педагоги знают очень много, но только о патологиях, и выдают их за нормы. В этом их страшная ложь. Это необходимо знать, ибо это очень серьезный вопрос.

Вопрос. Можно ли отпевать в церкви человека, покончившего с собой?

о. Георгий. Я думаю, что лучше об этом поговорить лично с человеком, который написал эту записку, потому что здесь тоже есть определенные нюансы. 

В принципе же церковь всячески предостерегает против такого греха, как самоубийство, потому что этот грех является свидетельством отчаяния, которое по-существу уже есть отрицание Бога, отрицание самой возможности помощи Божией. Человек, отчаявшийся в том, что Бог может изменить тяжелую ситуацию, в которую он попал, думает, что надо просто механически разрешить ее. Но это нам не заповедано! Поэтому церковь всегда запрещала молиться за самоубийцу и погребать его по-христиански. 

Впрочем, и при этом не отрицалась возможность частной молитвы за такого человека. Если у кого-то из верующих близкий человек наложил на себя руки, то им надлежит знать, что личная молитва за него никогда не запрещалась. Запрещалась лишь церковная молитва. Но иногда и здесь делались и делаются исключения. Если, например, самоубийца находился в состоянии аффекта, т. е. не отвечал за себя. Если он был болен психически, тогда епископом разрешается христианское погребение. 

Это тоже надо знать, потому что иногда люди, знающие главное, — что церковь против самоубийства и поэтому не поминает самоубийц, забывают о таких исключениях. А в наше время такие исключения составляют, наверное, большинство случаев самоубийств.

Вопрос. Почему некоторые “ортодоксальные” православные говорят о крестившихся евреях как об отрицательном явлении для православия?

о. Георгий. Мне до сих пор везло в жизни: я редко встречался с православными, которые резко отрицательно отзывались о крещеных евреях, хотя знаю, что такие околоцерковные круги существуют. Мне чаще приходилось слышать подобные разговоры в еврейской среде, но там это — идеологема защитного свойства, цель которой защитить свою общину от прозелитизма. Она была распространена в средние века, когда оказывалось давление на иудейские общины. Тогда был создан своего рода защитный аппарат, и он работал. Сейчас же он работает значительно хуже, поскольку во всех странах, не только в России, евреев-христиан очень много. Против этого воссоздаются достаточно серьезные защитные механизмы в Израиле, и там евреям-христианам живется очень туго. Это, к большому сожалению, приходится констатировать. 

Но и в православии есть круги фундаменталистские, националистические, которые называют себя православными и при этом вообще не доверяют искренности обращения евреев к вере и Церкви. Это тоже ничем не оправдано. Это такой же смертный грех, и как правило, он свидетельствует только о том, что человек сам христианства-то еще не знает. Я имею в виду тех, кто готов делить людей в церкви по национальному признаку.

Вопрос. Мой муж — католик, я — православная, мы не венчаны, живем десять лет, имеем ребенка. Можем ли мы обвенчаться, не меняя церквей?

о. Георгий. Да, можете.

Вопрос. Какие иконы должны быть в доме?

о. Георгий. Те, что трогают ваше сердце, и те, которые вам Господь послал. Но только это должны быть именно иконы, а не раскрашенные бумажки и доски.

Вопрос. Если по наследству передают крестильный крест от бабушки внуку, надо ли его освятить заново? Не будет ли внук нести ее крест?

о. Георгий. Нет, не надо, если он не был как-то осквернен, запачкан и так далее. Насчет креста бабушки на внуке — я думаю, тут все ясно: каждый несет свой крест, и это символами или знаками никак не передается. Крест — не магический амулет.

Вопрос. Нужно ли женщине покрывать голову платком в храме?

о. Георгий. Желательно. Это традиция, и на Руси она вообще-то соблюдается, в отличие от западной церкви, где тоже была такая традиция — и покрывать голову, и не ходить в брюках. Женщина должна выглядеть празднично, если она входит в храм. А в рабочей одежде, в джинсах она не выглядит празднично. Рабочая одежда уместна на работе. Да и некоторая скромность ей никогда не помешает.

Вопрос. Если на улице найдена икона или крестик, можно ли нести домой эти святыни?

о. Георгий. Если они найдены на улице, то нужно их освящать. Если на крестик где-то грязь попала, то надо его помыть, почистить, привести в порядок и пойти в храм освятить.

Вопрос. Может ли некрещеный совершать крестное знамение, если нет, то чем его заменить?

о. Георгий. Может, если он верующий. Крестное знамение — знак исповедания силы крестной, это исповедание веры христианской перед другими людьми. Так что может совершать, если есть дерзновение, ничего в этом плохого нет. Я знаю, что для человека неверующего первый раз перекреститься — это целое событие в жизни. Ему кажется, что все на него смотрят, и так далее. Во всяком случае к этому тоже надо подойти. В духовной жизни для всего надо созреть. То, что одному человеку привычно и просто, другому иногда совсем и не привычно, и не просто. Поэтому я, например, особенно от новоначальных никогда не требую этого.

Вопрос. Я ученик 11 класса. Что мне отвечать учителю биологии, ведь теория Дарвина полностью противоречит христианству?

о. Георгий. Теория Дарвина — старая теория, и, конечно же, за это время человеческая мысль ушла далеко вперед. Многие вопросы, на которые Дарвин не смог ответить, были поставлены еще при его жизни. И все же я не согласен с тем, что теория Дарвина абсолютно противоречит христианству. Одна из центральных идей его учения нисколько не отменяет того, что написано в Библии. Библия же не отменяет научных представлений об эволюции видов, борьбе за существование и т. д. 

Дарвин несомненно внес определенный вклад в развитие научной и философской мысли. Беда в том, что его теорию идеологизировали, из нее сделали исключительно материалистические выводы. Если вы прочтете первую главу книги Бытия, то увидите, что там тоже постоянно идет речь об эволюции в мире. Но там говорится не только об эволюции, но и о творении. Дело в том, что наиболее существенные моменты перехода от одного состояния Вселенной к другому невозможно объяснить с помощью одной лишь эволюционной теории. Это прежде всего — сотворение мира, сотворение жизни и сотворение человека, и они целиком и полностью соотносятся с Богом, с Божьей творческой силой. Об этом и говорит Библия. А современная наука говорит только о том, что об этих переходах ей известно, но как сами они произошли, наука не знает. И слава Богу.

Вопрос. В Писании не говорится о крещении младенцев. На чем основывается обычай крещения младенцев в Православной церкви?

о. Георгий. На апостольском предании, на практике Церкви, начиная с апостольских времен. Эта практика исторически засвидетельствована. В Писании ведь нет никакого запрета на крещение младенцев. Есть даже некоторые высказывания, косвенно свидетельствующие в пользу крещения детей. Но прямого подтверждения этому тоже нет, как и нет прямого отрицания. Из церковной истории нам известно, начиная уже с раннего второго века, что в некоторых церквах крестили и детей, хотя господствующей практикой оставалось крещение взрослых. До VI века крестили в основном взрослых. Даже если они родились в священнических семьях, их все равно крестили взрослыми, а перед этим всех оглашали, катехизировали, учили вере.

Это было очень важно. Все в церкви были научены вере, поэтому большинство всегда очень строго держались веры и строили свою жизнь по вере. А когда перестали строить свою жизнь по вере, возник известный вам раскол между верой и жизнью. Когда прекратилась эта их соотнесенность, пропасть становилась все больше и больше. И вы знаете, к чему мы пришли в XX веке. Ведь это очень страшно — раскол между верой и жизнью. Вера и жизнь — две стороны одной медали. Как видите, наше время не случайно привело нас к тому, что мы должны вспомнить древнюю практику крещения взрослых и воцерковления всех через катехизацию, что мы с вами уже и делаем. Ведь наверняка большинство из вас, хотя и крещены, но жизни христианской не вели, веры христианской не знали. Во всяком случае — в полноте, всерьез. Строили жизнь в соответствии с какими-то другими принципами, хотя и старались, может быть, жить по совести. Поэтому все равно вам нужна катехизация, нужно вхождение в глубину и полноту жизни в Боге.

Так что крещение младенцев имеет свои плюсы и минусы. Положительный момент состоит в том, что человек с раннего детства открыт духовному опыту. Это важно. Когда современный человек, пройдя большой и трудный путь, приходит наконец к вере, он из своего опыта знает, как не следует поступать, что не надо делать. Но он не имеет в себе детского опыта веры, который очень стабилизирует человека, гармонизирует его, делает его каким-то ясным, целостным. А с другой стороны, у человека, который обладает таким детским опытом, часто не хватает силы отталкивания от соблазнов мира сего. Поэтому даже в священнических семьях дети иногда неверующие. Не потому, что у них не было определенного духовного опыта, а потому, что они не смогли устоять перед соблазнами. Детей, может быть, излишне охраняли от них, и вот, встретившись с этими соблазнами, они отступили.

Вопрос. Обязательно ли верующему человеку носить крест, для чего он нужен?

о. Георгий. Я уже говорил о кресте, о том, что крест — это символ нашей веры и напоминание о том, что мы должны нести свой крест, т. е. жить по любви в этом мире, основные принципы и установки которого столь противоположны христианскому принципу жить по любви.

Вопрос. В Иерусалиме существуют две православные церкви — “белая” и просто православная. Чем они отличаются?

о. Георгий. Есть такая церковная юрисдикция, которая называется “Русская православная Церковь за границей”. Она состоит, в основном, из эмигрантов, поэтому иногда ее называют “белой”. Там сохраняются традиции предреволюционной церковной жизни, иногда искусственно, а иногда, наоборот, во благо. Эта церковь находится в напряженных отношениях и даже в расколе с нашей по вопросам скорее политическим, связанным, например, с канонизацией императора, экуменизмом, отношениями с советской властью и т. д. В нашей стране сейчас появилась эта юрисдикция — так называемая “Свободная Православная церковь”. Но уж очень, на мой взгляд, эти церкви типологически напоминают старообрядцев. Иногда их даже называют “старообрядцами ХХ века”.

Вопрос. Во Втором послании Иоанна Богослова сказано, что тот, кто не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть обольститель и антихрист. Не расходится ли это с Вашим ответом по поводу других вероисповеданий?

о. Георгий. Не расходится, потому что я отвечал не сам от себя, а приводил цитаты из Священного писания. И их никто не отменяет. Если Церковь в Священное писание включила и то, и это, значит, в этом есть смысл, значит, на неформальном уровне расхождений нет. Можно найти только формальное противоречие.

Мы ставим вопрос так: что значит исповедовать Иисуса Христа, пришедшего во плоти? Если человек встретился со Христом и с христианством реально и отверг эту встречу, стал врагом Христа, тогда действительно он обольститель и антихрист. Но если человек отвергает то, с чем он не встречался, что он знает понаслышке и представляет себе очень часто неправильно, то это совсем другое дело. Ведь большинство современных людей отрицают Христа, если они вообще это делают сознательно, то как раз по этим причинам, будучи обольщенными, прельщенными или не встретившими Христа, но читая о Нем какие-то недоброкачественные книги.

Возьмем исторический пример — тот же Коран. Его можно воспринимать как антихристианскую книгу, а ведь можно относиться к нему и совершенно по-другому. В нем говорится об Иисусе как о Христе, и в одном месте Его называют Мессией. Но ведь мы знаем историю, знаем, что тот же Мохаммед не имел представления о православном христианстве. Он знал еретическое христианство и именно против него приводил свои аргументы, которые даны в Коране. Хотя там есть некое противостояние и отрицание христианства, но там же есть и другое: Иисус назван Мессией, т. е. Христом. Отрицается в первую очередь христианская ересь, а не подлинное христианство, которого Мохаммед не знал. Из этого, разумеется, не следует, что Мохаммед был вполне христианином. Но мы не знаем, что было бы, если бы он встретился с исповедующим истинную православную веру, причем в единстве со своим примером жизни.Вопрос. Можно ли венчаться, не будучи зарегистрированными в ЗАГСе?о. Георгий. Есть церковное правило, что можно венчаться только после признания брака обществом. Поскольку общественным признанием брака в наше время является регистрация в ЗАГСе, сначала все-таки спрашивают свидетельство о браке, а потом уже разрешают венчаться. И в этом есть смысл, ведь если сначала человека повенчать, то ему будет не ясно, состоит ли он в браке и что он должен делать дальше. До революции государственно-общественное и церковное признание брака было совмещено. Сейчас это не так. Хорошо это или плохо? Есть разные точки зрения, и поэтому верующим пока необходимо и то, и другое.

Заключительное слово о. Георгия

Мы с вами вступили на путь, который называется оглашением, или катехизацией. По-гречески — катихеза, катехизация, по-славянски — оглашение, от слова “глас”. Это очень важно, ибо оглашение — это не просто книжная работа. Начитаться хороших книг может всякий, но этого мало, хотя само по себе и неплохо. Еще лучше, если кто-то подскажет вам, с чего начинать, т. е. поможет расставить здесь нужные акценты. Сейчас все-таки довольно много хороших христианских книг, которые можно прочесть с пользой для себя. Но оглашение — это не начитка, не начетничество. Конечно, оглашение дает и информацию, и определенные знания. Без них современному человеку обойтись невозможно. Да и не надо пренебрегать умом. Совсем не по-Божески — пренебрегать хоть каким бы то ни было даром Божиим человеку, в том числе и душевным. Ум в первую очередь относится к сфере душевной жизни человека, но поддерживает, конечно, и духовную сферу, так же как и телесную.

Катехизация — это духовный путь, это духовный опыт последовательного и целостного научения христианской жизни и христианской вере. Вера есть Дух. А наставление на путь веры и есть катехизация. Это такого рода наставление на путь веры, которое позволило бы вам самим отвечать на внутренние и внешние вопросы вашей жизни, самим идти по духовному пути, развиваясь самостоятельно, но не обособленно, а личностно.

Катехизация — это некий пласт духовного опыта. Есть в христианской жизни нечто более простое, нежели катехизация. Это как раз то, чем мы сейчас занимаемся, и в прошлый раз, и через две недели будем заниматься. Это просто живое свидетельство. Но в христианской жизни есть и нечто более глубокое, более сложное, та же сфера догматов, таинств, аскетики, мистики, христианской антропологии. Это вещи, которые начинают открываться только в процессе катехизации, но в основной своей части они лежат за пределами катехизации.

Катехизация для нас с вами важна и как личностный прогресс, и нам очень важно, чтобы вы сохранили эту личностную связь, почему мы и будем в следующий раз после встречи делиться на группы, человек по пятнадцать-двадцать. Иначе катехизаторам невозможно будет услышать голос каждой личности. Катехизаторам необходимо установить с вами именно личные отношения, чтобы можно было посмотреть друг другу в глаза, а не просто выполнять вместе какие-то программы.

С другой стороны, важно, чтобы уровень катехизации был выше вашей индивидуальной веры. Сейчас для большинства из вас духовная жизнь, наверное, представляется как нечто сугубо интимное и индивидуальное. Тем более, что почти все мы воспитывались при той идеологии, которая твердила, что религия есть частное дело человека. Но это утверждение верно лишь отчасти. Религию хотели уничтожить и для этого утверждали, в частности, этот тезис. Но сила духа состоит именно в открытости по отношению не только к Богу, но и к ближнему, сила духа проявляется в любви и к Богу, и к ближнему. И эта любовь должна быть конкретной. Она не может быть абстрактной — вот, я люблю весь мир, а ближнего не замечаю.

Как раз для того, чтобы открыться друг другу и иметь внутреннюю силу любви и веры, и существует Церковь, существует молитвенная община. И когда люди могут открыться Богу и друг другу, тогда происходит некое чудо. Они как бы становятся прозрачными друг для друга, им нет нужды отталкиваться, не доверяя ближнему, и обособляться друг от друга.

Сейчас во многих действуют эти механизмы отталкивания: ближний мне как бы мешает, поэтому, к примеру, я не могу встать и помолиться при всех, это невозможно. Большинство из вас именно так и ощущает себя. Но эти перегородки между людьми, между сердцами человеческими, не говоря уже про умы их, надо учиться снимать. Снимать, однако, не так, чтобы человек терял при этом свое лицо. Наоборот, открытость по отношению к другому позволит ему обрести свою подлинную личность, ибо личность связана с Богом, с верой, а вера всегда связана с открытостью.

Это, может быть, самое важное, что необходимо вместить тем, кто проходит катехизацию, — надо открыться и при этом обрести свою личность пред лицом Бога. Далее, если мы утверждаем Бога как Бога личного и живого, то и наши отношения с Ним должны быть личными и живыми. Они и образуют ту связь, которая называется молитвой. Молитва — это не повторение лишь определенных формул в той или иной последовательности. Молитва — это живая личностная связь с Богом. Она может проявляться в самых разных формах. Есть традиционные канонические формы молитвы, когда человек использует уже готовый молитвенный текст, в который вложен опыт других людей. Но для вас сейчас важнее будет иная, более простая форма молитвы, более доступная, особенно для начинающих, и более искренняя, когда вы будете говорить Богу своими словами то, что у вас на сердце. Это потребует от вас внутреннего сердечного внимания к себе и в то же время обращенности к Богу. Таким образом, вы сможете проверить себя, действительно ли слова такой молитвы исходят от вашей подлинной личности. И будет сразу ясно, дошла ваша молитва до Бога или она, как говорится, достигла только потолка.

При этом для вас очень важно будет отделить молитву от всякого рода психотренинга. Сейчас люди, особенно прошедшие через какие-то нехристианские практики, часто путают эти вещи. А путать их нельзя. Действительно, существуют определенные психотерапевтические приемы и методики, есть психотренинг, но есть и молитва. Нельзя свести одно к другому, а вы знаете, что такие попытки делаются. Молитва — не психотренинг, хотя она и проходит через область чувств и всей психики, т. е. через область души человека.

Не надо этого бояться. А то некоторые думают, мол, я молюсь только духовно, и здесь не должно быть никакого включения психических процессов. Это неправда, такого не бывает. Человек — не только дух. Он есть дух воплощенный, а плоть — это и тело, и душа. Душа же — это не только ум, но и чувства, и воля человека. Так что нельзя придавать абсолютное значение каким-то своим душевным качествам, целям или средствам, но нельзя и пренебрегать ими. Не случайно в Писании сказано: “Стану молиться духом, стану молиться и умом”.

И я должен предупредить вас, что все вы, собравшиеся, в силу самого вашего присутствия здесь, становитесь как-то вовлеченными в те трудности, которые связаны с нашим братством, с нашими приходом и школой. Мы как раз со всей серьезностью подошли к этому принципу — молиться и духом, и умом и, следуя ему в молитвенной и богослужебной практике, сделали из него конкретные выводы, что явилось одной из причин ожесточенных споров и весьма обострило наши отношения с некоторыми православными кругами и организациями, которые называют себя православными.

Мы и сейчас считаем, что обязаны исполнять это слово, что ум и дух не противоречат друг другу. При этом они не должны смешиваться. В Церкви должна быть полнота и духа, и смысла. Когда мы не обретаем эту полноту смысла в чем бы то ни было, даже в богослужении, мы стараемся ее восстановить. Тем более, что православная традиция позволяет это делать без всякого произвола и насилия. Но некоторые люди этого не признают, этого боятся. Их можно понять. История часто внушала страх, в ней были и есть трудные страницы, но тем не менее дерзновение обретения смысла представляется нам необходимым. Но, безусловно, оно не должно совершаться и за счет духа.

И полнота духа, и полнота смысла должны обретаться в Церкви каждым человеком. Церковь есть не только вера в Бога и вера в человека, не только любовь и свобода, но и полнота духа и смысла. Поэтому мы и шли по пути русификации некоторых богослужебных текстов, открывая для каждого человека возможность соучастия в богослужении, чтобы никто не чувствовал себя в храме чужим, ненужным, посторонним. Но все это пока еще остается предметом очень острых дискуссий, хотя едва ли их можно назвать дискуссиями, скорее это просто конфликтные ситуации. По сути дела мы даже не вышли еще на дискуссионный уровень, хотя есть надежда, что выйдем.

Это связано и с катехизацией и имеет к вам самое непосредственное отношение. Катехизация может дать все необходимое тем, кто хочет встать на духовный путь. Поэтому уже сейчас вам нужно подумать и о том, как решать свои нравственные проблемы, как исполнять волю Божию, т. е. заповеди Божии, закон Божий. У каждого человека, как мы уже сегодня говорили, есть совесть, которая подсказывает ему, что делать.

Надо научиться жить по совести, и совесть вам откроет удивительные горизонты. С одной стороны, она расширит ваши возможности, а с другой, наоборот, потребует от вас серьезных самоограничений. Надо научиться жить по совести. И если бы совесть каждого человека могла говорить открыто и в полный голос, одного этого было бы достаточно для исправления жизни. Плохо лишь то, что с детства человек научается своей совестью манипулировать, подавлять ее, и тогда ее голос перестает звучать или же человек перестает его слышать. И тогда человеку необходима поддержка. Прежде всего в таких случаях используется личный опыт, и положительный, и отрицательный. Попадая в негативные ситуации, люди делают выводы.

Но есть еще более верное средство — Священное писание, где эти заповеди открыты. В следующий раз я конкретнее укажу, с каких книг Ветхого завета вам следует начинать, потому что если вы сами начнете читать без разбора, то в Ветхом завете утонете. Мы же дадим вам простейшие и необходимейшие для вас рекомендации.

Далее, мы не просто говорим о некоем нравственном совершенствовании и молитвенном подвиге. Мы христиане, значит, нам нужно Евангелие, т. е. Благая весть, Благовествование. Вы, наверное, все знаете уже, что в каноне книг Нового завета есть четыре Евангелия — от Матфея, Марка, Луки и Иоанна. Но мы будем просить вас вначале читать только первые три Евангелия, не переходя дальше, не любопытствуя, даже если вы уже все остальное прежде читали. Начинайте сначала, последовательно, не кусками, читать первые три Евангелия, и если у вас будут возникать какие-то вопросы, их, пожалуйста, записывайте. Не пренебрегайте этой рекомендацией. Мы будем каждые две недели встречаться уже в группах, и катехизаторы будут помогать вам находить ответы на ваши вопросы. Это и будет собственно катехизация. Выберите себе день, удобный для вас. В каждый день недели будет собираться какая-нибудь группа, так что вы всегда найдете для себя удобную на утро, вечер, один или другой день недели.

Еще несколько слов о храме. Опыт показывает, что вначале оглашаемым храм немного неудобен, и люди даже в храме немного как бы мешают. Человек удобнее себя чувствует один на один с Богом — может быть, в своей комнатке, дома, иногда на природе или в каком-то локальном, более удобном, более теплом пространстве. Хотя московские храмы очень теплые.

Мы все-таки возьмем на себя дерзновение сказать, что храм вам полезен, каждому в свою меру, поэтому старайтесь как можно чаще бывать в храме — и до службы, и после службы, и во время службы. Постарайтесь вникать в то, что происходит, но не насилуйте себя. Усилия прилагайте, но насилия не нужно.

Повторяю, здесь каждый из вас будет чувствовать себя по-особому. Мы и не хотели бы всех стричь под одну гребенку, и пусть каждый из вас внутренне сам отвечает за то, что делает. Плоды будут видны сразу. Во всяком случае для катехизатора они видны сразу и он вам будет давать определенные рекомендации.

И здесь я должен вам сказать, что в соответствии с многовековой традицией мы относимся к катехизации, как к священнослужению, и поэтому ваш катехизатор — это не просто назначенный руководитель группы, а человек, совершающий священнослужение. Его надо внимательно слушать, и исполнять все, что он говорит. Но катехизатор не будет говорить ничего сверх того, что вам нужно. Он не будет навязывать свои мнения. Каждый человек волен думать так или иначе. И сам катехизатор может иметь какие-то свои мысли, свои теории, которые могут показаться спорными. Но вам он будет говорить только то, чему учит Церковь. И если он что-то попросит вас делать, то только по минимуму, чтобы не накладывать на вас каких-то тяжких, неудобоносимых бремен.

На это тоже обратите внимание. Катехизация — это священнослужение. Например, то, что здесь происходит, — это тоже священнослужение. Вы сидите, я вам что-то рассказываю, вы слушаете, задаете вопросы, можете встать, можете сесть, можете уйти, можете прийти и т. д. И вот все это — священнослужение в самом серьезном смысле этого слова. Называется оно служением Слова. Поэтому уже сейчас расширяйте свое сознание, знайте, что не только тогда, когда человек стоит в храме, где горят свечи, читают или поют, происходит священнослужение, оно совершается даже в таких условиях, как здесь. И Бог везде, где есть открытое Ему сердце, где есть любовь, где есть вера, где есть надежда. И это для нас с вами очень важно. Бог ищет Себе, как говорит нам Евангелие, поклонников “в духе и истине”, а не только на том или ином месте.

Это очень сильное евангельское слово. Бог не просто признает, Он ищет Себе таких. Я надеюсь, что Бог нашел и вас. А вы обретаете истинного Бога. И дай вам Бог всем пройти этот путь.

Помните, что будет много искушений, испытаний на вашем пути. С одной стороны, вы будете особым образом хранимы Богом, если сейчас поставите свою духовную жизнь на первое место. Все, что связано с катехизацией, — на первое место. Это не значит, что надо совсем забыть о жене, о муже, о детях, об обязанностях на работе. Нет. Но важно то, что' вы ставите на первое место. Если это произойдет, если Бог будет у вас на первом месте, и Божья воля, и Божий дух, то тогда вы будете действительно хранимы даже в самых трудных обстоятельствах. Старайтесь поэтому и внешне ничего резко не менять в период оглашения.

Весь цикл оглашения в среднем составляет около года. Потом у вас появятся и другие возможности. У нас есть и Высшая православно-христианская школа, и Богословские курсы для всех желающих. Есть и иные возможности, не только у нас в братстве. Итак, ничего не бойтесь, Бог будет вас хранить, ваши проблемы будут решаться, даже самые заскорузлые, самые сложные, которые вам сейчас кажутся неразрешимыми. У вас появятся и силы, и разумение. И это совсем не зависит, или зависит в очень малой степени, от образования, умственных способностей, от тех или иных ваших обстоятельств, от профессии, национальности, культуры и т. д. Бог поможет каждому. Поскольку оглашение — это не просто учеба, не просто передача информации, то люди и с хорошей памятью, и с не очень хорошей памятью — все смогут проходить оглашение равноценно и полноценно.

Вещи эти важные, они не просто декларируются, они проверены многолетним опытом. Наше Огласительное училище существует уже более полутора десятка лет, и у нас было время что-то увидеть и проверить.

Что касается места проведения встреч, то здесь возможно несколько вариантов. Если вы захотите собираться в домашних условиях, — пожалуйста, если захотите при храме, в одном из приходских помещений, — мы тоже будем идти вам навстречу. Оглашаемые выбирают и то, какой день им удобнее, катехизаторы — тоже. Обычно все складывается хорошо. Но если вдруг будут какие-то пожелания, то знайте, что мы не держимся за определенную форму. Если человек захочет перейти из группы в группу, — пожалуйста, это тоже будет возможно.

Ну что же, всего вам доброго. До следующей встречи.


Третья миссионерская "открытая" встреча (март 1994 гoда)


Слово о. Георгия Кочеткова

Как мы вам и обещали, сегодня мы более подробно поговорим о том, что такое оглашение.

Оглашение будет проводиться в небольших группах по 15-20 человек. Каждую группу будут вести два катехизатора. Встречаться вы сможете в приходском доме, как это было и прежде.

Мы расскажем, какие пособия вам понадобятся в первую очередь на первом этапе оглашения, затем о том, что представляет собой катехизация взрослых в современных условиях. Также я расскажу вам о храме, и о том, как в нем надо себя вести. Современные люди обычно этого не знают. Как правило, будучи в своем личном благочестии и личном опыте очень оторванными от храма, они боятся, что их одернут, что им нагрубят, или что они сами сделают что-то не то. Нам очень важно, чтобы у вас этих проблем не было, чтобы вы могли войти в храм Божий достойно, чтобы вы могли в нем чувствовать себя действительно народом Божьим, детьми Божьими. Храм — это дом Божий, дом нашего Небесного Отца, и чувствовать себя в нем мы должны как в своем отечестве: и благоговейно, и достойно, и в то же время дерзновенно, как и положено сынам, а не рабам.

Что вам необходимо сейчас в первую очередь? Чем вы будете заниматься на первых этапах катехизации? Я думаю, из прошлых наших встреч вы поняли, что прежде всего вы, как христиане, должны знать Евангелие. Вы должны последовать за Господом и, значит, знать дух евангельский, который мы с вами принимаем. Поэтому, вам нужно будет читать Евангелие, и прежде всего — первые три Евангелия, наиболее подходящие оглашаемым. Читать независимо от того, с чего в духовном плане вы сейчас начинаете. Некоторые из вас некрещеные, некоторые никогда не были в храме, или лишь случайно заходили в него, или даже имеют какой-то негативный опыт встречи с христианством, или христианами, может быть, не очень достойными своего звания, последствия чего нужно будет преодолеть духовным усилием.

Итак, вам нужно будет читать первые три Евангелия, пользуясь русским текстом Евангелия в “синодальном” переводе. При всех своих недостатках, этот перевод является единственным утвержденным церковью, Синодом, поэтому в основу вашего домашнего чтения будет положен именно этот текст. Наверное, он у вас есть. Сейчас нет никаких проблем с тем, чтобы иметь Евангелие. Слава Тебе, Господи! Уже не первый год мы свободно можем приобретать Священное писание. Но если вдруг у кого-то нет Евангелия, Нового завета, то вы можете прямо сейчас здесь его купить. Из Нового завета, кроме первых трех Евангелий, мы вам пока более ничего читать не рекомендуем. Остальные тексты будут вам доступны несколько позже, когда вы уже укрепитесь в слове евангельском, которое для христиан является поистине основополагающим.

Вы можете пользоваться разными изданиями Нового завета. Тексты всюду одинаковые. Но есть еще одно издание, которое мы всем вам советуем иметь, и которым рекомендуем пользоваться — это так называемый “парижско-брюссельский” перевод Нового завета. Это действительно другой перевод, который на целый век моложе “синодального”. Сделан он в православном Свято-Сергиевском институте в Париже его ректором, епископом Кассианом (Безобразовым). Он вам особенно понадобится, когда будет что-то непонятно в “синодальном” переводе, имеющем целый ряд недостатков. С одной стороны, “синодальный” перевод тяготеет к привычному в то время церковнославянскому тексту, с другой стороны, в нем сохранено много старых, бывших когда-то на слуху у всех церковных людей церковнославянских форм, которые уже давно устарели, а иногда совсем непонятны современному человеку. “Кассиановский” же перевод лишен этих недостатков, это высококультурный перевод. Делал его один из церковных деятелей, принадлежащий к той части русской эмиграции, которая смогла направить свои усилия за границей в Париже на церковную деятельность. Итак, один перевод дополняет другой, и будет очень хорошо, если вы, прочтя первые три Евангелия в одном, прочтете их и в другом.

Читать Евангелие мы вам рекомендуем подряд, ничего не пропуская. Евангелие нужно знать полностью. Это очень важно. Конечно, вы можете посмотреть какие-то параллельные места, но читать надо последовательно, и именно в том порядке, в котором Евангелия расположены в каноническом тексте: Евангелие от Матфея, Марка, Луки. Вероятно, вы уже не раз читали Священное писание Нового Завета. Хорошо это или не очень хорошо — будет видно. Так или иначе всем вам сейчас в равной степени следует делать то, что мы вам рекомендуем. Евангелие даст как бы духовный тон всей вашей жизни. Мы должны жить по Евангелию, ибо оно свидетельствует нам о Христе. Само слово “евангелие” в переводе с греческого означает “благовестие”, “благовествование”, “благую весть”, “радостную, счастливую весть”. Это то, что вам необходимо сейчас для вашей жизни, каждому из вас, независимо от прежних культурных навыков, независимо от возраста, пола, состояния здоровья, традиций, национальности. Никакого значения пред лицом Евангелия все эти вещи, как вы знаете, не имеют.

Мы будем просить всех вас не просто читать, а работать над Евангелием. Это значит, что вам обязательно надо будет записывать все ваши вопросы, возникающие по ходу чтения, — и простые и не простые, и те, которые вам могут показаться страшными и даже неразрешимыми, и сугубо внешнего характера, связанные с тем, что вы не понимаете какое-то слово, или какой-то переход мысли. Пусть вам иногда кажется, что какое-то место Евангелия противоречит жизни или неисполнимо в наших современных условиях. Не доверяйте таким ощущениям, возьмите и запишите ваше сомнение. И я уверен, что вы получите ответ, который вас удовлетворит.

Конечно, при этом стремитесь и сами получать ответ; не только приносите вопросы на ваши встречи, но и работайте сами. Мы не запрещаем вам пользоваться какой-то дополнительной литературой, не запрещаем беседовать друг с другом или с кем-то еще. Пожалуйста, вы можете свободно это делать.

Только просим об одном, — будьте внутренне честными и открытыми. Не проходите мимо ваших вопросов. Если есть у вас какой-то вопрос сегодня, записывайте его, если он разрешен, то спокойно вычеркивайте, хотя, может быть, что пройдет год, и он снова встанет перед вами, но по-другому. И некоторые, самые серьезные вопросы, может быть, будут вас мучить еще долго, не один год, даже когда вы уже будете полными членами Церкви. Это нормально. Евангелие содержит вечные вопросы, но нужно чтобы вы именно сейчас получили удовлетворительные для вас на сегодня ответы. Но даже если вы где-то прочитали ответ или с кем-то поговорили, может быть, с авторитетными людьми, или со священниками, а внутри сердца, по совести вас этот ответ до конца не удовлетворил, не делайте вид, что вопрос снят. Все равно записывайте его, все равно приходите с такими вопросами, все равно продолжайте обращаться к Богу в молитве за помощью.

Теперь несколько слов о самой молитве. Молитва ваша может быть личной и общей, храмовой. Когда вы начинаете читать Евангелие, будет хорошо, если вы, хотя бы в самой простейшей форме, своими словами помолитесь Богу о том, чтобы Бог открыл ваш ум и сердце для уразумения слова Божьего, для уразумения Божьей истины, для познания Божьей воли и закона Божьего. Если кто-то из вас это умеет и может этим пользоваться, — замечательно. Но быть может, некоторым не сразу будет даваться такая молитва. Не стесняйтесь, не смущайтесь, все равно продолжайте углубляться в дух и смысл Евангелия. И с помощью Божьей, с помощью ваших катехизаторов вы достигнете цели, хотя бы в какой-то начальной степени.

Мы будем просить вас молиться лично каждый день. Если вы пришли к Богу, к Богу живому, то, конечно же, понимаете, что с Богом не может быть каких-то интеллектуальных, абстрактных, концептуальных отношений. Господь говорит: “Чадо, дай Мне сердце твое”. И свидетельством того, что вы готовы отдать Богу свое сердце, будет ваша молитва, искренняя молитва, хотя, может быть, очень простая и краткая. Вы можете молиться (и мы вас просим это делать) каждый день в любое время, в любом месте, всякий раз, когда ваше сердце тронуто благодатью, какой-либо радостью или скорбью, когда оно перестало быть каменным, жестким, идеологизированным, настроенным сугубо утилитарно. Это очень важно. От холодного сердца молитвы не будет. Бог не может пробиться через эту каменную кору хладного и мертвого сердца.

Но здесь есть опасность другого рода. Если вы захотите, чтобы ваше сердце было живым, и трепетным, и теплым, не пользуйтесь при этом никакими искусственными приемами. Молитва — не психотренинг. И это вам нужно очень хорошо почувствовать. Молитва восходит на небеса, доходит до Бога и возвращается со своим плодом к вам, через вас она становится вашей жизнью и действием, делом Божиим. Поэтому очень важно, чтобы вы во время молитвы избегали, с одной стороны, психотренинга, самовнушения, психологической акции, а с другой, боялись бы того, что молитва ваша остановится где-то под потолком и выше не поднимется.

Увы, можно красиво молиться, красиво петь, но при этом человек может быть совершенно вне Духа Божьей благодати. Такую стилизацию мы в наше время часто видим. Включите радио, телевидение, посмотрите все эти бесконечные заставки с древнерусскими песнопениями, которые сейчас только ленивый не поет. И что же, сразу все получают благодать? Конечно, душевно это приятно, как бывает приятна старая песня, особенно после навязчивых ритмов современной популярной музыки, которые тяжело ложатся на сердце, делают человека скорее машиной, нежели человеком.

Избегайте и того, чтобы сделаться машиной. Человеку надо быть человеком даже в наш, столь механизированный, машинизированный и рационализированный век, поэтому на молитву-то и обращайте особенное внимание. Знайте, что если пройдет хоть один день вашей жизни без молитвы, пусть краткой, но подлинной, — день прошел впустую! Даже если вы сделали массу полезных вещей. Может быть, с точки зрения внешней, земной полезности, вы сделали много: заработали денег, или устроили свои дела, или даже помогли ближнему, но если здесь нет благодати, то это — строительство дома на песке! И он простоит лишь до первого удара, до первого грома. А как грянет гром, дом рассыплется. Итак, стройте на прочном духовном фундаменте. Устраивайте свою жизнь на твердом основании, краеугольный камень которого — Сам Христос.

Что вам может помочь в молитве? Хорошо, если у вас отзывчивое сердце, которое не знает “окамененного нечувствия”. Если бы было так, то никаких проблем бы не было, и вы молились бы каждый день. Но многие из вас уже хорошо знают, что здесь есть определенные трудности, и еще долго будут. Что же может помочь? Конечно, в вашей духовной жизни должна быть сконцентрированность — усилие, умение делать выбор в пользу Бога, исполнения Его воли. Но если все-таки не все получается, и при этом не хочется прожить день впустую, выбросить его, с духовной точки зрения, вон, как соль, потерявшую силу? Что тогда вам поможет?

Во-первых, Псалтирь. Вы можете читать Псалтирь, по-славянски или по-русски, все равно. Псалтирь очень помогает духовно настроиться и сосредоточиться. По-славянски это будет очень молитвенно и красиво. Но не совсем понятно. По-русски это будет понятно, но, увы, не очень красиво. Перевод Псалтири на русский язык крайне непоэтичен. Он и создавался как подстрочник для домашнего чтения, поэтому требовать от него большего не нужно. На сегодняшний день есть то, что есть. В “синодальном” тексте эти недостатки столь малопоэтичного русского перевода вы будете чувствовать. В славянском переводе Библии тоже есть свои плюсы и есть известные минусы, о которых я только что сказал. Это один из самых трудных славянских текстов, со множеством мест, которые не удается разобрать без специального филологического исследования. Так что выбирайте сами. Кроме того, здесь имеет значение тот или иной настрой. Когда человеку плохо, он не думает о том, чтобы в его действиях присутствовал какой-то смысл — он ищет скорее духа. Но если человеку уже не так плохо, он ищет не только духа, но и смысла. И вот тут приходится думать об альтернативе славянскому тексту.

Другой путь к тому, чтобы сердце ваше наполнилось благодатью, или открылось Богу и стало способным хоть на самую простую молитву своими словами, связан с доброделанием, с настраиванием себя на добро. Если хотите и можете делать добро, то в вашем сердце будет радость. Наверное, каждый из вас испытывал такую радость и даже восторг иногда от самого по видимости незначительного доброго дела. Особенно, если это произошло неожиданно. И ваше доброе дело не останется без плода своего, особенно если оно содеяно ради помощи ближнему и во славу Божию.

Есть и еще одно средство углубления вашей молитвы и жизни, или возрождения, оживления этой жизни, — храмовая молитва. Слава Богу, сейчас в Москве множество храмов, и особых проблем с этим нет. Вы можете пойти в любой православный храм, и в Москве, и не в Москве, хотя не все храмы открыты каждый день, и не во всех храмах совершаются богослужения утром и вечером. Иногда достаточно просто войти в храм, просто побыть в храме, и уже одно это дает очень много. Хорошо, если вы начнете себя настраивать на регулярное посещение храма. Для некоторых из вас будет очень естественно и очень просто сделать этот следующий шаг в вашей духовной жизни, хотя не исключаю, что здесь есть люди, которые будут оглашаться, уже будучи научены храмовой молитве.

Храмовая молитва — это особая молитва Богу. Когда вы входите в храм, прежде всего знайте, что храмовая молитва — это не индивидуальная молитва, это молитва совместная, именно совместная соборная, а не коллективная. В храме собирается народ Божий, а не просто коллектив, по подобию комсомольского или партийного собрания. Значит, нужно научиться единодушию и единомыслию в церкви.

Вы также должны знать, что главной частью всякого богослужения в храме является молитва, приносимая священником. К сожалению, в нашей церкви это перестало быть явным. Большинство священнических молитв священники читают в алтаре и очень тихо, или вовсе про себя, так что их почти невозможно услышать народу, стоящему в храме. Даже те, кто стоят в алтаре, их слышать не могут. Очень жаль, что центральная часть православного богослужения оказалась скрытой от церкви, от большинства в ней. Хотя, слава Богу, в последние десятилетия в нашей церкви наметился определенный сдвиг к лучшему. Сейчас священнические молитвы читаются иногда настолько громко, что в небольших церквах стало возможным соучастие в этом и народа Божьего, предстоящего в храме. Но все-таки это серьезная проблема. Итак, помните, что центральная часть богослужения — это молитва, приносимая священником от лица всего народа Божьего. Священник в алтаре почти никогда не молится сам от себя. Он молится от имени всех верующих, собравшихся в храме, являясь, по древнему выражению, “устами Церкви”.

Я подробно останавливаюсь на этом потому, что, к сожалению, вольно или невольно в сознании многих людей в отношении к богослужению стал преобладать эстетизм. В храм приходят как на концерт и оценивают, например, как поет хор. Наше храмовое пение слишком стало похоже на концертное пение, независимо от того, ориентируется ли оно на партесное пение западно-европейского или знаменное древнерусского образца. Это также одна из проблем нашей церкви.

Приходя в храм, в первую очередь вы должны возносить молитву Богу. Знайте, что любая молитва в конечном счете восходит к Богу. Даже когда христиане молятся святым, Божией Матери или перед святынями, они должны помнить, что честь, воздаваемая образу, передается, восходит к Первообразу, Первореальности и что молитва только тогда молитва в полном смысле слова, когда она адресована в конечном счете Богу, нашему Небесному Отцу, а если она “застревает” где-то на полпути — это молитва несовершенная. Народное, точнее, простонародное сознание часто заражено магическим отношением к молитве и таинствам, и в результате молитва “застревает” на полпути и до Бога не доходит. Это имейте, пожалуйста, в виду.

В начале оглашения вы еще не будете понимать богослужения, ибо оно далеко не так просто, как может показаться. То есть, на самом деле, оно совсем не сложно в своем главном чине и смысле, но проявляется все это обычно в очень трудной для постижения форме. И потому не смущайтесь, что вначале вы будете многое не понимать. Присутствуйте первоначально как бы “на фоне” службы. Уловите хотя бы то, что всем вам доступно, независимо от ваших знаний и состояния. Уловите хотя бы тот дух молитвы, который есть в каждом православном храме. Это очень важно. Если вы уловите эту благодать, этот дух, если вы почувствуете, что такое молитва, если вы настроитесь на молитву, то вы решите свои важнейшие проблемы с самого начала. В молитве вам будут раскрываться и Евангелие, и Псалтирь, и молиться вам будет легко. И даже когда придут скорби и искушения, они будут разрешаться. И всегда во славу Божию. Никакие соблазны не соблазнят вас, никакие уловки дьявольские вас не привлекут, в какой бы красивой оболочке они не были.

Что вам нужно для личной молитвы, какие пособия? Сейчас пока никаких пособий не надо, только Псалтирь. Заученные молитвы в начале духовного пути, наверное, рекомендовать вам не следует. Потому что вначале человек, как маленький ребенок, легко запоминает форму и ленится или не может вникнуть в содержание. Он начинает воспроизводить совершенно механически эту форму без всякого смысла. И тем самым попадает на дьявольскую удочку. Когда же вы будете в дальнейшем познавать смысл и Дух Божий, тогда вам будут доступны и записанные церковные, канонические молитвы.

Далее, что вам нужно для храмовой молитвы? Для начала, может быть, нужна только одна книжечка “Всенощное бдение. Литургия”, с которой вы можете стоять даже во время богослужения в храме, хотя лучше читать ее дома, чтобы не отвлекаться на чтение и не отвлекать других. Хотя, повторяю, в принципе, можете стоять с ней и в храме. Я не могу вам сказать, что во всех храмах это будет принято “на ура”, потому что такой традиции в нашей церкви, вообще говоря, нет. Только священник и дьякон обычно все время держат перед собой книгу, или хористы поют по книжке молитвы, или чтецы церковные читают, а в народе Божием это, как правило, не было принято. Поэтому, чтение по книге может вызвать у кого-то недоумение, вопрос или даже какое-то подозрение, отрицание. Не бойтесь! Во-первых, ничего плохого вы не делаете. И второе, — делайте в храме все это скромно, не выделяясь, не противопоставляя себя другим. И если будете делать это так, то многие люди вокруг вас с радостью примут все, что вы сами делаете. Это также проверено многолетней практикой.

В этой книжке есть тексты основных церковных служб, русскими буквами, но по-славянски. Ее драгоценная особенность в том, что в подстрочнике даны переводы непонятных слов и выражений, откуда вы сможете постепенно брать и усваивать церковнославянскую лексику. На мой взгляд лучше, когда человек сразу воспринимает молитву так, чтобы не делать излишних дополнительных усилий на внутренний перевод текста, то есть мне представляется вполне оправданным в наших современных условиях использование уже русифицированных текстов богослужения в храме, особенно для людей, начинающих свой духовный путь. И еще совсем недавно мы сами использовали такие русифицированные тексты в нашем храме, здесь, во Владимирском соборе. Но сейчас пока мы вынуждены были отказаться от этого. Поэтому пользуйтесь, пожалуйста, перечисленными книгами. Я не могу сказать, что данные в подстрочнике переводы очень хороши. К сожалению, они весьма, весьма посредственны. Но это все же лучше, чем ничего. Других книг нет, или они малодоступны, или являются специальными изданиями для людей, уже достаточно хорошо знающих богослужение.

Однако может быть так, что иногда вам на все это не будет хватать сил, и вам захочется находиться просто в духовной стихии храмовой молитвы. Поскольку вы только еще начинаете свой духовный путь, это не страшно. Конечно, чем больше человек созревает духовно, тем настоятельнее от него требуется вхождение и в дух, т. е. в целостность духа, и в целостность смысла происходящего. Наша вера не должна быть слепой, глупой, бессмысленной. И над этим надо работать. Мы уже упоминали на первых двух встречах, что наша вера не должна быть и фанатичной, то есть лишенной любви. Вера без любви есть больная, несовершенная вера, а иногда и противная Богу. Но, повторяю, противной Богу может стать и вера без понимания. Увы, сейчас люди в силу лености своей часто об этом забывают и говорят: и не надо нам никакого понимания, это все рационализм! И конечно, они грешат против истины, так как рационализм — это не приобщение к смыслу, а искажение духа христианской жизни.

Среди вас могут быть люди, которые с большим трудом воспринимают евангельский текст. К сожалению, я встречался с такими людьми, которым непонятен не только “синодальный” перевод, сделанный в первой половине XIX в., но даже более современный — “кассиановский”. Сразу обратиться к тексту Священного писания такой человек не может. В таком случае можно брать адаптированные тексты, изложения. Сейчас есть много разных детских Библий, но там все дано слишком примитивно и пользоваться детской Библией вам все-таки не стоит. Можно взять для помощи, в том числе для прояснения реалий того времени, когда писались Евангелия, книгу о. Александра Меня “Сын Человеческий”. Это полезная книга, хотя вы можете встретить немало и таких христиан, которые при одном упоминании имени о. Александра выразят явное неудовольствие. Однако не обращайте на это внимание. Как правило, эти люди не читали тех книг, о которых высказываются. Книга же о. Александра полезна. Конечно, нельзя ставить ее в один ряд с творениями святых отцов, но все же, это хорошее изложение евангельских событий. Вы можете взять и другие книги. Недавно вышла книга одного протестанта-англиканина Чарльза Додда “Основатель христианства”. Это очень хорошая книга. Там нет ничего неправославного или антиправославного. Она, правда, требует некоторой подготовки, но написана достаточно популярно, просто, доступно для любого культурного человека. Можно рекомендовать эту книгу и православному христианину и он не получит от этого чтения никакого вреда. К сожалению, среди православных авторов ничего подходящего или лучшего мы для вас пока не найдем. Хотелось бы, чтобы православные авторы достигли такого же уровня, как книга Чарльза Додда или превзошли его, но чего нет, того нет. Будем же справедливы и благодарны по отношению к тем людям, которые дали нам эти книги и их переводы.

Мы с вами уже назвали три основных направления из четырех, которые будут главными на первом этапе оглашения: чтение Евангелия, личная молитва, храмовая молитва. А четвертое? Может быть, кто-то помнит, мы об этом уже упоминали на первых встречах. Никто мне не подскажет? Исповедь? Об исповеди я пока не говорил. Исповедь — это форма таинства Покаяния. И начинать сразу с таинства для вас сейчас опасно. Для всех оглашаемых, кроме тех, кто уже регулярно и по своей внутренней потребности причащается. А вот те, кто еще не участвует в таинствах, и оглашаются для того, чтобы подготовиться к нормальному и полному участию во всех доступных мирянам церковных таинствах. Поэтому об исповеди мы еще не говорили не могли говорить. Мы могли говорить о доброделании, но и это не совсем то, что я имею сейчас в виду. Понимаете, в доброделании есть один тонкий момент, маленькая ловушка. Человек, делающий доброе дело, с одной стороны, действительно готов радоваться добру, явлению доброты в этом мире, и это всегда хорошо. Не будем подозревать его в чем-то плохом. Но! Если человек делает добро сугубо по плану, только ради того, чтобы у него было больше радости, он иногда попадает в ловушку гордыни, считает, что он уже совсем добрый, совсем хороший, и вообще, его можно выставлять на “выставке достижений духовного хозяйства”. Вы, конечно, догадываетесь, знаете, к чему это приводит.

Итак, напомню, возвращаясь к нашему вопросу, что четвертым направлением вашей духовной работы на первом этапе оглашения будет познание и исполнение воли Божией. Всякий христианин может хорошо знать Евангелие и научиться молиться, он может регулярно ходить в храм, хоть каждый день, но если при этом он не будет знать волю Божию, если он ее не полюбит и не сможет исполнять, хотя бы в ту меру, в какую он ее познает, то “грош ему цена в базарный день”, будь он даже “семи пядей во лбу”! Человеку нужно познавать волю Божию и, познавая ее, исполнять. Это его внутренняя духовная работа.

Конечно, прежде всего она оборачивается для вас сейчас той же внутренней, глубокой нравственной работой. Необходимо, чтобы наша вера и наша жизнь соответствовали друг другу. Ведь это такая простая задача! Но наверное, вы все прекрасно понимаете, что эта же задача и самая сложная. Кто-то из вас наверняка до сих пор не был членом Церкви может быть именно потому, что или он сам, или кто-то близкий не мог ему помочь решить эту задачу. Например, вера какого-то человека говорила одно, а жизнь его показывала совершенно другое. Или наоборот, человек видел перед собой порядочного, добросовестного, доброго человека, но увы, неверующего, и поэтому думал, что если можно быть добрым, не будучи членом Церкви, то зачем и ему Церковь.

Это серьезная проблема. Лучшим выходом из создавшегося положения является нахождение всестороннего соответствия между христианской верой и жизнью. Надо, чтобы наша вера входила в непосредственное соприкосновение с жизнью, не была абстрактной, отчужденной от жизни. Необходимо, чтобы наша жизнь была верной, т. е. и правильной, и праведной. Правильной и праведной! Вы уже знаете, что это не одно и то же.

Что же сейчас нам нужно для того, чтобы познавать и исполнять волю Божию? Мы, насколько я помню, уже говорили об этом. Так напомните мне, что нужно в первую очередь человеку, который хочет познавать и исполнять вою Божию?

Дела? Евангелие? Совершенно верно, любить ближнего. А еще? Знать заповеди. Что еще? Открытое сердце, то есть верующее сердце. Все это хорошо, все это правильно! А что еще? Любовь к Богу? Безусловно, но любви к Богу надо достигать. Но мы сейчас не можем исходить из того, к чему еще только стремимся. Пока не можем.

Что же в начале пути есть у вас всех? Ну, конечно, друзья мои, у всех вас есть, слава Тебе, Господи, совесть! И главным для вас будет опора именно на ваш внутренний голос — голос совести. Хотите познавать волю Божию, так слушайтесь голоса совести. Во-первых, слушайте его, чтобы он не умолкал, а во-вторых, чтобы исполнять все, к чему он вас призывает.

Хотя и совесть нужно все-таки проверять. Совесть иногда может, увы, промолчать, если в свое время ей заткнули рот, и она так и существует с кляпом во рту. Или же она уже подсказывает не совсем то, ведь совесть бывает и искаженной, и больной. Эти болезни совести известны людям с древних времен. Но тем не менее, совесть есть, и поэтому живите по совести. Не по одним циркулярам и спискам добродетелей и грехов, а по совести. Этого у вас никогда никто не отнимет.

Если бы совесть не была никогда больной и могла бы говорить достаточно громко, а мы бы могли ее всегда слушаться, то без всякой религии нам одного этого было бы достаточно для познания воли Божьей, закона Божьего, правды Божьей, заповедей Божьих. Было бы здесь и исполнение. Но в силу того, что, к сожалению, совесть наша не всегда здорова, иногда приходиться думать и о других вещах. Поэтому что еще, кроме совести, нужно нам для познания и исполнения воли Божьей?

Вера? Я рад, что вы поставили во главу угла любовь к Богу и любовь ко Христу. Прекрасно! Замечательно! Но я хотел бы немного обобщить все это. Что еще? Любовь к ближнему. Ну, конечно! Но ведь это все заповеди, как прямое выражение воли Божией и призыв к их исполнению.

Конечно, здесь вам необходимо Священное писание, которое четко и ясно об этом говорит. Один раз на все века. И вы не случайно в подобных случаях говорите словами Священного писания. Вы же не придумали их. Вы эти слова уже где-то слышали, или читали, и запомнили, ибо они сочетались с вашим сердцем. И слава Богу! Даже если не все еще получается на практике. Смирение тоже необходимо, и послушание, и кротость. И много, много еще чего нужно, перечислять можно было бы бесконечно! Итак, вам необходимо Писание, слово Божие, да и сама совесть — внутренний голос Божий, слово Божие внутри вас.

Мы уже говорили о Священном писании — о Библии, о Евангелии, о Псалтири. Поговорим теперь еще и о других книгах Священного писания. В первую очередь, для познания и исполнения воли Божией вы будете читать из Ветхого завета (не считая Псалтири) так называемые учительные книги, те, которые сейчас вам наиболее доступны: прежде всего, книгу Притч, “Притчи Соломона”, и еще две неканонические книги в Ветхом завете, — книгу “Премудрости Иисуса, сына Сирахова” и книгу “Премудрости Соломона”. Эти книги часто читаются на богослужении, но по-славянски они почти совершенно непонятны. Для того, чтобы прочесть эти три книги, вам нужна полная Библия. В ней, в списке книг звездочкой отмечены одиннадцать неканонических книг, и в том числе две книги Премудрости. Наиболее распространены сейчас Библии, которые издаются Библейскими обществами, в мягких переплетах, очень удобные для того, чтобы брать их с собой и постоянно читать. Но в них входят только канонические книги и в этом их существенный недостаток. Поэтому не пожалейте сейчас относительно малой суммы для того, чтобы один раз и на всю жизнь приобрести полную Библию. Уже к следующему разу, помимо того, что вы будете молиться и задавать вопросы по личной и храмовой молитве, вы будете читать и прояснять для себя кроме Евангелия эти три книги из числа учительных книг Ветхого завета.

Что вам еще нужно, чтобы сознавать и исполнять волю Божию? Исходя из тех реалий, которыми вы владеете, — ваш жизненный опыт: и положительный, и отрицательный. Наверное, не стоит вам, людям взрослым, пренебрегать этим опытом. Были у вас, наверняка, и грехи. Вы видели последствия грехов и среди ваших близких. Поэтому делайте выводы, чтобы не держаться пути греха. Господь показал, почему не надо быть грешным. Он не только говорит “не надо, нельзя, не делай”, а всегда показывает, что происходит с теми несчастными людьми, которые не слушают Бога, из-за своих ли страстей или из-за угождения человеку, ради своих удобств и корысти. Как бы то ни было, каждый человек должен знать, почему всякий грех не должен иметь места в жизни. Не просто отрицайте зло и несправедливость. Это надо делать, но не надо смиряться со злом и несправедливостью. Бог нам этого не заповедовал. Он заповедовал терпеть в борьбе со злом, но эту борьбу продолжать вести. “Не будь побежден злом, но побеждай зло добром”. А добро — это исполнение заповедей, исполнение воли Божьей. Может быть, это пока все, что нужно вам знать о книгах, и о том, о чем мы будем с вами говорить, начиная со следующей встречи.

Должен еще сказать вам о двух книжках, о которых не сказал в первой части, которые будут вам необходимы во время оглашения, во всяком случае желательны, а может быть даже обязательны. Первое — это книжка “О таинстве Крещения”. Она пригодится для тех из вас, кто не крещен — прямо, а кто крещен — косвенно, потому что оглашение есть восполнение таинства Крещения, если оглашения не было, когда вас крестили. В этой книге вы найдете три статьи, которые будут вам полезны для того, чтобы знать, что такое Крещение, чтобы понимать, как готовиться к Крещению. Здесь есть объяснения и по форме, по его чинопоследованию. И второе — журнал “Православная община” № 3 за 1991 г., который издается Московской высшей православно-христианской школой (сейчас - Свято-Филаретовский православно-христианский институт - прим. ред.), при которой и существует наше с вами Огласительное училище. Здесь опубликована программа нашего оглашения и краткое описание всей системы ("Возможная система оглашения Русской православной церкви в современных условиях" - прим. ред.). Мы все будем ею пользоваться, приобретайте, пожалуйста.

Прежде чем я расскажу о храме, отвечу на записки.

Вопрос. Один из московских священников сказал на занятии, что знать заповеди наизусть необязательно. Ваше мнение.

о. Георгий. Я думаю, главное исполнять заповеди. Вы можете знать какие-то заповеди наизусть, а какие-то просто прочитывать и принимать к исполнению. Какие-то знания будут требоваться и от вас, но на втором этапе.

Вопрос. “Евангелие от Толстого”. Ваше отношение к нему.

о. Георгий. Евангелия от Толстого, слава Богу, не существует. Существуют евангелия от Марка, Матфея, Луки, Иоанна. Последнее вы пока читать не будете, до второго этапа. Работа Толстого над Евангелием — достаточно реалистическая вещь, но и здесь единственный положительный момент тот, что Толстой хотел, во-первых, понять то, что написано в Евангелии и, во-вторых, отнестись к этому жизненно. То, что можно исполнять, он принимал на вооружение, а что он считал невозможным исполнить вычеркивал. Но в этом слабость его работы.

Вопрос. Новые русские черносотенцы относятся к Вам своеобразно. Какие у них претензии к Вам? К Вам с большой буквы.

о. Георгий. Претензии ко мне лично — не знаю. В печати были выражены претензии разного рода, иногда очень страннолепные и смешные. Я напечатал свой ответ в “Независимой газете”, статью “Коегождо деяния обнажатся”. Полный текст ответа “Русскому вестнику” был дан. Я думаю, этого достаточно. А вообще, какие-то разногласия неизбежны. Апостол Павел пишет, что “должно быть между вами разномыслиям, чтобы открылись искусные”. Важно, как мы относимся к разногласиям. И может быть наше главное разногласие — в отношении к разногласию. Мы уже много лет, помня слова апостола, относимся к разногласиям достаточно спокойно и трезво, просто. А есть люди, которые пугаются каких бы то ни было разногласий, даже по букве, по форме. Они говорят: “Ах! Там где-то русифицировано богослужение и даже по-русски читают Писание. Ой! И молитвы священнические уже стали по-русски читать! Как бы это не привело к расколу в церкви!” Такая жесткая позиция, которая принимает только то, что тождественно им самим, на мой взгляд, и является главной сектантской опасностью. Секты, как известно, в первую очередь, образуются из-за этого. Всякий, знающий церковную историю, может в этом убедиться. Но нас пытаются обвинить в том, что мы делаем что-то такое, что может привести к расколу в церкви. “Как это — все по-славянски, а вы не по-славянски?” Хотя на протяжении всех веков в разных православных странах не было проблемы языка. Еще со времен Кирилла и Мефодия, наших святых учителей славянских, эти споры велись. Им не разрешали переводить Священное писание на славянский язык, оно могло существовать только по-гречески, или по-латински, или по-еврейски, и больше никак, так как эти три языка священны. А сейчас говорят: “Только по-славянски, и никак иначе”. Это смешно. Люди, говорящие так, не знают истории церкви и не имеют духовного опыта. Если бы они действительно хотели понять и снять опасность раскола, они бы позаботились о многообразии проявления одного и того же Духа в Церкви. Именно когда умаляется церковная свобода, тогда и возникает опасность раскола.

Было очень много напечатано на эти темы с двух сторон. Если хотите, посмотрите подшивки газет. Я не хотел затрагивать эти вопросы, но раз вы пришли в наше Огласительное училище, в наше братство и спрашиваете об этом, вы должны знать, что вы можете о нас услышать и что вам отвечать, если будут какие-то претензии и недоразумения.

Вопрос. Когда ваша община смиренно просит другие храмы разрешить совершить вам евхаристию, — это значит, что вы нищие духом?

о. Георгий. Нищие духом — значит просящие духа. Господь сказал: “Блаженны нищие духом”. И если мы хоть немного нищие духом, то слава Богу. Мы оказались в тяжелом положении. Наверное, это нормально. В истории всегда было так.

Вопрос. Как Вы относитесь к о. Серафиму (Роузу)?

о. Георгий. Да. Был такой писатель, член “карловацкой” церкви, зарубежной, с которой официальных отношений у нашей церкви нет, но есть чисто человеческие, христианские. Эта церковь придерживается очень консервативных позиций. Я выразил свое отношение к Роузу в статье, напечатанной в журнале “Православная община”, в послесловии к его книге “Православие и религия будущего”. Что хорошо, то хорошо — у него действительно есть ревность о чистоте Православия, о возрождении христианства на Руси. Но когда он “перегибает палку” и слишком много отрицает, — это позиция некомпетентная, не богословская. О. Серафим (Роуз) и не был богословом. Люди у нас забыли, увы что значит богословие, и на это не откликаются.

Вопрос. Как Вы лично относитесь к о. Александру Меню, и на каком языке ведутся у вас службы — на русском или на церковнославянском?

о. Георгий. Как я лично отношусь к о. Александру Меню, уже было сказано в моих проповедях после его убийства — три года назад. Я говорил о положительных и отрицательных сторонах его практики. Знал я его достаточно хорошо и высоко ценил за дар бесстрашной проповеди Евангелия, успешной проповеди. И тем не менее не считал чем-то зазорным высказывать ему критические замечания при условии, что можно было предложить нечто лучшее. Я не признаю критику, в том числе в адрес о. Александра Меня, если ничего взамен не предлагается. Вы сделайте лучше, тогда посмотрим. Вся современная критика — это мыльный пузырь, и носит неприятный оттенок. Многие критикуют людей, которые отдают всю свою жизнь Богу и работают на полный износ, сами не делая десятой доли того, что делают они. А ошибаться может каждый, и святые отцы ошибались. Это видят те, кто читал их всерьез. А тем более могли ошибаться выдающиеся деятели, но не канонизированные, как о. Александр Мень. Мы должны быть благодарны ему за то, что он сделал. А если хотим исправить ошибки — давайте сделаем хоть что-нибудь лучше него.

Сейчас у нас службы идут на церковнославянском языке. Но совсем недавно часть службы мы совершали на русифицированном, и Священное писание читали по-русски.

Задание разобраться с русским языком в церкви теперь дано Богословской комиссии при Синоде, которая недавно была образована. Пусть же церковь разберется, если такой вопрос стоит, а мы потерпим. И пока, чтобы не смущать людей, перед которыми этот вопрос стоит, будем совершать богослужения на церковнославянском. Но для оглашения это будет большой потерей. Чтение Евангелия по-русски сегодня необходимо, а также проповедь после каждого такого чтения. Но после чтения по-славянски проповедовать, увы, довольно трудно, если не невозможно.

* * *

Теперь я расскажу вам о храме. Сегодня вы все пришли в храм. Кто-то первый раз, кто-то не первый. И вот вы входите в дом Божий. То, что вы сейчас здесь на оглашении — не случайно. С древнейших времен христианства, и на протяжении многих, а не только самых первых веков, было так. Не думайте, что мы обращаемся к какой-то мифической практике самых первых веков. Нет. Существует многовековой церковный опыт. И на протяжении всех этих веков было положено совершать катехизацию при храме. Да, не всегда в храме, так как были очень большие притворы, в которых и положено было это делать. В древности почти половину храма занимал притвор, иногда больше, чем половину. В притворе и собирались оглашаемые для научения.

Более того, очень большая часть нашего богослужения была связана с таким научением: вечерня, утреня, часы, литургия оглашаемых, все, кроме литургии верных. Все эти службы были и, может быть, прямо связаны с оглашением, научением жизни христианской. Для этого надо было читать Писание и тут же его трактовать, чтобы это Писание не было абстракцией для оглашаемых. В древности каждый епископ это делал, и каждый пресвитер, т. е. священник, а иногда дьякон и даже чтец.

Итак, вы пришли в храм и занимаетесь тем, чем положено заниматься в храме. Вы сидите в храме, но грех это или не грех? Когда вы заходили и садились, вы вряд ли думали об этом, хотя люди более старшего возраста могли подумать, что это, может быть, грех. Знайте же, что это не грех. Были разные практики в церкви, но вообще катехизация, как и большая часть богослужения, могут проходить сидя. Никакого греха в этом нет. В древности часто было положено сидеть на богослужении. Позднее, под влиянием аскетическо-монашеской практики, эти традиции отошли на второй план или вообще исчезли. И тогда все богослужения стали совершать стоя. Это вошло даже в какой-то образ благочестия в Православной церкви. В Западной церкви до сих пор сохраняется древний обычай — на богослужении сидеть. Правда, это делается не в катехизационных целях, или во всяком случае, до последнего времени было так.

Вы пришли и сели. Если вы в храме, это значит, что здесь совершается священнослужение. И все, что мы делаем сейчас, — это не лекция в клубе и не что-то подобное — это настоящее православное богослужение. И даже, если все мы соберемся в приходском доме (как мы будем это делать в дальнейшем), и на столе будет стоять самовар, а вы будете сидеть, пить чай и при этом мирно беседовать, но на те темы, о которых мы говорили в первой части встречи, и с церковными катехизаторами, а не вообще между собой — это будет тоже совершением богослужения. Пусть вас эти слова не смущают. В православных церквах сейчас нет общепринятой формы катехизации. Она была почти прекращена в середине XI в., вместе с переходом с детского на младенческое крещение. Как только кончилась катехизация в церкви, пусть уже и краткая — четырехнедельная, как это было на последнем ее историческом этапе, прекратилось такое представление о богослужении. Но это был солидный исторический срок — первое 1000-летие церковной истории. Просто так мы его сбросить не можем. Значит, нам приходится возрождать то традиционное православное сознание, которое было сдано в архив, а сейчас возвращается в связи с нуждами современной церковной жизни.

Если вы пришли на такое богослужение — это значит, что от вас требуется личное в нем соучастие, т. е. желание слушать то, что вам говорят, имея внутри себя благоговейное чувство или, как говорят на аскетическом языке, — страх Божий. Не дьявольский иррациональный страх, а Божий, чтобы не согрешить. Это предполагает некоторую строгость в вашем поведении, и внешнем, и внутреннем. Во внешнем это может проявляться очень просто — в вещах явных. Например, есть церковные традиции: женщине быть в платке, с покрытой головой, не в брюках. Не потому, что это смертный грех, а потому, что не принято женщине одеваться в церкви иначе. Считается, что это нескромно, а следовательно, некрасиво.

Современные светские и тем более мирские представления о красоте часто могут быть иные. Я думаю, что христианские представления, как правило, более глубокие. Посмотрим с другой точки зрения. Допустим, ваша работа (есть такие работы) требует, чтобы вы ходили на работу в джинсах. Если иначе нельзя, то ходите, но в храм вы ходите не как на работу. Джинсы — это рабочая одежда и красоты в них мало. Люди забыли о том, что это, прежде всего, рабочая одежда. Даже если она дорого стоит. Итак, в храм лучше придти одетой более скромно и торжественно. Другое дело, если вы оказались в ситуации выбора — или зайти в храм, но вы внешне не очень для этого подготовлены, или вообще пройти мимо. Тогда, как мне кажется, лучше зайти в храм, чем пройти мимо. Но насколько от вас это зависит, а в большинстве случаев это зависит от вас, старайтесь не нарушать этих традиций, которые в нашей церкви есть. Я не буду сейчас вам рассказывать откуда они взялись, каков их смысл. Если вы захотите, то спросите об этом своих катехизаторов. Это вещи достаточно простые и периферийные, но повторяю, это пример того, что в церкви нужно держаться скромно и стараться красиво одеваться и вести себя. Красота — не просто что-то внешнее, она от Бога, будем помнить об этом. Как и доброта. Это две стороны одной медали. Красота без доброты не существует, и наоборот, доброта без красоты.

В храме обычно стоят скамеечки. Если вы сели, то лучше ногу на ногу не класть, ни мужчинам, ни женщинам. Человек вошел в храм, хочет помолиться, но по привычке сел фривольно, развалясь, разбросав пальто, сумку, только не хватает сигареты. Вот это нехорошо. К слову, христианину вообще не к лицу ни курить, ни пить, ни совершать других подобных грехов. Помните об этом. Кажется, вещи простые, элементарные, но и их надо знать. Мужчина всегда должен быть подтянут, чисто одет, без головного убора. Это знак того, что “глава мужчины — Бог”, как пишет апостол Павел. Это то, что касается преимущественно внешней стороны. Итак, старайтесь в храме, как и в жизни, держаться скромно и смиренно, не выпячивать себя. Если Бог захочет вас превознести, Он Сам это сделает. Не стремитесь к тому, чтобы вам это делали люди, а тем более сами этого не делайте.

Теперь я расскажу, что как в храме называется и как вы должны к этому относиться. Первое помещение, в которое вы входите, — притвор (не путайте с приделом). Притвор находится при входе с западной стороны. Все церкви обычно ориентированы с запада на восток, более или менее точно, хотя были и есть исключения из этого правила. В нашем храме тоже есть придел — Рождества Иоанна Предтечи *. Вы с улицы могли его видеть, — это еще одна маленькая главка. Как действующий придел он пока не существует, но архитектурно оформлен.

Вы вошли в притвор. Входя, помолитесь, перекреститесь, поклонитесь на восток. И вот перед вами алтарь. Все помещение за завесой называется алтарем, хотя алтарь в собственном смысле слова — только особый стол в центре, то, что мы называем святым престолом. Это главная святыня храма. На престоле совершаются таинства, хранятся главные святыни, и потому наша благоговейная почтительность в храме прежде всего обращена к престолу. Мы можем провести невидимую линию от входа в храм к этому центру алтаря. Условно назовем ее “красной линией”. Она имеет особое значение. К ней мы еще вернемся.

А пока два слова об алтаре, о центральном алтаре. Слева, с севера, есть дверь, за которой находится часть алтаря, называемая жертвенником. Там стоит еще один стол — собственно жертвенник, где совершается часть литургии, являющаяся подготовительной к литургии верных — так называемая проскомидия, т. е. принесение. А с юга есть еще одни диаконские врата, они ведут в ту часть, которая называется дьяконник. Здесь часто хранятся различные сосуды, облачения и т. д., если нет отдельного помещения — ризницы.

Вся эта стена между предалтарным возвышением, т. е. солеей, и алтарем называется иконостасом. В этом храме он огромный, каменный, уникальный по архитектуре. Слово “иконостас” означает подставку под иконы, стену для икон, к которой они прислонены. Мы открыли этот храм три года назад, никаких икон здесь, конечно, уже не было. А раньше иконостас был высокий. В 1927 г. он погиб, как и многие здания этого монастыря.

Обычно на иконостасе размещается несколько иконных чинов. Внизу — местный, далее, вверх — деисусный, т. е. чин моления, праздничный, пророческий, праотеческий и т. д.

Не должно быть смешения служений, поэтому в алтарь никто не входит, кроме тех, кто совершает священнослужение или имеет благословение, в том числе и женщины. Но вообще женщинам вход в алтарь запрещен. Это поздняя церковная традиция, сложившаяся под влиянием мусульманства в XIV-XV вв. А до этого были женские служения, которые совершались и в алтаре. Там кроме епископа, пресвитеров, дьяконов, чтецов, пономарей и т. д. были диакониссы-женщины. В церкви они просуществовали долго, около 1000 лет (а до диаконисс было даже служение пресвитерид, до IV в.). Облаченные в священные одежды, все они причащались в алтаре перед престолом. Впрочем, и в наше время есть стремление в большинстве православных церквей мира возродить служение диаконисс. В начале века были рукоположенные диакониссы, были и их обители, в том числе в Русской церкви, но события ХХ в. не позволили продолжить эту работу.

Возвышение, на котором я стою, как уже упоминалось, называется солеей, и на нее также никто не должен восходить без особой на то надобности. Солея — место священное, и в древности очень строго соблюдалось правило, чтобы никто не поднимался на нее, потому что на солее совершались служения. По бокам солеи расположены правый и левый клиросы, т. е. места для хора. Перед центральными, царскими вратами находится амвон. В древности амвон доходил до центра храма и заканчивался большой кафедрой. С амвона читалось Писание и произносилась проповедь. В наше время это уже почти символический выступ. В этом храме амвон еще не восстановили. Вы можете подняться на солею только для того, чтобы, например, поставить свечку, приложиться к иконе, и надо сразу уйти. Стоять на солее не принято.

Что еще должно быть в храме? На стенах — иконы, перед ними — подсвечники и лампады, сбоку стоит столик для заупокойных поминовений, куда приносят приношения, если хотят помолиться за упокой. Если человек что-то туда принес, обычно не принято это брать обратно, ибо это пожертвование Богу, на храм, для клира. Но кутью (рис с изюмом) можно взять, чтобы сразу же раздать собравшимся в храме знакомым и незнакомым в знак благодарности и как напомнание о молитве за усопшего человека. Для этого и существует этот особый стол, канун, в центре которого ставится Голгофа, — Распятие с предстоящими, — Богородицей и апостолом Иоанном. Это и есть место для свечей и приношений за упокой.

Та часть, где продаются свечи, кресты, книги, и т. п., называется “ящик”. Не очень красивое название, но оно есть.

В центре храма под паникадилом (люстрой) стоит аналой с иконами, а перед ними — подсвечник. Как раз на той самой упоминавшейся уже “красной линии”. Если вы эту линию пересекаете, то положено всем верующим остановиться, повернуться на восток, перекреститься, помолиться и поклониться. Если стоит икона и перед ней подсвечник, то нехорошо ходить между иконой и подсвечником. Вы сами понимаете, что подсвечник стоит перед иконой, а не перед вами. К центральной иконе обычно прикладываются входящие в храм. Если вы встанете между подсвечником и иконой, то это будет нескромно, а для них — неудобно. Старайтесь не пересекать без крайней нужды “красную линию”. Старайтесь соблюдать тишину. В храме это важно — вы не одни. Люди приходят в храм для молитвы, им нужно сосредоточиться, не всегда у них все хорошо. Нельзя об этом забывать. Приходят в храм принести Богу благодарственную, радостную молитву, но также молятся и за другие свои нужды, если нет общего богослужения. А если есть, то люди приносят одну для всех молитву, которую возглавляет священник.

Надо знать, как подходить к священнику, как его приветствовать. Это просто, но люди иногда этого не знают и теряются. Есть простейший ритуал. Если вам подойти к священнику, или ему к вам обратиться, то не надо кричать на расстоянии, а надо подойдя, первое, что сделать — попросить благословения. Священник о вас помолится, благословит вас. Так же надо поступать, когда вы расстаетесь со священником. Дьякон благословения не дает.

* * *

Вопрос. Кто проводит богослужения в церкви?

о. Георгий. Священник, хотя правильнее будет сказать “пресвитер”, т. е. в переводе на русский язык — старший, старейшина, или епископ, что означает блюститель, надзиратель. В русском языке слово “надзиратель” звучит грубовато, поэтому мы используем его синоним — блюститель. К епископам относятся и другие подобные чины — архиепископы, митрополиты, патриарх. Титул и имя правящего епископа Москвы — Его Святейшество, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй.

Вопрос. Как подойти под благословение?

о. Георгий. Это просто. Вы подходите, складываете руки вот так, лодочкой, правую ладошку на левую, и говорите: “Благословите!” Священник благословляет крестом: “Во имя Отца и Сына и Святого Духа”, кладет руку вам на руки, вы целуете руку, и все. Иногда более полным чином, более торжественно: целуете руку, щеку и опять руку, — если подходит к священнику мужчина. Если — женщина, то только руку. Иногда священник по каким-то причинам не дает целовать руку. Это возможно, но полный чин таков.

Вопрос. Как поставить свечку?

о. Георгий. Это тоже вещь простейшая, но если человек не знает, то лучше объяснить. Когда кто-то берет свечку, пусть зажигает сначала фитилечек, потом немного расплавляет на огоньке другой свечи конец своей свечки, чтобы она могла прилепиться к подсвечнику. Расплавил и быстро поставил в гнездышко. Она сама прилепляется, и не надо ее подправлять. После этого помолитесь, приложитесь к иконе и отойдите. Иногда же делают такие странные движения: зажгут свечку, потом пытаются накапать воск в лунку и так далее.

Вообще, повторяю, в храме требуется одно — память о том, что центральная святыня — это престол. Значит, когда вы уходите из храма, не надо останавливаться, стоя спиной к престолу. Это считается таким же неблагоговением, неуважением, как если бы вы разговаривали с другом и повернулись к нему спиной. Это вызвало бы у собеседника по меньшей мере недоумение. Даже боком к престолу стоять нехорошо, кроме каких-то оправданных случаев. Конечно, когда вы выходите из храма, вы невольно идете с востока на запад, но останавливаться, повторяю, не надо. Вот, собственно, и все.

Итак, если у вас есть благоговение, если вы соблюдаете молитвенную тишину, если вы не нарушаете молитвы других, сохраняете “красную линию”, не становитесь на солею без нужды, то все в порядке. И на амвон вам вступать нельзя никак. Если вы находитесь на одной стороне солеи и хотите перейти на другую сторону, к другой иконе, то проходить по солее мимо царских врат тоже нельзя. Вам нужно обязательно спуститься, обойти центральный подсвечник и только тогда пройти. Вообще, на амвон вступают только те, кто имеет в церкви право проповедовать, ведь амвон предназначен для проповеди. Все остальные его не пересекают, на него не становятся даже, если нужно пройти быстро. Об этом тоже не забывайте, иначе вы можете попасть в неприятное положение.

И еще, простите, одна деталь. Я понимаю, что женщины по-разному себя украшают, но все-таки, если женщина идет в храм, то хорошо, чтобы губы ее не были накрашены. Потому что прикладываясь к иконе, кресту, или тем более причащаясь, сами понимаете, нехорошо на церковной лжице или на плате или даже на стекле иконы (не говоря о самой иконе) оставлять след помады. Кроме того, что пятна от помады трудно очищаются, у вас же самих это вызовет неприятное чувство. Всегда помните о других. Вообще, украшение человека на самом деле в другом, в духе. Я думаю, что вы меня понимаете. Как при посещении храма одеваться необходимо скромно и просто, точно так же простым и естественным должно быть и ваше поведение в храме.

Относительно таинств я уже сегодня говорил, что в них продолжают участвовать только те, кто участвовал в них до начала оглашения регулярно и по велению сердца. Если человек прежде, повторяю, по велению сердца, а не просто по внешнему послушанию и без всякого внутреннего желания, причащался и исповедовался, то пусть продолжает причащаться и исповедоваться. Хотя, должен признаться вам, что обычно мы стараемся не брать таких людей. Почему? Потому, что если человек регулярно причащается, значит, у него может быть духовный отец. Какой смысл браться за научение человека, которого может научить другой? Если же человеку некому помочь, тогда другое дело. Если мы начнем браться за оглашение всех тех, кто никогда не оглашался (хотя в принципе все верующие должны были бы пройти этот период научения христианской вере и жизни), то мы просто потонем, потому, что в нашей церкви оглашенных пока еще мало. Поэтому, коль скоро вы регулярно причащаетесь, сперва возьмите благословение ваших духовников, если таковые у вас есть, на оглашение в нашем Огласительном училище. Повторяю, это обязательно только для тех, кто, имея духовника, регулярно причащается и будет причащаться во время оглашения, чтобы не было потом какого-то недоразумения.

Я говорил сегодня и о том, что вы можете участвовать в богослужении. Можете совершать крестное знамение и т. д. Если вы пришли на литургию, и уже начинаете что-то воспринимать из того, что происходит, понимать какие-то слова, то вы обнаружите, что после первой части литургии — литургии оглашаемых, произносятся слова, обращенные к вам, оглашаемым: “Помолитеся, оглашеннии, Господеви!”. То есть — оглашаемые, помолитесь Господу. Это обращение именно к вам. И тогда в ответ вы поете: “Господи, помилуй!” Во всяком случае в нашем храме всегда так. В других храмах бывает по-разному. Если там нет оглашаемых, то поет хор, отвечая вместо них. Но у нас всегда много оглашаемых, и поэтому у нас нет никакой нужды, чтобы хор пел вместо оглашаемых, и вы сами поете: “Господи, помилуй!” Потом дьякон или священник обращается уже к верным, к полным членам Церкви: “Вернии, о оглашенных помолимся, да Господь помилует их. Огласит их словом истины. Откроет им Евангелие правды. Соединит их со святей Своей соборней и апостольстей Церковью”, и так далее. Несколько таких прошений о вас. И это очень ценно. За вас молится Церковь. Но когда Церковь так молится, все верные, молчите, этих слов не произносите: “Господи, помилуй!” Потом снова обращение: “Оглашеннии, главы ваша Господеви преклоните”. То есть, приклоните головы ваши пред Господом. И вы не только внутренне, в духе, преклонитесь пред Ним, но и внешне, физически склоните голову. После этого читается молитва священника за оглашаемых, которая заканчивается возгласом: “Да и тии с нами славят пречестное и великолепое имя Твое, Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков”. То есть: “Да и они с нами восславят вседостойное и прекрасное имя Отца и Сына и Святого Духа ныне, всегда и вовеки”. Вы отвечаете: “Аминь”, что значит — истинно, да будет так. Потом следует возглас: “Изыдите, оглашеннии, изыдите!” Вы тихонечко поворачиваетесь и благоговейно, без шума, без разговоров покидаете храм. Если к вам обращаются: “Изыдите, оглашеннии, изыдите!”, вы, если не причащаетесь, уходите. Даже если вам очень хочется остаться в храме. Повторяю, за исключением тех, кто причащается.

И последнее. На всех службах, на которых вы присутствуете, вы можете подпевать хору.

Сейчас я прочту одну краткую молитву для тех, кто начинает оглашение. Это древняя церковная молитва именно для таких, как вы. А потом распределимся по группам по 20 человек, и уже в следующий раз вы встретитесь в своих группах.

Встаньте!

Господу помолимся! Во Имя Отца и Сына и Святого Духа!

Благословен Ты, Господи Боже, Отче Господа нашего Иисуса Христа, Который ото всех народов избирает Себе народ особенный, ревнителей добрых дел! Ты пришедших ко святой Твоей Церкви, рабов Твоих сих благослови, и открой им очи к разумению дивных чудес Твоих, открой им уши к слышанию божественных словес Твоих, присоедини их к оглашаемым народа Твоего, да во время благоприятное удостоятся возрождения и одежды нетления. Ты, Владыко Всесвятый, послал миру святое Слово Твое, дабы наполнить всех благоразумением Твоим, Ты изъял души рабов Твоих от лукавого, Ты и просвети их, и наставь на освящение Христа Твоего, и не разреши никакому лукавому духу иметь еще в них жилище! Ибо Ты Единый Избавитель рода человеческого и Тебе славу и благодарение приносим, ныне, всегда и вовеки.

Аминь!

 

Журнал "Православная община". 1994. №22-23. С. 87–102; №24. С. 39–59; 1995. №25. С. 40–66; №27. С. 28–53.

comments powered by Disqus