Современный человек перед тайной Креста и Воскресения

Интервью со священником Георгием Кочетковым

В мае пройдет очередная конференция, посвященная святоотеческой традиции катехизации и современности. Главной ее темой станет керигматическая проповедь о Христе для «слушающих» и «просвещаемых». Это интервью посвящено предстоящему обсуждению.

Один из вопросов, который организаторы конференции по катехизации планируют поставить перед ее участниками, звучит так: «Крест и Воскресение – исторический или метаисторический факт для оглашаемых? Как он относится непосредственно к ним? Ко всем людям?». Вы уже много лет, почти полвека, занимаетесь оглашением. Что, на Ваш взгляд, изменилось в отношении оглашаемых и тех людей, кто приходит на миссионерские встречи, к личности Христа и прежде всего – ко Кресту и Воскресению?

Свящ. Георгий Кочетков: Вопрос довольно сложный, потому что людей всегда много, все они разные, и любое обобщение всегда будет приблизительным. Тем не менее какие-то общие черты отметить можно.

В советские времена для большинства людей Христос был просто неведомым Богом. Представление о том, что есть некий Бог, надо верить во Христа, надо верить в Бога, были у них довольно абстрактными, часто лубочными. Так же иконно-лубочно воспринимались крест и воскресение: крест как оберег, как некая таинственная сила, которая может оберегать человека, как символ христианства, а воскресение скорее как радостный праздник Пасхи, крашеные яички, куличи. А по сути дела люди никогда не вдумывались в сам образ Христа, потому что читать Евангелие возможности не было1, и слышать что-то серьезное о Христе возможности тоже не было2. Поэтому осуждать их за такие примитивные представления было трудно. По сути дела никаких представлений о Христе ни у кого не было, за редким исключением немногих высококультурных людей. Но их всегда были единицы. Что тут говорить, это всегда особая категория – просвещенные, глубокие люди, которые сами по себе начинают разбираться, сами читают книги, сами познают какую-то философскую, богословскую сторону христианского учения и жизни.

По существу всё стало меняться, когда Священное писание, и особенно Евангелие, стало общедоступно – с начала или, точнее, с середины 1990-х годов. Вот тут действительно вдруг оказалось, что люди стали читать Писание. Но, как ни странно, их интересовало не столько само Евангелие, сколько всякого рода чудачества или апокрифы, или фантазии, романы (такие как «Код да Винчи»). Каждый апокриф очень многими людьми воспринимался как истина в последней инстанции. Если в советские времена с этим можно было встречаться скорее «в оккультном варианте» (люди, интересовавшиеся оккультными вопросами – а таких всегда был какой-то процент в позднесоветское время – часто в некоем «рерихианском духе» воспринимали Христа как просто одного из учителей мира), то начиная с 1990-х и 2000-х годов очень большим стало влияние вот такого «апокрифического христианства». При этом люди совершенно не понимают, что такое апокрифы и как они соотносятся с каноническими Евангелиями. Но даже и те, кто не интересуется апокрифами, как правило, воспринимают всё очень буквально, росто один к одному. Самая высокая планка здесь – это размышления о том, как пишутся всякие истории, как возникают легенды.

Во все эти в чем-то разные времена очень трудно было говорить людям о Кресте и Воскресении по существу, говорить им о том, что Крест – это не только исторический факт распятия, что в первую очередь Крест и Воскресение для нас – основание нашей веры и именно здесь заключается Новый Завет для всего человечества ради жизни всего мира и каждого из нас. Это воспринимается, конечно, с интересом, но трудно. Люди начинают слушать евангельские тексты, думать, но все-таки сами по себе редко показывают способность глубокого рассуждения и размышления, восприятия Креста Христова и Христова Воскресения. Конечно, мы понимаем, что это духовные тайны, и людей нельзя осуждать за такой позитивизм и «стихийный материализм». Трудно людям менять свою психологию, даже тем, кто родился поздно и уже не видел советской власти. И тем не менее надо до всех людей – и раньше это надо было, и сейчас это надо – доносить именно весть о Кресте и Воскресении и говорить о силе Любви Христовой, которая являет себя и на Кресте, и в Воскресении, о победе Христа, о победе крестной, о победе воскресной, о том, что готовит нас к принятию Духа Святого и к новой жизни во Христе в Царстве Небесном.

Вы говорите об общих, вневременных проблемах. А есть ли какие-нибудь особенности, о которых важно помнить тем, кто занимается миссией и катехизацией сегодня?

Свящ. Георгий Кочетков: Есть один важный момент в современной жизни, который нужно учитывать катехизаторам: сейчас много приходит людей – впрочем, и раньше они частично были, только их было меньше – из других культурных и религиозных слоев общества. Раньше, в советское время, в 1970-е годы, больше приходило людей из евреев. Они, как правило, не воспитывались в религиозной традиции, но все-таки какая-то культурная традиция хоть немного, но передавалась – так же, как у русских передавалась своя. Конечно, секуляризация была предельная и даже запредельная. И все-таки нужно было евреям говорить о Христе прежде всего не просто как об Учителе и не просто как о Пророке, а именно как о Христе, и подтверждать это теми знамениями, которые Господь дает, в том числе знамением Креста. Для кого-то из них было важно вообще увидеть, что вера во Христа это не что-то антиеврейское. А кого-то смущали мысли, что Иисус чуть ли не плод греха, как это иногда говорят в иудаизме, следуя известным местам Талмуда; однако сейчас это не звучит, я уже много лет с этим не встречался. А вот какие-то мусульманские обертоны сейчас всё больше и больше прослеживаются, что, впрочем, и интересно. Сегодня в Церковь приходит все больше людей из мусульманских культур и народов. И, конечно, приходится учитывать, что у них ко Христу может быть очень почтительное отношение, но все-таки только как к Пророку, пусть даже великому. Нужно сказать, что мусульмане обычно более привержены своей традиции – и народной, и культурной, и религиозной. И если они обращаются к христианской вере, то часто становятся более ревностными, чем люди христианской культуры. Впрочем, это бывало так же и с евреями.

Конечно, большинство людей приходят просто из пустоты, из атеистической среды. Сейчас и народные особенности стерты предельно, очень редко они проявляются всерьез. И если говорить об этом большинстве, приходящем из неверия, важно избегать прежде всего «сказочного» подхода (как в мультфильме, где возможно всё что угодно). Фантазия современного человека позволяет всё. Люди напичканы псевдочудесами, в которые они одновременно верят и не верят. И вот, на мой взгляд, важно помочь людям избежать этого понимания евангельских чудес как каких-то фокусов или как чего-то, данного нам для расцвечивания жизни или для какого-то устрашения. Важно привести их к вере в то, что Крест и Воскресение Христовы – это самая высшая точка в проявлении, выявлении, откровении Любви Христовой, Любви Божественной, которая стоит в центре всей нашей христианской веры и жизни.

Кроме этого вопроса на конференции будет обсуждаться и множество других, связанных с керигматической проповедью. Чего Вы хотели бы пожелать участникам конференции? Что может сделать их работу более плодотворной?

Свящ. Георгий Кочетков: Мне кажется, всем нам нужно всегда сохранять доверие и к традиции церковной, и к писаниям отцов. И в то же время нам нужно быть дерзновенными. Надо всегда быть очень внимательными к тому, что являет нам Господь, что Он нам открывает через современную жизнь, через современных людей. И это бывает иногда трудно. Не у всех получается вести катехизацию, даже у священнослужителей, именно потому, что они, скорее, рассказывают, передают свои знания, а не следят за тем откровением Духа, которое происходит во время оглашения и которое касается каждого человека, как катехизирующего, так и катехизируемого. Поэтому я желаю всем участникам конференции вот этого духовного внимания к откровению Божьему, к тому, что говорит нам Господь в наше время через наших близких, призванных к вере, к жизни во Христе и в Духе Святом, в Церкви.


-----------------
1 Вплоть до начала 1990-х купить Библию в СССР было практически невозможно.
2 Проповедь в храмах была негласно запрещена (как минимум не приветствовалась) уполномоченными по делам религий. Лишь в очень немногих храмах проповедь все-таки звучала.


Беседовала Александра Колымагина

Кифа № 5 (207), апрель 2016 года

comments powered by Disqus