Как научить оглашаемых слышать пророков

О чтении пророческих книг на первом этапе катехизации рассказывает сотрудник НМЦ МиК Владимир Якунцев

Почему евангелисты включали в евангелия исполнившееся пророчества о Христе? Какой смысл они вкладывали в это?

Владимир Якунцев: Не все евангелисты активно включали в евангелия ссылки на пророков. Конечно, лидирует здесь евангелист Матфей, потому что он писал для людей, для которых это имело принципиальное значение. Евангелист Марк и, тем более, Лука акцент на этом не ставят, это очевидно. Для адресатов евангелия от Матфея эти ссылки имели очень большое значение, потому что Матфею было важно показать, что на Иисусе исполняются пророчества, что Он является исполнением не только Закона, но и Пророков, а значит – Мессией.  Это та самая сверхцель, которую он перед собой ставит.

Привлекают ли внимание оглашаемых исполнившееся пророчества в евангелиях?

Владимир Якунцев: Оглашаемые, как правило, на эти места внимания не обращают, потому что наши современные оглашаемые, в основном, приходят не из традиционной среды, где есть какие-то авторитетные писания, авторитетные мнения. В подавляющем большинстве для них авторитетом не является ничего, кроме них самих, поэтому эти ссылки для них не имеют определяющего значения. Если мы и можем наблюдать интерес к этим местам, то со стороны тех оглашаемых, которые имеют длительную приходскую практику, а значит, знают, что всякое утверждение должно чем-то обосновываться, какими-то авторитетами. Но у них, скорее, есть востребованность не пророческих текстов, а текстов святых отцов – должна быть ссылка на святых отцов.

Когда оглашаемые сталкиваются с упоминаниями о пророках, в том числе в евангелиях, задают ли они вопросы о пророках, о пророческом служении?

Владимир Якунцев: Очень редко. Как правило, сама суть пророческого служения для оглашаемых закрыта так же, как в своё время для них является закрытым опыт Закона. То есть, если опыт Закона им не раскрыт, не возвещен, если не введены здесь какие-то границы, не раскрыта жизнь мира, жизнь людей, жизнь церкви как действие Божьего Закона, как его выявление, то, конечно, этого они не увидят или увидят лишь частично. Так же и с пророческим опытом: если не раскрыть здесь какие-то вещи, если не указать на что-то, не дать какие-то примеры, то, конечно, этот опыт будет закрыт, что имеет очень плохие последствия. Потому что, раскрыв только сторону Закона в христианстве – исполнение заповедей, но не раскрыв аспекты пророческого опыта, мы христианский путь как таковой не раскроем. Вместо этого мы раскроем христианство как некий новый вид жизни по Закону, по новым заповедям. И всё…

Какие трудности испытывают современные оглашаемые при знакомстве с пророческим служением? Что в нем наиболее непонятно им?

Владимир Якунцев: С одной стороны, так же, как опыт Закона, опыт Пророков для оглашаемых в каком-то смысле понятен, потому что они же все – люди, и у них есть совесть, есть хоть какой-то опыт. С другой стороны, этот опыт, действительно, непонятен.

Понятность этого опыта в том, что интуитивно каждый человек чувствует свою уникальность, свое призвание, он знает, что оно где-то есть. Что тебя кто-то должен позвать, призвать, кто-то должен раскрыть тебе уникальность и суть твоего собственного жизненного пути, его смысл. Что именно ты должен принести в своей жизни определенные плоды. Все люди это чувствуют. Они чувствуют, что настоящий путь всегда связан с границами, с каким-то выбором, не только с обретением, но и с отказом от чего-то. К этому все готовы, да и в нашей культуре достаточно примеров, где это показывается. Например, какой-нибудь герой приходит к какому-то моменту, когда ему нужно совершить выбор пути. И он согласен на какие-то потери, чтобы ему, можно было исполнить свое призвание, достичь главной цели. В сказках - это образ богатыря на распутье, который выбирает путь, читая надписи на камне. На любом из этих путей он что-то потеряет, но и что-то обретет. Вот это люди чувствуют, это люди знают. 

"Витязь на распутье". В.М. Васнецов, 1882г.

А что они не знают?

Владимир Якунцев: Им не очень понятна, а иногда неприятна та конкретность пророческого осуществления собственной жизни, которую каждый из нас имеет от Бога. Что она, оказывается, есть, что мы должны идти за Господом и слушаться собственную совесть до конца, куда бы нас Дух ни повел, куда бы нас Господь ни повел. Эта готовность, эта решимость следовать Господу до конца, только она открывает глаза и уши человеку. Только тогда, когда есть эта решимость, человеку открывается воля Божья, он начинает видеть, слышать и понимать. Если нет решимости, если человек внутри себя скажет: «Нет, я сначала узнаю, в чем воля Божья, а потом подумаю, подойдет она мне, не подойдет, или не совсем подойдет, и я её «обрежу» немножко…», то он ничего ничего не поймет, глаза и уши у него не откроются.

Ещё нужно знать, что пророческое служение никогда не связано с чем-то разрушительным, экстравагантным, специально эффектным. Недаром в Писании говорится, что «духи пророческие послушны пророкам» (1 Кор 14:32), поэтому любой пророк – это не бесчинствующий человек. Да бывают разные формы пророческого служения, но суть его заключается в полной отданности воли Божьей, в принесении себя в дар Богу, всей своей жизни полностью и до конца.

Как могут катехизатор с помощниками помочь оглашаемым ощутить суть пророчества?

Владимир Якунцев: Они могут помочь это ощутить несколькими путями, которые подразумевает оглашение. Во-первых, молитва о том, чтобы это стало понятным, прояснилось. Да и само оглашение включает в себя пророческий аспект, потому что оглашаемым надо пойти, до конца не осознавая, куда ты идешь, но ты почему-то идешь, потому что знаешь, что так надо, потому что в этом правда. В пророческом опыте раскрывается глубина веры, суть её, как способность человека узнавать истину и быть верным ей. Вот эта удивительная способность узнавания, она просто поражает человека. Второй путь – это, конечно, слово, это примеры, которые есть в Священном Писании. Ну, и третий путь – это, конечно, собственный пример, практика христианской жизни. Эту жизнь и так видно, но о ней ещё можно рассказать. Только, конечно, не превышая меру, чтобы не обременить оглашаемых лишней информацией.

Теперь более общий вопрос: зачем современным христианам читать и знать ветхозаветных пророков? И жили они давно, и завет уже другой, и пророчества о Христе уже исполнились…

Владимир Якунцев: Это очень сложный вопрос. Уже отмечалось, что существует т.н. «литургический маркионизм», когда Ветхий завет во время богослужения практически не читают, как будто бы его нет. Надо признать, что и в других областях он существует, такой «ползучий маркионизм». Но надо признать, что вне того контекста, который раскрывается в Священном Писании Ветхого завета невозможно понять весь объем, все измерения, всю значимость того, о чем написано в Священном Писании Нового завета. Я это образно сравниваю так: Священное Писание Ветхого завета – это задачник, а Священное Писание Нового завета – это ответы в конце. И по ответу не всегда можно понять, к какому вопросу, к какой задаче он относится, не всегда понятен и сам смысл ответа. Все ответы, конечно, правильные, но что с ними делать – не понятно без задачника. И в этом ключе знание и чтение ветхозаветных пророков имеет очень большое значение.

И пример ветхозаветных пророков имеет тоже очень большое значение. Они ведь не просто пророчествовали о Христе, они конкретизировали Его образ, они все были Его предтечами, Его вестниками, как написал о них о. Александр Мень – вестниками Царства Божьего. Они не просто возвещали, они учили, поэтому между Законом и Евангелием не просто некоторая пустота, но постоянно нарастающее учение, раскрытие. Причем такого качества и такой глубины, что первые христиане не очень чувствовали отсутствие Священного Писания Нового завета. Им хватало писаний пророков. Поэтому стоит только сожалеть, что именно эти тексты, как правило, меньше всего знаемы. Там столько всего важного, столько всего интересного, практического, прикладного… Это не просто раскрытие учения о Христе, это ещё раскрытие всяких аспектов этого учения в опыте веры, этические и социальные аспекты и ещё множество аспектов.

Нужны ли сейчас пророки и пророчество в христианской церкви?

Владимир Якунцев: Не то что нужны, просто без них церковь вообще никогда не может жить. Христианской церкви не существует и реализация христианской практики жизни невозможна не только без соблюдения заповедей Божьих, заповедей Христовых, но и без верности Его Духу, без исполнения своего призвания, без служения тем даром, который получил.

Можно услышать, что суть христианства только в исполнении заповедей и всё.

Владимир Якунцев: Это характерно, конечно. Некая редукция, очень болезненная, она приводит к тому, что человек не может принести плоды. Заповеди исполняет, исполняет, но на самом деле дышит только одним легким, он ещё инвалид в медицинском смысле. Дышать-то надо двумя легкими. Христос не только исполнение Закона, но и исполнение Пророков, и Сам есть Пророк.

Значит ли это, что все христиане в какой-то степени должны быть пророками?

Владимир Якунцев: Безусловно. А как без этого? Писание нам говорит не только о том, что люди в Новом Завете будут иметь закон в сердце, и будут царями и священниками Бога Живого. Но также через пророка Иоиля говорится: «И будет после того, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения. И также на рабов и на рабынь в те дни излию от Духа Моего (Иоиль 2:28-29). Поэтому христианская жизнь прямо связана с опытом пророчества, пророческой жизни.

 

Беседовала Наталья Адаменко

Портал «Идите, научите все народы»

comments powered by Disqus