Парадигма предоглашения в древней церкви и в современной теории и практике Преображенского содружества малых православных братств

Предоглашение находится между миссией и собственно оглашением. Условно к периоду миссии можно отнести жизнь человека, переходящего от состояния равнодушия или отвержения Христианства к появлению интереса к нему. Предоглашение, соответственно, займет время от появления такого интереса до уверования этого человека во Христа.

В Преображенском содружестве (СМБ) за 35 лет миссионерско-огласительной практики накоплен значительный опыт целостного и последовательного воцерковления (катехизации) взрослых и детей разных возрастов. Система оглашения, опирающаяся на святоотеческую традицию и современный практический опыт, детально описана в магистерской диссертации и других работах свящ. Георгия Кочеткова — основателя Содружества, старейшего и самого опытного катехизатора в нем. За эти годы в Православную церковь сознательными и ответственными ее членами вошли тысячи людей в Москве, многих городах России и ближнего зарубежья. Исторический контекст миссионерской и огласительной деятельности Преображенского братства в эти десятилетия характеризуются очень активными и масштабными социокультурными переменами в России и во всей Восточной Европе. О. Георгий начал проповедовать в пору, когда власти бывшего СССР преследовали подобную деятельность; продолжил в конце 80-х — начале 90-х, когда на волне освобождения от коммунистической идеологии и при большом авансе доверия к церкви сотни тысяч и даже миллионы обратили к ней свои духовные поиски; и продолжает ее сегодня, когда интерес к православию, характерный для начала и середины 90-х годов охладел, а доверие к церкви сильно оскудело. Состав людей, интересующихся Христианством и приходящих на оглашение, также изменился. Меняются и некоторые подходы к процессу катехизации. Но основные принципы огласительной системы, а значит, и этапы духовного пути оглашаемого, остались за эти годы неизменными. Могут меняться акценты, развиваться объем и содержание отдельных этапов (например, период таинствоводства два года назад расширился с одной недели в пределах Светлой седмицы до двух месяцев и стал практически сопоставимым с этапом просвещения). Так сейчас назрела необходимость уделить особое внимание миссии и предоглашению, т.е. тому, что предшествует началу собственно оглашения. Это период, когда человек делает сознательный выбор в пользу христианской веры и жизни.

С чем это связано? С тем, что сейчас более актуальным стал вопрос не столько христианской веры, сколько соответствующей этой вере жизни. Само по себе словесное исповедание людьми Бога и Христа чаще всего не ведет за собой изменение их жизни. Поэтому христианам следует проповедовать не только и не столько словом, сколько делом, лучшей, чем в мире сем, жизнью, показывать плоды православной веры, чтобы как при жизни Самого Христа можно было сказать сомневающимся: «иди и посмотри» (Ин 1:46). Проповедующим необходимо заботиться не только о том, что и как сказать, но и как слово о Боге, о Христе будет воспринято. Важно заботиться о качестве христианской миссии, чтобы «сети» не только были заброшены, но и приносили улов.

Существенным фактором в усилении внимания к предоглашению является также изменившийся контингент интересующихся христианством, т.е. подходящих к стенам Церкви людей. В отличие от ситуации начала и середины 90-х гг., сейчас приходящие более пассивны в своих духовных поисках, их духовные интересы менее выражены, сами они настроены более индивидуалистично, заинтересованы часто в решении лишь своих частных (как правило, семейных, рабочих и т.п.) проблем. К таким людям нужно больше личного внимания, т.е. необходим более выраженный индивидуальный подход. Катехизатору требуется больше духовных и душевных усилий для вдохновения ищущих, для помощи им в выборе христианского пути. Кроме того, если раньше люди приходили, в значительной части уже ориентированными на оглашение, то сейчас приходится тратить больше сил, чтобы собирать их как народ Божий, являясь в прямом смысле слова «ловцами человеков». Поэтому в настоящее время встала задача углубления и развития предогласительной части воцерковления. Фактически речь идет о развитии миссионерского служения, необходимости более открытого, более вдохновенного свидетельства «внешним» со стороны всего церковного народа.

Кроме того, за те же прошедшие десятилетия и жизнь нашего Содружества стала более целостной, более церковной, а церковная среда стала более зрелой. Это значит, что мы можем показывать оглашаемым пример более совершенной жизни. Поэтому, если раньше на 1-м этапе оглашения допускалось присутствие людей, неуверенных в своем выборе, и даже неверующих (иногда вплоть до 2-го этапа), то теперь следует более полно воплощать древний огласительный принцип: допускать к оглашению только людей верующих, выразивших свободное, но определенное желание стать христианами и по вере, и по жизни.

Итак, что такое предоглашение? Какова его парадигма, выраженная в опыте Преображенского содружества? О содержании предоглашения свящ. Георгий Кочетков писал так: «Основным содержанием процесса предоглашения является постоянный призыв человеческой совести к вере в Единого Бога и во Христа Его, а значит к Покаянию, Обращению, Возрождению и Обновлению всего человека, к единению Его с Богом и Его народом в Любви и Свободе Духа. Главное дело миссионера в его служении — возвещение людям в историческом времени керигмы Церкви и призыв к Покаянию через осознание себя и мира в его бедственном положении в силу противоречия между предчувствием своего высокого призвания в прекраснейшем мире и реальностью господства зла в нем и себе» [1].

Как уже было сказано, согласно церковной традиции, на оглашение могут приходить люди уже верующие и изъявившие желание стать христианами и креститься (что, не означает, что они предварительно уже должны решить все свои проблемы). Предоглашение, таким образом, находится как бы между миссией и собственно оглашением. Условно к периоду миссии можно отнести жизнь человека, переходящего от состояния равнодушия или отвержения Христианства к появлению интереса к нему. Предоглашение, соответственно, займет время от появления такого интереса до уверования этого человека во Христа.

Миссионеру по многим причинам не приходится рассчитывать на то, что его будут слушать заинтересованно, или сколько-нибудь продолжительное время. Время для миссии, как правило, очень ограничено, а значит, слово проповедника должно быть по возможности кратким, ясным, точным. На предоглашении, в отличие от миссии, временные возможности более широкие, но есть и свои опасности: например, предоставить ему, как периоду духовного поиска, преодоления сомнений и т.п., идти неопределенно долго. Тем более, что решительность, особенно в духовной сфере, у наших соотечественников в большом дефиците.

В процессе предоглашения, согласно складывающейся в СМБ практике, также можно выделить две части. Первая часть — период от появления интереса к Христианству до открытых встреч включительно. Это время разговоров не столько непосредственно о Христианстве, сколько связанных с Христианством. Например, о памятниках христианской культуры и искусства [2] ), В настоящее время, как показывает опыт, особенно плодотворны встречи культурно-просветительского характера. Это могут быть экскурсии в художественные музеи и на выставки, поездки к различным памятникам христианской культуры (монастыри, храмы и т.п.). При этом важно уделять внимание не столько истории их как предметов искусства, сколько их внутреннему содержанию. В то же время, нужно раскрывать не сакраментальное или догматическое значение икон, но их художественное значение, показывать христианские корни нашей культуры, как и то, что христианская культура — высшее культурное достижение человечества. Также целям предоглашения могут послужить концерты классической музыки и просто хорошей песни (напр., выступления Е.А. Камбуровой), поэтические вечера, литературные встречи, театр, кино.

Конечно, не все в культуре может способствовать пробуждению интереса к Христианству. Поэтому за миссионерами и катехизаторами остается забота о выборе вещей, которые имеют христианское содержание. Также важное значение имеют личные беседы ищущих с будущими поручителями, и с другими христианами. Этот период может заканчиваться миссионерскими открытыми встречами, посвященными собственно Христианству, Богу, Церкви. Конкретную тематику таких встреч следует выбирать каждый раз особо, ориентируясь на современный (буквально в последний месяц, неделю, день) контекст жизни людей. Наша задача - говорить о Христианстве как о жизни (не учении, не культуре, не религии, хотя все это входит в Христианство), а значит, нужно найти то, что наиболее волнует людей сейчас, что требует ответа, разрешения, и соединить это с верой Христовой, показать, что христианство имеет отношение к существу жизни, является ее сердцевиной. Это особенно значимо, если учесть, что приходящие люди, как правило, уже имеют свое, часто негативное, мнение о церкви, поскольку многие с ней «столкнулись» и отошли от нее.

Вторая часть — предоглашение от открытых встреч до начала 1-го этапа оглашения, которое проводится, как правило, в группах. Это и наиболее желательно, т.к. именно в группах встречи могут проходить в форме беседы, свободного диалога. Катехизатор, ведущий встречу, в каком-то смысле оказывается со своими собеседниками на равных, в отличие от оглашения, где катехизатор является для оглашаемых лицом, в определенном смысле, «иерархическим» (в смысле отличном от бытующего, во многом, магического понимания иерархии). Тематика таких встреч может быть самой разной и очень свободной. В частности, здесь можно затрагивать и вопросы догматического свойства, проблемы храмовой и личной молитвы, говорить о Сыне, Отце и Святом Духе, т.е. о том, что более подробно и основательно может быть раскрыто лишь человеку верующему, сознательному христианину, и на более поздних этапах оглашения. При этом важно твердо помнить цель предоглашения: «пробуждение общечеловеческой жажды спасения и творчества в пока еще не ведающих их Тайн людях» [3], обращение их «к Богу от идолов, чтобы служить Богу живому и истинному и ожидать с небес Сына Его, Которого Он воскресил из мертвых, Иисуса, избавляющего нас от грядущего гнева» (1Фес 1:9-10)».

Важнейшим во время этого периода духовного пути для человека является вдохновение («никто не может сказать: Господь Иисус, иначе, как Духом Святым» 1Кор 12:3). Также ему нужна помощь в обретении открытости (т.е. веры), опыта общения по вопросам духовной жизни, способности не только выражать себя, свои интуиции, но и слушать, и воспринимать опыт и свидетельство другого (не только катехизатора и его помощников, но и других членов предогласительной группы). Также ему нужно показать примеры восприятия Св. писания, передать оглашаемым своего рода «ключ» к пониманию Св. писания, как Ветхого Завета (напр., Псалтири), так и Нового Завета (одного из синоптических евангелий).

В целом, предоглашение как часть миссии — очень свободное пространство. Но, вместе с тем, это может провоцировать и безответственность. Поэтому вторую часть предоглашения не нужно затягивать, что в первую очередь зависит от катехизатора. В нормальном случае она может длиться 2-3 месяца. Этого времени достаточно, чтобы предоглашаемые сделали выбор в пользу христианского пути, даже если их вера в тот момент будет похожа на веру описанного в Евангелии отца бесноватого ребенка: «Верую, Господи, помоги моему неверию» (Мк 9:24). За время предоглашения ищущие должны стать христианами , членами Церкви, пусть и неполными.

Предоглашение призвано подготовить будущих оглашаемых к восприятию Закона. Поэтому встречи в данный период носят регулярный характер, в нормальном случае раз в неделю. Группа может быть открыта для вхождения новых людей, но не всех подряд и не в любое время. Предоглашаемые могут не знать о четырех направлениях оглашения: внимательном и регулярном чтении Св. писания, личной молитве, участии в храмовом богослужении и последовательном стремлении исполнять заповеди Божии. Но они уже читают одно из синоптических евангелий (напр., Мф) и учительные книги (напр., Прем и Притч). Также на предоглашении уместно не только говорить о некоторых этических проблемах в жизни современных людей, но и ставить вопрос их решения. С предоглашаемыми можно говорить о храмовой и личной молитве, хотя регулярная молитва для них необязательна. В отличие от существовавшего в ранней церкви обычая, предоглашаемых можно приглашать в храм для участия в синаксарных богослужениях (вечерня, утреня, литургия оглашаемых). «Цель предоглашения, — пишет о. Георгий Кочетков, - может считаться достигнутой с момента по возможности максмально свободного, реального и ответственного уверования человека в Бога и Спасителя (нашего и мира) Иисуса Христа-Мессию и выражения желания внутренне и внешне очиститься и измениться, а следовательно, креститься и воцерковиться.» [5].

На этом этапе духовного пути ищущих Бога и Церковь людей в древней церкви важная роль отводилась поручителям, которые были ответственны перед церковным собранием за своих поручаемых. Более того, свидетельство поручителей, особенно в условиях гонений, было условием вхождения новых членов в народ Божий. Сейчас возродить этот институт практически не удается. За подготовку к крещению и воцерковлению детей отвечают родители, а в отношении к взрослым ответственность за такого рода поручительство фактически падает на катехизатора и, отчасти, на его помощников. Поэтому можно было бы расширить участие помощников в судьбе предоглашаемых, имея в виду опыт Альфа-курса, где помощники самостоятельно ведут некоторые встречи. Поскольку цель данного этапа - обретение слушающими веры во Христа, как бы расширение их духовного горизонта, постольку помощники-поручители могли бы послужить им личным общением в домашних условиях, по дороге в храм и после богослужения, а также на совместных встречах.

Необходимо обратить внимание и на другие — внешние и внутренние — отличия древней практики от современного опыта предоглашения. По отношению к внешним формам его проведения, можно было бы назвать свидетельство христиан своей жизнью в быту, на работе и т.п., их преподавание в языческих школах [6] (правда, это образование было доступно, в основном, людям состоятельным). Еще одной формой свидетельства (и, в этом, смысле, предоглашения) следует назвать апологии (напр. «Послание к Диагнету» и др.). Можно предположить, что существовали и устные апологии.

Трудно себе представить, что в доконстантиновскую эпоху предоглашаемые могли регулярно собираться группой вместе с поручителями [7]. Естественнее считать, что в эпоху гонений, предоглашение по преимуществу проходило в форме личного общения. К собеседованию перед началом оглашения приходящий уже должен был иметь доброе свидетельство от поручителей, а значит, изменить свою жизнь, подтвердив тем самым твердость своего выбора веры. Нравственные требования к оглашаемым и к поручителям были в то время значительно строже, чем это представляется возможным сейчас (в частности, в практике Преображенского содружества отказ от смертных грехов является абсолютным условием лишь при переходе на 2-й этап).

Древние апологии («Послание к Диогниту», «Слово Мелитона Философа пред Антонином Кесарем» и др.) свидетельствуют, что одной из главных тем апологетической проповеди был Бог и отношение к Нему. Характерно, что в обществе того времени не оспаривалось то, что человек не может жить без бога, без веры в существование бога. Проблема была лишь в том, кто почитался Богом, как почитался, как воплощалась та или иная вера и как она воспринималась в обществе. В наше время это не очевидно, и нужно прикладывать особые усилия для того, чтобы показать, что ни один человек без Бога жить не может.

Также в древности в эллинской среде, в которой с уважением относились к мудрости, к философам, всегда актуальным был вопрос «что есть истина?» В христианской проповеди того времени, поэтому, естественно было сказать, что «человек, немного обратившись от заблуждения, получает воспоминание об истине» [8], или «истина же пользуется словом как стрекалом, и оживляет дремлющих и пробуждает их» [9]. Сейчас такой интерес встречается редко, и с этим приходится считаться.

Древнее общество, как следует из ряда текстов, было невысокого мнения о христианах: их обвиняли в том, что их собрания состоят из людей, в основном, низших сословий (такое же мнение было и об общине Спасителя, который сидел за одним столом с простыми рыбаками, с женщинами, «мытарями и блудницами», что для уважаемых членов общества было бы унизительно). Но все другие обвинения (в разврате, стяжательстве и т.п.) возводились на христиан ложно, клеветнически. Сейчас же приходится сталкиваться с тем, что многие предоглашаемые приходят с уже сложившимся негативным мнением о церкви, о священнослужителях, и часто это мнение имеет под собой реальную почву. В связи с этим нельзя не вспомнить слова апостола «имя Божие из-за вас в поношении между язычниками» (Рим 2:24).

Еще одной важной особенностью свидетельства древних христиан «внешним» было свидетельство не только дерзновенным словом, но и жизнью, подкрепляющей слово: «и собственной жизнью превосходят законы», или — «что в теле душа, то в мире христиане».

Особенность современной духовной ситуации заключается в том, что значение свидетельства жизнью сильно возрастает; люди больше обращают внимание на жизнь, которую мы призваны показать как лучшую, чем у поклонников других богов.

Древняя практика, в целом, отличается строгостью, более серьезным отношением к переходным моментам, к вопросу выбора веры, к обетам при крещении и т.п. Древние предоглашаемые вряд ли могли свободно посещать молитвенные собрания и сами читать Св. писание. Сейчас же мы можем им это позволить без ущерба для них и для собрания.

И все же, несмотря на перечисленный выше ряд отличий современной практики предоглашения от древней его формы, эта практика вполне может считаться традиционной. Прежде всего потому, что остается прежним смысл предоглашения: не новые знания, а обретение веры и решимости идти христианским путем, отдав свою жизнь под власть единого Царя-Христа.

Примечания

[1] Свящ. Георгий Кочетков. Таинственное введение в православную катехетику. С. 65

[2] Вопрос предогласительного значения христианской культуры требует особого церковного исследования

[3] ОГК ТВВ С. 66

[4] Не могу не вспомнить, как сам когда-то сам определенно осознал себя христианином, прочтя лишь одну работу о. Александра Меня «Христианство»

[5] ОГК ТВВ С. 66

[6] Неслучайно имп. Юлиан запретил христианам преподавать в школах, т.е. учить народ.

[7] Сходная ситуация была и в советское время. Напр. прот. Виталий Боровой рассказывал, что из-за присутствия в храме «наблюдателей», он мог общаться с людьми только дойдя от храма до автобусной остановки. На серьезные темы было не принято говорить в помещении, или в присутствии третьих лиц (горькая ирония тех лет: «где собрались двое православных, там один — предатель»).

[8] Мелитон Философ С. 143

[9] Там же

Список литературы

1. Библия: Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета: в рус. пер. с прил. Брюссель, 1983.

2. Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа / Пер. с греч. под ред. еп. Кассиана (Безобразова). М., 1997.

3. Гаврилюк П. История катехизации в древней церкви. М., 2001.

4. Кочетков Георгий, свящ. Возможная система оглашения в Русской православной церкви в современных условиях // Кочетков Георгий, свящ. В начале было Слово: Катехизис для просвещаемых. М., 1999.

5. Кочетков Георгий, свящ. Лекции по миссиологии, катехетике и гомилетике. Ркп.

6. Кочетков Георгий, свящ. Таинственное введение в православную катехетику. М., 1999.

7. Марк Минуций Феликс. Октавий // Сочинения древних христианских апологетов. СПб.: Алетея, 1999.

8. Послание к Диогниту // Раннехристианские апологеты II-IV веков: Переводы и исследования. М., 2000.

9. Протоколы заседаний кружка катехизаторов при Кафедре миссиологии, катехетики и гомилетики СФИ.

10. [Псевдо-] Мелитон. Слово Мелитона Философа перед Антонином Кесарем // Раннехристианские апологеты II-IV веков: Переводы и исследования. М., 2000.

archive.sfi.ru

comments powered by Disqus