Почему христиане так мало говорят о Христе?

Ответы на вопросы миссионерско-предогласительных "открытых" встреч

Почему христиане так мало говорят о Христе? Можно ли говорить о том, что человек, выбирая христианскую религию, не всегда выбирает Христа?

Дмитрий Гасак, проректор СФИ, катехизатор Преображенского братства. Христиане, действительно, редко и мало говорят о Христе. Я думаю, что о Христе, о Боге нам всерьез говорить трудно (а тем более, говорить много). У этого есть свои причины. В России в последние десятилетия, особенно в 90-е годы, церковь пользовалась большим авторитетом, завоёванным новомучениками и исповедниками российскими, теми, кто страдал от коммунистической власти в XX веке. И в народе сохранялся пиетет к церкви, усиленный еще и тем, что люди хотели возвратиться к каким-то старым традициям, обычаям, разрушенным в советское время. Но о жизни церкви они знали очень мало, а те, кто что-то знал, боялись говорить - особенно если в роду были священники или иные церковнослужители, пострадавшие от репрессий. И естественно, что те, кто пришел в эти годы в церковь, стали обращать внимание прежде всего на обряды, на обычаи, на те правила, которые существуют в православном храме, на то, как себя нужно вести, какому святому поставить свечку, как правильно креститься и т.д. То есть религиозный путь человека часто начинался с ответа на вопрос: что нужно соблюдать, как себя вести, чтобы быть православным. Хотя, конечно, изначально он всегда начинался и начинается с веры в Бога и во Христа. Но об этом действительно говорить непросто, потому что для серьезного свидетельства о Христе, когда мало лишь пересказывать то, что написано в богословских книгах, необходимо иметь личный опыт веры, чтобы говорить изнутри своей веры, изнутри своего духовного опыта. А он не обретается человеком за один день. Нужно какое-то время, хотя бы год, два, три для того, чтобы человек испытал своей жизнью, что такое христианская вера, для того, чтобы он смог свою жизнь с верой соотнести и научиться жить по вере, а не просто исповедовать на словах одно, а жизнь строить совсем на других принципах. Ведь очень часто наша повседневная жизнь мало похожа на христианскую жизнь. Поэтому, я думаю, нам трудно говорить о Христе.

Как человек выбирает Христа? Что для этого нужно? Чем, если можно так выразиться, он выбирает - головой, сердцем, волевым решением? За счёт чего это решение может быть целостным, а значит - настоящим?

Дмитрий Гасак. Люди часто ищут, на что в жизни можно опереться. Есть жажда, иногда даже тоска по вещам незыблемым. В нашей жизни слишком много нестабильного - и в профессиональной, и в общественной, и в политической сфере - во всем. Человек не может полностью опираться ни на соседей, ни на сотрудников по работе, а порою и на друзей. Даже в семье мы часто не имеем такого внутреннего доверия, чтобы опираться на своих близких в жизни во всем, до конца. Что же говорить о доверии какому-то начальству или политическим лидерам! Думается, что это - следствие разрушений XX века, следствие тотального недоверия, которое насаждалось в нашей стране в период советского режима, когда на всех уровнях жизни были разрушены живые связи между людьми. Поэтому подспудно люди ищут жизненную опору, и нередко хотят обрести её в Боге. Но выбирая для этого веру, Православие, церковную жизнь, они часто ошибаются в своих ожиданиях, потому что на Бога нельзя опереться так, как мы опираемся на власть и силу, существующие в этом мире. Один русский философ писал, что в христианстве нет никаких внешних гарантий. Это правда. Да, Христос говорит о собирании сокровища, которое у человека, имеющего его, никто не сможет похитить - «ни тля, ни ржа» его не разъедят, и воры не смогут украсть. Но это сокровище есть вера в Бога, оно, как сказал Спаситель, на небесах.

По-настоящему обрести Бога можно только верой. Человек - явление целостное, в нем все взаимосвязано. И очень важно, чтобы вера наша касалась и разума, и воли, и чтобы она, конечно, обреталась в нашем сердце. Я думаю, что каждый человек имеет в каком-то смысле свой, уникальный духовный путь. Кто-то обретает веру через разум, кто-то более вдохновенным и сердечным образом, но как бы то ни было, всегда важно стремиться к тому, чтобы наша духовная жизнь была целостной, чтобы мы не раздваивались, а значит, чтобы наша вера и духовная жизнь не были разрушены.

Почему человек выбирает путь смерти, а не путь жизни - ведь люди же не дураки? В какой момент человек говорит сам себе: «Я глуп и не понимаю, что выбираю путь смерти»?

Дмитрий Гасак. Это очень важный, в каком-то смысле центральный вопрос духовной жизни. Если человек находит ответ на него, он уже стоит на верном пути. Почему человеку свойственно саморазрушение? (А именно с этим связан путь смерти). Иногда человек буквально ищет смерти и стремится к самоуничтожению. История, в том числе нашей страны, свидетельствует, что буквально целые народы бывают захвачены такого рода беснованием. Но иногда это происходит и неявно. Человек идёт на поводу у разного рода страстей и ему кажется, что он ищет полноты жизни, но на самом деле этот «поиск полноты» опустошает человека и приводит его к смерти духовной и душевной, к духовной и душевной нищете. Это трудный вопрос. Я думаю, что он связан как раз с тем, что в Библии называется грехопадением. Есть в человеке некий корень зла и саморазрушения. И пока человек не осознает в себе следа от «змеиного укуса», а значит и срочной необходимости с этим бороться, прикладывая усилия к совершению добра, к хождению во свете - вера его ненадёжна и он её потеряет и развернётся к Богу спиной при самом простом искушении. Интересно, что даже люди нецерковные, например, Владимир Высоцкий, это тоже чувствовали. Он как-то писал о друзьях своего детства и юности, что идти вниз им было сподручнее, чем вверх. Действительно, двигаться по течению человеку проще, чем против течения. И христиане не первыми это заметили. Это было замечено задолго до христианской эпохи. Но с пришествием Христа, с явлением силы Духа Святого, стала возможна победа над этим роком, висящим над человеком. И Христос первый засвидетельствовал эту победу Своим Воскресением.

Поэтому важнейшим моментом в духовной жизни человека является осознание того, что внутри него есть влекущая его к гибели сила, возможность идти не путём жизни, а путём смерти. И если человек это поймёт, осознает и выберет путь жизни, с этого и начнётся его духовное возрождение.


Кто посылает испытания человеку? Разве Бог? Пост - это испытание?

Дмитрий Гасак, проректор СФИ, катехизатор Преображенского братства. Конечно, Бог, как сказано в Священном Писании, не искушает никого, «но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью» (Иак 1:13-14). С другой стороны, очень часто в истории бывало так, что люди, попадая в тяжёлые жизненные обстоятельства, задумывались о том, почему они в эти обстоятельства попали, и у них возникала благая и спасительная мысль, что Господь человека наказывает или испытывает, так или иначе указуя ему, что путь его жизни недостойный, время жизни он проводит впустую, идёт не туда, или возможности, которые ему даются, использует недолжным образом. Поэтому люди и говорят (к сожалению, чаще другим, чем себе): «Если ты попал в трудные обстоятельства, то это Бог тебя наказывает», или «Бог тебя испытывает», или «Бог тебя посетил». И это связано с реальным духовным опытом. Другое дело, что никогда, ни при каких обстоятельствах здесь нельзя морализаторствовать и человеку, попавшему в какие-то сложные обстоятельства, говорить: «Вот, Бог тебя наказал!» - как бы приводя это в качестве доказательства существования Бога, Его воли. Одно дело, когда человек сам о себе так думает и говорит, другое дело, когда это касается другого человека.

Этот мир, «мир сей», лежит во зле. И поэтому не бывает так, чтобы человек, находящийся в этом мире, прожил свою жизнь, не будучи испытанным или искушенным. Вопрос всегда в том, как человек эти испытания проходит, как он их преодолевает. С самых древних времен люди понимали, что к испытаниям в жизни надо готовиться, что самые трудные задачи человеку задает жизнь. И в этом смысле пост - это, конечно, испытание, но испытание добровольное, когда человек испытывает свою волю, свою внутреннюю силу, свою веру, свою верность Господу Богу и, наконец, свою свободу. Поэтому пост и является таким традиционным и важным, любимым, дорогим опытом для каждого христианина.

Апостол Павел говорит, что мы не под законом, а под благодатью. Как уловить эту разницу?

Дмитрий ГасакЭто очень сложный вопрос. Уловить эту разницу нелегко, для этого необходимо в каком-то смысле откровение, как это было у апостола Павла, который был верным приверженцем и последователем Ветхого закона. В этом законе он полагал свою веру и свою совесть. Он действовал согласно букве этого закона до того времени, пока не узнал Христа, Который не нарушил закон, но исполнил, т.е. довёл до полноты и открыл апостолу Павлу, с одной стороны, ограниченность закона, с другой стороны - полноту новозаветного откровения.

Закон - это всегда граница, это всегда рамки, и человек, следующий закону, всегда в каком-то смысле несвободен. Но, живя в этом мире, мы не можем жить без закона, нет в этом воли Божьей. С другой стороны, важно, чтобы наш закон, наши правила были согласованы с Божьим законом, а не с законничеством, которое Господь осуждал. Поэтому, не познав закона, невозможно познать благодать или, иными словами, свободу. Когда люди впадают в беззаконие, т.е. такое состояние, когда всё позволено, когда нет абсолютно никаких пределов, рамок, границ, ни чести, ни совести - это есть падшая свобода: грешная, мрачная, дьявольская. Но Божественная свобода - это движение не по горизонтали, с которым можно сравнить закон, а по вертикали. Из закона можно вырасти, его можно, даже необходимо исполнить, но исполнить не разрушив, а так, как исполнил его Господь наш Иисус Христос.

Если человек, будучи христианином, из патриотических чувств становится военным - это достойный поступок или компромисс? Ведь ему, возможно, придётся убивать врагов. С другой стороны, что же, не защищать Родину? Кстати, Иоанн Воин канонизирован за военные подвиги.

Дмитрий Гасак. В своё время от о. Георгия я услышал слова, которые он в свою очередь слышал от прот. Всеволода Шпиллера: «Война - зло, война - грех. Но вот, надо воевать». И, действительно, в этом мире часто приходится воевать и защищать правду, справедливость, любовь, свободу, которые всегда в этом мире находятся под агрессией зла. Мы живём в агрессивной среде, это всегда важно помнить. Но важно помнить также, о чем просил Христос Отца: не взять учеников из мира, но сохранить их от зла. И вот это настоящая, подлинная задача всякого христианина, будь он военным или гражданским человеком, потому что зло проявляет себя не только на войне.

Другой момент. Мы не имеем права быть агрессивными, алчными и недоброжелательными, желать быть захватчиками. Поэтому раньше в России, например, в кадетских корпусах, будущих офицеров учили не убивать врагов, а полагать душу свою за друзей своих. Только важно очень хорошо понимать, что это означает. В конце концов, важно помнить и слова Христа о любви к врагам. Это тоже тайна. Что означает любовь к врагам? Это не значит, что всех врагов надо воспринимать как друзей и близких. Враг есть враг. Но при этом Христос говорил о любви к врагам: «А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас» (Мф 5:44).

Что же касается Иоанна Воина, то, насколько я помню, он был канонизирован не за военные подвиги, а как раз наоборот. Он был благородный воин и претерпел мучения за то что, будучи воином, он к врагам своим относился с любовью и старался не причинять зла тем, против кого он воевал. Он попал в заключение во времена Юлиана Отступника и, собственно говоря, пострадал за то, что оказывал милость представителям противной стороны. Многие святые, бывшие при жизни воинами, прославлены не за военные подвиги, а за свидетельство о Христе.

Всякая идеология здесь вредна. Важно иметь трезвенное отношение к своей стране, к своему народу, к обществу и к тем, кто нас окружает. Но также важно быть во всей нашей жизни, во всех её сторонах по-настоящему христианином, а значит - не только читать, но исполнять то, что Христос говорит в Евангелии.

«Смертью смерть поправ». Т.е. человек может воскреснуть только после того, как умрёт?

Дмитрий Гасак. В этом вопросе содержится серьёзная мысль. И серьёзный выбор стоит перед всяким человеком. Выбор, который ничем и никем не проверяется и ничем не гарантируется, который обретается только нашей верой, как это и сказано в Евангелии: «По вере вашей да будет вам» (Мф 9:29). Конечно, воскресение связано со смертью. Более того, этот путь победы над смертью пророчески предвидит и знает и Ветхий Завет. В Песни Песней есть такие слова: «Сильна, как смерть, любовь» (Песн 8:6). Здесь подчёркивается как бы равноправие, равносилие любви и смерти. Христос же, явившись, исполнил это и явил такую любовь, которая смогла победить смерть, стать выше смертного страха, выше смертных уз. Смерть Христа не остановила - и это чрезвычайно важно для всякого человека. И именно здесь, в этой точке, сходится весь драматизм и трагичность жизни человека, которая разрешается только верой в Бога во Христе и Святом Духе.

Газета "Кифа" №8(98) июнь 2009 года


comments powered by Disqus