Проповедь о подражании Христу в современных огласительных практиках

Доклад на конференции "Традиция святоотеческой катехизации: Керигматическая проповедь о Христе слушающим и просвещаемым"

Подражание Христу — одна из основных жизненных задач, делающих верующего человека христианином. Апостол Павел говорит: «…умоляю вас: подражайте мне, как я — Христу» (1 Кор 1:4–16). Отец Георгий Чистяков, один из немногих современных православных авторов, который напрямую говорит о подражании Христу: «Подражание Христу становится тем путем, по которому должен пройти каждый христианин» [1]. Таким образом, это — определенная направленность и новое качество жизни. Но встает вопрос, можно ли и нужно ли требовать таких «высот» христианской жизни от человека, который только начал свой христианский путь и выразил желание принять крещение? Митр. Антоний (Блум) на этот вопрос отвечает однозначно, говоря не просто о каких-то необходимых для крещения качествах, а о подражании Христу в Его смерти и воскресении:

Можно крестить человека, который умирает со Христом и оживает с Ним, человека, который в себе носит мертвость Иисуса Христа и вечную жизнь Иисуса Христа; и нельзя крестить человека, который приобрел точку зрения на жизнь, где есть место для Бога, для Христа, для Церкви, для таинств и для других объектов [2].

То есть крестить человека нужно не в надежде на то, что он когда-либо станет христианином, а имея твердую уверенность в том, что он уже христианин, что в нем уже в какую-то меру запечатлен Христос.

Но для того, чтобы это стало нормой церковной жизни, во время подготовки к крещению должны ставиться соответствующие задачи. Это должно находить отражение в слове проповеди, которую говорит катехизатор или священник человеку, намеревающемуся принять крещение или начать вести церковную жизнь, будучи в свое время крещеным без подготовки и осмысления этого шага. Наш доклад посвящен поиску огласительных практик, в которых эта задача так или иначе озвучивается.

В процессе исследования обнаружились три трудности.

1. Термин «подражание Христу» не слишком распространен в православном лексиконе, поэтому рассматривались практики, где речь идет о близком опыте — следовании за Христом и ученичестве у Него. В пределе — это одно и то же. «Понятия следования за Христом и учения у Него уже имеют в себе и понятие подражания Христу» [3].

Однако на практике следование за Христом не всегда сопровождается ученичеством (можно идти за Христом с какими-то своими целями, что делало большинство людей, которые ходили за Христом), и быть учеником можно, воспринимая только внешнюю сторону жизни, но не саму жизнь, не уподобляясь Христу, что произошло с Иудой.

2. Возникла ожидаемая трудность с поиском огласительных практик. Из-за неустоявшихся пока в церковном сообществе понятий и критериев катехизации не очень ясно, что считать огласительной практикой, поэтому в поле зрения попали разные формы, так или иначе относящиеся к научению вере.

3. Если удавалось установить сам факт существования огласительной практики (основной признак: более или менее длительный опыт воцерковления людей), то отыскать тексты или аудиозаписи этих огласительных проповедей или бесед оказалось довольно трудно. В лучшем случае можно было найти планы бесед или тезисы. Поэтому иногда приходилось рассматривать проповеди в храме на смежные темы тех проповедников, которые являются катехизаторами.

При подготовке доклада использовались проповеди из интернет-ресурсов, тексты огласительных бесед, материалы выступлений, рекомендации катехизаторам Научно-методического центра по миссии и катехизации при СФИ (НМЦ МиК) и опросы катехизаторов из архива НМЦ МиК.

По результатам анализа огласительные практики были подразделены на три типа:

1. Практики, в которых данный вопрос вообще не ставится. Таких практик оказалось подавляющее большинство. Сюда в первую очередь относятся случаи редуцированной катехизации (несколько бесед).

2. Практики (обычно более длительные), в которых упоминается об ученичестве или следовании за Христом, однако это не является необходимым условием для крещения и/или воцерковления, а в ряде случаев еще и происходит подмена в понимании сути этого опыта.

3. Практики, в которых оглашаемые не только призываются к подражанию Христу, но, более того, обретение начального опыта такого подражания является принципиальным для принятия решения, готов ли человек к крещению и/или воцерковлению.

Первый тип не представляет интереса в рамках этого доклада, поэтому остановимся подробнее на втором и третьем типах.

Ко второму типу можно отнести — из всем известных — практики храма Космы и Дамиана в Шубине (прот. Александр Борисов, Андрей Черняк и др.) и прот. Дмитрия Смирнова. В докладе этим практикам будет уделено особое внимание, поскольку записи катехизических лекций, проповедей и выступлений этих катехизаторов, в отличие от опыта остальных приходских катехизаторов, широко представлены в интернете.

В практике о. Александра, в его курсе лекций о подражании напрямую не говорится, но звучит слово о следовании за Христом. Отец Александр говорит:

…Крещение, если человек не будет идти за Христом в своей повседневной жизни, останется напрасным даром… быть христианином — это не привилегия, а, прежде всего, ответственность за все свои поступки и мысли и постоянная устремленность к тому, чтобы жить и действовать в соответствии с волей Христа [4].

Об этом же, но другими словами, говорит в своих катехизических лекциях А. Черняк: «Христос говорит ученикам: идите и посмотрите. Они все оставляют, чтобы жить с Ним…». И далее:

Царство Божье — такое состояние человека, когда он соглашается слушаться Бога… Христос не просто их чему-то учит, Он вкладывает в них Свой образ Жизни… собирает людей вокруг Себя, предлагая разделить с Ним Его жизнь. Вот что такое Церковь… [5]

Звучит призыв к ежедневному чтению Евангелия и соотнесению со своей жизнью, к готовности тратить свое время и силы на других людей, на помощь им на пути к Богу. Однако на практике эти важные слова остаются лишь призывом, благопожеланием, потому что приходская катехизация не предполагает в большинстве случаев возможности проверить произошедшие в человеке перемены и учитывать их при принятии решения о крещении оглашаемого и его вхождении в Церковь. Такая ситуация приводит к тому, что катехизаторы сначала задают высокую планку христианской жизни, а потом сами же ее снижают, например, говоря об ученичестве у Христа как созидании христианских отношений в своей семье [6]. Или сразу предлагается компромисс: «…жизнь христианина требует времени, хотя бы небольшого» [7]. Человеку самому предоставляется определять, сколько времени он может отдать Богу, невзирая на существование заповеди о субботе и, тем более, ее новозаветного звучания о посвящении Богу всей своей жизни. Или же сначала говорится, что нормальная форма жизни христиан — братства, а потом — что сейчас это не нужно, потому что есть Церковь [8]. Как будто история христианства знает время, когда Церкви не было. Здесь налицо подмена Церкви церковной структурой, организацией, которая никак не может заменить собой неформальные сообщества христиан — братства и общины. Или предлагается после оглашения объединяться в малые группы для чтения Писания, молитвы и взаимопомощи, но далее уже звучит перспектива только взаимопомощи, материальной и физической — происходит сужение цели такого собирания и добавляется, что это не всем по силам [9].

Подобные компромиссы делают христианство благопожеланием и, наряду с подменами, приводят к деформации самого образа Церкви и христианской жизни, который закладывается на катехизации.

В практике о. Дмитрия Смирнова, судя по его высказываниям, планка изначально уже занижена, а смысл следования за Христом довольно сильно искажен. Например, хотя о. Дмитрий и говорит в своих проповедях о необходимости воцерковления всей жизни, о следовании за Христом, но в практике катехизации эта задача связана только с делами милосердия, понимаемыми весьма узко как добрые дела. В своем докладе на семинаре по катехизации о. Дмитрий утверждает, что плодом оглашения является то, что человек легко жертвует деньги на различные церковные проекты, помогает больным:

…Нам нужно, чтобы катехизация была такова, чтобы она воспитывала милосердие, чтобы христианин не мог пройти мимо чужой беды… катехизация должна, как говорят сегодня, «заточить» этого человека на милосердие. Такое изменение человека
к милосердию и есть покаяние… [10]

Или в другом случае ученичество у Христа путается с «каким-либо», даже мимолетным отношением ко Христу:

…Ясно, что у каждого, кто вступал со Христом в какой-то контакт или слышал о Нем — внутри возникало какое-то сочувствие к Нему и он уже был в каких-то личных взаимоотношениях со Спасителем. И это тоже ученичество [11].

Так же о. Дмитрий много говорит о необходимости христианину нести свой крест. Но при этом часто имеется в виду не то, о чем говорит нам Евангелие, а скорее непротивление злу и безропотное перенесение несправедливости и страданий вообще:

…Каждый должен нести свой крест, доверять Богу, верить, что если Господь попускает что-то испытать, то это нужно его душе. Крест — это благо, без креста не спасешься… Попытки уклониться от воли Божьей говорят о том, что мы не научились у Христа самому главному — несению Креста [12].

Далее говорится о том, что христианину не надо бороться с несправедливостью, с неправдой, надо смиряться:

…Много ненастоящих христиан. Христианин просто проверяется: когда бьют по правой, подставляет левую. А если есть возмущение, желание доказать свою правоту… это пока не христианин, не понимает суть христианства [13].

А если дело не в твоей правоте, а в правде Божьей? Об этом речь не идет. Евангелие дает нам не такой образ креста. Крест Христов — не просто страдания и перенесение унижений. Крест, который предлагает взять Христос, связан со следованием за Ним, с перенесением страданий и унижений за слово о Христе.

Об этой подмене, только в более широком ее проявлении — «страдание ради страдания» в свое время сказал о. Георгий Чистяков:

Жизнь всякого христианина есть следование за Христом, однако нередко суть его понимается упрощенно, как это сформулировано в известной пословице: «Христос терпел и нам велел». Такое понимание следования за Христом приводит к тому, что страдание ради страдания начинает восприниматься как главная христианская добродетель… [14]

Еще один пример сужения задачи подражания Христу мы находим в огласительной практике о. Андрея Федосова (известного как «киберпоп»). Христианская жизнь связывается с уподоблением Богу, но путь к этому прокладывается только через таинства:

Господь призвал нас к такому совершенству, которое недостижимо в принципе: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный». Отсюда мы сделали вывод о том, что нам открыта бесконечная перспектива духовного роста, который мы можем осуществлять с помощью Божьей. И эта помощь преподается нам в Церковных Таинствах [15].

К сожалению, недостаток развернутых материалов, содержащих катехизический опыт, и высказываний катехизаторов на эту тему не позволяет сделать более полный обзор второго типа практик. Возможно, здесь есть еще какие-то особенности или к моменту исследования уже произошли изменения в практике.

Третий тип огласительных практик содержит не только проповедь о подражании Христу, но и ставит акцент на обретении этого опыта оглашаемыми. К сожалению, из-за недостатка информации, в данном докладе в этот тип пока попали только практика ПСМБ (Преображенского братства) и еще опыт катехизаторов, так или иначе связанный с опытом Преображенского братства.

К третьему типу относятся практики длительного оглашения, состоящего из трех этапов. Проповедь о подражании Христу, ученичестве у Него звучит на всех трех этапах оглашения, но на разной глубине и с разными акцентами.

На первом этапе — это призыв, связанный больше с внешним подражанием Христу в простых вещах: ежедневной молитве и чтении Писания, приложении Слова Божьего к себе, исполнении заповедей Декалога. Постепенно акцент переносится с внешнего на внутреннее: с послушания Закону на послушание Духу.

Собственно проповедь о подражании Христу звучит на втором этапе, начиная с темы о сотворении человека, в которой говорится об образе Божьем как некой данности и «подобии» как заданности — «задании» уподобиться Богу, что после грехопадения до конца становится возможным только благодаря Христу. Он явил нам Отца и Его совершенство и призвал к этому совершенству учеников: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф 5:48).

На этом этапе важно, чтобы личность Христа стала для оглашаемых своего рода камертоном для выстраивания своей жизни: как Он жил, как строил день, как общался, как расставлял приоритеты, следовал пророческому Духу:

…Мы должны постоянно смотреть за собой и по мере познания Христа все чаще и чаще задавать себе вопрос: «Как поступил бы Христос вот в этой моей ситуации?» — и делать так, как нам подсказывает в данном случае наша верующая и чистая совесть [16].

В задачи катехизатора входит помочь оглашаемым обрести особый взгляд на Евангелие. Во вступлении к теме о подражании Христу катехизиса для катехизаторов говорится так:

…Евангелие — это не столько слова или чудеса Господа, Его мудрость или учение, а Сам Господь. Его явление, Его воплощение приводит нас к восприятию духа и смысла всей Благой Вести. <…> …Четвероевангелие не ставит акцент на внешних деталях жизни Иисуса Христа, в нем также по сути нет задачи зафиксировать четкую хронологию Его земного пути. Главная его цель — показать личный образ Иисуса Христа, чтобы дать верующим в Него твердое основание для любви к Нему и для внутреннего и внешнего подражания Ему [17].

Например, в беседе о «заповедях блаженства» оглашаемым говорится, что все перечисленное в полной мере относится только ко Христу, но также указывает и на нашу цель, каким призван стать христианин. Однако «заповеди блаженства» — не то, что можно исполнить, а то, что является плодом ученичества и подражания Христу:

Подобные Христу — совершенно (omnino) подобны Ему. Истинно «облекшиеся во Христа» (Рим 13:14; Гал 3:27) изобразили подобие Его в уме своем, во всей жизни своей и во всем поведении своем, в словах, делах, в терпении, в добродетели (virtute), в познании (cognitione), в чистоте, великодушии, в сердце чистом, в вере, надежде, в любви полной и совершенной к Богу [18].

И становится понятно, что наши проблемы не оттого, что мы что-то делаем не так, а оттого, что мы не такие, как Он. А путь подражания — это уже не столько путь каких-то усилий по самосовершенствованию, по исправлению себя, сколько путь все большего доверия, любви, открытости Христу и через Него Богу, путь общения и посвящения себя и своей жизни Отцу по образу Сына. Спасение же «не в особом знании или силе, которые открыл Иисус Христос, а в Нем Самом, в Его Личности» [19]. Поэтому катехизатору, с одной стороны, нужно «раскрыть все, что происходило в жизни Христа (Рождество, Крещение, искушения), как уникальные события, а с другой — как то, что имеет прямое отношение ко всем нам и может и должно быть актуализировано в нашей жизни» [20].

В этом же ключе в одной из бесед с просвещаемыми (тема 8 «Катехизиса для просвещаемых») [21] ставится задача исполнения Закона не по букве, а по Духу так, как это делал Христос. Христос — исполнение Закона и Пророков не потому, что тщательно исполнял все заповеди, а потому, что жил духом Любви, которая и есть исполнение Закона и Пророков. Для оглашаемых тоже должен наступить конец эры Закона, потому что «с приходом Христа Закон пришел к концу, в том смысле, что для христиан нет вопроса делать добро или зло, жизнь в другой плоскости. Просто в такие ситуации не попадают, а если попадают — то значит есть проблемы с верой» [22]. В проповеди катехизатора также звучит слово о различении закона и законничества, о необходимости руководствоваться в своей жизни не предписаниями Закона, а его Духом и Смыслом. Например, исполнение заповеди о субботе связано для оглашаемых не с днем недели, а в первую очередь со временем огласительных встреч и храмовых богослужений, когда происходит научение вере, молитве и жизни. Само соблюдение заповедей тоже, оказывается, нужно не просто ради абстрактной праведности, а потому что их соблюдал Христос [23]. Учение же Христа уникально тем, что это не совокупность теоретических положений и не кладезь практического опыта, как попасть в Царство Небесное, все оно тоже о Христе — «раскрывает тайну Его личности и Его жизни» [24].

Весь второй этап таким образом сфокусирован на личности Христа. Уже впрямую говорится о задаче не только внешнего (на уровне поведения и поступков), но и внутреннего подражания Ему:

…При сходстве духовных ситуаций всегда важнее внутреннее подражание. Поэтому нам нужны не столько отдельные внешние факты жизни Христа, сколько качества, являющиеся ее общими принципами. Например, такие, как послушание Отцу, целомудрие, простота, нестяжание и самоотвержение (вспомним: «Кто хочет идти за Мной, отвергни себя, и возьми крест, и следуй за Мной») или как единственная специфически новозаветная заповедь, о которой мы уже говорили, — заповедь о любви (вспомним: «Заповедь новую даю вам, — говорит Господь, — да любите друг друга как Я возлюбил вас…») [25].

Любовь Крестная становится, таким образом, центром проповеди о подражании Христу: «…не просто любить (людей. — М. Д.), а любить, как возлюбил их Он Сам, то есть подражать Ему» [26]. Подражание Христу связано не только с любовью к людям, но, в первую очередь, к Богу. Любовь же к Богу в том, чтобы исполнять Его заповеди, исполнять волю Отца, как исполнял ее Христос. Любовь к Богу и людям связана с продолжением дела Христа в этом мире: возвещением Царства Небесного, с исполнением заповеди Спасителя о свидетельстве о Его Кресте и Воскресении, а не просто с добрыми делами или нравственным совершенствованием. Поэтому многие катехизаторы ставят акцент на этой стороне христианской жизни оглашаемых — на свидетельстве.

С этим же связана проповедь Креста и Воскресения и опыт креста — опыт со-умирания и со-воскресения со Христом, к которому приобщаются оглашаемые в связи с необходимостью выбора между «своим» и Божьим. Один из катехизаторов так описывает опыт своей проповеди:

Крещение — поставление на служение. К этому необходимо готовиться. Поэтому на 1 этапе я говорю: тебе не хочется, страшно, а ты сделай, потому что Господь делает. Если нет опыта со-распятия в простых вещах — пойти против себя, своих желаний — ничего больше сказать не получится. Первичен опыт — потом уже можно объяснять, что это опыт со-распятия [27].

Катехизатору, как говорится в рекомендациях к «Катехизису для катехизаторов», также «надо учитывать расхожие ложные представления о пути спасения… <…> Например… спасение человека видится возможным не в подражании Христу, а лишь, например, благодаря участию в церковных обрядах и таинствах» [28]. Потому что «спасение возможно только через обретение новой природы, через уподобление Христу, Тому, Кого смерть не смогла удержать. Только в Нем, наподобие того, как человечество
имело общение с Богом в Ветхом Адаме, и предназначено было обрести с Ним единство» [29]. Катехизатору важно не только не давать оглашаемым ложной надежды на спасение, но и самому отдавать себе отчет в том, по каким критериям он будет судить о готовности человека к крещению и/или воцерковлению.

Начиная с первого этапа для оглашаемых ставится задача безусловного приоритета оглашения над всякими семейными и рабочими делами. Потому что, где звучит слово Христа — там центр жизни оглашаемого. Им важно учиться избавляться от всего, что сбивает фокус, уводит из этого центра жизни. Это касается не только времени самих огласительных встреч, но и совместных поездок, особенно на «Светлую седмицу» [30], решиться на которую всегда значит «умереть» для какого-то страха в своей жизни, например, что без тебя семья будет голодать или на работе не дадут отпуск, если узнают, куда ты едешь (перестать бояться или, по крайней мере, поступить вопреки своему страху).

Таким образом, по поступкам оглашаемого видно, последовал ли он за Христом, встал ли на путь подражания Ему: что он выбирает, когда исполнению воли Божьей препятствуют собственные желания или серьезные жизненные обстоятельства. Это и есть опыт креста для оглашаемого, особенно, когда он сопровождается непониманием, а часто и хулой со стороны близких. И проповедь о Кресте всегда сложна не только для восприятия оглашаемыми, но и для катехизатора, потому что «… человек понимает все, кроме слов Христа “Возьми Крест свой и следуй за Мной” — это покушение на комфорт, житейское счастье» [31]. Особая сложность проповеди о кресте заключается и в том, что оглашаемым не только возвещается необходимость отвергнуть зло и грех, но и раскрывается перспектива подражания Христу в Его всецелой отданности Отцу, необходимость «умереть» и для добра, что на практике выражается уже в выборе не между добром и злом, а между добром и волей Божьей, продолжением дела Христа в мире. «Умереть» для себя и своего, для своих привязанностей и страхов, пережить опыт поношения Христова — все это и есть тот опыт со-умирания со Христом, о котором говорит вл. Антоний, за которым в нормальном случае приходит опыт со-воскресения со Христом (этот опыт обычно связан с этапом таинствоводства).

В качестве итога можно сказать, что основное отличие между обозначенными типами огласительных практик заключается в вере (или ее отсутствии) в то, что для каждого человека возможно жить целостной, нераздвоенной жизнью, полной отданностью Отцу по образу Христа. В первом и втором типах проповедуется возможность совместить служение Богу и идолам (себе, своей семье, своим страхам, зависимостям и т. д.). Поэтому задача подражания Христу в этих практиках перед оглашаемыми либо не ставится вообще, либо в отношении нее совершается та или иная подмена: чаще всего ориентир на добрые дела, нравственное совершенствование. Основная же подмена заключается в том, что о кресте христианина либо не говорится вовсе, либо говорится как о непротивлении злу, безропотном перенесении скорбей вне связи с покаянием и тем более с поиском и исполнением воли Божьей (первый крест по свт. Феофану Затворнику [32]). Возможно, эти подмены связаны со «стихийным монофизитством», распространенным среди верующих — искажением веры, согласно которому Христу и святым подражать невозможно, а Евангелие — для каких-то особых людей, «предопределенных» к святости.

В третьем типе огласительных практик ситуация обратная: слово о подражании Христу не только звучит, но и воплощается в жизни оглашаемых как в добрых делах, так и через опыт отвержения себя и следования за Христом, куда бы Он ни позвал. Наличие такого опыта у оглашаемого [33] является основным критерием для принятия решения о его крещении и воцерковлении.


Обсуждение

Н. Адаменко. Справедливо было сказано о «киберпопе», практически везде у нас в храмах рассуждают, что вся церковная жизнь сводится к участию в таинствах, и чем чаще участвуешь, тем лучше. Призыва следовать за Христом многие люди не слышат никогда в жизни. Это очень грустно. Второй момент. М. Дикарева говорила о трудности проповеди о Кресте, это, конечно, так и есть. Но надо заметить и огромную трудность проповеди о Воскресении Христа. Опыт Креста худо-бедно у нас в жизни есть — как преодоление тяги к житейскому счастью, комфорту и пр. Нам тут есть что сказать. Но очень трудно делиться опытом воскресения и победы над смертью и тлением. Можно еще что-то добавить к этому?

М. Дикарева. Не знаю, что тут можно добавить, это чистейшая правда. О Воскресении Христовом действительно мало говорится, но вопрос не в том, чтобы просто об этом сообщить. Обычно оглашаемые обретают этот опыт на Светлой седмице, именно в это время они начинают видеть, как Воскресший Христос действует в них самих, братьях и сестрах, преображая их.

В. Якунцев. В каких-то разработках, прописях тема подражания Христу присутствует, например, в документах, которые помещены на сайте Синодального отдела по катехизации и образованию. В частности там написано, что именно Христос и следование Ему, подражание Ему с проекцией на практику является основным критерием катехизации. Это не может не радовать, и на это даже в каком-то смысле можно ссылаться.

Прот. Александр Лаврин. Я хотел бы защитить таинства, на которые ополчились. (Смех.) Мне кажется ошибкой то, что в повседневности приходской жизни на церковные таинства часто взгляд как на рутину: сейчас я исповедаюсь, причащусь, а потом… дальше многоточие, кто что вкладывает в то, что должно в связи с таинством произойти после службы. Главная ошибка в этом. Дело не в том, что будет потом, а в том, что само таинство — это возвращение к Христу. Ведь в сущности мы и подходим к таинству, потому что переживаем себя в «стране далекой», т. е. вне Его. А нам как раз необходимо вернуться к Нему. Церковь и создана Христом именно для того, чтобы человек вернулся к Богу. И важно само таинство, а не что после него будет, само таинство должно быть для человека вершиной его жизни, обретением Бога. Наша задача хранить эту святыню обретения благодарно-покаянной обращенности ко Христу. А дальнейшая жизнь должна бы стать продолжением молитвы в этом таинстве обретения. Тогда оно приобретает, если хотите, керигму.

Л. Мусина. Если бы в нашей аудитории сейчас оказался Игнатий Лойола, или Фома Кемпийский, или, скажем, Мартин Лютер, то они могли бы произнести ровно те же слова, которые сейчас сказала М. Дикарева. Но история говорит о том, что во всех трех случаях за этим стоит совершенно различная практика. Поэтому мое замечание касается сугубо монашеской католической аскетической практики, а также каких-то мистических вещей, и очень, в общем-то, далеко от того, как хочет жить и живет наше братство. Для чего я об этом вспомнила: мне кажется, нужно конкретнее говорить об этих вещах на языке опыта. Потому что действительно участие в таинствах — это подражание Христу или не подражание Христу. Очень было бы ценно именно выражение тех же вещей — во многом традиционных, во многом действительно драгоценных для христиан разных эпох — на языке опыта.


Примечания

1 Чистяков Георгий, свящ. Подражание Христу. URL: http://tapirr.com/еkklesia/chistyakov/gospodu_pomolimsya/03podrazhanie_hristu.htm (дата обращения: 08.04.2016).

2 Антоний (Блум), митр. Беседы о вере и Церкви. URL: http://www.litmir.me/br/?b=429615&p=14 (дата обращения: 08.04.2016).

3 Мантзаридис Г. И. Подражание Христу по свт. Григорию Паламе. URL:http://palama.ru/stati-o-svt-grigorii-palame/podrazhanie-xristu-po-svt-grigoriyupalame-professor-georgij-i-mantzaridis.html (дата обращения: 08.04.2016).

4 Борисов Александр, прот. Катехизация : Цикл из 13-ти лекций (2006–2007 гг.) : Храм свв. бесср. Космы и Дамиана в Шубине. Лекция 13: Жизнь христианина.

5 Черняк А. Катехизация. Цикл аудио-лекций. Лекция «Церковь». URL: http://predanie.ru/andrej-chernyak/chernyak-katehizacia/ (дата обращения: 08.04.2016).

6 Борисов Александр, прот. Указ. соч.

7 Там же.

8 Там же.

9 Борисов Александр, прот. Указ. соч.

10 Смирнов Дмитрий, прот. Некоторые мысли о катехизации в современном мире. URL: http://www.damian.ru/Actualn_tema/kr_stol_2007/smirnov.html (дата обращения: 08.04.2016).

11 Смирнов Дмитрий, прот. Некоторые мысли о катехизации в современном мире.

12 Смирнов Дмитрий, прот. Мультимедийный блог. URL: http://www.dimitrysmirnov.ru/blog/page/2/?pg=2&out=pg&frm=ex&srt=dpd&s=%D0%BE+%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B5#video (дата jбращения: 08.04.2016).

13 Там же.

14 Чистяков Георгий, прот. Подражание Христу.

15 Федосов Андрей, прот. Подготовка к крещению. Огласительная беседа № 4 «Христианская нравственность». URL: http://www.voskresnaya.ru/beseda-4-khristianskaya-nravstvennost (дата обращения: 08.04.2016).

16 Кочетков Георгий, свящ. «В начале было Слово» : Катехизис для просвещаемых. М. : СФИ, 2007. 464 с. С. 198.

17 Кочетков Георгий, свящ. «Идите, научите все народы» : Катехизис для катехизаторов : В 7 ч. Изд. 2-е, испр. и доп. Ч. IV. М. : СФИ, 2015–2016. С. 3–4.

18 Первое послание Климента Епископа римского к девственникам. Гл. 7. URL: http://apokrif.fullweb.ru/apocryph1/kliment-to-devstv1.shtml (дата обращения: 08.04.2016).

19 Кочетков Георгий, свящ. «Идите, научите все народы». Ч. IV. С. 67.

20 Там же.

21 Там же. С. 62.

22 Фрагмент катехизической беседы (2015 г.) 2-го этапа оглашения (катехизатор: В. Я.). Архив НМЦ МиК СФИ.

23 Опрос катехизаторов — участников конференции «Традиция святоотеческой катехизации» (2015 г.). Архив НМЦ МиК СФИ.

24 Фрагмент катехизической беседы (2015 г.) 2-го этапа оглашения (катехизатор: В. Я.).

25 Кочетков Георгий, свящ. «В начале было Слово». С. 199.

26 Чистяков Георгий, свящ. Указ. соч.

27 Опрос катехизаторов — участников конференции «Традиция святоотеческой катехизации» (2015 г.).

28 Кочетков Георгий, свящ. «Идите, научите все народы». Ч. IV. С. 68.

29 Фрагмент катехизической беседы (2015 г.) 2-го этапа оглашения (катехизатор: В. Я.).

30 «Светлая седмица» — завершающий оглашение этап таинствоводства, который часто проводится на выезде, чтобы помочь нововоцерковленным оторваться от домашних дел и посвятить все время церковному научению.

31 Фрагмент катехизической беседы (2015 г.) 2-го этапа оглашения (катехизатор: Г. К.).

32 Феофан Затворник, свт. Три слова о кресте. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Feofan_Zatvornik/o_nesenii_kresta/ (дата обращения: 08.04.2016).

33 К сожалению, на практике этот начальный опыт подражания Христу не является необратимым. Как и вообще опыт жизни по вере.


Традиция святоотеческой катехизации : Керигматическая проповедь о Христе слушающим и просвещаемым : Материалы Международной научно-практической конференции (Москва - Московская область, 16-18 мая 2016 г.). М. : Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2017. - с. 243-259.

comments powered by Disqus