Храмовое зодчество Юго-Западной Сибири XVII-начала ХХ в. в контексте миссионерской деятельности Русской православной церкви

Храмовое зодчество Юго-Западной Сибири XVII-начала ХХ в. в контексте миссионерской деятельности Русской православной церкви

Год: 2011

Автор научной работы: Крейдун, Георгий Александрович

Ученая cтепень: доктор искусствоведения

Место защиты диссертации: Барнаул

Код cпециальности ВАК: 17.00.04

Специальность: Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура

Количество cтраниц: 523


Оглавление диссертации 

Введение.

Глава 1. Основание Алтайской духовной миссии и зарождение миссионерского храмостроительства.

1.1. Состояние христианского просвещения на юге Западной Сибири в XVII - начале XIX в.
1.2. Деятельность архимандрита Макария (Глухарева) и первые миссионерские постройки.
1.3. Формирование и развитие территориальной и административной структуры миссионерских учреждений
1.4. Источники финансирования миссионерских программ.

Глава 2. Типология и анализ церковно-миссионерских построек.

2.1. Систематизация и типология построек.
2.2. Строительные материалы и технологии строительства.
2.3. Стилистический анализ архитектурных сооружений.
2.4. Современное состояние архитектурных памятников и проблемы восстановления их первоначального облика.

Глава 3. Основные принципы реконструкции памятников с применением информационных технологий.

3.1. Систематизация экспедиционных материалов.
3.2. Анализ архивной архитектурной графики: планы, чертежи, эскизы.
3.3. Компьютерная обработка исторических фотографий и других изобразительных материалов.
3.4. Виртуальное воссоздание утраченных памятников церковного зодчества Юго-Западной Сибири на основе авторской методики с применением информационных технологий.

Глава 4. Историко-архитектурная характеристика памятников южно-сибирского церковного зодчества.

4.1. Монастырские комплексы.
4.2. Миссионерские храмы.
4.3. Миссионерские станы и погосты.
4.4. Школы и благотворительные учреждения.

Глава 5. Современные церковные постройки.

5.1. Преемственность и традиция в современных церковных зданиях.
5.2. Влияние на архитектуру современных церковных зданий новых строительных технологий и материалов.
5.3. Архитектурно-стилистический анализ церковных строений начала XXI в.
5.4. Градостроительная роль церковных комплексов XXI в.

Введение диссертации (часть автореферата) 

В России во второй половине XIX - начале XX в. получила широкое распространение миссионерская деятельность Русской православной церкви. В этот период миссионерство являлось неотъемлемым и наиважнейшим направлением деятельности Церкви, способствовавшим объединению российских народов в единую державу. Миссионерство развивалось, главным образом, в регионах проживания инородческого населения - в Сибири и на Дальнем Востоке. Результаты работы сибирских миссионеров имели не только собственно церковную, но и общегосударственную значимость, которая выражалась в просвещении коренных народов, в приобщении их к культуре России.

Деятельность Алтайской духовной миссии охватывала территорию юга Западной Сибири, а именно: Алтая, Шории, Хакасии. К 1917 г. общее количество селений Миссии составило 434. В миссионерских селениях проживало 46 729 крещеных жителей. В каждом из тридцати одного отделения находилась самостоятельная церковь. Кроме того, в миссионерских станах было 11 приписных храмов, 47 молитвенных домов и 10 часовен. Помимо миссионерских станов, на территории Алтайской миссии действовали архиерейское подворье, шесть миссионерских монастырей и общин, а также целый ряд благотворительных учреждений. Работа миссионеров осуществлялась в условиях отсутствия стабильного финансирования и целенаправленной государственной или церковной программы. Плотность населения южно-сибирских территорий была крайне низка, при этом практически отсутствовала всесезонная транспортная инфраструктура. Неблагоприятная социальная обстановка приводила к существенному недостатку не только квалифицированных кадров, но и рядовых штатных сотрудников.

Преодоление столь многообразных препятствующих факторов стало возможным во многом благодаря колоссальной личной инициативе руководетва и сотрудников Миссии. Однако даже предельная самоотдача приезжего русского духовенства не имела бы столь существенных последствий, если бы не удалось наладить взаимный контакт с местным населением.

Структура миссионерских учреждений охватывала все стороны жизни населения Алтая: религиозные потребности, хозяйственно-бытовую деятельность, образование, благотворительность. Опыт Алтайской миссии интересен и важен, поскольку она была самой обширной (с наиболее разветвленной сетью структур) из внутренних миссий и оставалась «образцовой» вплоть до революции 1917 г.

Данное исследование из всего многообразного спектра культуры народов Юго-Западной Сибири выделяет опыт православного храмового строительства как составной части усвоения достижений христианской цивилизации в процессе перехода от кочевого образа жизни к оседлому. Воссоздание панорамы миссионерского строительства как важнейшей части структурно-организационной деятельности, по нашему убеждению, является основой для качественной и количественной оценки результатов работы подвижников Русской православной церкви по духовному и культурному просвещению кочевых народов, созданию условий для их гармоничного вхождения в общемировое пространство цивилизованных народов с сохранением национальной и культурной самобытности. Процесс преемственности наблюдался во всех видах деятельности. К началу 1910-х гг. местное население занимало 75% штатов миссии. В итоге сформировалась заинтересованность местного населения в храмостроительстве, развитии системы школьных и социальных миссионерских учреждений. Выходцы из новокрещеных со временем стали занимать самые различные должности - от переводчиков, иконописцев до священнослужителей.

Освоение строительного дела - принципиально нового для вчерашних кочевников - было немыслимо без тесного взаимодействия с русскими мастеровыми людьми, преимущественно крестьянами. Постепенно выходцы из коренных народностей осваивали опыт строительной и художественной деятельности, становясь равноправными участниками строительных артелей. Отметим, что возведение храмов, часовен, монастырских комплексов и вспомогательных сооружений при них осуществлялось с учетом стилистических тенденций в русской архитектуре, характерных для рассматриваемого периода.

Актуальность темы исследования

Закон Российской Федерации «О свободе совести и о религиозных объединениях» (1997 г.) подчеркивает особую роль Православия в становлении и развитии духовности и культуры народов России. В условиях положительной динамики развития сотрудничества государства и религиозных организаций по ряду социально значимых направлений с особой актуальностью встает вопрос изучения исторического опыта взаимодействия государства и доминирующей в свое время Русской православной церкви, особенно ценен опыт наиболее ярких ее представителей. Таковым, в частности, можно считать миссионерскую деятельность. Личная ответственность и преданность своему делу таких видных сибирских миссионеров, как Филофей (Лещинский), Иннокентий Иркутский, Герман Аляскинский, Макарий (Глухарев), Макарий (Невский), Николай (Касаткин), помогали устанавливать доверительные отношения между представителями разных культур и цивилизаций. Это, в свою очередь, в значительной мере способствовало не только относительно мирному сосуществованию, но и активному процессу сближения культур.

За время после официального вхождения Горного Алтая и сопредельных территорий в состав Российской империи (с 1754 г.) можно указать целый ряд исторических вех, которые могут считаться совместными достижениями русского народа и народов юга Западной Сибири. Это преодоление зависимости от Цинской империи, грозившей геноцидом целому ряду малых народностей региона, развитие письменности, зарождение местной интеллигенции, появление высокохудожественных работ в области литературы, изобразительного искусства, народных промыслов и архитектуры. Все это способствовало не только возникновению новых форм регионального искусства, но и возможности фиксации, сохранения и изучения исконной традиционной культуры алтайских народов, в частности, обширного по содержанию и временному охвату народного эпоса. Русская православная церковь на протяжении всей своей истории являлась оплотом здравого патриотизма, всегда выступая за единство народа и целостность государства. Этому способствовала идейная основа вероучения, подразумевающая многонациональность и мирное сосуществование с различными культурами и представителями иных конфессий. В Горном Алтае и нескольких сопредельных территориях Шории, Хакасии, Тувы за почти столетнюю историю деятельности миссионеров православие укоренилось настолько, что стало неотъемлемой частью жизни местного населения, в том числе и коренных национальностей. В отечественном этноискусствознании к настоящему времени существует достаточно узкий круг научной литературы по данному направлению гуманитарного знания. Между тем важность возрождения культуры Православия в России настоятельно требует изучения и обобщения разнообразных форм духовного просвещения в дореволюционный период. Это особо значимо и по той причине, что современная ситуация во многом перекликается с ситуацией начала XX в. Храму принадлежит особая роль в формировании духовно-нравственного мировоззрения: храм не только организующий центр культурного ландшафта, но и образ модели гармоничного мироустройства. Храмо-зодчество способствует гуманизации общества. Таким образом, изучение архитектурного наследия регионов Юго-Западной Сибири является одной из актуальных задач современного искусствоведения.

Объект исследования: православное церковное зодчество Сибири.

Предмет исследования: архитектура и проблемы реконструкции первоначального облика церковно-миссионерских строений Юго-Западной Сибири на основе современных геоинформационных систем и компьютерного моделирования.

Цель исследования - выявление особенностей православного зодчества Юго-Западной Сибири в контексте влияния стилистических архитектурных тенденций второй половины XIX - начала XX в., определение его влияния на процесс духовного и культурного преобразования мировоззрения местных народностей в период перехода от кочевого к оседлому образу жизни.

Для достижения цели исследования необходимо было решить следующие задачи:

- осуществить полевые экспедиции по выявлению и обмеру сохранившихся объектов и мест утраченных миссионерских строений на территории Республики Алтай, Алтайского края, Кемеровской области и Хакасии; а также их картографирование с помощью современных геоинформационных систем;

- показать процесс формирования территориальной и административной структуры Алтайской духовной миссии; выявить с применением статистических методов качественные и количественные характеристики появления и развития миссионерских учреждений, включая процесс строительства храмов;

- разработать методику и осуществить статистическую обработку сведений о динамике миссионерского строительства и основных геометрических и пространственных характеристиках архитектурных объектов;

- разработать способы получения геометрических характеристик архитектурного объекта по одиночному фотоизображению;

- с помощью современных информационных технологий осуществить виртуальную реконструкцию облика наиболее типичных и значимых объектов архитектурного наследия Русской православной церкви на традиционно миссионерских территориях;

- выявить особенности влияния на процесс храмостроительства в изучаемом регионе народных строительных традиций и предпочтений местного населения; осуществить архитектурно-стилистический анализ церковных строений;

- воссоздать панораму церковного зодчества (миссионерских станов, монастырских комплексов, школьных и благотворительных учреждений, административных зданий) как отражение поэтапного развития структуры миссионерских учреждений в регионе;

- проанализировать опыт возрождения храмового зодчества в регионе в конце XX - начале XXI в.; оценить степень сохранения и развития каноничных традиций православного зодчества в современных храмовых постройках и разработать рекомендации для воссоздания традиционных подходов православного храмостроительства.

Методология исследования

Задачи исследования требуют широкой методологической базы, включающей как общие, так и специальные научные подходы. Заявленная проблема носит междисциплинарный комплексный характер и требует привлечения исследовательского инструментария многих отраслей науки, как гуманитарных, так и естественных. Использование общих методов и процедур познания (системный, восхождение от абстрактного к конкретному, анализ исторического и логического, метод аналогий) дополнено применением специальных методов искусствоведения (комплексный анализ памятников архитектуры и градостроительства, атрибутивный метод), исторической науки (проблемный, хронологический, ретроспективный, ситуационный), методов математического моделирования и компьютерной графики, а также совокупность методов: теоретический анализ оригинальных источников, сравнительно-сопоставительный, историко-генетический, структурно-функциональный и аналитико-синтетический. Атрибутивный метод послужил для установления топографических, хронологических и других сведений о памятниках истории и архитектуры исследуемого региона.

Под церковно-миссионерскими строениями в рамках нашего исследования понимается совокупность материального строительного наследия Алтайской духовной миссии, включающая культовые здания и строения, образовательные, социально-благотворительные, причтовые жилые и хозяйственные постройки. Богослужебные постройки (здания) — это строения, в которых миссионеры совершали богослужения церковного православного обряда.

Культовые сооружения - это здания и иные строения, имеющие сакральный характер, то есть содержащие в экстерьере или интерьере объекты религиозного поклонения. К таковым относятся богослужебные здания, поклонные кресты, святые источники, пещерно-культовые сооружения и т.п. Все перечисленное входит в культурное наследие России и, прежде всего, в историко-архитектурное наследие, так как многие здания и строения Алтайской духовной миссии обладают художественно-эстетической ценностью, отражают стилистические поиски русской архитектуры XIX - начала XX века и являются памятниками истории и архитектуры.

В предлагаемой исторической реконструкции церковно-миссионерских построек автор исходит из принципа целостности духовной и художественной культуры1. Вместе с тем исторический метод исследования составляет основу методологии диссертации. В этом выборе автор руководствуется положением М.А. Ильина о том, что «исторический метод исследования архитектурных памятников во всем его многообразии остается в силе. Здесь важно не только прямое или косвенное установление даты, имени и положения заказчика и зодчего, но и представление о той среде, в которой создавался памятник, как проходило его дальнейшее существование, как менялся его облик и чем это было обусловлено» [Ильин, 1976, с. 257]. Решению поставленных в диссертации задач способствовало обращение к особенностям мировоззренческих и эстетических идеалов эпохи.

Метод историко-архитектурного анализа используется в диссертации как один из важнейших, при помощи которого автор стремится выявить стилистическую специфику архитектуры миссионерских храмов и иных зданий. Историко-теоретическое осмысление проблем церковно-миссионерского зодчества Юго-Западной Сибири предполагает изучение архитектурных типов. Мы опирались на концепцию, которая под архитектурным типом подразумевает выраженную в конкретной объемно-пространственной форме сумму структурных и композиционных признаков, определяющих принадлежность сооружения к группе сооружений, объединенных общим практическим назначением [Стародуб, 2006, с. 6-7].

1 Аналогичный подход был реализован, например, при изучении калмыцкого изобразительного искусства (см.: [Батырева, 2011]). 

Исследование подразумевает целостность духовной культуры, значимость и функциональность ее составляющих. Методологическую основу диссертации составили также теоретические взгляды и концепции изучения, сохранения и использования культурного наследия, в том числе тезис академика Д.С. Лихачева о необходимости формировать от поколения к поколению «память культуры и культуру памяти» [Лихачев, 1983, с. 1-3; 1999, с. 173-186], а также учение профессора, директора Института «Наследие» Ю.А. Веденина о культурном ландшафте, методике музеефикации традиционных центров народного и храмового зодчества [Веденин, 1997, с. 17]. Применение ландшафтного подхода позволяет осуществить комплексное исследование историко-культурного феномена, поскольку такой подход сочетает в себе разработку самых разных аспектов явления.

Изучение памятников истории и архитектуры актуализирует общественный интерес к культурному наследию. В этом направлении работает, в частности, исследователь Н.И. Лебедева, которая подчеркивает, что «одной из важных задач в области современной культуры является широкое и деятельное освоение историко-культурного наследия, активное включение в общественную и культурную жизнь человеческого сообщества достижений материальной и духовной культуры прошлого» [Лебедева, 2000, с. 18]. В этой связи фундаментальное исследование одного из важнейших пластов цивилизационного становления малочисленных народов Юго-Западной Сибири с участием православной церковной миссии представляет собой значимую составляющую целостного историко-культурного наследия.

Логичной реализацией полученного знания о памятниках является реставрационная практика, которая в России хорошо разработана как в теоретическом, так и в практическом планах (см., например: [Кедринский, 1999]). Однако реалии нашего времени (отсутствие финансирования подобных программ) заставляют искать хотя бы частичную альтернативу реальному воесозданию материальных памятников. С развитием компьютерных технологий открывается возможность содействия формированию историко-культурной среды с применением методов виртуальной презентации историко-культурного наследия. Современные возможности реализации данного подхода исследуются автором диссертации. Особая важность видится нам в формировании культуры современного храмостроительства на основе традиции и преемственности наследия. «Независимо от того, сколь долго система общественных отношений сохраняет свои контуры и сколь резко новая система отличается от старой, процесс преемственности поколений не прерывается никогда» [Суханов, 1976, с. 146]. Развивая теорию культурного наследия, ряд ученых (И.П. Дубинин, В.А. Ельчанинов) являются сторонниками концепции социального наследования, которое есть «целенаправленная деятельность, базирующаяся на опыте предшествующих поколений.» [Ельчанинов, 2011, с. 35]. Опыт передается «путем социального наследования и выступает для каждого последующего поколения в виде социальной программы, которую ему предстоит не только усвоить, но и развить далее» [Дубинин, 1983, с. 119]. Этим объясняется выход за хронологические рамки настоящего исследования в пятой главе диссертации.

Под реконструкцией зданий в нашем исследовании подразумевается воссоздание (частичное или полное) их утраченного облика. Некоторыми авторами этот процесс именуется как рекомпозиция или реновация, предполагающие реальное восстановление исторического здания. Теоретическая реконструкция первоначального облика объектов с применением методов математического моделирования и трехмерной компьютерной графики основывалась на натурном изучении памятников, фотофиксации, ОРБ-координировании, опросе местных жителей, архивных изысканиях. В некоторых случаях для расчистки фундаментов утраченных зданий и установления точного местоположения могильных пятен на руинированных церковных погостах применялись методы археологических исследований. Полевые данные об объектах фиксировались в соответствии со спецификой структуры миссионерских учреждений. При обработке полевых и архивных данных применялись методы каталогизации и статистического анализа. Цифровой материал, использованный в работе, оформлен в виде таблиц, графиков и диаграмм в приложениях. Результаты работы представлены как в описательной, статистической форме, так и визуальными материалами (документы, фотографии, архитектурная графика, компьютерные модели).

Хронологические рамки исследования

Работа охватывает XIX - первую четверть XX в., с момента основания Алтайской духовной миссии (1830 г.) до упразднения всех ее структурных подразделений - станов, храмов, школ, приютов - 1919 г. Официальных документов о завершении деятельности Миссии не сохранилось. Принято считать, что деятельность миссионерских структур прекратилась с момента прихода к власти большевиков в конце 1917 г. Однако известно, что Бийское катехизаторское училище функционировало до марта 1919 г. Эту дату, по мнению автора, было бы более корректно считать моментом фактического упразднения Алтайской миссии. Дальнейшая история миссионерских структур была связана с преобразованием их в приходские и переходом на самофинансирование.

В некоторых описательных частях диссертант выходит за принятые хронологические рамки исследования. Так, в первой главе дается краткое описание истоков миссионерской деятельности Русской православной церкви в Сибири, начиная с периода ее активного освоения (с XVII в.). В пятой главе автор, формулируя перспективу дальнейших исследований, анализирует состояние храмостроительства в регионе в наше время (кон. XX - нач. XXI в.). Выход за хронологические рамки диссертации сделан с целью сохранения целостности проблемного поля исследования.

Территориальные рамки исследования

Территориально диссертационное исследование охватывает всю территорию деятельности Алтайской духовной миссии, располагавшуюся в границах нескольких субъектов Российской Федерации (в современном административном делении): Алтайский край, Республика Алтай, Кемеровская область и Республика Хакасия, что в дореволюционном территориальном делении соответствует Алтайскому и Кузнецкому округам Томской губернии, Таш-тыпскому уезду Енисейской губернии.

Источниковая база исследования

Диссертация имеет комплексный характер, поэтому были использованы различные виды и типы источников.

Основная группа источников - памятники церковной миссионерской архитектуры Юго-Западной Сибири, в том числе обследованные в экспедициях, осуществленных автором с 2000 по 2011 г. На местах частично сохранившихся или утраченных церковных зданий производилась фотофиксация, обмеры и внешнее описание состояния остатков (67 объектов, в том числе 33 культовых здания). В трех случаях план церковного здания был установлен по результатам археологической расчистки верхних слоев грунта. Производилось также координирование мест исторического расположения памятников с помощью геоинформационной системы спутниковой навигации GPS.

Графические документы - планы, чертежи, отмывки, эскизы церковно-миссионерских построек Юго-Западной Сибири - обнаружены в РГИА (фонд 799 «Хозяйственное управление при Синоде»), ГААК (фонд 26 «Барнаульское духовное правление Томской духовной консистории», фонд 50 «Чертежная главного управления Алтайского округа», фонд 164 «Алтайская духовная миссия Томского епархиального управления»), ГАТО (фонд 6 «Томская губернская строительная комиссия», фонд 144 «Чертежная Томского губернского управления»), а также альбомы образцовых проектов храмов, изданные до 1917 г., и планы Бюро технической инвентаризации г. Горно-Алтайска и Майминского р-на Республики Алтай. Автором диссертации обнаружены и введены в научный оборот особо ценные архивные документы: «План-фасад миссионерского дома, построенного в селении Майминском архимандритом Макарием», «Ситуационные планы Бийского уезда деревни Найминской», «План, фасад и разрез каменной церкви, находящейся в селе Майме.» и др. Датировка этих документов была установлена автором в результате дополнительного исследования.

Другая группа - визуальные источники - исторические видео- и фотоматериалы по внешнему облику церковных зданий из фондов Алтайского государственного краеведческого музея, Республиканского музея им. A.B. Анохина, Бийского краеведческого музея, библиотеки Института алтаи-стики им. С.С. Суразакова, отдела редких книг Алтайской краевой библиотеки им. В.Я. Шишкова, видеоархива Барнаульской епархии, а также фотодокументы, обнаруженные в личных семейных коллекциях К.К. Соколова (Бийск), П.С. Чевалкова (Горно-Алтайск) и в ряде печатных изданий досоветского периода.

Следующая группа источников информации о церковных строениях миссионерского происхождения - воспоминания старожилов и местных жителей, которые были собраны автором в процессе полевых исследований. Учитывая специфику отдаленных поселений, иногда возникающий языковой или психологический барьер жителей чрезвычайно отдаленных поселений, а также преклонный возраст респондентов, опрос проводился в форме непринужденной беседы с вопросами, затрагивающими информацию о местоположении храмов и других церковных построек, их первоначальном облике, судьбе в советские годы, а также о совершителях богослужений.

Материалы официального делопроизводства Синода, епархиальных и миссионерских структур Русской православной церкви: ГАТОТ (фонд 144 «Тобольская духовная консистория»), ГАТО (фонд 170 «Томская духовная консистория», фонд 184 «Алтайская духовная миссия», фонд 183 «Бийский архиерейский дом»), ГААК (фонд 164 «Алтайская духовная миссия Томского епархиального управления», фонд 186 «Бийское миссионерское катехизаторское училище Томской духовной консистории», фонд 188 «Бийский Тихвинский женский монастырь»). В данной группе источников для реконструкции сети миссионерских учреждений и атрибуции зданий использовались описи церковных строений страхового общества «Россия»; нормативные акты, распоряжения и указы Консистории, ежегодные отчеты Алтайской духовной миссии и миссионерских отделений; прошения, рапорты, отчеты миссионеров. Наиболее комплексная информация взята из Ведомостей о церквах и лицах, служащих в Алтайской миссии, и Клировых ведомостей, имеются сведения о храмах: когда они были построены, на чьи средства и из какого материала, как оснащены и какую имеют утварь, имеются ли приписанные церкви и молитвенные дома, школы и т.д.

Статистические источники представлены «Справочными книгами» по Томской епархии. Публицистика (периодические издания дореволюционного периода) - специализированные миссионерские и местные церковные издания «Миссионер», «Православный благовестник», «Томские епархиальные ведомости» и др. Документы личного происхождения - дневники, воспоминания, записки (архивные и опубликованные), содержат ценную информацию о местоположении, годах строительства, внешнем облике и интерьере зданий, что послужило атрибуции церковно-миссионерских построек.

Кроме того, был использован ряд документов из фондов официального делопроизводства государственных, муниципальных и других органов власти: ГААК (фонд 2 «Алтайское Горное правление», фонд 3 «Главное Управление Алтайского Горного округа», фонд 4 «Главное управление Алтайского округа», фонд 175 «Бийская городская дума», фонд 239 «Каракорум-Алтайкая уездная казенная управа Алтайской губернской земской управы»); ГАТО (фонд 3 «Томское Губернское управление»); ГАРА (фонд 33 «Исполнительный Совет Горно-Алтайского Совета народных депутатов», фонд 51 «Административный отдел Ойротского облисполкома», фонд 91 «Улалин-ский волостной революционный комитет»).

Итак, в работе были использованы дела из 21 архивного фонда; в процессе полевых экспедиций посещено около 120 населенных пунктов. Общее количество объектов церковного строительства, по которым были собраны и использованы в исследовании материалы различного происхождения составляет: богослужебных зданий - 205; приходских (включая хозяйственные и надворные постройки) - 250; школьных - 184; социальных и благотворительных - 9. Данные сведения были систематизированы, обработаны и занесены в соответствующие таблицы и графики, часть графических и визуальных материалов представлена в разделе «Иллюстрации» настоящей работы.

Степень научной разработанности темы

Научные исследования в области церковного зодчества берут свое начало в XIX в. Специалистам хорошо известны работы Ф. Рихтера, Л. Даля, М.В. Красовского, В.В. Суслова, Н.В. Покровского и др. Особую значимость в развитии научного подхода к изучению материальных памятников древности, в появлении теории русского «стиля» имеют работы И.Е. Забелина. История российского храмозодчества уникальна и многообразна. Вполне объяснимо, что наиболее ярким сторонам архитектурного искусства посвящено значительное число работ. В научной литературе особенно содержательно представлено каменное культовое зодчество России в работах И.Э. Грабаря, К.Н. Афанасьева, H.H. Воронина, П.Д. Барановского, П.А. Раппопорта, Б.А. Рыбакова, A.A. Тица. Современные методы междисциплинарных исследований в понимании культовых архитектурных форм активно реализуют искусствоведы A.Л. Баталов, Л.A. Беляев, A.M. Лидов. С.А. Шаров-Делоне и др. Деревянное зодчество Русского Севера, фрагменты которого еще представлены в чудом сохранившихся памятниках, исследовалось A.B. Ополов-никовым, А.Ю. Косенковым, Л.M. Лисенко, М.И. Мильчиком, Ю.С. Ушаковым. Помимо описательных и интерпретационных работ, связанных с реставрационной деятельностью, имеются и обобщающие исследования, результаты которых вполне могут быть транслированы за пределы изучаемого региона, поскольку выявляют общие закономерности построения архитектурного облика церковных зданий, причем отмеченные закономерности могут наблюдаться в течение нескольких периодов истории русского храмостроительства.

Храмы провинции, особенно Зауралья, изучались в меньшей степени. В XIX - начале XX века о деревянном храмовом зодчестве Иркутской и

Красноярской губерний публиковались работы А. Виноградова и И.И. Серебренникова, о «сибирском барокко» - Б.П. Денике. Исследователи второй половины XX в. (В.Т. Щербин, А.Г. Туманик, A.B. Корзун, Н.П. Журин, А.Н. Гуменюк, Н.И. Лебедева) в большей степени изучали наиболее значимые постройки - городские каменные храмы крупных городов Сибири. Сравнительно небольшое число работ посвящено деревянному церковному зодчеству Сибири (Б.В. Михайлов, И.В. Калинина). Значительный вклад в разработку проблемы культовой и народной архитектуры внесли работы ученых Е.А. Ащепкова [1950], С.Н. Баландина [1987], В.А. Липинской [1987; 1996] и др., которые рассматривали деревянное храмовое зодчество Сибири как составную и неотъемлемую часть народной строительной культуры русских переселенцев, преимущественно старообрядцев. В этот ряд стоит добавить исследования О.М. Шелегиной [2005], комплексно изучающей культуру жизнеобеспечения русского населения Сибири в контексте адаптационных процессов.

Среди научных исследований последних лет в области храмового зодчества следует назвать монографию C.B. Вереш «Храм - образ вселенной: о путях развития архитектуры русского православного храма» [2010], в которой автор рассматривает русскую культуру с точки зрения развития «на родной почве традиций мировой культуры». В диссертации В.В. Пищулиной [2007] рассмотрены различные аспекты христианского храмовое зодчества Северного Кавказа VI-XVI вв. Философскому осмыслению зарождения и развития культовой архитектуры посвящена монография И.И. Карпушина «Философия христианского зодчества» [2005]. За пределы крупных административных центров России целенаправленное изучение храмового, культового зодчества шагнуло лишь в постсоветский период. Из последних изданий по деревянному сибирскому зодчеству можно выделить работу A.B. Ополовникова и Е.А. Ополовниковой «Земля Иркутская, деревянная» [2004]. В конце XX - начале XXI в. появляются работы нового поколения российских искусствоведов и архитекторов, в которых с предельным вниманием исследуются сохранившиеся и утраченные памятники сибирского церковного зодчества.

Имеются исследования по церковной архитектуре юга Западной Сибири, в частности, архитектуре Алтая. Тему культового зодчества Алтая в 1980-е гг. начала разрабатывать Т.М. Степанская [1994, 2006]. Одна из глав ее монографии посвящена культовому зодчеству. Автор впервые вводит периодизацию культовых построек Алтая, отмечает наиболее характерные черты хронологических периодов, дает стилистическое описание наиболее значимых памятников храмового зодчества региона. Можно указать на монографию М.Р. Маняхиной [1999], в которой рассмотрены преимущественно храмы крупных приходских центров Алтая. В работе C.B. Нестеровой [2004] прослежен культурогенез региона, выявлены его специфика и динамика развития, в том числе с учетом деятельности Алтайской духовной миссии. Некоторые памятники церковно-миссионерского происхождения Горного Алтая были затронуты в исследовании О.П. Ильиной [2003]. Объем рассмотренного материала не позволил создать целостную систематизацию культовых построек, однако в данной работе приводится ценный анализ планировочной структуры миссионерских селений. Отдельным аспектам культового зодчества Алтая были посвящены работы Ю.В. Волковой [2004] об особенностях оконных проемов храмов Алтая XIX в. и Р.Ю. Волоснова [2009] о сельском деревянном церковном зодчестве Алтая. История городских храмов рассматривалась в работах Я.Е. Кривоносова, Т.В. Скворцовой, Л.И. Ермаковой [1999; 2011].

Весьма значимы для сибирского региона монографии и статьи А.Ю. Майничевой [2000; 2002], в которой автор раскрывает закономерности построения форм деревянных церквей Сибири XVII в. во взаимосвязи с их образным и символическим строем. Н.И. Лебедева [2003] выявила и описала наиболее значимые памятники церковной архитектуры Омского Прииртышья. Автор применила комплексный подход к изучению культовых памятников, ввела в научный оборот широкий круг архивных и визуальных источников, материалы натурных (полевых) исследований. Особо ценным в работах Н.И. Лебедевой является рассмотрение культовой сферы региона как части культурного наследия в исторической динамике. С.С. Левошко [2000] исследует историю и архитектуру миссионерских храмов, церквей-школ и храмов-памятников Дальнего Востока и Китая второй половины XIX - начала XX в. Архитектурно-планировочным аспектам становления культовой архитектуры старообрядцев Сибирского региона на примере культовых сооружений Забайкалья и Рудного Алтая посвящает исследования П.А. Долнаков [2011].

Интерес к памятникам культового зодчества и иконописи в рамках концепции наследия стал возрождаться в 1960-е гг., с появлением работ Д.С. Лихачева о культуре Древней Руси и созданием в нашей стране Общества охраны памятников. В 1980-е гг. стала активно обсуждаться тема воспитания подрастающего поколения. Академик Лихачев утверждал, что исторические памятники не только обладают научной ценностью, но и исполняют эстетические, воспитательные и образовательные функции. По его словам, «.чувство истории и ответственности каждого перед историей воспитывает в людях высшую форму социальности» [Лихачев, 1961, с. 9]. Данная мысль послужила активизации новых историко-архитектурных исследований междисциплинарного характера. В это же время начинают появляться работы по культовому зодчеству и церковному искусству регионального характера. Большое значение в отечественном источниковедении получило обоснование понятия «наследие» как системы культурных ценностей (Ю.А. Веденин, А.И. Комеч).

Имеются публикации и издания, изучающие сакральное видение образа храма, в котором наличие каждой составляющей, а также его формы определяются теологическими основаниями. В этом числе монографии Л. Лебедева (1983), А.Я. Флиера (1995), Е.И.Кириченко (2000), Т.С.Ереминой (2009). Различным культурологическим и историческим аспектам духовного, культурного и архитектурного наследия Православия в России посвящены исследования A.A. Федотова, Ю.В. Гераськина, Н.И. Солнцева, Н.Г. Дружинкиной, О.В. Кириченко, И.В. Семененко-Басина, Д.В. Макарова. История миссионерской деятельности Русской православной церкви в Сибири отражена в работах А.П. Бородавкина, А.П. Уманского, Н.С. Модорова, В.Ю. Софроно-ва, Н.Ю. Храповой, Н.В. Расовой, В.А. Овчинникова, А.П. Адлыковой и др.

В современном искусствоведении пока недостаточно развит комплексный подход как возможность подчинения решению общей задачи искусствоведческих, исторических и этнографических данных. Мало привлекаются социологические и религиоведческие исследования. Практически не учитывалось в искусствоведении восприятие образа храма верующими не только с эстетической точки зрения, но и в плане внутреннего переживания религиозного чувства.

В свете развития современных компьютерных технологий искусствоведение и история архитектуры получили возможность расширить традиционные методы исследования (Е.Я. Кальницкая, Д.Ю. Драгомиров). В последние годы ЗБ-графика находит все большее применение в различных сферах человеческой деятельности, значительное число архитектурных и конструкторских работ выполняются в трехмерном пространстве. «Использование 3-мерных виртуальных моделей объектов (ЗБ-моделей) становится важной частью деятельности, связанной с государственной охраной, сохранением, использованием и популяризацией объектов историко-культурного наследия» (М.Э. Иванова). Однако на практике плановой реализацией подобных проектов занимается весьма ограниченный круг научных коллективов, в частности, отдел «База данных памятников христианского искусства» при ПСТГУ (Москва). Причина - высокая трудоемкость, затратность и недостаточное развитие специализированных методик ЗБ-моделирования. Вместе с тем все большее распространение приобретает псевдотрехмерное моделирование. Эти технологии решают проблемы Интернет-презентаций (виртуальные музеи, виртуальные города), дополняют музейные каталоги хорошей наглядностью, но они мало применимы в научных целях.

Таким образом, можно заключить, что заявленная тема диссертации не раскрыта в современном искусствоведении во всей полноте и многогранности. Это обстоятельство актуализирует исследование.

Научная новизна

В диссертации впервые предпринята попытка фронтального исследования памятников церковного зодчества миссионерского происхождения. Принятое ограничение рамок исследуемого материала позволило сформулировать законченную (самодостаточную) картину зодчества довольно специфической формы церковной деятельности, коей является миссионерство. В рамках этой модели была осуществлена систематизация и типологизация церковных построек всех видов.

Сформулированы этапы развития миссионерских структур, которые определяли широту церковного строительства в достаточно ограниченных условиях отдаленной и малоразвитой миссионерской территории. Обнаружены и введены в научный оборот архивные документы по планировке миссионерских станов и облику первых в южно-сибирском регионе миссионерских строений и храмов.

Разработана методика и осуществлена статистическая обработка сведений о динамике миссионерского строительства и основных геометрических и пространственных характеристиках архитектурных объектов. Найдены способы получения геометрических характеристик архитектурного объекта по одиночному фотоизображению. Осуществлена с помощью современных информационных технологий виртуальная реконструкция облика наиболее типичных и значимых объектов архитектурного наследия РПЦ на традиционно миссионерских территориях Сибири.

Выявлены особенности влияния на процесс храмостроительства в изучаемом регионе народных строительных традиций и предпочтений местного населения. Проведен историко-архитектурный анализ, позволивший выявить в относительно простых строениях, созданных преимущественно по «образцу», реализацию колоссального культурно-исторического рывка южно-сибирских народов, который был совершен в процессе дружественного взаимодействия народа-носителя вековых традиций просвещения и народов-реципиентов, воспринявших первоначально неведомый образ мысли и образ жизни и органично вошедших в пространство европейской христианской цивилизации. Это позволило расширить представления по истории архитектуры и культурного просвещения малых народов юга Западной Сибири.

Теоретическая значимость

Выводы и положения, сформулированные диссертантом в ходе исследования, могут быть использованы для дальнейшей разработки теории и истории архитектуры, искусствоведения и истории искусства, а также истории православных приходов как многофункциональных социальных организмов. Методологические подходы исследования с использованием картографии и современных геоинформационных систем создают возможность для новых аналитических, комплексных, междисциплинарных исследований в области истории этногенеза и культурогенеза народов Сибири и Дальнего Востока.

Практическое значение

Представленные в диссертации принципы воссоздания первоначального облика архитектурных сооружений и методика моделирования могут быть использованы при создании как виртуальных, так и материальных музейных экспозиций по храмовому зодчеству Сибири.

Выявленные и реконструированные архитектурные формы и композиции храмового зодчества, трехмерные компьютерные модели исторических объектов, созданные в рамках исследования, могут быть применены в современной практике проектирования, реставрации и строительства православных храмов.

Результаты исследования могут найти применение в процессе развития культурного туризма с экологической, рекреационной, образовательной направленностью в условиях формирующейся особой экономической зоны Республики Алтай.

Разработанной методикой выявления и учета историко-культурных объектов, формирующих этнокультурный ландшафт региона, могут воспользоваться региональные центры охраны памятников и другие заинтересованные лица для оптимизации деятельности по созданию реестра объектов культурного наследия.

Материал диссертации может быть использован для разработки учебно-лекционных курсов дисциплин, в рамках образовательных программ высших учебных заведений, по направлениям «Искусствоведение», «Архитектура», «Религиоведение», «История Отечества».

На основе изучения историко-теоретического и эмпирического материала, анализа многообразных источников автор считает возможным вынести на защиту следующие положения:

• Выявленная административно-территориальная структура организации миссионерской деятельности на юге Западной Сибири отражает не только целенаправленную христианизацию, но и последовательный процесс куль-турно-цивилизационных преобразований кочевых народов региона.

• Базовыми составляющими исторического административного деления и управления на территории Юго-Западной Сибири в границах деятельности Алтайской миссии явились миссионерские отделения, миссионерские станы и миссионерские селения, монастырские комплексы.

• Система храмовых сооружений, созданная в регионе миссионерской деятельностью Русской православной церкви на рубеже XIX - начала XX в., имела существенные отличительные черты, а именно: вписанность в живописный природный ландшафт (берег реки, возвышенность, удаленность от селитебной зоны), использование природных строительных материалов (кедра, лиственницы, сосны и пихты), учет опыта местного крестьянского строительства.

• Архитектурно-художественный образ объемных композиций храмов на территории деятельности Алтайской духовной миссии формировался на основе обращения к опыту народной жилой архитектуры и образцовым проектам церковного зодчества второй половины XIX - начала XX в., а также под влиянием местных художественных вкусов и пространственного мышления мастеров-строителей.

• Строительство храмов на территории Горного Алтая, Шории, Хакасии, включая главные центры Бийск, Улала (совр. Горно-Алтайск), Чемал и другие селения, осуществлялось в соответствии с единой технической и стилевой основой.

• Выявленная уникальная для церковной истории специфика комбинированного использования зданий для различных функциональных предназначений (молитвенный дом - миссионерская школа, жилой дом священнослужителя - приют, больница - приют и т.п.) является характерной чертой миссионерской строительной деятельности в регионе Юго-Западной Сибири.

• Авторская методика получения геометрических характеристик, количественных и качественных характеристик архитектурного объекта по одиночному фотоизображению, рисунку, чертежу или материальному фрагменту (фундамента, балки, карниза, декоративного элемента), а также трехмерные компьютерные модели первоначального облика зданий позволяют выдвинуть концепцию музеефикации, учета и сохранения уникального историко-культурного наследия региона.

• Храмовая архитектура народов Юго-Западной Сибири XIX - начала XX в. считается социально-художественным наследием, приобретенным в процессе христианизации и перехода от кочевого к оседлому образу жизни. Поэтому важно восстановить первоначальный образ и общую панораму материальных памятников деятельности православной духовной миссии.

• Традиционный характер церковного зодчества коренных народов Юго-Западной Сибири XIX - начала XX в. подтверждается сохранением канонических и образных основ храмостроительства. Преемственность и сохранение традиций зодчества реализуются в сложном процессе взаимодействия представителей различных культур и этносов.

• Выявленные и изученные памятники характеризуются универсальностью, так как содержат, кроме искусствоведческого знания, информацию историко-археологического, этнического, культурологического, этнографического, религиозного и т.п. характера.

Апробация результатов исследования

Основные результаты диссертации обсуждены и доложены на Всероссийской научно-практической конференции «Православие, современное образование и культура» (Барнаул, 1996); XII Всероссийской научно-практической конференции «Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края» (Барнаул, 2001); Всероссийской конференции «Третьи научные чтения памяти профессора А.П. Бородавкина» (Барнаул, 2001); Всероссийской научно-технической конференции «Проблемы и перспективы развития градостроительства, архитектуры и архитектурного образования в Сибири» (Новосибирск, 2002); Международной научно-практической конференции «Этнография Алтая и сопредельных территорий» (Барнаул, 2003); Научно-практической конференции «Гуманизм и строительство. Природа, этнос и архитектура» (Барнаул, 2003); Региональной научно-практической конференции «Ефремовские чтения-1» (Улан-Удэ, 2004); Международной научно-практической конференции «Архитектура. Градостроительство. Дизайн» (Барнаул, 2005); XV и XVI Ежегодных богословских конференциях Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (Москва, 2005, 2006); Международном симпозиуме Комитета музеологии ЮНЕСКО «Музеи, музеология и глобальные коммуникации» (пров. Хунань, КНР, сентябрь, 2008); Ежегодных международных научных конференциях «Макарь-евские чтения» (Горно-Алтайск, 2003-2010); Международной научно-практической конференции «Проблемы и перспективы развития социально-культурной деятельности в современном образовательном пространстве» (Горно-Алтайск, 2011), Международной научно-практической конференции «Пещерные церкви и монастыри Византии и Руси» (Саранск, 2011).

Опыт и результаты осуществленного исследования нашли воплощение в архитектурно-строительной практике автора диссертации в Республике Алтай и Алтайском крае. По его инициативе и при непосредственном участии восстановлена часовня Александра Невского в Барнауле (ил.6.6); построены храмы: Иоанно-Богословский трехпрестольный в Барнауле (ил.6.4), Свято-Троицкий в Черном Ануе Усть-Канского р-на Республики Алтай (ил.6.5), Михайло-Архангельский в Мыюте Шебалинского р-на Республики Алтай (ил.5.5.2). По материалам диссертации создана музейная церковно-искусствоведческая экспозиция в музее Истории Православия на Алтае (Барнаул). В 2005-2006 и 2009-2011 гг. автор являлся номинантом премии Фонда им. Макария Булгакова.

Диссертация прошла обсуждение и была рекомендована к защите на заседании кафедры истории отечественного и зарубежного искусства Алтайского государственного университета.

Структура диссертации соответствует цели и решаемым задачам исследования. Текст диссертации состоит из введения, пяти глав, заключения, списка источников и литературы, аннотированного списка иллюстраций, иллюстраций архитектурных комплексов и строений, приложений, содержащих таблицы, графики и диаграммы.


Заключение диссертации 

Выводы, полученные в работе, могут быть транслированы не только в более обширные территориальные рамки, но и быть использованы как в теоретическом осмыслении, так и в практической деятельности по возрождению духовной культуры народов России. Тем более, что религиозная сфера вновь становится востребованной в современном российском обществе. Начиная с 1990-х гг. повсеместно идет процесс возвращения церковных зданий РПЦ, которые в советский период претерпели пагубные изменения в архитектурном облике. Требуется значительная работа по установлению первоначального вида храмовых сооружений и в возможных случаях его воссоздание в реальности. Являясь вертикальной архитектурной композицией, храм доминирует в панораме культурного ландшафта, его образ организует среду и имеет важное эстетическое значение. Интенсифицировать осуществление столь масштабных задач, а речь идет, как минимум, о десятках объектов в каждом регионе России, позволяют современные информационные и строительные технологии. Эти же технологии являются незаменимыми в тех случаях, когда реальное воссоздание памятника архитектуры, истории и культуры невозможно. Исторические здания претерпевали существенные необратимые реконструкции, невосполнимые утраты.

При строительстве новых храмовых сооружений архитекторам приходится решать труднейшую задачу: вписать канонический облик православного храма в панораму современной городской или сельской застройки. При этом важно соблюсти каноны и традиции, сохраняющие безошибочные религиозные ассоциации в сознании наших современников.

Очень важно определить стилистику нынешнего храмостроительства. Стиль формируется десятилетиями, современный стиль еще не выработался: преобладает новый виток эклектики, поиска новых форм, характерного для переходного периода. Появляются новые материалы, новые технологии. Другая проблема храмового строительства - расположение храма. Церкви традиционно строились на открытой площади, возвышенности, берегу реки. Сейчас под их строительство выделяются чаще всего участки земли, ограниченные типовой застройкой. То есть существенно изменилось окружение, а это требует обновленного решения силуэта и образа храма, поэтому должны будут сформироваться новые принципы храмового строительства, новые характеристики современного храма. Воспроизводить канонический храм, например, XIV в. вряд ли уместно, да и невозможно. В таких условиях оправдан творческий поиск на основе преемственности и модернизации традиций. Данный тезис приоритетен в научно-гуманитарной мысли: «Сегодня в пору радикальных общественных переустройств, необходимость научного изучения национального наследия в области архитектуры в целом и церковного зодчества Сибири в частности проявляется все отчетливее. Наибольший интерес в этом наследии, несомненно, должны представлять те архитектурные произведения, которые в натуральном виде, то есть воплощенными в камне, дереве, уже не существуют, но сохранили свой облик, свою идею в уцелевших проектных чертежах, авторских эскизных рисунках. Они имеют исключительно важное значение как национальные религиозные святыни, средоточия духовной, социально-культурной жизни русского населения Сибири.» Автор диссертации всецело разделяет эти мысли сибирского исследователя истории архитектуры А.Г. Туманика.

Лишь только со временем в менталитете современного архитектора должно сформироваться понимание специфики религиозной традиции, которая поможет наполнить уместным эстетическим содержанием схематический каркас храмового сооружения.

В будущем представляют научный интерес следующие проблемы: изучение этапов процесса инкультурации, привития основ христианской культуры, становления различных форм новых народных традиций, наполненных христианским смыслом, исследование генеалогических связей различных поколений миссионеров, а также мало затронутым до настоящего времени в научных публикациях остается период репрессий XX в. в изучаемом регионе.

Осуществленная в диссертации репрезентация миссионерских памятников архитектуры, этнографии, истории религии, как источников информации, может послужить основанием для дальнейших многоаспектных исследований.

Работа миссионеров способствовала формированию нового культурного пространства кочевых народов Юго-Западной Сибири. Христианизация давала возможность преодоления существенного разрыва между культурами и вхождения кочевых горных народов через русскую культуру в общемировое цивилизационное пространство с сохранением титульных принципов исконной культуры. Образ духовной культуры, сформированный на основе историко-архитектурного наследия, убедителен, животворен и актуален.

Заключение

Результаты, полученные в диссертации, предоставляют возможность предметно рассмотреть широкий спектр духовной культуры, связанный с традициями храмозодчества в контексте православного миссионерства. Избранный контекст отражает одну из специфических форм церковной деятельности, способствовавшей не только просвещению сибирских «инородцев», но и объединению народов на основе христианского мировоззрения, имеющего принципиальное значение в процессе исторического формирования современной европейской цивилизации. На основе изученного материала (архивных источников, археологических и этнографических данных) автор пришел к определенным выводам.

Целенаправленная христианизация и последовательный процесс куль-турно-цивилизационных преобразований кочевых народов региона отразились в административно-территориальной структуре организации миссионерской деятельности на юге Западной Сибири.

Миссионерские отделения, миссионерские станы, миссионерские селения и монастырские комплексы являлись базовыми составляющими исторического административного деления и управления на территории Юго-Западной Сибири в границах деятельности Алтайской миссии.

Учет опыта местного крестьянского строительства, использование природных строительных материалов (кедра, лиственницы, сосны и пихты), вписанность в живописный природный ландшафт (берег реки, возвышенность, удаленность от селитебной зоны) были свойственны системе храмовых сооружений, созданных в регионе миссионерской деятельностью РПЦ на рубеже XIX - начала XX в.

Опыт народной жилой архитектуры, влияние местных художественных вкусов и пространственного мышления мастеров-строителей, обращение к и образцовым проектам церковного зодчества второй половины XIX - начала

XX в. формировали архитектурно-художественный образ объемных композиций храмов на территории деятельности Алтайской духовной миссии.

Единая техническая и стилевая основа определила принципы строительства храмов на территории Горного Алтая, Шории, Хакасии, включая главные центры Бийск, Улалу (совр. Горно-Алтайск), Чемал и другие селения.

Особенностью миссионерской строительной деятельности в регионе Юго-Западной Сибири являлось уникальное для церковной истории комбинированное использование зданий для различных функциональных предназначений (молитвенный дом - миссионерская школа, жилой дом священнослужителя - приют, больница - приют и т.п.).

Концепция музеефикации, учета и сохранения уникального историко-культурного наследия региона может быть сформулирована на основе авторской методики получения геометрических параметров, количественных и качественных характеристик архитектурного объекта по одиночному фотоизображению, рисунку, чертежу или материальному фрагменту, а также создания трехмерных компьютерных моделей, виртуально воспроизводящих первоначальный облик зданий.

Рекомпозиция первоначального образа и общей панорамы материальных памятников деятельности православной духовной миссии в целом и храмовой архитектуры народов Юго-Западной Сибири XIX - начала XX в. в частности способствует сохранению социально-художественного наследия коренных народностей, приобретенного в процессе христианизации и перехода от кочевого к оседлому образу жизни.

Сохранение канонических и образных основ храмостроительства, преемственность и сохранение традиций зодчества в сложном процессе взаимодействия представителей различных культур и этносов подтверждают традиционный характер церковного зодчества коренных народов Юго-Западной Сибири XIX - начала XX в.

Искусствоведческое знание, информация историко-археологического, этнического, культурологического, этнографического, религиоведческого характера обильно представлены в выявленных и изученных памятниках, которые имеют универсальное значение, отражая и выражая мировоззренческие, нравственные, эстетические и духовные идеалы.


Список литературы диссертационного исследования 

1. Неопубликованные источники

2. Государственный архив Алтайского края (ГЛАК):

3. ГААК Ф.1. Канцелярия Колывано-Воскресенского Горного Начальства. 1747-1852. Оп. 2. Д.2563.

4. ГААК. Ф. 2. Алтайское Горное правление. 1806-1900. On. 1. Д. 1257. ГААК. Ф. 3. Главное Управление Алтайского Горного округа. 1862-1896. On. 1. Д. 487, 874,1374.

5. ГААК Ф. 94. Богоявленская церковь Томской Духовной Консистории с. Камень

6. ГАРА. Ф. 664. Гуркин Григорий Иванович. Фонд личного происхождения. 1907-1958. Оп. 2. Д. 8.

7. Государственный архив Томской области (ГАТО):

8. ГАТО Ф. 3. Томское Губернское Управление. 1822-1917. Оп. 41. Д. 1199.

9. ГАТО. Ф. 6. Томская губернская строительная комиссия. 1834-1890. On. 1. Д. 1769.

10. ГАТО. Ф. 144. Чертежная Томского губернского управления. 1803-1917. On. 1. Д. 233.

11. РГИА. Ф. 799. Хозяйственное управление при Синоде. 1832-1918. Оп. 4. Д. 123; Оп. 33. Д. 2121,2130,2131,2154,2157,2158, 2219.1. Опубликованные источники

12. Алтайская духовная миссия в 1870 г. Предварительные сведения // Сборник сведений о православных миссиях и деятельности православного миссионерского общества. -М., 1872.-Кн. 2.-782 с.

13. Алтайская Духовная миссия в 1897 г. // ПБ. М., 1898. - №7. - С.305-311.

14. Алтайская и Киргизская миссии Томской епархии в 1892 г. Бийск, 1893. - 86 с.

15. Алтайская миссия. Извлечение из всеподданнейшего отчета обер-прокурора Святейшего Синода К. Победоносцева, по ведомству православного исповедания за 1879 г. -СПб., 1881.-41 с.

16. Алтайская церковная миссия. Посвящается основателям первого в отечестве Миссионерского Общества. СПб., 1865. - 204 с.

17. Алтайско-Томская часть Сибири по данным сельскохозяйственной переписи 1916 г. -Томск, 1916.-675 с.

18. Ведомости о приходе и расходе всех сумм, полученных Алтайской духовной миссией, в продолжении двадцати двух лет с июня 1844 г. по апрель 1866 г. М., 1867. - 39 с.

19. Владимир Петров., архимандрит. Записки алтайского миссионера за 1866 г. // Сборник сведений о православных миссиях и деятельности православного миссионерского общества. М., 1872.-Кн. 1. - С. 175-201.

20. Возведение походного храма 267-го Духовщинского пехотного полка, 1915-1917 гг. Фото из альбома «Православный мир России». СПб., 2001. - С. 492.

21. Выписки из дневника прот. Стефана Ландышева за первую треть 1859 г. // Духовное чтение.-М, 1861, т.2. №7. - С.310-343.

22. Город любимый. Горно-Алтайск в документах и фотографиях. Горно-Алтайск, 1998. -272 с.

23. Записки алтайского миссионера о. Филарета Синьковского за 1876, 1877, 1878, 1879, 1880 и 1881 гг.-М, 1883.- 168 с.

24. Записки находящегося в Бийском округе для обращения иноверцев к христианству, архимандрита Макария и братий его // Сборник исторических материалов о жизни и деятельности архимандрита Макария Глухарева. Орел, 1897. -4.2. - С. 1-71.

25. Известия из церковной Алтайской миссии. (Сообщены начальником миссии протоиереем Стефаном Ландышевым московской Спиридоновской церкви священнику Н. Лаврову, 1857 г.). Б.м., б.г.

26. Известия с Алтая // Миссионер. М., 1875. - №10. - С.78.

27. Извлечение из записок сотрудника Алтайской миссии священника Василия Вербицкого за 1857 г.-М, 1858.-9 с.

28. Извлечение из письма алтайского миссионера, прот. Стефана Ландышева, от 5 октября 1845 г., б.м. оттиск без выходных данных, хранится в составе коллекции Государственной Публичной библиотеки г. Санкт-Петербурга.

29. Извлечения из путевых записок миссионера архимандрита Макария // Памятники трудов православных благовестников русских с 1793 по 1853 г. М., 1857. - С.87-167.

30. Краткие записки из жизни покойного архимандрита Макария // Сборник исторических материалов о жизни и деятельности архимандрита Макария Глухарева. Орел, 1897. - 4.4. - С.1-48

31. Краткий отчет об Алтайской миссии за 1908 г. // ТЕВ. Томск, 1909. - №7-8. - С.345-350.

32. Ландышев Ст. прот. Некоторые сведения о Церковной Алтайской миссии // Прибавления к Творениям св. Отцов. -М., 1856. Кн. 4, №15. -43 с.

33. Макарий, архиепископ. Полное собрание проповеднических трудов Преосвященного Макария, архиепископа Томского и Алтайского (1884-1910 гг.). Томск, 1910. -1070 с.

34. Миссионерские известия и заметки. Известия с Алтая // ТЕВ. Томск, 1901. - №22.

35. Миссионерство на Алтае и Киргизской степи в 1885 г. Томск, 1886. - 41 с.

36. О миссиях Томской епархии Алтайской и Киргизской в 1882 г. // ТЕВ. Томск, 1883.

37. С.216-236; №10. - С.274-298; №13. - 381-392.№15. - С.440-448. Обозрение церквей и приходов епархии Его Преосвященством, Преосвященнейшим Макарием, епископом Томским и Барнаульским, в 1901 г. // ТЕВ. - Томск, 1901. -№12.

38. Образцовые проекты церковных строений: материалы альбомов XIX в. СПб., 2003. - 81 с.

39. Освящение нового здания и годичный акт в Бийском катехизаторском училище // ТЕВ.

40. Томск, 1895.-№20.-С. 13-16. От Улалы до Чемала и Чопоша (К истории Алтайской миссии.) // ТЕВ. Томск, 1905. -№17.-С. 2-13.

41. Отчет о Миссиях Томской епархии Алтайской и Киргизской за 1891 г. - Томск, 1892. -75 с.

42. Отчет о состоянии Алтайской духовной миссии за 1898 г. Томск, 1899. - 53 с. Отчет об Алтайской духовной миссии за 1871-1875 гг. // Миссионер. - Томск, 1876. -№2.- 11 с.

43. Отчет об Алтайской духовной миссии за 1875 г. Томск, 1876. - 28 с. Отчет об Алтайской духовной миссии за 1876 г. // Миссионер. - М., 1878. - №23. -С.179-182.

44. Отчет об Алтайской духовной миссии за 1877 г. Томск, 1878. - 15 с.

45. Отчет об Алтайской духовной миссии за 1879 г. // ТЕВ. Томск, 1880. - №5. - С.99-103;

46. Отчет об Алтайской и Киргизской миссиях Томской епархии за 1884 г. // ТЕВ. Томск,1885. №7. - С.1-16; №11,. - С.1-17; №21. - С.33-52.

47. Отчет об Алтайской и Киргизской миссиях Томской епархии за 1885 г. Томск, 1886. -134 с.

48. Отчет об Алтайской и Киргизской миссиях Томской Епархии за 1886 г. Бийск, 1887. -38 с.

49. Отчет об Алтайской и Киргизской миссиях Томской Епархии за 1888 г. Томск, 1889. -113с.

50. Отчет об Алтайской миссии за 1907 г. // ТЕВ. Томск, 1908. - №10. - С.1-14. Отчет об Алтайской миссии за 1908 год // ТЕВ. - Томск, 1909. - №13. - С.549-559. Отчет об Алтайской Миссии за 1910 г. - Томск, 1911. - 147 с.

51. Отчет об Алтайской Миссии за 1915 г. Томск, 1916. - 64 с.

52. Памятник трудов благовестников русских с 1793 до 1853 г. М., 1857. - 374 с.

53. Письма архимандрита Макария, основателя Алтайской миссии / под ред. К.В. Харламповича. Казань, 1905. - 244 с.

54. Письмо П. Макушина о. Н.Д. Лаврову от 29 ноября 1867 г. б.м. С. 8-9. оттиск без выходных данных, хранится в составе коллекции Государственной Публичной библиотеки г. Санкт-Петербурга.

55. Правила о церковно-приходских школах, высочайше утвержденные 13 июня 1884 г. -Одесса, 1884.


Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat (читать, скачать)

comments powered by Disqus