Перейти к основному содержимому
МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив
Катехео

Научно-методический центр
по миссии и катехизации

при Свято-Филаретовском православно-христианском институте

Русская миссия времён крещения Руси в конце X-XI веков: условия и особенности

Статья посвящена обзору и анализу особенностей русской миссии времен крещения Руси. Распространение христианства происходило через крещение князя Владимира, киевлян и последующего массового крещения в других городах территории Руси X-XI вв. Рассмотрены факторы миссии, ее особенности, среди которых можно выделить ниспровержение идолов, личный пример и свидетельство, просвещение и образование, строительство храмов и приходов. Миссионерское служение явило результат, христианская вера утвердилась в славянских племенах, при этом вопрос качества веры нуждался в дальнейшем углублении.
22 ноября 2018

Миссия Церкви есть продолжение земного служения Христа, сопричастность живому присутствию Христа в мире, своей жизнью «давшего нам служение примирения» (2 Кор. 5:18). Об этом свидетельствуют Его слова «…как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас» (Ин. 20:21). Миссия — постоянное служение Церкви по распространению и утверждению духа христианства [Кочетков]. Для служения миссии необходимы особые дары Святого Духа и целый ряд личных и церковных условий. Результаты миссии определяются не только количеством крещений, но качественной характеристикой – полным воцерковлением определенного количества человек, «ощутивших и нашедших» истинного Бога во Христе Духом Святым. Подобно апостолам, миссионеры в результате своей деятельности должны видеть образование, укрепление и рост церквей, способных к самовоспроизводству «с прибылью» [Кочетков].

Рассмотрим с этих позиций Русскую миссию времен крещения Руси в конце X-XI веков. Одним из условий, определяющим успех миссии в будущем, было крещение князя Владимира. Мотивы его крещения описаны в разных источниках. Слово «О законе и благодати» – одно из самых ранних (1037-1050 г.г.) и выдающихся произведений древнерусской литературы, его автор — Иларион, первый митрополит из русских священников, поставленный на киевскую митрополию в 1051 г. [Лихачев]. Он утверждает:«И вот …сошло на него посещение Вышнего, призрело на него Всемилостивое Око Благого Бога. И воссиял разум в сердце его, чтобы уразуметь суету идольской лжи, взыскать же Бога Единого, создавшего всю тварь, видимую и невидимую…Возгорелся он духом и возжелал сердцем быть христианином и обратить всю землю в христианство» [Слово].

Монах Иаков написал «Похвалу князю Русскому Володимеру» (около 1070 г), в которой объясняет,что расположили князя Владимира к принятию христианства «просвещение свыше»,собственный разум и воля, озаренные этим высшим просвещением, и пример бабки Ольги. [Голубинский, 125]. Преподобный Нестор Печерский говорит о крещении Владимира в «Сказании о Борисе и Глебе» (кон.XI-нач.XII вв.): «с сим Владимиром явление Божие сделало то, что он стал христианином». Историк Карташев пишет относительно князя Владимира: «В самой глубине духа это останется навсегда тайной личного обращения, подобной чудесной тайне превращения Савла в Павла» [Карташев, 107]. По Голубинскому: «подобно своему деду Игорю и своей бабке Ольге, Владимир расположен был к принятию христианства киевскими варягами-христианами; он крещен был, по всей вероятности, священниками этих варягов-христиан; год его крещения есть 987-й, который был девятым годом его правления» [Голубинский, 131]. Принятие крещения проходило свободно и лично, на протяжении некоторого времени в научении вере. Утверждение в вере после крещения (в Василеве или Корсуни) помогло просвещенному и умному князю (как и его дружине) принять благодать крещения всерьез и навсегда [Кочетков].

Следующий шаг к христианизации Руси – крещение киевлян (по разным источникам с 987 до 991 г). Митрополит Иларион пишет, что после своего крещения «не оставил он подвига благоверия, … но подвигнулся дальше, повелев по всей земле своей креститься во Имя Отца и Сына и Святаго Духа... и всем стать христианами: малым и великим, рабам и свободным, юным и старым, боярам и простолюдинам, богатым и бедным…» [Слово]. Голубинский дополняет, что в этом своем решении князь Владимир действовал не только как равноапостольный, но и как великий государь [Голубинский, 154], осознавая политическое значение христианства как объединяющий и укрепляющий фактор государства; нужно было создать политическую и духовную почву для крещения народа.

Летопись не упоминает прямо о подготовке к крещению, но все исследователи признают ее существование, хотя представляют ее себе различно. Если предположить, что сам князь Владимир крестился до Корсунского похода, то все эти годы в Киеве шел процесс миссии и последующего крещения [Кочетков]. Можно выделить следующие условия миссии этого периода. Во-первых, должны быть те, через кого звучит слово просвещения, миссионерская проповедь.Монах Иаков в «памяти и похвале» дает знать, что поход на Корсунь был предпринят князем Владимиром с целью завязать отношения с греками, в т.ч. привести на свою землю христиан и священников, которые научили бы его людей закону христианскому [Похвала]. Доброклонский подчеркивает: «Затем он [князь] позаботился подготовить к христианству некрещенных киевлян. Для этого он поручил духовным лицам, отчасти приехавшим с ним из Корсуни и отчасти, вероятно, нарочито явившимся из соседней, соплеменной Болгарии, ходить по Киеву и просвещать народ христианскою проповедью. Им, конечно, могли помогать и киевляне, крещенные раньше» [Доброклонский, 20]. В Киеве уже был христианский храм, священники, совершались богослужения и крещения, звучала проповедь.

Во-вторых, нужно было низвергнуть старых идолов (прямая миссия). В какой-то момент надо было явить знамение силы новой веры и бессилия старых богов, чтобы разрушить весь киевский пантеон во главе с идолом Перуном. Сначала были низвергнуты идолы — по повелению князя одни были изрублены, другие преданы огню, а главный истукан Перун был сброшен в Днепр [Ефимов]. Летопись указывает, что это возымело свое действие и может быть даже в известной степени решило общий исход дела. Профессор Знаменский пишет: «По истреблении идолов духовенство и князь ходили по городу с проповедью» [Знаменский]. Академик Лихачев замечает, что в целом распространение христианства на Руси было довольно мирным, нет достоверных сведений о массовых насилиях со стороны князя. Ниспровержение идолов Перуна на юге и на севере не сопровождалось репрессиями — их спускали вниз по реке, народ плакал по своему поверженному богу, но не восставал [Лихачев]. Новая вера воплощалась в жизни великого князя, его окружения в конкретных делах, поэтому киевляне ждали скорых перемен. Духовными плодами подлинного обращения стало изменение его жизни — отказ применения смертной казни для разбойников ("боюсь греха"), легендарная щедрость и доброта при устроении больших пиров.

Голубинский отмечает: «Мы не можем сказать ничего положительного о том, каким образом киевляне были приготовляемы Владимиром к крещению» [Голубинский, 166]. Вместе с тем он говорит: «Когда предстояло крестить целый народ, то, конечно, не могло быть и мысли о том, чтобы везде наставить в вере всех и каждого; в подобных случаях уже по неизбежной необходимости большая часть людей исполняет простой приказ». Но можно использовать возможность «везде наставить некоторых, которые бы своим сознательным поведением в перемене веры могли служить своего рода доказательством для других». И эта возможность хоть в какой-то мере вводить новую веру так, чтобы ее принятие представлялось не делом принуждения, а делом свободы и убеждения, была реализована. В этом смысле можем говорить о следующих моментах миссии — личный пример, мужество, свидетельство благочестивой жизни и в целом ненасильственное распространение христианства (насилие гасит любовь и свободу). Владимир хотел вводить и вводил христианство в своем народе не только посредством принуждения, доверия к его авторитету правителя, но и посредством научения [Голубинский, 65-166]. Были назначены «сходки» в разных частях города, которые происходили регулярно, и на которые народу приказано было собираться (аналог огласительных школ для взрослых). Слово на них держали люди, «которые по тем или другим причинам имели особенный авторитет между своими согражданами, … имевшие влиять на других своим примером и словом…», они свидетельствовали, убеждали к принятию христианства, наставляли [Голубинский, 165-166].

Историк Карташев по поводу подготовки к крещению киевлян опирается на слова летописи — «Без проволочек объявлена была всеобщая мобилизация крещения в Днепре» [Карташев, 122], и расходится с выводами Голубинского. Отношение киевлян к крещению было разным — сознательное и радостное, добровольное следование приказу и примеру старейшин при имеющихся сомнениях, из страха.«И не было ни одного, противящегося благочестивому его повелению. Да если кто и не любовью, то из страха (перед) повелевшим крестился — ибо было благоверие его с властью сопряжено» [Слово].

Далее распространение на Руси христианства происходит через массовое крещение в других городах подобно Киеву. Киевская Русь, представлявшая из себя конгломерат народностей и племен, не была целостной как государство. Христианизировать только внешней силой было бы невозможно по этой причине, поэтому просвещать людей можно и нужно было изнутри каждого народа и племени [Кочетков]. Согласно житию сам князь Владимир много ездил, проповедовал, призывал народ принять крещение. Он посылает епископов в Новгород, Владимир Волынский, Белгород, Чернигов, Ростов, Полоцк, где образовываются епархии.Строились храмы на месте капищ, в которые определяли священников и приводили крестить людей. Так же действовали и стимулировали миссионерские усилия посадники и сыновья князя, которые княжили в других городах (Тмутаракани, Древлянске, Турове, Пскове, Смоленске, Муроме).В своих областях князья строили храмы, при которых создавались приходы.По традиции славян пригороды беспрекословно подчинялись вече города [Ефимов]. Княжеские полюдья (сбор дани) включали миссионерские цели. Мирный подход к принятию крещения сохраняется, исключение — Новгород, крещенный не без «огня и меча» Добрыней и Путятой, который отпал от христианской веры под влиянием волхвов [Карташев, 152]. Многое пришло в славянском богослужении из Болгарии, в которой веком ранее укоренилась христианская культура. Использование при распространении христианства на Руси славянского языка сыграло большую роль, т.к помогло освоить содержание веры широким кругам людей, имевших желание и возможность регулярно посещать церковь [Кочетков].

При Ярославе Мудром, сыне и приемнике Владимира, почти при всех приходских церквях были устроены школы, открыто первое народное училище в Новгороде, где обучались 300 детей пресвитеров и старейшин. Просвещение и образование было на высоком уровне, грамотность горожан — освоили чтение и письмо (берестяные грамоты). Наблюдался большой интерес к книгам, проявленный теми, кто мог себе это позволить (княжеские семьи, монастыри). Открыто более 100 церквей в Киеве, расцвело русское зодчество (София Киевская, храмы святой Ирины и святого Георгия). Все это способствовало более глубокому утверждению христианской веры. «И стала при нем вера христианская плодиться и расширяться, и черноризцы стали умножаться, и монастыри появляться» [Повесть, 204].

По воле Ярослава собор русских епископов поставил митрополитом в Киеве Илариона из русских священников. Он сам — удивительный пример плодов христианизации Руси (подвижник, аскет, богослов, миссионер). Его богословские воззрения имели значения для миссионерских установок этого времени. В «Слове о Законе и благодати», который можно назвать миссионерско-историческим трактатом, представлен взгляд спасенного язычника на мировую историю. Миссионерская теология Илариона (по Раймеру): сердцевина благовествования — распространение вести о Благодати и Истине, именно Бог — субъект христианской миссии, действующее начало, Он Отправитель и Посланник. Появление в определенном географическом пространстве людей, освобожденных Евангелием, способствует духовному освобождению этого пространства от сил тьмы. Происходит накопление опыта благодати отпущения грехов, только принятие Евангелия гарантирует победу, оно обращено ко всем народам и языкам [Раймер, 80]. Спасенным заповедано спасти и других, поэтому важна миссионерская деятельность.Распространение Евангелия должно происходить последовательно, с верой, находящей свое выражение в Церкви,и верующими в Бога. Благовестие нуждается в зачинателях, «равноапостольных» — великий князь Владимир (его сын Ярослав Мудрый, монахи, священники), которые приняли на себя не только задачу христианизации, но и ее обоснования. Князь Владимир — пример просветителя, образ для подражания.Наличие веры имеет в себе социальный компонент — христианин заботится о бедных, которые становятся первыми адресатами распространяющейся веры во Христа. Иларион пытается представить крещение Киевского государства вратами в лучший мир, обеспечивающим спасение рода человеческого, он не сомневается, что его наставление встретит сочувствие в широких массах народа [Раймер, 78].

Первый общежительный монастырь Киево-Печерский (основатели Антоний и Феодосий) являл собой пример просветительской и благотворительной жизни, был центром духовного просвещения и христианской культуры (создан летописный свод, заложены основные принципы миссионерства). В русском монашестве установилось представление о любви Христа как подлинной причине всей миссионерской работы.Только пережитое на личном опыте Евангелие притягательно для других; принять спасение, пережить его во всей последовательности — такой опыт должен побудить к подражанию, важна сила примера [Раймер, 95-96]. В то же время образец требует разъяснения — известна учительская деятельность Феодосия, описан случай обращения варяга Симона силою личного примера. Важным было общественное служение монашества — оказать помощь бедным, больным, вдовам, сиротам. Пример должен дополняться социально-миссионерской, дьяконической деятельностью [Раймер, 96].

Лавра дала замечательных миссионеров этого времени – святителей Леонтия и Исайю, чуть позднее — преподобных Кукшу с учеником Никоном, Нифонта. История христианского просвещения в глубине страны менее известна, но она шла через общение с православными горожанами живших вдоль рек в селах и лесах. Христиане несли нравственные идеалы, красоту православного богослужения, грамотность и культуру; постепенно эти разноязычные племена объединялись единой верой, культурой, государственностью. Епископы жертвенно служили делу миссии — интересен пример третьего ростовского епископа св. Леонтия, который, находясь в очень трудном положении, нашел интересный выход в деле обращения местных жителей из племени меря через собирание и обучение их детей славянскому языку, грамоте и первоначальным истинам христианства [Карташев, 151]. Его ученик Исайя проповедовал в городах Ростово-Суздальской земли всюду «идольскую лесть попаляя», призывая «христоименитое стадо свое быть крепким в вере и в жизни подражать Христу» [Исайя]. Таким образом, усилиями миссионеров из епископов, духовенства, монашества и мирян христианство стало проникать в колонии, в среду местного инородческого населения.

В заключение, можно сказать, что по выражению митрополита Илариона, «труба апостольская и гром евангельский огласили все города, и вся земля наша в одно время стала славить Христа» [Слово]. Миссионерское служение явило определенный плод, который следует назвать благодатным в данном историческом времени. Можно выделить условия миссии, способствовавшие ее успеху. Подлинное обращение князя Владимира — «событие всемирного исторического значения» [Раймер, 61]. Крупнейший народ Восточной Европы был воцерковлен и возникла миссионерская работа — орудие христианизации многих племен севера восточной Европы и Азии. Личный пример, мирное распространение, славянский язык, образование и просвещение, создание епархий, строительство храмов, проповедь, поддержка христианской церкви властью — факторы миссии. В среде зажиточных людей, князей, жителей городов, имевших доступ к сокровищам книжной мудрости, новая религия в большинстве случаев принята была с полной сознательностью, как единственная истинная вера, исключавшая все другие, и усвоена с достаточной полнотой и глубиной [Кочетков]. Христианская вера способствовала объединению в государство, становлению национального самосознания.

Миссионерская работа подразумевала передачу того образа жизни с Богом, о котором можно было узнать из жизни миссионеров. Рассказы Киево-Печерского патерика говорят, что личный пример монахов-миссионеров приобретал притягательность, если они обладали особыми духовными дарами, происходило распространение славы об их вере. Благовестие как особенность миссионерской деятельности играет скорее подчиненную роль [Раймер, 214]. Но были яркие проповедники этого времени — Иларион («Слово о законе и благодати»), Феодосий Печерский, позднее — Кирилл Туровский. В житиях можно отыскать следы конкретной евангельской проповеди в жанрах беседы, евангельского разговора о вере, похвалы, панегирика, поучения [Раймер, 215].

Христианская вера утверждалась у всех славянских племен. Распространение веры «происходило без особых указаний и без помощи миссионерских органов и вспомогательных средств», наличие таких органов исторически не доказано [Раймер, 216]. «… Церковь действовала не как организация, а через своих отдельных членов, оставшихся неизвестных монахов, отшельников и колонизированных крестьян» [Раймер, 217]. Не политико-религиозное завоевание страны и ее жителей, а скорее отвоевывание духовного пространства, подразумевалось под воцерковлением страны (мирный колонизационный и евангелизационный процесс). Просвещение страны (духовная колонизация) в своем осуществлении повлекло за собой христианскую цивилизацию со всеми элементами – евангелизация, социальная ответственность, морально-этическое обновление, внутрицерковное строительство [Раймер, 218].

Русь была крещена — это главный итог, но нужно смотреть и на другие качественные показатели. «Крещение всей Руси вовсе не должно быть понимаемо так, будто крещены были все до одного человека; полное водворение в ней христианства должно быть представляемо не столько как внутреннее и настоящее, сколько как наружное…» [Карташев, 241]. Основные ошибки или скорее факторы, которые не способствовали ее успеху: не было времени для глубокого научения в вере, длительного оглашения, нужно было быстрее решать государственные задачи (потеря качества за счет количества). Церковная традиция свободного, личного, вдумчивого, длительного научения в вере к этому времени утрачена. Источники упоминают, что в XII в. на Руси огласительные молитвы для язычника начинались за 40 дней, для язычника-славянина и латинян — за 8 дней до крещения; преобладает практика крещения здоровых детей на 40-й день, новорожденных больных детей крестили в час опасности смерти [Кочетков]. Недостаточный срок оглашения дополнялся нехваткой человеческих ресурсов — народная масса должна была учиться христианской вере, ее истинам и ее догматам «самодейственным» путем. Отсутствие умения обучения вело к скудости ясных понятий о христианской религии [Кочетков]. В то же время, «внимание образованных людей приковывали к себе и самые мелочные проявления церковной обрядности, к области которой они стремились отнести еще массу бытовых казусов, почти не имевших никакого отношения к религии» [Карташев, 241]. Языческий обычай приобретал этическую христианскую окраску, а христианство смягчало и вбирало в себя и другие языческие обычаи, принятие христианства не отменило низшего слоя язычества [Лихачев]. Вполне набожные христиане открыто исповедовали веру в волхования и волхвов, в народном веросознании оставалась еще нетронутой целая обширная область язычества (двоеверие народной веры).

Список литературы: 

1. Анастасий = Анастасий (Яннулатос), архиепископ Тиранский. Православие и миссия. Сокращенный вариант доклада на Генеральной ассамблее «Синдесмоса» в Финляндии 28-30 июля 1964 года. Режим доступа: http://kateheo.ru/library/books-for-missionaries/pravoslavie-i-missija (дата обращения: 1.12.2016). 

2. Голубинский = Голубинский Е.Е. акад. История Русской Церкви. 1-я пол. 1 том, 2 изд. М., 1901. 

3. Доброклонский = Доброклонский А. П. Руководство по истории русской Церкви. Вып. 1-2, 2 изд., Рязань, 1889. 

4. Ефимов = Ефимов А.Б. Очерки по истории миссионерства РПЦ. М.: ПСТГУ,2007. 688 с. 

5. Знаменский = Знаменский П.В. История Русской Церкви. Режим доступа: http://azbyka.ru/otechnik/Petr_Znamenskij/istorija-russkoj-tserkvi-znamenskij/(дата обращения: 1.12.2016). 

6. Исайя = Исайя, епископ Ростовский. Житие. http://saints.ru/i/Isaiya_episkop_Rostovskii.html (дата обращения: 1.12.2016). 

7. Карташев = Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. Том 1. Париж :YMKA-PRESS, 1959.681 с. 

8.А = Кочетков Ю. (под инициалом А.).Крещение Руси и развитие Русской миссии // Вестник РХД. 1989. № 156. С. 5-44. 

9. Кочетков=Кочетков Г., священник. Крещение Руси и развитие Русской миссии. Режим доступа: https://psmb.ru/a/kreshchenie-rusi-i-razvitie-russkoy-missii.html (дата обращения: 28.09.2016). 

10. Жития = Краткие жития преподобных Кукши и Пимена Постника, печерских. Режим доступа: http://azbyka.ru/days/sv-kuksha-pecherskij (дата обращения: 1.12.2016). 

11. Леонтий = Леонтий Ростовский, святитель. Житие. Режим доступа: http://azbyka.ru/days/sv-leontij-rostovskij (дата обращения: 1.12.2016). 

12. Лихачев = Лихачев Д.С. Крещение Руси в 988 году и государство Русь. Режим доступа: http://www.pravmir.ru/kreshhenie-rusi-i-gosudarstvo-rus/ (дата обращения: 8.11.2016). 

13. Похвала = Память и похвала князю Русскому Владимиру. Иаков Черноризец. Подготовка текста, перевод и комментарии Н. И. Милютенко. Режим доступа: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4870 (дата обращения: 12.11.2016). 

14. Повесть = Повесть временных лет / Подг. текста, пер., ст. и коммент. Д. С. Лихачев;под ред. В. П. Адриановой-Перетц. 2-е изд., испр. и доп. СПб.: Наука, 1999. 668 с. 

15. Раймер = Раймер Й. Миссионерская деятельность древнерусского монашества. М.: Логос, 1996, 248 с. 

16.Слово = Слово о законе и благодати митрополита Илариона. Режим доступа: http://azbyka.ru/slovo-o-zakone-i-blagodati-mitropolita-ilariona (дата обращения: 13.11.2016). 

17. Федотов = Федотов Г. П. Святые Древней Руси. М.: Московский рабочий, 1990. 242 с.

Ирина Борисовна Гаврилина 

Москва, Свято-Филаретовский институт

Доклад на XXIII ежегодной международной научной богословской конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов «Сретенские чтения» (25 февраля 2017)

Миссия

Современная практика миссии, методы и принципы миссии, подготовка миссионеров и пособия

Катехизация

Опыт катехизации в современных условиях, огласительные принципы, катехизисы и пособия

Миссиология

Материалы по миссиологии и истории миссии, святоотеческие тексты и рецензии

Катехетика

Материалы по катехетике и истории огласительной практики, тексты святых отцов-катехетов

МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив