Перейти к основному содержимому
МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив
Катехео

Научно-методический центр
по миссии и катехизации

при Свято-Филаретовском православно-христианском институте

Необходимые условия успешной миссии и основные ошибки на этом пути в опыте братства свт. Гурия Казанского во второй половине XIX — начале ХХ века

Статья посвящена анализу миссионерско-просветительской деятельности Братства свт. Гурия Казанского, созданного в 1867 г. для налаживания миссионерской работы среди инородцев в Казанской епархии.
21 ноября 2018

Братство включилось в миссионерскую деятельность после длительного периода ошибок и неудач миссии в Казанском крае. Основной задачей Братства стала реализация миссионерского проекта, названного впоследствии «системой Ильминского» по имени его автора, Николая Ивановича Ильминского1. Братство занималось как просветительской деятельностью среди инородцев2, так и многогранной издательской и благотворительной деятельностью, открыло множество братских школ, подготовило большое число учительских и священнических кадров,которые стали начатком интеллигенции малых народов края. Деятельность Братства имела как успешные периоды (первые 25 лет до 1892 г), так и сложные кризисные периоды после смерти Н.И.Ильминского в 1891 г., которые продолжались вплоть до закрытия Братства в 1918 г. Целью данной работы является проанализировать, что вело к успешности миссионерской деятельности Братства, а что мешало, и какие ошибки были допущены за 50 лет братской истории.

Критерием успешной миссии мы будем считать определение, данное о. Георгием Кочетковым в статье «Крещение Руси и развитие русской миссии»: «Достойные плоды миссионерской деятельности могут быть выражены только в одном – в полном воцерковлении (понимаемом не как чин или соответствующий акт) определенного количества человек, «ощутивших и нашедших» истинного Бога во Христе Духом Святым» [Кочетков, 8]. 

Именно такое понимание миссии, как приобщение неверующих ранее людей или иноверцев к живому организму православной церкви, мы встречаем у лучших миссионеров второй половины XIX и начала ХХ вв. Такая миссия предполагает как неформальное общение, так и просвещение, научение, введение в богослужебный опыт, заботу о будущих членах церкви, вхождение в которую означает для них серьезную перестройку жизни. 

Один из примеров такого ведения миссии служит опыт Братства свт. Гурия, открытого во второй половине XIX в. в Казани и действовавшего на территории Казанской и соседних епархий в продолжение 50 лет3. Названное братство среди всех, существовавших в тот период, было уникально широтой и масштабом своей деятельности, оказавшей влияние на всю миссионерскую ситуацию в России, а также тем, что с момента возникновения оно было свободным общественным учреждением

Братство было основано в период новой миссионерской политики в крае, начавшейся с поставлением на Казанскую кафедру архиеп. Григория (Постникова) в марте 1848 г. Его сотрудничество с молодым бакалавром Казанской духовной академии (КДА) Н.И.Ильминским4 привело к созданию «Проекта миссии для татар», ставшего началом реализации новой миссионерской системы, которая постепенно должна была располагать новокрещеные народы к христианству, вооружившись максимальным терпением. Система впоследствии была названа «системой Ильминского», по имени автора, который сам и начал ее реализацию. В помощь этой деятельности по благословению архиепископа Казанского Антония (Амфитеатрова) в 1867 г. было основано Братство свт. Гурия в Казани. Миссионерская система Ильминского, затрагивала все стороны жизни инородцев. Она включала в себя:

– создание миссионерско-просветительских школ для детей инородцев; 

–переводческо-издательскую деятельность на языках инородцев; 

– перевод богослужения на их родные языки; 

– устройство храмов в селах губернии; 

– подготовку преподавателей и священников из инородцев для созданных школ и храмов.

Реализацию всех этих направлений, их материальную и духовную поддержку с 1867 г. взяло на себя Братство свт. Гурия, а Ильминский в продолжении 25 лет оставался основной движущей силой совета братства. Главной целью братства было утверждение в православной вере уже крещеных инородцев и религиозное воспитание и обучение их детей, а также миссия среди язычников и раскольников5. По замыслу Ильминскогошкола должна была стать «орудием борьбы против мусульманства, источником христианского влияния на нерусское население Поволжья» [Ильминский, 46-47]. Совет братства и сам Ильминский бдительно следили за тем, чтобы миссионерские школы не уподоблялись светским. 

Главным было — организация «внутренней жизни в духе религиозного направления учащихся», внутреннее «восприятие основ христианской религии через институт семьи и общины» [Таймасов, 282–284]. Под общиной тогда понимался церковный приход, но в реальности общину в школах Ильминского заменял школьный класс, а вера передавалась через школьного учителя, человека верующего, сознательно берущего на себя миссионерские труды, говорящего с детьми на родном языке, желательно выходца из их же среды.

Братские школы, обучающие по системе Ильминского, очень быстро стали популярны среди инородческого населения. Уже к 1871 году действовало 108 братских школ6, в Казанской губернии более 50. Школы стали учреждаться не только для татар, но и для других крещеных народов Среднего Поволжья. Братство было ориентировано на помощь в деле миссии во всем Волго-Уральском регионе, что было отмечено в отчете обер-прокурора Синода графа Д. Толстого императору за 1870 г.: «…Братство свт. Гурия пришло на помощь духовенству всего Поволжского края» [Таймасов, 260]. Архиеп. Казанский Антоний в 1869 г. по результатам обозрения учебных заведений, открытых Братством свт. Гурия, в отчете Синоду писал, что «миссионерские школы благотворно действуют не только на детей, но и на целые населения крещеных инородцев» [Извлечение, 67]. 

Ильминскому и братству удалось также изменить ситуацию с переводческой деятельностью в крае. Переводы стали делать на народном языке7, вместо арабского алфавита использовать кириллицу, что позволяло сохранить особенности народных языков. Успешность переводческой деятельности братства (свободной от петербургской цензуры) привела к тому, что в 1875 году при братстве была создана Переводческая комиссия8. Цензуру и далее осуществлял совет Братства свт. Гурия. За первые 17 лет деятельности комиссией было выпущено 846 280 экземпляров книг на 14 языках.

Братство при поддержке архиеп. Антония много сил положило на подготовку священнослужителей из инородцев9, а также способствовало практике богослужения, церковного чтения и пения на родных языках, прежде всего в братских школах. В 1869 г. архиеп. Антоний, посетив несколько чувашских и марийских приходов, писал: «Чуваши, слыша прославление величия Божия на своем родном языке, видимо одушевлялись духом молитвы. Вообще, нельзя не заметить, что христианское просвещение делает видимые успехи в самых неразвитых еще инородческих племенах»10 [Таймасов, 262]. 

Большое значение для успешной деятельности братства имело также то, что Ильминский и совет братства обращали особое внимание на то, чтобы все начинания имели законные основания и были поддержаны церковными и светскими властями. Победа сторонников Ильминского и братства привела к тому, что «Правила о мерах к образованию населяющих Россию инородцев» от 26 марта 1870 г. положили начало использованию родного языка в начальном образовании нерусских народов в государственном масштабе; открыли доступ к получению элементарной грамотности массам нерусских народов, живущих в России; послужили толчком к изданию книг на родных языках нерусских народов и подготовке кадров учительской интеллигенции среди них» [Машанов. Религиозно, 11]. 

После смерти Ильминского ситуация с миссией в Казанском крае и ситуация внутри Братства свт. Гурия сильно изменились. Если в период самой активной и успешной деятельности братства ее определяли сторонники и последователи Ильминского, то после его смерти (в 1891 г.) взяли верх враги Ильминского и противники его системы. Среди членов братства, учеников и друзей Ильминского не оказалось человека, способного отстаивать его взгляды и позицию так же убедительно и последовательно, как и он сам. 

Ошибки в деятельности братства.

Первая серьезная ошибка в деятельности братства произошла еще при жизни Ильминского, когда на очередном общем собрании в 1883 г. архиепископ Казанский Палладий предложил отменить избираемость председателя братства и всегда назначать на эту должность Казанского викария. Никто не возразил, и поправка была введена в устав. При жизни Ильминского поправка эта не имела негативных последствий, т.к. вся деятельность братства продолжала определяться Ильминским и советом братства. Но после смерти Ильминского деятельность братства всерьез стала зависеть от казанских викариев, которые часто сменяли друг друга и вникнуть в дела епархии не успевали, к тому же, как правило, не разбирались в просветительской и миссионерской деятельности братства. Т.о. можно сказать, что фактически началом упадка братства стало ничто иное, как утрата такой личности, как Ильминский, который являлся гарантом и средоточием деятельности братства в продолжение 25 лет. 

Особенно осложнилась ситуация после полного изменения устава в 1898 г., когда не только председатель, но 5 из 11 членов совета братства стали назначаться архиепископом Казанским. С изменением ситуации в братстве изменилось и отношение к нему в обществе, а епархиальное начальство стало воспринимать его как подчиненное казенное место. При таком положении дел, когда братство потеряло силу и влияние и попало в полную зависимость от епархиальной власти, от него отделилась Переводческая комиссия (в 1903 г.) и Противораскольничье отделение, состоявшее из 104 членов. 

Дело осложнялось также интригами вокруг и внутри братства. Так, в 1905 г. вслед за обычной ревизионной комиссией была назначена чрезвычайная ревизионная комиссия, опубликовавшая свой отчет в печати и представившая деятельность братства в самом неприглядном виде. 

В начале ХХ в. братство и система его руководства, а также вся православная миссия в Поволжье снова находились в глубоком кризисе, особенно после указа «Об укреплении начал веротерпимости» 1905 г., послужившего началом новой волны отпадений крещеных инородцев в ислам и язычество. В этот кризисный период спасителем братства оказался еп. Андрей Ухтомский11, в 1907 г. назначенный викарием Казанской епархии, что сделало его председателем Братства свт. Гурия. С помощью еп. Андрея братству удалось выйти из кризиса и активизировать свою деятельность, уберечь братские школы от закрытия, восстановить доброе имя Ильминского и снова принять на вооружение его систему на миссионерском съезде 1910 г.12 Более того, с 1909г. братство стало издавать журнал «Сотрудник Братства святителя Гурия» (СБСГ), аналогов которому в Казанской епархии не было ни до, ни после его издания. Журнал выходил в свет до конца 1911 г., т. е. до перевода еп. Андрея в г. Сухуми (Кавказ). 

Не представляется возможным подробно рассмотреть последний период жизни братства, с конца 1911 г. до того, как в 1918 г. оно было принудительно закрыто.

Заключение 

Условиями успешности миссии в Казанской и соседних епархиях в конце XIX в. явилось

– объединение усилий таких двух думающих и ревностных людей, как архиеп. Григорий (Постников) и Н.И.Ильминский, которые сумели: а) провести полный и качественный анализ ошибок предыдущих периодов миссии в Казанском крае и б) предложить конкретный план выхода из кризиса в виде документа «Проект миссии для татар», одобренного Синодом в 1849 г.; 

– развитие и начало Ильминским практической реализации найденных принципов и форм нового ведения миссии, выработка им целостной и последовательной миссионерской системы (названной впоследствии «системой Ильминского» и затрагивавшей все стороны жизни инородцев) при его полной личной ответственности и постоянном личном контроле; 

– открытие в 1867 г. (при активной поддержке архиеп. Антония (Амфитеатрова)) Братства свт. Гурия Казанского, взявшего на себя труды по широкой реализации «системы Ильминского»; 

– статус Братства свт. Гурия (полностью определявшего миссионерскую ситуацию в крае с 1867 по 1892 г.) как свободного общественного учреждения, не подверженноговлиянию и произволу чиновников; 

– помощь братству и поддержка его высшим церковным и государственным руководством и передовой общественностью (о чем постоянно заботились Ильминский и совет братства); 

– высокий авторитет Ильминского и братства в вопросах миссии и просвещения;

– высокий авторитет и уважение местного населения к учителям и инородческому священству, подготовленному братством, необычайная популярность братских школ и хороший уровень образования и воспитания в них; 

– наличие самой КДА, готовившей хороших востоковедов и миссионеров и рекомендовавшей Ильминского архиеп. Григорию, а также подготовительную работу предшествующих казанских архиереев. 

Т.о. совместные усилия Ильминского и Братства свт. Гурия в первые 25 лет его деятельностипривели к положительному изменению всей миссионерской ситуации в Казанской и окружающих ее епархиях, позволившему говорить об успешности православной миссии в этом регионе в конце XIX в.

Ошибками в деятельности братства явилось

– принятие еще при жизни Ильминского первой поправки в устав (в 1883 г.), передававшей руководство братством в руки викарных епископов Казанской епархии (что после смерти Ильминского, с 1892 г., привело к серьезным нарушениям в деятельности братства); 

– принятие в 1898 г. нового устава братства, делающего его председателя и более половины членов Совета братства назначаемыми Казанской епархией(что сводило на нет значение общего собрания братства, которое, например,в 1903-1904 гг. даже не созывалось); 

– серьезной ошибкой с точки зрения успешности миссии (уже не братства, а церковного руководства) стал перевод в другую епархию председателя братства еп. Андрея Ухтомского, сумевшего возродить братство и снова наладить миссионерскую работу в крае с 1907 по 1911 гг.

Судьба такого явления, как Братство свт. Гурия Казанского, иллюстрирует церковную и общественную ситуацию в русском обществе конца ХIХ – начала ХХ вв. Деятельность братства в первые 25 лет — один из примеров подлинного миссионерского служения в рамках Русской православной церкви, с пониманием церкви как одушевленного тела Христова, а не как государственного казенного учреждения. На примере братства мы видим, что миссия расцветала там и тогда, где и когда это служение несли люди, способные являть миру живую христианскую веру, ее силу и свет, которые жили в них самих, вне зависимости от того, мирянин это был или епископ. Миссия теряла качество, затухала, как только встречалась с формализмом и казенным подходом к делу, разобщенностью членов братства, недостаточной ответственностью каждого друг за друга и за большее, с пониманием братства как организации, а не как части церковного организма.

Примечания

1 Ильминский Николай Иванович (24.04.1822–27.12.1891). Известный востоковед, педагог-миссионер, переводчик, преподаватель Казанской духовной академии, один из основателей Братства свт. Гурия. 

2 Инородцами в XIXв. называли все нерусское население, в Казанском крае это татары, чуваши, марийцы, мордва, вотяки и др. 

3 Хронологические рамки — с даты открытия братства, 4 октября 1867 г. по 1918 г., когда братство было закрыто в ряду других православных братств.

4 Ильминский Николай Иванович (24.04.1822–27.12.1891). Известный востоковед, педагог-миссионер, переводчик, преподаватель Казанской духовной академии, один из основателей Братства свт. Гурия. 

5 Т.е. старообрядцев, в конце XIX — начале ХХ вв.их принято было называть раскольниками.

6 Из них 69 были крещенотатарскими: в Казанской губернии — 51 школа, в Уфимской — 8, в Вятской — 8, в Оренбургской — 2. Остальные школы были учреждены среди чувашей (всего 13), марийцев (17 школ), удмуртов (5 школ) и 4 школы были основаны в старообрядческих русских селениях. [Износков,63]. 

7 Ильминский начал заниматься переводами по своей новой системе с 1862 года. 

8 Основана Православным Миссионерским Обществом (МО), изначально могла действовать на территории всей страны. Первым председателем комиссии стал Ильминский, он сам имел право набирать сотрудников. 

9 При архиеп. Антонии было восстановлено преподавание местных языков в Казанской семинарии. 

10 С 1867 г. действовало постановление Синода о возможности рукоположения инородцев и требования к ним были смягчены.

11 Иеромонах Андрей Ухтомский в 1899 году в сане архимандрита назначен смотрителем Казанской миссионерской школы. Вскоре стал настоятелем старинного Свято-Преображенского монастыря в Казани. 

12 Итогом съезда стали 15 пунктов постановлений, имевших целью утвердить и развить систему Ильминского.

Источники и литература 

Источники 

1. Высочайше утвержденное положение комитета министров «О правах для учреждения православных церковных братств» 8 мая 1864 г. // Полное собрание законов Российской империи : Собрание 2-е. Т. 39. Отдел. 1. СПб. : Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1867. № 40863. С. 409. 

2. Известия по Казанской епархии. Казань, 1877–1891. 

3. Извлечение из всеподданнейшего отчета обер-прокурора Св. Синода графа Д. Толстого по ведомству православного исповедания за 1870 год. СПб., 1871. 70 с. 

4. О веротерпимости. Закон 17 апреля 1905 года. СПб. : Тип. И. Д. Сытина, 1905. 

5. Устав «Братства святителя Гурия» при Казанском кафедрального соборе. 1867 г. // Известия по казанской епархии. Казань. 1867. № 6. С. 161–168. 

6. Устав «Братства святителя Гурия» при Казанском кафедрального соборе, 1898 г. Казань: б.и., 1899. 21 с. 

Литература 

1. Алексеев И. Е.Епископ Андрей (князь А. А. Ухтомский) как продолжатель дела Н. И. Ильминского в Казанской епархии: Научно-практическая конференция, посвященная 190-летию Н. И. Ильминского «Н. И. Ильминский — просветитель народов России». Казань: Типография ООО «Авента», 2012. 235 с. 

2. Алексеев И. Е. Надежный «Сотрудник». Режим доступа: http://ruskline.ru/analitika/2009/12/29/nadyozhnyj_sotrudnik/(дата обращения: 15.06.2015). 

3. Беленчук Л. Н. О просвещении народов России во второй половине XIX – начале XX в. // Вестник ПСТГУ. IV : Педагогика, Психология. 2006. Вып. 2. С. 22–36. 

4. Джераси Р. Окно на Восток : Империя, ориентализм, нация и религия в России. М. : Новое литературное обозрение, 2013. 546 с. 

5. Журавский А. В. Православная миссионерская деятельность среди мусульман России // Россия и ислам : Инаковость как проблема. М. : Языки славянских культур, 2010. С. 125–160. (OrientaliaetClassica. Труды Института восточных культур и античности; Вып. 27). 

6. Износков И. А. Об образовании инородцев и о миссии в Казанской епархии. Казань : Тип. Имп. ун-та, 1909. 

7. Ильминский Н. И. Избранные места из педагогических сочинений. Казань: Типограф. М. Чирковой, 1892. С. 46–47. 

8. Кочетков Георгий, свящ. Крещение Руси и развитие русской миссии // Вестник РХД. 1989. № 156. С. 5–44. 

9. Краснодубровский С. Инородческая школа Казанского края // Моск. ведомости. 1903. № 286, 288, 289. 

10. Машанов М. А. Обзор деятельности Братства св. Гурия за двадцать пять лет его существования, 1867—1892 гг. Казань : Типолитогр. Имп. ун-та, 1892. 256 с. 

11. Машанов М. А. Ответ на доклад «Чрезвычайной ревизионной комиссии Братства св.Гурия». Казань : Центральная типография, 1905. 18 с. 

12. Машанов М. А. Религиозно-нравственное состояние крещеных татар Казанской губернии Мамадышского уезда. Казань : Типография Императорского университета, 1875. 70 с. 

13. Понятов А. Н. Миссионерская деятельность «Братства святителя Гурия» в казанской губернии во второй половине XIX – начале XX вв. : Диссертация на соискание канд. ист. наук. Казань, 2007. Институт Татарской энциклопедии Академии наук Республики Татарстан Д-763572. 286 с. 

14. Таймасов Л. А. Православная церковь и христианское просвещение народов Среднего Поволжья во второй половине XIX – начале XX века. Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2004. 524 с.

Наталья Кировна Чернышева 

Москва, Свято-Филаретовский институт

Доклад на XXIII ежегодной международной научной богословской конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов «Сретенские чтения» (25 февраля 2017)

Миссия

Современная практика миссии, методы и принципы миссии, подготовка миссионеров и пособия

Катехизация

Опыт катехизации в современных условиях, огласительные принципы, катехизисы и пособия

Миссиология

Материалы по миссиологии и истории миссии, святоотеческие тексты и рецензии

Катехетика

Материалы по катехетике и истории огласительной практики, тексты святых отцов-катехетов

МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив