Перейти к основному содержимому
МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив
Катехео

Научно-методический центр
по миссии и катехизации

при Свято-Филаретовском православно-христианском институте

Миссионерская деятельность Русской православной церкви среди корейцев на русском Дальнем Востоке во втор. пол. XIX — нач. XX вв.

29 мая 2015 17 мин.

Миссионерская деятельность Русской Православной церкви среди корейцев на русском Дальнем Востоке во второй половине XIX - начале XX вв.

Год: 2009

Автор научной работы: Хон Чжом Сук

Ученая cтепень: кандидат исторических наук

Место защиты диссертации: Москва

Код cпециальности ВАК: 07.00.02

Специальность: Отечественная история

Количество cтраниц: 171

 

Оглавление диссертации

Введение.

Обзор источников.

Обзор историографии.

Глава I. Переселение корейцев на русский Дальний Восток во второй половине в XIX в. — начале XX в.

1-1. Общая характеристика процесса переселения корейцев.

1-2. Причины переселения корейцев на русский Дальний Восток.

1-3. Процесс переселения корейцев.

1-3.1. Первый период (1863 — 1883 гг.).

1-3.2. Второй период (1884 — 1905 гг.).

1-3.3. Третий период (1905 — 1917 гг.).

1-4. Отношение русского правительства к корейской иммиграции на Дальнем Востоке.

1-4.1. Переселение корейских иммигрантов во внутренние губернии Российской империи.

1-4.2. Наделение землей корейских переселенцев.

1-4.3. Политика переселения и обрусение корейцев.

Глава II. Миссионерская деятельность русской православной церкви среди корейцев.

II-1. Общая характеристика миссионерской деятельности.

II-1.1. Крещение корейцев.стр.

II-1.2. Трудности миссионерской деятельности.

II-2. Церковные школы среди корейцев.

II-2.1. Положение и помещение церковных школ.

II-2.2. Учебные программы корейских церковных школ.

II-3. Миссионерские станы для корейцев.

II-4. Миссионеры среди корейцев.

Глава III. Корейский журнал «Тэханин Денгёбо» на территории России (г. Чита). (С 1912 — по 1914 гг.).

III-1. Корейцы в г. Чита.

III-2. Журнал Тэханин Денгкёбо (Православие корейцев).

III-2.1. Содержание журнала.

III-2.2.Члены издательства журнала.

 

Введение диссертации (часть автореферата)

В конце XIX — начала XX вв. Русская православная церковь вела активную миссионерскую деятельность среди лиц, переселившихся из Кореи в пределы Российского государства. Однако изучение этой деятельности в последние годы лишь начинается1 и далеко не все ее аспекты изучены. Этим объясняется выбор данной темы.

Определение хронологических рамок предпринимаемого исследования — начало 1860-х гг. — 1917 г. — обусловлено следующими причинами:

— верхняя граница совпадает с началом массового переселения корейцев на территорию русского Дальнего Востока, которое по единодушному мнению, как современников2 , так и позднейших исследователей относится к 60-м годам XIX века. Современный исследователь Герман Ким считает, что эта датировка обусловлена прежде всего, двумя основными факторами: включением в состав российских владений Приамурья (согласно Айгунского договора 1858 г.) и Приморья (согласно Пекинского трактата 1860 г.), а также официально зарегистрированным в 1863 г. оседанием первой группы корейских переселенцев в русских пределах3.

— нижняя граница — 1917 г. — обуславливается тем, что в это время политическая система в России претерпела качественные изменения.

В работе предстоит рассмотреть историю самой корейской иммиграции:

— выявить: причины, побуждавшие корейцев переселяться в Россию, и динамику численности миграционного потока;

— определить территорию расселения корейцев на русском Дальнем Востоке и виды их занятий;

— проанализировать отношение русского правительства к корейской иммиграции и меры, направленные на интегрирование переселенцев в состав российского населения,

— определить, как влияло переселение корейцев на территорию Российского государства на взаимоотношения двух стран.

Ответы на перечисленные вопросы позволят лучше понять, на каком историческом фоне развертывалась миссионерская деятельность русской православной церкви:

— выявить, какие цели в данном случае ставили перед собой русские миссионеры и духовные власти,

— насколько эти цели совпадали с интересами и целями российских светских властей,

— какие формы приобретала миссионерская деятельность,

— каковы были ее результаты.

Третья группа вопросов, связана с изучением отношения самих корейских переселенцев к миссионерской деятельности Русской Православной церкви и, прежде всего, с определением причин принятия ими православия.

Обзор источников

Диссертация основана на исследовании широкого круга разнообразных по типу источников.

Прежде всего, нужно выделить дипломатические документы, к которым относятся договоры и соглашения4, заключенные между двумя государствами и определявшие основные принципы взаимоотношения между ними; дипломатическая переписка между министерствами иностранных дел России и Кореи.

Крайне важны как для понимания политики России на Дальнем Востоке, так и для понимания политики русского правительства по отношению к корейским переселенцам материалы официального делопроизводства, связанные, прежде всего, с деятельностью российских министерств Иностранных дел, Военного и Морского: донесения, рапорты, шифрованные телеграммы российских представителей в Сеуле.

Документы, относящиеся к упомянутым типам (всего 119 единиц) были извлечены из фонда Азиатского департамента (Японский стол) российского Министерства иностранных дел Архива Внешней Политики Российской империи и опубликованы без сокращений в сборнике «Некоторые страницы истории (конец XIX века). К 120-летию установления дипломатических отношений. Документы и материалы» (М, 2004).

К этому же типу источников (т.е. к материалам официального делопроизводства) относятся документы, связанные с деятельностью российских властей на Дальнем Востоке и затрагивающие широкий спектр вопросов, непосредственно касающихся корейских переселенцев, а именно:

— переселения корейцев и наделении их землей (см. «Отчет чиновника Приморского областного правления Ф.Ф. Буссе о переселении корейцев», «Донесение военного губернатора Приморской области П.В. Казакевича председательствующему в Совете ГУВС3 о переселении корейцев»; «Прошение» крестьян-корейцев деревни Кроуновка о наделении их землей и «Справка» о произведенном в их пользу отводе земли; Уведомление военного губернатора Приморской области о наделении крестьян-корейцев землей от 9 декабря 1897 г.», «Распоряжение Приамурского генерал-губернатора военному губернатору Приморской области о наделении землей корейцев. (1898 г.)» и т.п.;

— о переселении части корейцев во внутренние губернии Российской империи (см. «Заключение начальника жандармско-политического управления Уссурийской железной дороги Р.П. Щербакова о высылке корейцев в Иркутск. 5 ноября 1910 г.»);

— о миссионерской деятельности православного духовенства среди корейцев («Свидетельство о крещении корейских переселенцев», «Письмо епископа Евсевия военному губернатору Приморской области»);

— о деятельности корейских обществ на территории российского Дальнего Востоке (см. «Донесение военного губернатора Приморской области М.М. Манакина о деятельности корейских патриотов. 8 мая 1911 г.»; «Рапорт переводчика китайского языка Ольгинского уездного полицейского управления в Хана о деятельности корейских обществ. 1 июля 1911 г.»).

Данные материалы, хронологически охватывающие период с 1864 г. по 1915 г. и хранящиеся в Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока, (всего 138 единиц) опубликованы в сборнике «Корейцы на российском Дальнем Востоке (втор. пол. XIX — нач. XX вв.)»; документы и материалы, кн. 1 (Владивосток 2004).

Следующий тип источников составляют источники личного происхождения (дневники, мемуары и переписка).

В 1860-70-х гг. Корея была закрыта для иностранцев. Возможность российским подданным побывать в Корее представилась только после заключения русско-корейского договора 1884 г. Тогда в Корею отправился ряд русских путешественников, гражданских и военных чиновников, оставивших описания своего путешествия6. Среди них:

— чиновник К.Н. Дадешкелиани («Краткий очерк современного состояния Кореи кн. Дадешкелиани, состоящего при канцелярии приамурского генерал-губернатора» 1885 г.),

— купец П.М. Делоткевича («Дневник Павла Михайловича Делоткевича на пути пешком из Сеула в Посьет через северную Корею (с 6 декабря 1885 г. по 29 февраля 1886 г.7),

— Ф.М. Вебель («Поездка в Корею летом 1889 г. генерального штаба подполковника Вебеля Ф.М.»),

— В.П. Карнеев («Поездка генерального штаба полковника Карнеева и поручика Михайлова по Южной Корее в 1895 - 1896 гг.»),

— В.А. Альфтан («Поездка в Корею генерального штаба подполковника Альфтана в декабре 1895 г. и январе 1896 г.»).

Особо следует упомянуть епископа Хрисанфа (Щетковского), автора «Писем корейского миссионера» (Казань, 1904) и записок «От Сеула до Владивостока. Путевые заметки миссионера» (М., 1905). В них еп. Хрисанф, работавший в Сеульской миссии, описал свое путешествие из Сеула во Владивосток, которое он предпринял поближе познакомиться с корейцами, их нравами и обычаями. Во время своего путешествия он встречался с людьми, занимавшимися миссионерской деятельностью среди корейцев, осматривал церковные школы для корейцев.

При работе над темой были также использованы периодические издания — «Владивостокские» и «Забайкальские епархиальные ведомости», выходившие дважды в месяц — 1-го и 15-го числа каждого месяца. «Забайкальские епархиальные ведомости» издавались в Чите в 1900 - 1918 гг.; «Владивостокские» — во Владивостоке в 1903 - 1917 гг. Кроме этого, в1912 — 1913 гг. вышли в свет под редакцией священника В. В. Давыдова 24 выпуска духовно-нравственного приложения к «Владивостокским епархиальным ведомостям» под названием «Восточный благовест».

Епархиальные ведомости» традиционно состояли из двух частей: официальной и неофициальной. В них печатались епархиальная хроника событий, проповеди и отрывки из трудов св. Отцов церкви, материалы церковно-археологических обществ. Наиболее ценными для данной диссертации являются годовые отчеты миссионерского общества и статьи корейских миссионеров, действовавших в Приморье и в Приамурье.

Помимо «Епархиальных ведомостей», при работе над диссертацией использовался ряд периодических изданий, издававшихся на корейском языке:

— ежемесячный журнал «Тэханин Денгкёбо (Православие)», издававшийся в Чите Ли Кангом и Чжон Чже Гвангом, выходивший на корейском языке в Чите с 20 декабря 1911 г. по июнь 1914 г., имел религиозную окраску. Он был запланирована как ежемесячное издание, но эта периодичность не соблюдалась. На 11-м номере в июне 1914 г. издание прекратило свое существование.

Этот журнал поддерживался корейцами не только в Чите, но и во Владивостоке (по-корейски Хесамви8), Янчихэ (Энчжу), Хабаровске (Хебальпхо), Влгемиск, Николаевске, Харбине, Акене, и даже в Америке и на Гавайях.9

Редактором журнала «Тэханин Денгкёбо» был кореец Авраам Ефремович Кузнецов (Ли Канг), которому первоначально пришлось столкнуться с серьезными трудностями: по тогдашним законам периодическое издание, выходящее в России, должно было подвергаться цензуре государственным чиновником, знающим соответствующий иностранный язык. А такого чиновника, владевшего корейским языком, в Забайкалье не оказалось, поэтому власти долгое время не соглашались дать разрешение на выход журнала. Благодаря помощи нового читинского вице-губернатора М.И. Измайлова, разрешение на издание журнала было все-таки получено — ответственность за это издание и цензура были возложены на начальника Забайкальской миссии — о. Ефрема.10

В данной диссертации были также использованы тексты сборника «Квоноп Синмун, Тэханин Денгкёбо (Православие), Чхонгу Синмун, Ханин Синбо» // Сборник Т. 2. Ханрим университет институт Азийской культуры (Hallym University Institute of Asia Culture Studies). 1995. r. Чхунчхон.11

Обзор историографии

Первые работы, посвященные переселению корейцев на русский Дальний Восток появились уже в конце XIX в. В числе первых работ следует отметить труды сибирского историка В. Вагина «Корейцы на Амуре» — Сборник исторических и статистических сведений о Сибири и сопредельных ей странах. (СПб., 1875 — 1876. Т. 1); участников Амурской экспедиции 1911 — 1912 гг. В.В. Граве «Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье» (Труды Амурской экспедиции, вып. XI. СПб., 1912.) и В. Песоцкого «Корейский вопрос в Приамурье» (Хабаровск. 1913). В этих работах подробно описываются причины, вызвавшие корейскую иммиграцию, наделение землей иностранцев, положение переселенцев.

Упомянутые исследователи выделяют 3 периода в истории корейской иммиграции:

1-й — с 1863 — по 1884 гг.,

2-й — с 1885 — по 1905 гг.,

3-й — с 1906 — по 1917 гг.

Одним из значительных исследователей, изучавших историю переселения корейцев на русский Дальний Восток, является Н. Насекин, занимавший в 1890-х гг. пост старшего чиновника по особым поручениям при Приамурском генерал-губернаторе. Насекин неоднократно бывал в корейских селениях и написал статью о жизни корейцев в Приамурском крае12. В статье, носящей обобщающий характер, Насекин дает краткий исторический очерк переселения корейцев, административное деление корейских селений, их географический и экономический обзор, сведения о школах, церквях и миссиях. В статье содержится весьма квалифицированное этнографическое описание жилища, домашней утвари, пищи, одежды, религии, свадебных и похоронно-поминальных обрядов, характера корейцев.

Теме колонизации Россией Дальнего Востока была посвящена книга «Амур и Уссурийский край», вышедшая в Москве в 1885 г. и приуроченная к 25-летнему юбилею присоединения к России Амурского и Уссурийского края. В книге, помимо рассказа об истории завоевания и колонизации русскими этого края, рассказывается о природно-климатических условиях и занятиях местных жителей, описывается деятельность преосв. Иннокентия и гр. Н.Н. Муравьева-Амурского. Автор книги характеризует корейцев следующим образом: на Амуре «живут корейцы, прибывшие в край уже тогда, когда он стал нашим, а именно в 1863 году. К 1869 году их было уже более трех тысяч душ. Корейцы — народ хороший; не имея хищнических наклонностей, они явились сюда единственно для того, чтобы избавится от своевольного и бесчеловечного обращения на родине. этот народ трудолюбив, ловок, любит русскую жизнь, скоро усваивает наши одежду, постройки и обычай, легко подчиняется нашими властям и законам и скоро выучивается говорить по-русски».13

Целесообразность переселения корейцев в Россию в интересах развития внешней торговли и промышленности в крае в своей работе «Россия Дальнего Востока» обосновывал Ф. Шперк14. Но при этом он считал, что необходимо окрестить корейских и переселить их из приграничных территорий во внутренние губернии России, несмотря на то, что климат внутри России может вредить корейцам. Предлагаемая им мера обосновывалась, помимо прочих соображений, тем, что в то время в Приморье и Приамурье уже началось переселение русских и возникла проблема разделения земель между переселенцами.15

Вопрос о переселении корейцев в Россию затрагивается также в книге А.А. Кауфмана «Переселение и колонизации». Он, в частности, пишет о том, что корейцы пахали неудобные земли, не смущались расчисткой даже густого леса, занимались не только сельском хозяйством, но и промышленностью и торговлей. Причины успеха переселения корейцев Кауфман видит в том, что корейцам в Приамурьи не надо было приноравливаться к климату и другим условиям16, потому что земля и климат Приамурья были похожи на те, что существовали в северной Корее, где они прожили в прошлом.

Историко-статистический очерк А. Панова «Желтый вопрос в Приамурье» был опубликован в журнале «Вопросы колонизации» (1910, № 7. СПБ). Панов в своих работах использовал несколько терминов, связанных с национальной принадлежностью, цветом кожи переселенцев, например, «желтая раса», «желтый народ», «желтая опасность» 17 и т.д. Панов обратил внимание на переселение в Приморье и Приамурье китайцев, корейцев и японцев, называл их «желтой расой». Автор проанализировал, какую роль этот «желтый народ» играет в Приморье и Приамурье в экономическом и политическом отношениях. Панов считал китайцев опасными для России, но эта оценка не распространялась на корейцев, у которых, по его мнению, не было никаких политических замыслов против России. Поэтому для экономического развития края корейцы нужны. Признавая желательность переселения на русский Дальний Восток «желтых» народов, он считал, что они обязательно должны быть ассимилированы русскими, частности Панов предлагал корейцам селиться рядом с русскими и устраивать русско-корейские школы.

Кроме упомянутой, перу Панова принадлежат еще такие работы, как «Желтый вопрос и меры борьбы с «желтым засильем» в Приамурье (Историко-статистический очерк)»18, «Борьба за рабочий рынок в Приамурье»19, «Рабочий рынок Приамурья» (СПб., 1912).

В послереволюционный период интересующая нас тема серьезно разрабатывалась Л.Л. Рыбаковским в его трудах «Народонаселение Дальнего Востока за 100 лет». (М., 1969), «Региональный анализ миграции» (М., 1973), «Население Дальнего Востока за 150 лет» (М., 1990). В своих книгах автор говорит о том что, в истории заселения Дальнего Востока можно выделить четыре крупных исторических периода в зависимости от изменения социально-экономических условий России, в частности в зависимости от изменения аграрных отношений в русской деревне. Рыбаковский пишет, что иммиграция на Дальний Восток имела не сезонный, временный, а постоянный характер, при этом переселялись не одиночки, а целые семьи. Переселенцы стремились принять русское подданство.21 В отличие от корейцев, китайцы в большинстве были подданными своей страны, их семьи оставались в свои родине, а они приходили только на сезонные заработки и затем возвращались обратно в Китай.

Для данной диссертации также очень важны исследования русско-корейцев, живущих в России, в Казахстане, и СНГ. Например, работы работа Кима Сын Хва «Очерки по истории советских корейцев» (Алма-Ата, 1965) и Г.Н. Кима «История иммиграции корейцев во второй половине XIX в. — 1945 г.» (Алма-Ата, 1999).

Ким Сын Хва в своей книге разделяет историю корейцев в России на 2 части: первая — при царизме (60-е годы XIX в. — 1917 г.), вторая — корейцы при Советской власти (1917 — 1936 гг.). Он обращает внимание прежде всего на социально-экономическое положении корейских крестьян на русском Дальнем Востоке: как переселялись, какие права имели, каковы были основные занятия корейских переселенцев, прослеживается ли классовое расслоение в корейской деревне, какое участие корейцы принимали в революционном движении против царизма, а также против японских колонизаторов.

В книге современного историка, проживающего в Казахстане Г.Н. Кима «История иммиграции корейцев. Вторая половина XIX в. — 1945 г.» (Алма-Аты, 1999) подробно освещена история иммиграции корейцев не только в Россию, но и в Америку, Южную Америку, в Китай, в Японию, и др. Автор использовал материалы на русском, корейском, японском и английском языках. Его перу также принадлежат также работы «Переселение в Россию и просвещение корейцев в дореволюционный период», «Первые корейские школы на русском Дальнем Востоке».

Среди современных российских исследователей надо обратить внимание на Б.Д. Пака, исследующего историю переселения корейцев на Дальний Восток России (Пак Б.Д. «Корейцы в Российской империи». Иркутск, 1994).

Главная задача исследования заключалась в освещении на основе комплексного подхода основных этапов корейского переселения в Россию, социально-экономического и политического положения корейцев-иммигрантов, а также отношения к корейской эмиграции со стороны царского самодержавия и демократической России. Здесь же рассматривается участие корейской эмиграции в России, в национально-освободительной, антияпонской борьбе корейского народа, деятельность корейских патриотических обществ против Японии среди населения России и Китая. Ещё существует совместная работа Б.Д. Пака и Н.Ф. Бугая «140 лет в России: очерк истории российских Корейцев» (серия «Русские корейцы») (М., 2004).

В последние годы рассматриваемая проблематика активно разрабатывается в Дальневосточном государственном университете (ДВГУ). В 1999 г. вышел сборник под называнием «Корейцы на российском Дальнем Востоке», вып. I. В нем содержатся несколько статей и материалов, извлеченных из фондов Российского Государственного Исторического архива Дальнего Востока (РГИА ДВ), связанных с переселением корейцев и их историей в пределах Российского государства. Например:

— Чонг Джин Сок. «Антияпонские газеты на корейском языке на территории России»;

— А.А. Торопова (директор РГИА ДВ) «Корейские национальные организации на российском Дальнем Востоке»,

— «Доклад чиновника особых поручений при Приамурском генерал-губернаторе Ульяницкого о корейских общественных организациях в Приморской области (1915 г.)»,

— «Краткий перечень документов РГИА ДВ о российско-корейских отношениях (1860—1931 гг.)»

Миссионерской деятельности русской православной церкви посвящено заметно меньше работ. Но, тем не менее, следует упомянуть, что данная тема не была полностью обойдена вниманием. Так, например, в 1994 г. М.В. Беловым была защищена диссертация «Русская православная церковь и корейцы, 1865 — 1917» (М., 1994), в которой автор рассмотрел деятельность православного духовенства среди корейцев на русском Дальнем Востоке и в Сеуле в Корее.

Главная цель исследования Белова состояла в том, чтобы выяснить, как православная церковь функционировала в корейском обществе и почему поступала именно так. Для этого автор проанализировал исторические, социальные, политические аспекты взаимоотношения между православной церковью и корейцами. Автор задает вопрос о том, являлось ли принятие православия корейцами только формальностью, или корейцы сами были заинтересованы в принятии православия. Автор отвечает, что на этот вопрос нельзя ответить однозначно, поскольку были разные ситуации и причины в разных регионах (как в России, так и в Корее.)

Кроме того, по этой теме были защищены и опубликованы дипломные работы на корейском языке: Нам Чжонг У «Историческое исследование Православной церкви по государственно-политическому характеру: миссионерская деятельность среди корейцев 1860 — 1925 гг.»22 и Ли Вёнг Чжо «Корейская миссия православной церкви в России Дальнего Востока. 1863 — 1916 гг.»23

Миссионерской деятельности среди корейцев была посвящена работа архимандрита Августина (Никитина)24 «Православие у корейцев Забайкалья и Приамурья», опубликована в № 4 за 1998 г. журнала «Миссионерское обозрение». В статье автор уделил особое внимание деятельности корейских миссионеров, катехизической школы среди корейцев. Августин (Никитин) отмечает, что катехизическая школа являлась не только местом изучения основ христианского вероучения, но и была своеобразным центром — «землячеством» — местом встреч и собраний корейцев, где они обсуждали свои проблемы. Из материалов статьи можно составить представление о жизни корейцев иммигрантов в Советский период.

В 2005 г. в Корее вышла работа М. Плотниковой «Переселение корейцев в Приморье и политика России. С 1863 по 1910 гг . (по материалам РГИА ДВ) ». Автор делает вывод о том, русская православная церковь и церковные школы сыграли большую роль в ассимиляции корейцев среди русского населения. Для того чтобы принять русское подданство, необходимо было принять православие, а для того, чтобы изучать катехизические вопросы необходимо было изучить русский язык. Но автор подчеркивает, что корейцев не принуждали к принятию православия. Автор базируется на следующих фактах: во-первых, в то время в России не только в церковной, но в любой школе изучали Закон Божий; во-вторых, корейцы вместе приняли православную веру и крещение вместе с русскими, а не отдельно26. Но из-за отсутствия достаточной экономической поддержки и незнания корейского языка у миссионеров возникали трудности в их миссионерской деятельность.

В настоящее время началось активное исследование корейских газет, издававшихся на территории России на корейском языке. При этом преимущественное внимание уделяется изучению корейского национального движения за независимость, развертывавшегося на территории России. Этому аспекту посвящена статьи В.В. Верхоляка «Роль средств массовой информации в борьбе корейцев за независимость на территории Приморского края в 1910 году» и Чонг Джин Сок «Антияпонские газеты на корейском языке на территории России»27.

В Корее эта тема была рассмотрена профессором факультета журналистики Ли Хэ Чанг в работах «Изменения в зарубежной национальной литературе»(Синдонга, 1970) и «Исследование истории газетных изданий Кореи» (Сонгмунгак, 1971). Профессор Чхве Чжун в 1962 г. опубликовал «Газеты зарубежных корейцев и завоевательная политика Японии». (Чжунгангдэ), а также «Сборник статей по корейским печатным изданиям » (Ильжогак, 1976).

После 1980-х годов историки обратили внимание на зарубежные газеты: в 1990 г. была публикована монография Юн Бёнг Сок «Становление общества «Квонопхве» и газета «Квоноп Синмун» (Национальные движения и корейские общества за рубежом. 1990), «Корейское национальное движение за независимость на территории Приморского края» (Корейцы на российском Дальнем Востоке. Сб. Наук. Вып. I. Владивосток. 1999).

И в самое последнее время вышла книга профессора Пака Хвана «Корейские газеты и корейские национальные движения в России30» (2008), исследование Пака Хвана «Хечжо Синмун» (исследование публицистики и культуры) (1998. вып. 6). «История национального движения российских корейцев». (1996).

 

Примечания

1 Например, см.: Белов М.В. Русская православная церковь и корейцы. 1865—1917. М., 1994.

2 Например, см.: Иеромонах Павел (Ивановский). Краткий очерк развития миссионерского дела среди корейцев Южно-Уссурийского края // Владивостокские епархиальные ведомости (далее-ВЕВ), Владивосток. 1904. № 7—11.

3 Ким Г. История иммиграции корейцев. Книга первая. Вторая половина XIX в.—1945 г. Алма-Ата. 1999. С. 151—153.

4 Например, русско-корейский договор о дружбе и торговле от 7 июля (25 июня) 1884 г.; Правила для сухопутной торговли с Кореей, заключенные в Сеуле 8 августа 1888 г. и т.п.

5 Главное управление Восточной Сибири. 

6 По Корее путешествия 1885 — 1896 гг. М., 1958.

7 Впервые опубликован в «Сборнике географических, топографических и статических материалов по Азии» (вып. XXXVIII, СПб., 1889.)

8 Корейцы в то время назвали города по-своему, напр.: Владивосток (Хэсамвц), Хабаровск (Хебальпхо), р. Дауби-хэ (Эндауде), Янчихэ (Енчжу). и т.д.

9 tfl^ol^jiUi Тэханин Денгкёбо (Православие), 1912. №1. С. 37.

10 Архимандрит Августин (Никитин), доцент СПДАиС. Православие у корейцев Приамурья и Забайкалья // Миссионерское обозрение. М., 1998. № 4. С.21.

11 Институт Азийской культуры в 1994 г. получил периодики в дар из Библиотеки Harvard-Yenching library, которые выпускались в Российской империи на Дальнем Востоке среди корейцев на корейском языке, в том числе журнала «Тэханин Денгкёбо». В России эти периодики хранятся в Российской Национальной Библиотеке (РНБ., СПб.), Отдел литературы на языках стран Азии и Африки (ОЛСАА).

12 Насекин Н. «Корейцы Приамурского края» // Журнал Министерства народного просвещения. Т. CCCLII. СПб., 1904, С. 23—30.

13 Амур и Уссурийский край. М. 1885. С. 132.

14 Записки имп. Русского географического общества (по общей географии) Т. XIV. СПб., 1885.

15 См.: Приамурье: факты, цифры, наблюдения. Собраны на Дальнем Востоке сотрудниками общеземской организации. Приложение к отчету общеземской организации за 1908 г. М.,1909.

16 Кауфман А.А. Переселение и колонизация. СПб. 1905. С.338.

17 Такие термина продалжаются Граве В.В. напр. «преступленость желтых».

18 Владивосток, 1912, №11

19 Владивосток, 1912, №11

20 Доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН, заведующий кафедрой социальной статистики и демографии Московского государственного социального университета, г. Москва.

21 Рыбаковский Л.Л. Народонаселение Дальнего Востока за 100 лет. М.,1969. С.22-23.

22 Диссертация. Th.D. Пресвитерианский Колледж и Богословская Семинария (Presbyterian College and Theological Seminary). Сеул, 2005.

23 Магистранская работа. Сеул, 2002.

21 См.:Архимандрит Августин (Никитин) Россия и Корея: Обзор церковных связей.// Православие на Дальнем Востоке. Вып. 4. СПб., 2004.

25 Магистранская работа. На корейском языке. Ханкукхак Енгувон (Институт исследования корееведения). г. Сонгнам.

26 Плотникова М. С.55.

27 обо статья публиконанны в сборнике, «Корейцы на российском Дальнем Востоке» Сб. Наук. Вып.1. Владивосток. 1999.

28 Ф^^-ёг-Ч "Йт1 (Ханкук синмунса енгу). В этом исследовании автор рассмотрел по представленным данным следующие направлениия: 1. Гавайи, 2. Владивосток (Хесамви), 3. Манчжур ия-Чхо нч ж ин-Пе кин.

29 ЧЬ^Утг^!^^ (Ханкук синмунса нонго).

30 гИ^И^ tl^Sr-S-. Сеул,2008.

Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat

Миссия

Современная практика миссии, методы и принципы миссии, подготовка миссионеров и пособия

Катехизация

Опыт катехизации в современных условиях, огласительные принципы, катехизисы и пособия

Миссиология

Материалы по миссиологии и истории миссии, святоотеческие тексты и рецензии

Катехетика

Материалы по катехетике и истории огласительной практики, тексты святых отцов-катехетов

МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив