Перейти к основному содержимому
МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив
Катехео

Научно-методический центр
по миссии и катехизации

при Свято-Филаретовском православно-христианском институте

Миссионерская деятельность «Братства святителя Гурия» в Казанской губернии во второй половине XIX — начале XX вв.

20 февраля 2015 21 мин.

Миссионерская деятельность «Братства святителя Гурия» в Казанской губернии во второй половине XIX начале XX вв.

Год: 2007

Автор научной работы: Понятов Андрей Николаевич

Ученая степень: кандидат исторических наук

Место защиты диссертации: Казань

Код cпециальности ВАК: 07.00.02

Специальность: Религия — Христианство — Православие — Русская православная церковь — Организация церкви — Миссионерство

Количество страниц: 286

 

Оглавление диссертации

Введение.

Раздел I Проблема миссионерской деятельности в российской провинции в отечественной историографии (вторая половина XIX — начало XXI вв.).

Раздел II Конфессиональная ситуация в Казанской губернии во второй половине XIX — начале XX вв.

Раздел III «Братство святителя Гурия» как идейно-политический институт прозелитизма.

Раздел IV Образовательная система «Братства святителя Гурия».

 

Введение диссертации (часть автореферата)

Актуальность темы исследования. Политические и религиозные перемены, происходящие в нашей стране последние пятнадцать лет, привели к смене ориентиров в понимании актуальных и научно значимых тем в российской исторической науке. Одной из таких тем для Волжско-Камского региона является миссионерская деятельность «Братства святителя Гурия. Появление в Казанской губернии в 1867 г. первого частного православно-миссионерского учреждения — «Братства святителя Гурия» — стало важным этапом в процессе утверждения и распространения христианской веры в крае. Впервые в его истории, ввиду скромных конечных результатов прозелитских стремлений Русской православной церкви (РПЦ), была предпринята попытка создать частную общественную православно-миссионерскую организацию, в ведении которой с 1907 г. по 1918 г. сконцентрировалась вся миссионерская работа Казанской епархии.

Миссионерство, как способ распространения религии среди населения с иным вероисповеданием, было и продолжает являться составной частью мировых конфессий, в связи с чем изучение данной темы на примере поликонфессионального и многонационального Татарстана представляется особенно актуальным. Следствием принятия Конституции Российской Федерации 1993 г. и Федерального закона РФ «О свободе совести и о религиозных объединениях» 1997 г. стал возросший интерес к разработкам теоретических и практических проблем миссионерского характера.

Рамки нашего исследования не позволяют провести детальный анализ влияния религиозно-нравственного воспитания подрастающего поколения на морально-правовое состояние общества со второй половины XIX в. до наших дней. Вместе с тем в современном российском обществе на долю несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, что составляет 8% населения страны, приходится около 13 % совершенных преступлений1. На современном этапе региональный вектор роста несовершеннолетней преступности также вызывает тревогу. К примеру, если в 1894 г. на территории Казанской губернии количество осужденных в возрасте до 17 лет составляло 657 при населении в 2 207 429 человек)2, то в 1994 г. в Республике Татарстан эта цифра равнялась уже 3 576 при населении в 3 743 600 человек3. Несомненно, одно: чем нравственнее подрастающее поколение любой национальности и вероисповедания в рамках единого государственного строя, тем цивилизованнее общество в целом.

В конце XIX — начале XX вв. в Казанской губернии среди конфессий первое место занимали православные (около 68,9 % населения), второе — мусульмане (около 29,1%). Состоявшаяся 9-16 октября 2002 г. Всероссийская перепись населения зарегистрировала на территории Татарстана представителей свыше 115 национальностей. Из них по численности преобладают татары (около 52,92% населения), на втором месте — русские (около 39,49%), на третьем — чуваши (около 3,35%). В результате многовековых межэтнических контактов происходит взаимовлияние этих народов в культурной, языковой и других сферах жизни. Поэтому можно с уверенностью говорить о том, что межконфессиональная и межнациональная ситуации в Волжско-Камском регионе определялась и будет складываться прежде всего исходя из взаимоотношений двух мировых религий — ислама и православия.

Конец XX — начало XXI столетий ознаменовались обострением религиозных и национальных противоречий, приобретающих порой международные масштабы, не стала исключением и Российская Федерация. Отчасти это объясняется раскрепощением религиозного сознания россиян, активизацией деятельности различных конфессий, появлением новых религиозных общин.

В настоящее время миссионерская работа не утратила своего значения. В процессе укрепления в Республике Татарстан двух крупных традиционных конфессий — ислама и православия, а также старообрядцев, зарегистрированных общин иудеев, католиков, лютеран — заметное развитие получили новые протестантские и нетрадиционные организации. Сформировалась своеобразная третья сила, стремящаяся к привлечению на свою сторону новых адептов: Свидетели Иеговы, Евангельские христиане баптисты, Христиане веры евангельской. Наряду с ними религиозную палитру пополнили бахай, виссарионовцы, кришнаиты, буддисты, ахмадийа, сахаджа-йога и т.д.

В процессе кризиса коммунистической идеологии многие религиозные экстремистские организации, объединения и группы стали заполнять идеологический вакуум, в связи с чем среди большей части населения страны в целом и Республики Татарстан — в частности, в обществе возрастает недовольство чрезмерной активностью миссионерской деятельности нетрадиционных для России зарубежных сект. Их деятельность воспринимается как своеобразная идеологическая интервенция, экспансия, направленная на разрушение традиционных национальных культур народов России.

На фоне роста религиозных экстремистских организаций4 актуальным остается вопрос об активизации миссионерской деятельности традиционных

В настоящее время, по данным МВД РФ, в России действует более 80 религиозных экстремистских организаций («Нурчилар», «Байат», «Хизб-ут-Тахрир» и др.), большинство из которых осуществляют свою деятельность на Кавказе, в Поволжье и мировых религий. В связи с этим использование накопленного в прошлом опыта местной миссионерской работы поможет достигнуть религиозного равновесия, благодаря которому станут возможными дальнейшее мирное сосуществование народов и ослабление радикальных религиозных экстремистских течений в Российской Федерации.

На территории современного Татарстана на протяжении многих столетий тесно взаимодействуют две мировые религии: христианство и ислам. История их взаимоотношений полна драматических страниц. Помня о прошлом, следует предпринять все возможное, чтобы взаимные исторические претензии не породили новые конфликты. Во взаимоотношениях христианства и ислама необходимы особый такт, аккуратность и взвешенность в способах и методах миссионерской деятельности, и именно поэтому всестороннее изучение опыта миссионерской работы «Братства святителя Гурия» поможет определить конкретные и наиболее эффективные практические шаги по проведению продуманной религиозной политики не только в Республике Татарстан, но и в Российской Федерации в целом.

Степень научной разработанности проблемы. Вопросы, связанные с изучением истории РПЦ и научной разработкой христианского миссионерства в отечественной историографии, всегда привлекали внимание историков.

Миссионерская деятельность РПЦ, являющаяся знаменательным событием, составляет неотъемлемую часть духовной жизни российского общества второй половины XIX — начала XX вв. и уже в силу этого заслуживает глубокого и всестороннего исследования. Труды, посвященные данной проблеме, можно разделить на три группы: дореволюционного периода (вторая половина XIX в. — 1917 г.), советского (1917 г. — начало 1990-х гг.) и постсоветского (с 1990-х гг. — начало XXI в.).

Исследования, относящиеся к первой группе, в количественном отношении велики, так как изучение этого направления в деятельности РПЦ имеет давние традиции. Анализ литературы второй половины XIX — начала XX вв. свидетельствует, что авторы прекрасно владели фактическим материалом по истории миссионерской работы РПЦ среди нерусских народов Казанской губернии, что и определяет ценность их сочинений. Однако они подходили к рассмотрению сущности религии вообще и христианизации народов Волжско-Камского региона в частности с идеалистических позиций. В литературе дореволюционного периода роль миссионерской деятельности РПЦ среди нерусских народов Российской империи рассматривалась не всегда объективно, зачастую даже тенденциозно, особенно все то, что касалось взаимоотношений православия и других конфессий.

В советской историографии изучение православного миссионерства стало предметом ортодоксальной критики. В этот период события и факты, отражающие взаимоотношения государства и конфессий, рассматривались исключительно с точки зрения господствовавшего материалистического мировоззрения, при освещении проблемы десятилетиями доминировал односторонний подход. В большинстве случаев разработка проблем, связанных с нашей темой, признавалась «неактуальной» и оказывалась на периферии интересов отечественной науки. Кроме того, ученые советского периода были ограничены в объективности суждений в вопросах религиозной политики РПЦ, поскольку творили в определенных исторических условиях и часто были вынуждены приспосабливаться к ним. Зарубежные исследователи, интересовавшиеся этой проблематикой, также были лишены доступа к необходимым источникам.

Постсоветский период историографии данной проблемы характеризуется отходом исследователей от идеологических штампов прежних лет и однобоких схем в трактовке и анализе миссионерской деятельности РПЦ. В изучении некоторых аспектов этой деятельности в целом и «Братства святителя Гурия» в частности, — наметились определенные подходы. Рассмотрение сложившейся историографической ситуации по данному вопросу сделано в рамках соответствующего раздела диссертации.

Степень научной разработанности темы определяется составом источникового материала и теми исследованиями вопроса, которые имеются в нашем распоряжении.

Целью данной работы является исследование организационных форм и содержания миссионерской деятельности «Братства святителя Гурия» в Казанской губернии в 1867 — 1918 гг.

Для достижения намеченной цели были поставлены следующие задачи:

— проанализировать всю научную литературу по теме диссертации, чтобы определить, с одной стороны, основные теоретические и проблемные подходы в изучении миссионерской деятельности «Братства святителя Гурия», с другой — их сущность и историческое значение;

— выявить причины, особенности, закономерности, количественную и территориальную динамику развития «отпадений» крещеных татар из православия в ислам в Казанской губернии во второй половине XIX — начале XX вв., и их взаимосвязь с необходимостью РПЦ и правительства подвергнуть ревизии старые методы проведения прозелитской политики;

— рассмотреть организационные и структурные составляющие «Братства святителя Гурия», которые позволят говорить о новом, более качественном фундаменте миссионерской работы в Казанской губернии в 1867-1918 гг.;

— исследовать основные виды миссионерской деятельности «Братства святителя Гурия» («братские» школы, переводческая работа, собеседования со старообрядцами, сектантами, благотворительность, учреждение приютов), специализацию и главные направления в утверждении, и распространении православия, в борьбе с язычеством и «отпадением» среди представителей нерусских народов Волжско-Камского региона;

— определить роль и место «Братства святителя Гурия» в развитии миссионерской деятельности на территории Казанской губернии, что дает представление о практической стороне реализации подписанного императором Александром II указа 8 мая 1864 г. «О правах для учреждения православных церковных Братств»5.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1864 г. до 1918 г. Выбор нижней границы обусловлен началом массового перехода крещеных татар Казанской губернии в ислам в 1864 - 1866 гг., что послужило поводом к созданию в 1867 г. православной миссионерской общественной организации — «Братства святителя Гурия». Верхняя — отмечена коренными преобразованиями в России, вызванными Октябрьской революцией 1917 г., которые и привели к кардинальным изменениям во взаимоотношениях советских органов власти и религиозных институтов страны, что в конечном итоге способствовало ликвидации данного учреждения в связи с изданием Декрета Совета Народных Комиссаров «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» от 23 января 1918 г.6 Для объективного понимания характера трансформаций православного миссионерства на территории Казанской губернии в исследуемый период, внимание также уделяется событиям предшествующих исторических этапов истории.

Территориальные рамки исследования ограничены пределами Казанской губернии, на территории которой и осуществлялась в основном практическая миссионерская деятельность «Братства святителя Гурия». Во второй половине XIX — начале XX вв. территория Казанской епархии являлась составной частью Казанской губернии7.

Теоретико-методологическая основа диссертации.

Основополагающими в работе являются принципы диалектического познания общества. При рассмотрении предмета диссертационного сочинения первостепенное значение придавалось: 1) принципу историзма, основанному на диалектическом взаимодействии объективных и субъективных факторов в конкретных исторических условиях, и 2) принципу междисциплинарного исследования, позволяющему использовать, для анализа проблемы, методы смежных наук: социологии, экономики, психологии, педагогики и др.

Наряду с общенаучными методами познания (анализ и синтез) использовались и специальные исторические методы: проблемно-хронологический, применяемый при изложении материала;

— сравнительно-сопоставительный анализ, позволяющий изучить состояние миссионерской работы в Казанской губернии как до учреждения «Братства святителя Гурия», так и на различных этапах его истории, выявить особенности и закономерности, присущие всему рассматриваемому периоду.

Так как исследование проведено на стыке истории, религиоведения, педагогики, экономики, философии и социологии, потребовалось применение статистических методов исследования.

Объектом диссертационного исследования является история становления и развития «Братства святителя Гурия» как миссионерской общественной организации.

Предметом исследования выступает миссионерская деятельность «Братства святителя Гурия» в 1867 — 1918 гг. на территории Казанской губернии.

Характеристика источников. В диссертационном сочинении использован широкий круг источников, часть из них вводится в научный оборот впервые. Привлеченные источники разнообразны, некоторые из них весьма редки.

Источники, используемые в диссертации, можно сгруппировать следующим образом: законодательные и нормативно-правовые акты; архивные и опубликованные документы высших, центральных и местных церковно-гражданских органов и учреждений; издания статистического и справочного характера; периодическая печать; источники личного происхождения.

Первостепенное значение для заявленной темы имеют законодательные и нормативно-правовые акты. Основные документы этой группы сосредоточены в фундаментальном издании — во 2-м издании Полного собрания законов Российской империи (ПСЗ — 2), где опубликованы основополагающие юридические акты о возникновении и деятельности православных братств, в том числе Высочайше утвержденное Положение Комитета Министров «О правах для учреждения православных церковных Братств» от 8 мая 1864 г.8, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (СПб., 1885)9, а также указы департаментов Правительствующего Сената и министерств, касающиеся миссионерской работы и «инородческой» системы просвещения нерусских народов Поволжья. Кроме того, отдельные акты издавались и на местах: устав «Братства святителя Гурия» 1867 г.10 и 18981 г., Правила о начальных училищах для «инородцев», изданные 26 марта 1870 г., 31 марта 1906 г., 1 ноября 1907 г. и 14 июня 1913 г. Эти нормативно-правовые акты отражают содержание государственной политики в области религии, христианского образования, уголовного наказания за религиозные преступления и процесс эволюции самого законодательства, изменения правового статуса неправославных религиозных конфессий по отношению к РПЦ.

Были изучены материалы Национального архива Республики Татарстан (НА РТ), Отдела рукописей и редких книг научной библиотеки им. Н.И. Лобачевского Казанского государственного университета (ОРРК НБЛ).

Использованные в диссертации источники НА РТ можно подразделить на две группы: архивные фонды церковного управления и материалы фондов государственных учреждений. Из первой группы это, прежде всего, фонд Казанской духовной консистории (Фонд 4). Здесь сосредоточены дела, касающиеся различных аспектов борьбы РПЦ с расколом и распространением неправославных вероучений, присоединении к старообрядчеству, исламу, о насильственном крещении татар, .чувашей, марийцев (черемис), удмуртов (вотяков), а также делопроизводственная переписка об организации в миссионерских целях школ «Братства святителя Гурия» и обществ («Общество ревнителей православия», Казанское отделение «Всероссийского миссионерского общества» и т.д.). Именно архивные документы этого фонда, во-первых, позволили наиболее полно отразить и проанализировать положение дел, которое сложилось вокруг всей миссионерской деятельности РПЦ в Казанской губернии во второй половине XIX — начале XX вв., и показать основные исторические предпосылки создания «Братства святителя Гурия»; во-вторых, определить участие этой организации в деле утверждения и распространения православия на территории Казанской епархии и взаимоотношения с различными миссионерскими организациями.

Устав «Братства святителя Гурия» при Казанском кафедральном соборе. 1898 г. —Казань, 1899.

Фонды второй категории представлены следующими архивными источниками: фонд Канцелярии казанского губернатора (Фонд 1), Казанской уездной земской управы (Фонд 119), Директора народных училищ Казанского учебного округа по Казанской губернии (Фонд 160), Казанской палаты уголовного суда (Фонд 13).

В фонде Канцелярии казанского губернатора (Фонд 1) нас, прежде всего, заинтересовали отчеты и сведения о состоянии народного образования в крае за исследуемый период и те меры, которые, по мнению высшей местной гражданской администрации (прежде всего в лице губернаторов) должны были значительно улучшить народное начальное образование в «инородческой» среде губернии. Они позволили проследить процесс эволюции взглядов местных властей на устройство «инородческой» системы просвещения.

Наиболее обширная группа источников — делопроизводственная документация органов уездных земских управ Казанской губернии, содержащая статистические сведения о земских, церковно-приходских школах и школах «Братства святителя Гурия»; ведомости о числе учащихся в этих учебных заведениях; об открытии школ и библиотек, о постройке зданий для них. Сравнительно-сопоставительный анализ сметы доходов и расходов этих училищ позволил определить главные принципы формирования начальной школьной сети.

Большой фактический материал содержится в фонде Директора народных училищ Казанского учебного округа по Казанской губернии (Фонд 160). В нем содержатся циркуляры попечителя Казанского учебного округа; годовые отчеты, сведения и ведомости о состоянии начальных училищ, татарских, приходских и «инородческих» школ, медресе, миссионерских школ «Братства святителя Гурия», а также количественные данные о численности и составе учащихся. Весь этот обширный материал позволяет дать объективную картину состояния дел народных училищ края, в том числе образовательных учреждений Братства.

В фонде Казанской палаты уголовного суда (Фонд 13) сохранились журналы и протоколы заседаний этого губернского судебного органа, дела об отходе новокрещеных татар от православия в первой половине XIX в., также представляющие для нас особый интерес в плане изучения существовавших форм и методов противостояния между «отступниками» и стойкими представителями ислама, с одной стороны, и РПЦ и гражданских властей — с другой.

Опубликованные источники, используемые в диссертации, можно разделить на несколько групп.

Во-первых, это материалы статистического и справочного характера11. Ежегодные губернаторские «Обзоры Казанской губернии» и издания Центрального и Казанского губернского статистических комитетов, являющиеся сводом статистических данных по различным аспектам социально-экономической жизни губернии, содержат информацию, позволяющую проследить качественные и количественные изменения, происходившие в миссионерской деятельности РПЦ на территории Казанской епархии12.

К опубликованным документам этой группы принадлежат также «Отчеты о деятельности Братства святителя Гурия», содержащие большой фактический материал13. Именно они послужили основой решения ключевых задач, поставленных в диссертации.

Особый интерес, в плане анализа просвещения нерусских народов Поволжья представляют сведения, содержащиеся в уникальном «Сборнике документов и статей по вопросу об образовании инородцев»14; данные об уровне грамотности «инородцев», а также затрагивающие многие вопросы исторического, этнографического, лингвистического характера.

Проблема, посвященная «отпадению» крещеных татар Казанской губернии в ислам 1866 г. и 1870-х гг. достаточно полно представлена в сборниках документов, выпущенных в 1936 г. московскими и ленинградскими историками Историко-Археографического института: «Материалы по истории Татарии второй половины XIX века» и «Аграрный вопрос и крестьянское движение 50 — 70-х годов XIX в.»15. На страницах указанных документов помещен разнообразный материал по Казанской, Симбирской и Нижегородской губерниям. В последнем сборнике значительное место занимают документы по Казанской губернии, которые  условно можно разделить на две части: первая состоит из донесений казанских губернаторов М.К. Нарышкина и Н.Я. Скарятина, миссионера Н.И. Ильминского и Г.С. Саблукова в Министерство внутренних дел и в Святейший Синод16, вторая содержит документы, авторами которых являлись сами крещеные татары.

Во-вторых, большой источниковедческий комплекс образует периодическая печать, представленная следующими изданиями: «Казанские губернские ведомости» 1866-1868 гг.17, «Известия по Казанской епархии» 1877-1891 гг.18, «Православный Собеседник» 1862-1901 гг.19, «Московские ведомости» 1903 г. 20, «Сотрудник Братства святителя Гурия» 1909-1911 гг.21, «Журнал Министерства народного просвещения» 1914 г.22, «Русский Вестник» 1867 г.23, «Справочный листок г.Казани» 1867 г.24 и «Волжский Вестник» 1885 г.25

В-третьих, важную группу составляют мемуарные источники, позволяющие глубоко проникнуть во внутренний мир тех людей, являвшихся основными идеологами и проводниками миссионерской работы, полнее раскрыть обстоятельства их жизни и творчества, выявляют скрытые механизмы формирования научных и общественных взглядов, объясняют мотивацию тех или иных интересов и поступков. Значительная информация, представляющая особый интерес для нашей темы, содержится в работах известного миссионера и просветителя Н.И. Ильминского26. Привлечение этих материалов позволило проследить механизмы формирования «инородческой» политики, процессы и события, происходившие в сфере образования: словесные портреты действующих лиц - самого Н.И. Ильминского, чиновников Министерства народного просвещения, священников, учителей и т.д.

За годы своей педагогической деятельности Н.И. Ильминский издал немало статей и книг по теории образования, вопросам миссионерства, богослужения, «инородческих» языков. Н.И. Ильминский вел активную переписку с обер-прокурором Святейшего Синода К.П. Победоносцевым, развивая идеи «приспособления миссионерства» к новым политическим условиям пореформенной России27.

Среди мемуарной литературы особый интерес представляют воспоминания выдающегося чувашского педагога-просветителя И.Я. Яковлева28. Он работал над ними с 1916 по 1922 гг., подводя итоги своей общественной и педагогической деятельности. Творчество Н.И. Ильминского и его систему И.Я. Яковлев не просто описывает как очевидец, а анализирует как педагог, историк, языковед, и эта часть его обширного труда, по словам современного историка Р.Р. Исхаковой, представляется в целом не только как воспоминания, но и как научное исследование, в котором личные впечатления служат одним из источников, где автор активно вводит в оборот и нормативно-правовые акты, и библиографию29.

В мемуарах И.Я.Яковлева Н.И.Ильминскому посвящена отдельная глава — «Мой учитель»30. В ней деятельность Н.И.Ильминского рассматривается прежде всего с педагогических, исторических и языковедческих позиций. Воспоминания И.Я.Яковлева персонифицируют процессы и события, происходившие в сфере образования в изучаемый период.

Для нашего исследования воспоминания И.Я.Яковлева особенно ценны, будучи непосредственным участником, очевидцем главных событий изучаемых в диссертации, он хорошо знал Н.И. Ильминского и его окружение.

В-четвертых, большое значение представляет обширное эпистолярное наследие Н.И. Ильминского, в частности его труды: «Письма к крещеным татарам», «Переписка о трех школах Уфимской губернии. К характеристике инородческих миссионерских школ», «Переписка о чувашских изданиях Переводческой комиссии» и И.Я. Яковлева «С думой о народном просвещении. Из переписки»31, а также их многочисленные рецензии, предисловия, редактирование работ, публицистика, учебная литература, критические обзоры зарубежной печати, доклады на ежегодных собраниях «Братства святителя Гурия» и миссионерских съездах.

В-пятых, особую группу формируют источники содержащие статистический материал. На основании использования количественных данных П.И. Кеппена, Н.Н. Вечеслава, «Списка населенных мест по сведениям 1859 г. Казанская губерния», «Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года» нам удалось систематизировать и проанализировать общие тенденции, касающиеся развития количественной динамики (численности, размещения, движения) населения в Казанской губернии, выявить закономерности в изменении конфессионального состава губернии в исследуемый период32. Труды И.А. Износкова, А.А. Папкова, П.И. Захарьевского и других исследователей позволили выявить специфику и количественную динамику развития начальной школьной сети в Волжско-Камском регионе33.

Таким образом, диссертационное сочинение основано на широком круге источников. Подавляющая часть этих материалов связана с деятельностью церковных и государственных органов управления, следует учитывать их субъективность. К таким документам необходимо подходить критически, так как излагаемые в них события описывались довольно тенденциозно.

Как видим, православная миссионерская деятельность «Братства святителя Гурия» — тема разносторонняя, а комплекс источников по ней весьма обширен.

Научная новизна. Данное исследование — первая обобщающая работа, посвященная изучению миссионерского опыта «Братства святителя Гурия» в Казанской губернии в 1867 — 1918 гг. В диссертации выявлены и подвергнуты анализу основные тенденции в изменении прозелитской политики правительства и РПЦ на губернском уровне, а также механизмы, виды, формы и методы миссионерской деятельности «Братства святителя Гурия». Многие архивные документы введены в научный оборот впервые.

Научно-практическая значимость. Материалы и результаты диссертационного исследования могут быть использованы при создании обобщающих работ и учебной литературы по истории России второй половины XIX — начала XX вв., истории Татарстана и татарского народа, а также при разработке гуманитарных и религиоведческих специальных курсов и семинаров, посвященных истории миссионерства, правительственной политики в отношении народов Поволжья, учебных заведений.

Понятийно-терминологический аппарат. Разделяя точку зрения американского ученого П.Уэрта34 о том, что «термин "отступник" в отношении крещеных нерусских народов, желавших исповедовать ислам или язычество, является проблематичным, так как он означает своего рода религиозную измену» (пер. с англ. — А.П.) в данном исследовании используется сочетание трех терминов: «отпадение», «выход» и «переход». Использование первого продиктовано тем, что в прозе, синтаксической конструкции он звучит правильнее. Кроме того, в исторической науке термин «отпадение» является устоявшимся понятием. Что же касается «выхода» («перехода») крещеных татар из православия в ислам, то мы не претендуем на новое его толкование (это вопрос отдельного изучения), а используем его как синоним к термину «отпадение».

Термины «отступник» и «отпадение» на протяжении всего XIX — начала XX вв. являлись официальными понятиями РПЦ и гражданских властей. И если для РПЦ оставление крещеными «инородцами» православия считалось изменой, то исламом оно трактовалось иначе. Сами крещеные татары говорили тогда не об «отпадении от православия», а о «выходе в татары», или о желании «быть татарами». Крещеный татарин, придерживавшийся ислама, назывался «татарсымак». В том же контексте следует относиться и к такому понятию, как «мусульманский агитатор», которого духовные и гражданские власти считали «подстрекателем», стремившимся склонить крещеных «инородцев» к «измене», «отступничеству», «отпадению», «уклонению» от РПЦ. Для мусульман же он был, прежде всего, миссионером на нелегальном положении, распространявшим и утверждавшим идеи ислама.

Структура работы. Диссертационное сочинение состоит из введения, четырех разделов, заключения, списка принятых сокращений, списка использованных источников и литературы, и приложений.

Примечания

1 Акбаров Н.Г. Состояние и тенденции преступности несовершеннолетних: региональные проблемы борьбы и профилактики. — Казань, 1999. — С.34.

2 См. приложение Г. Согласно «Обзорам Казанской губернии» среди общего количества совершенных преступлений на территории губернии с 1880 г. по 1898 г. преобладали следующие преступления и проступки: на 1-м месте — кражи, мошенничество, обман; на 2-м — похищения и повреждение леса; на 3-м — нарушение общественного спокойствия; на 4-м — убийства; на 5-м — оскорбление чести, угрозы, насилия; и на 6-м — поступки, совершенные против общественного благоустройства, народного здоровья и личной безопасности.

3 Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 года. — Т. XIV: Казанская губерния / под ред. Н.А.Тройницкого. — СПб., 1904. — С.VII.

4 См.: «Кремль. ORG». Политическая экспертная сеть [Электронный ресурс] —Режим доступа: http://www.kreml.org. свободный. — Проверено 12.02.2007.

5 Полное собрание законов Российской империи. — Собр. 2-е (ПСЗ - 2). — СПб., 1867. — Т. 39. — №40863.

6 Одним из важнейших законодательных актов в области религиозной политики Советского государства считается декрет «О свободе совести, церковных и религиозных обществах», утвержденный Советом Народных Комиссаров 21 января 1918 г. В этот же день 1918 г. под тем же названием он был опубликован в «Известиях ВЦИК РСФСР», а 23 января 1918 г. — в «Газете рабочего и крестьянского правительства» в №15, где получил название «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». В научной литературе за ним закрепилось наименование: Декрет СНК РСФСР от 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», которым для удобства будем пользоваться и мы.

7 Во второй половине XIX — начале XX вв. площадь Казанской губернии составляла 5 5954, 8 кв. в. с общей численностью населения в 2.191.058 человек. См.: Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь «Россия». Статистика населения. Казанская губерния. — СПб., 1898. — С. 107. 

8 Полное собрание законов Российской империи. — Собр. 2-е (ПСЗ — 2). — СПб., 1867. — Т. 39. — С.409-411.

9 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. — Ч. 1. — Глава II. — Раздел II. — СПб., 1885.

10 Устав «Братства святителя Гурия» при Казанском кафедральном соборе. 1867 г. // Известия по Казанской епархии. — Казань, 1867. — № 6. — С. 161 — 168. 

11 Кеппен П.И. Об этнографической карте Европейской России. — СПб., 1853; Список населенных мест по сведениям 1859 г.: Казанская губерния. — СПб., 1866. — Вып. 14; Вечеслав Н.Н. Рождаемость населения Казанской губернии в сравнении с рождаемостью Европейской России и государств западной Европы. — Казань, 1882; ИзносковИ.А. Собрание сведений о состоянии школьного дела в уездах Казанской губернии. — Казань, 1882; Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года / под ред. Н.А.Тройницкого. — Т. XIV: Казанская губерния. — 2-е изд. — СПб., 1904; Народное образование в Казанской губернии. Попечители и учащие сельских школ. — Казань, 1907; Захарьевский П.И. Церковные школы Казанской епархии за 25 лет их существования (1884-1909): Историко-статистический очерк. — Казань, 1909.

12 Обзоры Казанской губернии за 1880 — 1913 гг. — Казань, 1881 — 1914.

13 Отчеты о деятельности «Братства святителя Гурия» за 1871 — 1914 гг. — Казань, 1872 — 1915.

14 Сборник документов и статей по вопросу об образовании инородцев. — СПб., 1869.

15 Материалы по истории Татарии. — Казань, 1948. — Вып. 1; Аграрный вопрос и крестьянское движение 50 — 70-х годов XIX в. — М.; Л: АН СССР, 1936.

16 Донесение казанского губернатора М.К. Нарышкина министру внутренних дел П.А.Валуеву о «подстрекателях к отпадению» в Тетюшском уезде // Аграрный вопрос и крестьянское движение 50 — 70-х годов XIX в. — М., АН СССР, 1936. — С.233—234; Донесение казанского губернатора Н.Я.Скарятину министру внутренних дел Л.С. Макову об усмирении им волнений в 4-х деревнях Спасского уезда // Там же. — С.233-234; Отзыв профессоров Казанской духовной академии Н.И. Ильминского и Г.С. Саблукова, в Академическое правление о причинах отпадения крещеных татар от православия в магометанство и о средствах более прочной русификации татар // Там же.

17 Казанские губернские ведомости. — Казань, 1866 — 1868.

18 Известия по Казанской епархии. — Казань, 1877 — 1891.

19 Православный собеседник. — Казань, 1862 — 1901.

20 Московские ведомости. — М., 1903.

21 Сотрудник «Братства святителя Гурия». — Казань, 1909 — 1910; Сотрудник Приволжской миссии. — Казань, 1911; Журнал «Сотрудник Братства святителя Гурия» касался вопросов развития церковной жизни и «инородческой» миссии и выходил под редакцией чистопольского епископа Андрея в 1909 — 1911 гг. В октябре — декабре 1911 г. выходил под названием «Сотрудник Приволжской миссии».

22 Журнал Министерства народного просвещения. — 1914. — часть IV.

23 Русский вестник. — М., 1867. — № 3. — Март.

24 Справочный листок г. Казани. — Казань, 1867.

25 Волжский Вестник — Казань, 1885. — № 1. — Январь; №130. — Июнь.

26 Ильминский Н.И. Из неизданных писем // Сотрудник Братства святителя Гурия. — Казань, 1910.

27 Письма Николая Ивановича Ильминского к обер-прокурору Святейшего Синода Константину Петровичу Победоносцеву. — Казань, 1898.

28 Яковлев И.Я. Моя жизнь: Воспоминания = Yakovlev I.Y. My life: memories — M., 1997.

29 Исхакова P.P. Педагогическое образование в Казанской губернии в середине XIX — началаXX вв. — Казань,2001.

30 Яковлев И.Я. Моя жизнь: Воспоминания = Yakovlev I.Y. My life: memories — M., 1997.

31 Ильминский Н.И. Письма к крещеным татарам. — Казань, 1896; Переписка о трех школах Уфимской губернии. К характеристике инородческих миссионерских школ. — Казань, 1885; Переписка о чувашских изданиях Переводческой комиссии. — Казань, 1890; Яковлев И .Я. С думой о народном просвещении. Из переписки. — Чебоксары, 1998.

32 Кеппен П.И. Об этнографической карте Европейской России. — 2-е изд. — СПб., 1853; Список населенных мест по сведениям 1859 г.: Казанская губерния / под ред. А.Артемьева. — 2-е изд. — СПб., 1866; ВечеславН.Н. Рождаемость населения Казанской губернии в сравнении с рождаемостью Европейской России и государств Западной Европы. — Казань, 1882; Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года / под ред. Н.А.Тройницкого. — Т. XIV: Казанская губерния. — 2-е изд. — СПб., 1904.

33 Износков И.А. Собрание сведений о состоянии школьного дела в уездах Казанской губернии. — Казань, 1882; ПапковА.А. Церковные братства: Краткий статистический очерк о положении церковных братств к началу 1893 г. — СПб., 1893; Народное образование в Казанской губернии. Попечители и учащие сельских школ. — Казань, 1907; Захарьевский П.И. Церковные школы Казанской епархии за 25 лет их существования (1884-1909): Историко-статистический очерк. — Казань, 1909.

34 WerthP.W. Subjects for empire: orthodox and imperial governance in the Volga-kama region, 1825 — 1881: a diss. . dr. of philosophy (history) in the Univ. of Michigan / Doctoral comm.: W.G.Rosenberg et al. - Ann Arbor: UMI. США, 1996. — P.30. «The term "apostasy"».

Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat

Миссия

Современная практика миссии, методы и принципы миссии, подготовка миссионеров и пособия

Катехизация

Опыт катехизации в современных условиях, огласительные принципы, катехизисы и пособия

Миссиология

Материалы по миссиологии и истории миссии, святоотеческие тексты и рецензии

Катехетика

Материалы по катехетике и истории огласительной практики, тексты святых отцов-катехетов

МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив