Перейти к основному содержимому
МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив
Катехео

Научно-методический центр
по миссии и катехизации

при Свято-Филаретовском православно-христианском институте

История формирования миссионерских и приходских школ православной церкви Байкальского региона в XIX — нач. ХХ вв.

09 апреля 2015 27 мин.

История формирования миссионерских и приходских школ православной церкви Байкальского региона в XIX начале XX вв.

Год: 2011

Автор научной работы: Бимбаев Георгий Лодоевич

Ученая cтепень: кандидат исторических наук

Место защиты диссертации: Улан-Удэ

Код cпециальности ВАК: 07.00.02

Специальность: Отечественная история

Количество cтраниц: 190

 

Оглавление диссертации

Введение.

Глава I. Государственная политика России в отношении деятельности миссионерских и церковно-приходских школ в XIX — начале XX вв.

1.1. Церковно-приходские школы как часть политики государства в области народного образования в XIX — начале XX вв.

1.2. Роль российской православной церкви в формировании системы начального образования.

Глава II. Становление и развитие системы миссионерских и приходских школ российской православной церкви Байкальского региона в XIX — начале XX вв.

2.1. Становление и организация работы школ православного ведомства среди бурятского населения.

2.2. Преподавательский состав и ученический коллектив миссионерских и церковно-приходских школ.

2.3. Изменение статуса школ церковного ведомства в начале XX века.

 

Введение диссертации (часть автореферата)

Исторический опыт организации миссионерских школ в Байкальском регионе среди местного населения — бурят в западной и восточной территориях близ Байкала, организационные мероприятия, предпринятые структурами православной церкви в XIX веке, когда государством и обществом были даны определенные преференции в образовании школ церковного ведомства, представляет несомненный интерес в современной исторической науке. Как показывает история региона, эта модель выступила наиболее действенным обучающим центром, охватывающим значительную часть населения досоветского периода, при этом для части бурятского населения явилась и школой приобщения к образцам европейской цивилизации.

В настоящее время, в научных и образовательных кругах Российской Федерации и международного гуманитарного сообщества, уделяется значительное внимание проблемам образования в этнонациональных регионах России. Проводятся «круглые столы», научно-практические конференции, научные чтения, широко обсуждаются проблемы аксиологических характеристик образов «своих» и «других» в школьных курсах и учебниках истории. На базе проблематики множественной идентификации личности школьника в условиях поликультурного мира, обсуждаются подходы к сопряжению региональной, национальной и мировой истории в контексте дифференциации общего и особенного.

При наличии объективных, общегосударственных задач формирования толерантного отношения между народами важную роль играет образовательный вектор, определяющий направление дальнейшего формирования общероссийского образовательного пространства, приоритетов его методолого-программной структуризации.

Образование — это поддержка способов организации жизни, привившихся традиций, придающих форму всем видам бытия, концентрирующих в себе национальную идею, национальные особенности, народный дух, без которого народ - еще или уже не народ1. Система образования в РФ представляет собой совокупность взаимодействующих:

— преемственных образовательных программ и государственных образовательных стандартов различного уровня и направленности;

— сети реализующих их образовательных учреждений независимо от организационно-правовых форм, типов, видов;

— органов управления образованием и подведомственных им учреждений и организаций2.

Современная ситуация в системе образования России характеризуется постепенной стабилизацией. Сегодня наблюдаются негативные явления, отнюдь не способствующие стабилизации и прогрессу:

— при наличии единого государственного стандарта, существует и широкая вариативность программ обучения, как в средних учебных заведениях, так и в высших;

— отсутствует единая схема реализации данных программ;

— почти полное отсутствие семейного воспитания;

— моральная, правовая и экономическая незащищенность членов семьи;

— тенденция роста безнадзорности и беспризорности, детской преступности;

— в обществе наличествует так называемая «двойная мораль», когда наблюдается диссонанс между провозглашаемыми идеалами и реальной жизнью3.

Исторический опыт образовательной деятельности православной церкви в инокультурной и инонациональной среде в имперский период российского государства может в определенной степени быть полезным в педагогической практике современной системы образования.

Изучение данного феномена на материалах регионов, в частности Байкальского региона,. приведет к пониманию их особенностей в рамках общероссийских процессов.

Степень изученности темы

История школ, относящихся к Русской Православной Церкви, в дореволюционной России освещена достаточно полно. Заявленная в диссертационной работе проблема актуальна и в современный период, особенно в период реформирования образования и возрождения религиозных структур и конфессиональных институтов — православных, буддийских, мусульманских и др.

Тем не менее, история церковных школ, это производная от истории просвещения, просветительства в целом и традиционной православной культуры. Ряд церковных деятелей обращали внимание на христианскую педагогику с доктринальных позиций, тем не менее, их основополагающий подход к данной проблеме неоспорим.

Вопросы внутреннего устройства школ, ассортимента книг используемых в начальном православном образовании затронуты в работах C.B. Бураевой4, Л.H. Харченко5. Образовательная политика страны рассмотрена Л.B. Камединой6. Формирование и развитие сети школ церковнбго ведомства нашли отражение в работе М.И. Санниковой7. Материалы серии изданий «Выдающиеся бурятские деятели (XVII — начало XX вв.)» , составленные известными учеными Бурятии Ш.Б. Чимитдоржиевым, Т.М. Михайловым, Д.Б. Улымжиевым, позволили выявить образовательный уровень известных деятелей Бурятии, выпускников приходских и миссионерских школ и училищ.

Организация просвещения инославного населения посредством школьного образования, была одной из методик миссионерской деятельности Православных институтов имперской России. Соответственно, материалы по истории православного миссионерства среди различных народов и народностей представлены в дореволюционной литературе достаточно обширно, тогда как деятельность миссионерских школ, на наш взгляд, освещена короткими сюжетами и отдельными фактами.

Методология механизмов традиции миссионерства православной церкви в автохтонной среде монгольского мира в контексте современных социо-политических реалий освещена недостаточно и также требует дальнейших самостоятельных исследований. 

В целом, на основании введенных в оборот новых фактических данных по миссионерству и деятельности первых сибирских митрополитов, христианизация Сибири оценивается клерикальными и светскими исследователями в принципе как явление весьма прогрессивное.

Церковный пласт исследований по истории конфессиональных структур отражен в работах членов Синодальных миссионерских отделов и епархиальных подразделений; в документах канцелярского делопроизводства духовных консисторий, в частности отраженных на страницах «Иркутских», «Забайкальских епархиальных ведомостей» и Приложений к ним, в «Трудах православных миссий Иркутской епархии», «Миссионерского обозрения», «Православного вестника». В них регулярно публиковались отчеты миссий, статьи и записки миссионеров по образовательной деятельности церкви, но оценочных категорий внутрицерковной деятельности для широкой публики не публиковалось.

Дореволюционные историки, путешественники дали достаточно объективные материалы по историко-географическому обзору, например, в работах H.A. Астырева «На таежных прогалинах. Очерки жизни населения Восточной Сибири»9 и В.В. Птицына «Селенгинская Даурия. Очерки Забайкальского края»10. Тем не менее, фрагментарно-описательный характер этих работ в контексте миссиологии РПЦ, не дает системных оснований для оценочной полноты инкультурационной деятельности Русской православной церкви в области образовательного поля региона.

Вопросы общественно-политического развития России, связанные с раскрытием роли церкви в процессах освоения Сибири отражены в фундаментальном труде С. М. Соловьева11, в исследованиях П.А. Словцова, В.И. Вагина и В.К. Андриевича12. Привлечение новых фактических данных о характеристике культурного уровня духовенства и степени усвоения православия аборигенным населением, легло в основу критических высказываний авторов по отношению к миссионерской деятельности Православной церкви, переживающей вкупе с российской государственностью период стремительного внешнего роста.

В советский период вопросы миссиологии в области образования разрабатывались в рамках изучения торгово-экономического освоения русскими Сибири. Практически всеми исследователями этого периода отмечалась тесная связь миссионерства с правительственной политикой13.

Значительное внимание логике миссионерского дела, роли Русской Православной Церкви, как части системы государственной власти в уделено в работах видных бурятских исследователей: Б.Д. Цибикова, Ф.А. Кудрявцева, Н.П. Егунова, Е.М. Залкинда, С.Токарева и др.14.

В работе Ф.А. Кудрявцева15, православная инкультурация в Бурятии освещена с позиций земельной политики имперской администрации в отношении к аборигенному населению. М.Н. Богданов в своем «Кратком очерке бурят-монгольского народа»16, провел попытку осмысления итогов христианского просвещения на примере истории школьного, церковного образования среди бурят.

Монография В.И. Андреева «История бурятской школы (1888-1963 гг.)»17, затронув вопросы о роли церковно-школьного образования в становлении народной интеллигенции, не дает оценки итогов просветительской деятельности и роли миссионеров в развитии общего уровня образованности местного населения.

В 1950-1960-е гг. XX века увидели свет труды, освещающие различные аспекты миссионерской деятельности Православной Церкви. В частности И. Вдовин и К. М. Герасимова18 рассматривали положение ламаизма в Забайкалье и отношение к нему государственной власти и Православной Церкви. Вклад миссионеров в развитие лингвистической науки нашел отражение в трудах Л.П. Шорохова, Е.С. Шишигина, И.А. Асалханова, Л.М. Дамешек, М.М. Шмулевич19. В своих исследованиях по истории и экономике края авторы поднимают вопросы о землевладении, возникавших между бурятами, новокрещенными и русскими, новых экономических отношениях, взаимовлиянии культур, политике имперской администрации в Прибайкалье и Забайкалье. В работах Т.М.Михайлова, Г.Ш. Дорджиевой20, рассматривались вопросы христианизации бурят и калмыков в религиоведческом контексте истории дошаманистских, автохтонных верований и ламаизма как историко-культурной формы Центрально-Азиатского буддизма.

Таким образом, дореволюционная историография, с одной стороны, характеризуются особенностями Синодального периода имперской России и положением официального статуса Православия. А с другой, советский период наложил определенные идеологический вектор атеизма на процесс объективного историко-философского исследования проблем внедрения христианской культуры и просвещения в инокультурную и инославную среду.

За последние десятилетия защищен ряд диссертаций и опубликованы монографии, которые рассматривают миссионерскую деятельность Русской Православной Церкви в Восточной Сибири. На основе привлечения новых, ранее не использовавшихся архивных материалов авторы затрагивают вопросы, связанные с ролью Православной Церкви в освоении и развитии Забайкалья21.

В диссертации E.B. Дроботушенко «Православные монастыри Забайкалья во второй половине XIX-начале XX вв.»22, социальная значимость миссионерской деятельности Русской Православной Церкви определяется как «Своеобразная гарантия адаптирования и «вживания» в сложную структуру государственной и общественной жизни российского государства». Миссия способствовала «приобщению коренного населения Забайкалья через христианство к мировым гуманистическим ценностям, русской культуре, новым социально-экономическим отношениям».

Специфика становления РПЦ, ее хозяйственно-экономическая и культурно-просветительская деятельность в Забайкалье нашли отражение в диссертационном изыскании М.В. Анахиной «Русская Православная Церковь в Забайкалье (XVII — начало XX в.)»23.

Достаточно проработаны вопросы истории православной миссии и монастырских структур, их роль и значение православного миссиолбгического комплекса в исследовании Шагжиной З.А. «Миссионерская деятельность Русской православной Церкви в Забайкалье 2-я половина XVII-начала XX вв.»24, в работе O.E. Наумовой «Иркутская Епархия в XVIII-первой половине XIX в.»25.

Деятельность Православной Церкви в контексте традиции инкультурации социокультурных особенностей этносов, представлена в монографии В.Т. Михайловой «Православие в духовной культуре бурят 1861-1917 гг.)»26. Автор выдвинул тезис о существовании Бурятской Православной церкви в составе Русской.

В монографиях Г.С. Митыповой «Православные храмы Западного Забайкалья (XVII — XX вв.)», «Православие в истории и культуре Бурятии» освещаются основные этапы распространения христианской культуры в Западном Забайкалье во взаимосвязи функционирования православных храмов и монастырей как культурных и религиозных центров 27. В вышеназванных работах отмечается прогрессивное значение христианизации аборигенного населения Сибири, дана положительная оценка деятельности миссионеров, обращается внимание на важность миссионерской и просветительской работы, на особое положение православия как идеологической платформы Российской государственности.

В монографии М.С. Алексеевой «Религиозность современной российской интеллигенции» на материалах Республики Бурятия приводятся данные социолого-религиоведческого характера: о частоте обращения к молитве, об участии в религиозных обрядах вне зависимости от религиозного самоопределения.

Представленный историографический спектр, при всей широте тематического охвата социокультурной проблематики, не отражает концептуальных положений, касающихся формирования пространства православной образовательной культуры Бурятии в методологическом аспекте исследования. Это обусловливает необходимость осмысления роли школ церковного ведомства в становлении культурно-исторического образовательного пространства региона.

Среди фундаментальных работ исследующих проблемы интеграции территорий Байкальского региона, необходимо отметить работы Л.М. Дамешек29, С.Б. Белоглазовой30. Особенности освоения территорий в зоне Тихоокеанской России,.внутриполитического пространства и миссионерской интеграции РПЦ стали темой исследования И.А. Арзуманова31. Деятельность православных образовательных учреждениях на дальнем Востоке достаточно подробно отражены в работе О.П. Федирко32.

Ряд работ посвященных истории казачества в Сибири затрагивают также вопросы школьного церковного образования на территории южной Сибири33.

Исследования по демографическому состоянию бурят в обозначенный период времени, позволили выявить уровень и степень плотности бурятского населения, и, соответственно, количество учащихся в школах34. Работа Т.А. Константиновой о деятельности губернаторов Забайкалья и их роли в развитии образования позволили нам расширить диапозон исследования в области региональных особенностей патронирования государственными с чиновниками системы образования35.

Среди региональных исследований интерес представляет работа А.Е. Басалаева, выполненная на базе Забайкальского государственного педагогического университета им. Н.Г.Чернышевского «Церковноприходские школы и школы грамоты Забайкальской области (1884-1917 гг.)36. Автором проанализирован обширный массив архивных документов, поскольку исторически Забайкальский край являлся областным центром с сер. XIX века, то документация административного плана (отчеты училищного совета, забайкальской духовной консистории и др.) структурно группировались в г. Чита, также автором уделено значительное внимание деятельности школ, типах школ и учебному процессу, т.е. история развития педагогического процесса в его исторической проекции. Обращаясь к вопросам современности, А.Е. Басалаев пишет, что «всем этим следовало разумно распорядиться, необходимо перенять наработанный опыт, —поспешные шаги разрушения «до основания» обернуться неминуемо мучительными и такими же поспешными поисками нового, которое не всегда является на поверку лучшим»37.

В работе М.В. Анахиной отмечено, что миссионерская деятельность находилась под контролем правительства, которое видело в ней одно из средств укрепления государственной политики, и вмешивалось в процесс христианизации, приостанавливая ее, когда миссионерство могло нанести ущерб политическим или региональным экономическим интересам государства. Школа ведомства православного исповедания сумела подготовить для будущей советской школьной системы основное: педагогические коллективы с их непреходящим опытом, методику преподавания предметов, интерьер школьных комнат, четко разработанную программу обучения, фонды библиотек для учителей и учащихся и др. 38.

Практика миссионерской деятельности РПЦ в Забайкалье в ХIХ-начале XX вв.» достаточно подробно рассмотрена З.А. Шагжиной, которая определяет методы, средства, способы, использовавшиеся на практике миссионерами для привлечения и закрепления бурят в «новой» вере в означенный период39.

Е.В. Дроботушенко пишет о монастырских школах, которые служили для распространения только начальной грамоты, о низком образовательным уровне учителей, которыми выступали насельники обителей, о нехватке средств, отсутствии учебников и наглядных пособий, нехватке денег для содержания школьных помещений, выплат сторонним учителям и о том, что монастыри должны были выделять средства на церковно-приходские школы епархии, им же не хватало денег и для поддержания40.

Е.В. Крутицкой, в работе «Церковно-приходские школы России в конце XIX — нач. XX вв.»41, определены исторические пути развития, места и роли школ данного типа для понимания специфики историко-культурных и общественно-политических процессов развития страны и особенностей государства и церкви в указанный исторический период. Данная работа интересна, прежде всего, проведенным общеисторическим анализом в масштабах всего государства, однако региональные особенности миссионерской деятельности РПЦ в области просвещения и образования были затронуты фрагментарно.

Законодательно-правовые основы функционирования школ церковного ведомства в переходный период, от имперской России до буферного государства — ДВР и Советского государства, в рамках ликвидационных процессов и исполнения Закона отделения церкви от государства, исследованы И.С. Цыремпиловой42. Автор отмечает, что на местах были прецеденты самостоятельного решения вопроса о преподавании Закона Божия, обусловленные собственным видением школьного законодательства с одной стороны органов местного управления, а с другой — органов церковного управления43.

На современном этапе большое значение имеют электронные средства массовой коммуникации. В них содержатся различные сведения, касающиеся истории, культуры Бурятии, в том числе и православия.

В этом ключе, изучение истории распространения православия в одном из отдалённых регионов Российской Федерации, является одной из актуальных тем современной исторической науки. В последние десятилетия для российской исторической науки становится устойчивым интерес к проблемам религиозной жизни. Это объясняется раскрытием ранее рассекреченных архивов, изменением вектора исторических исследований.

Бурятия, как один из интереснейших регионов России, где сосредоточены представители мировых религиозных институтов христианства, буддизма, а также различных религиозных родоплеменных верований бурят и эвенков, ярко выраженных во многих типах памятников истории и культуры, составляющих наследие народов республики, требует пристального внимания и изучения.

Необходим углубленный анализ исторических явлений, связанных с распространением христианства в её. православной проекции на обширной территории Восточной Сибири - в Байкальском регионе (Бурятии, Иркутской области и Забайкальского края, в местах компактного расселения бурят).

Изучение практики функционирования церковных институтов, выявление основных направлений деятельности православной церкви в регионе одна из актуальных тем современной исторической науки.

Н.Д. Никандров, действительный член и Президент Российской академии образования, доктор педагогических наук на «круглом столе» по теме: «Современные духовные ценности молодежи» в БГУ 1 июля 2009 г. обратил особое внимание на проблемы социализации молодежи». Социализация более широкое, это воспитание всем укладом жизни. Все что нас окружает, нас, так или иначе, воспитывает»44.

В разработке концепции национально-регионального компонента государственного образовательного стандарта Бурятии на современном этапе необходимо учитывать и определенную часть опыта деятельности миссионерских и церковно-приходских школ, функционировавших на территории Сибири в XIX веке, так как эта модель обучения являлась действенным обучающимся центром, охватывая значительную часть населения, формируя личность определенного типа45.

Действительно, к вопросу о функционировании миссионерских и церковно-приходских школ до революции, надо отметить, что распространение школ на исследуемой территории явилось определенной системой, присущей для всех регионов Российской империи, где было отмечено распространение православия, его конфессиональных институтов, поскольку религиозно-нравственное воспитание подрастающего поколения являлось важной частью политики православия и государства.

В понимании иерархов православной церкви важной представлялась так называемая «экология» сознания: «воспитывать в детях страх божий, преподавать им значение веры, вселять в их сердцах любовь к святой церкви и преданность царю и отечеству».

В рамках современной системы образования в Российской федерации, его реформ, появление различных школ, характеризующих социальную среду, исследование проблем функционирования православных школ нам представляется особо важным. Появление такой структуры в православной церкви, как школы в дореволюционной России, было обусловлено быстрой капитализацией общества, отменой крепостного права, появлением ряда свобод для граждан, необходимость в общественно-политических изданиях -рупорах гласности, а также изменением нравов в обществе в целом. Кроме того, появились так называемые «вредные книжки», значительно изменился круг чтения, не всегда соответствовавший нравственным канонам православия. В связи с этим было принято в общероссийском масштабе решение о создании особой структуры в системе православной церкви — приходских школ как базовых центров воспитания подрастающего поколения в традициях нравственности православного образца.

Миссионерские и церковно-приходские школы не охватывали поголовным и обязательным обучением, но давали и реальное право выбора для желающих учиться и для свободного развития личности. История церковно-приходских школ региона еще требует расследования: какую роль сыграли они в развитии народного образования, насколько были насыщенными программы и учебники. Но известно, что сеть церковно-приходских училищ и школ была признана одной из лучших в России. В связи с расформированием церковных институтов по всей России, Советом Народных комиссаров в 1917 году церковно-приходские школы были упразднены.

Таким образом, проблема, связанная с оценкой роли и места миссионерских и приходских школ, остается одной из наиболее малоизученных в отечественной исторической литературе.

Целью работы является изучение истории формирования миссионерских и приходских школ православной церкви Байкальского региона в XIX — нач. XX вв.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

— показать процессы государственного и конфессионального регулирования школ, относящихся к миссионерскому блоку, в исследуемый период;

— показать процессы государственного и конфессионального регулирования и управления миссионерских и приходских школ православной церкви;

— определить основные этапы становления системы миссионерских и приходских школ, а также охарактеризовать особенности реализации образовательного процесса и просветительской деятельности в православной школе на каждом этапе;

— изучить процесс оформления церковных образовательных учреждений в среде бурятского населения определить характерные черты этих учреждений;

— выявить основные направления организации работы начальных школ ведомства православного исповедания среди бурятского населения; выявить значение результатов реализации просветительской деятельности православной церкви посредством образовательных учреждений в среди бурятского населения.

Объектом исследования выступают миссионерские и приходские школы Русской Православной Церкви в Байкальском регионе Х1Х-нач. XX вв.

Предметом исследования является история формирования миссионерских и приходских школ Русской Православной Церкви Байкальского региона XIX — нач. XX вв.

Хронологические рамки исследования охватывают период XIX — (с принятием Устава о церковно-приходских школах 1804 г.) до начала XX вв. (Постановление Забгубревкома о закрытии церквей и молитвенных домов 1923 г.) Проблемы развития православных школ в начале XX века рассматриваются в контексте процессов отделения церкви от государства.

Территориальные границы исследования — Байкальский регион (территория современной Иркутской области, Бурятии и Забайкальского края), обусловлены как географическим фактором, так и административным 9 светским и церковным. В силу того, что приходы, расположенные на данной территории, относились до конца XIX века к Иркутской епархии, а с 1898 г., когда была образована Забайкальская епархия с центром в г. Чите, благочиния округов (территория современной Бурятии) подчинялись Читинскому архиерейскому дому.

Источниковая база исследования. Основу исследований составили документы и материалы ГАИО (Государственного архива Иркутской области), НАРБ (Национального архива Республики Бурятия), ГАЗК (Государственного архива Забайкальского края), фонда Музея истории Бурятии им. М.Н. Хангалова, Кяхтцнского краеведческого музея им. В.А. Обручева.

Основу для анализа и обобщения составили архивные документы, труды Забайкальской и Иркутской епархии, не вовлеченные широко в научный оборот. Тома и выпуски «Иркутских епархиальных ведомостей» и «Забайкальских епархиальных ведомостей» позволили автору выявить статистические данные по строительству церквей, расширению границ приходов, жизни и деятельности церквей и приходов Бурятии.

Из региональных источников следует особо остановиться на фондах церквей и епархиальных училищ. Так, в Национальном архиве Республики Бурятия в 59 фондах церквей и монастырей, даются документа касающиеся различных Указов Святейшего Синода епархиям и приходам, распоряжения епархиального начальства, отчеты и рапорты настоятелей храмов. Клировая ведомость, т.е. основополагающий документ по истории церкви и его прихода дают сведения об основании и строительстве данного храма, биографические данные о священнослужителях, о пожертвованиях, о приходе и прихожанах, об имущественном состоянии, а также состояние школ приходских. По данным материалам можно проследить всю динамику развития школ при церковном приходе. Сведения о церковно-приходских школах имеются в Национальном архиве республики Бурятия (НАРБ), в частности, в личных фондах протоиереев Одигитриевского кафедрального собора: фонд №364 А. Попова (1841-1880 гг.) и М. Сизова (1851-1917 гг.). Фонд № 364 Верхнеудинского Протоиерея Амфилохия Попоза с 1841-1878 гг. содержит 80 дел, в нем в основном сосредоточены дела по внутрицерковной жизни, касающиеся дисциплины священнослужителей, о перемещении их, о пенсионном обеспечении священников, а также о наследственных делах в семьях священнослужителей и о состоянии школ.

Особое внимание обращено в ходе диссертационного исследования на фонды собственно миссионерских церквей, которых выделено из общего массива церковного архива не так много, но дают достаточные основания для исследования. Особо стоит отметить архив Агинской миссионерской церкви, где имеется обширный материал, в том числе и рапорты и отчеты известного миссионера А. Норбоева.

Представляют определенный интерес статистические сведения по Тункинским миссионерским церквям, где даны отчеты. Вместе с тем необходим критический анализ представленных данных, поскольку встречается отчетная динамика по численности учащихся, которая не всегда достоверна, возможно, присутствует в какой-то мере «пресловутая приписка».

Архив Центра восточных рукописей ИМБТ СО РАН располагает массивом документов, фотографиями и документами, рукописями ученых Бурятии по проблемам колонизации Сибири, христианизации аборигенного населения, вопросам просвещения и образования. Особо стоит отметить рукописи историков советского периода — А. Долотова и Н.Фирсова, в которых отражены критические заметки о деятельности церковных школ дореволюционной Бурятии.

Следует отметить документы периода Дальневосточной республики (ДВР), которые сосредоточены в НАРБ: фонде №491 Троицкосавского Благочинного совета, основное направление документов вышеназванного фонда свидетельствуют о переходном периоде в деятельности школ церковного ведомства.

Рассекреченные архивы 1990-х годов фондов №248 и №470 НАРБ располагают материалами о состоянии церквей в советский период, на момент их ликвидации и закрытия в 1920-1930-х гг., где также содержится ценная информация о школьном образовании региона. В частности, в этих документах, согласно актам ликвидационных комиссий, находятся уникальные материалы о состоянии зданий церквей, школ их имущественного и земельного владения, планы, чертежи, фотографии.

Государственные архивы городов — Читы, Иркутска также располагают документами, в которых отражена история православия в Забайкалье и школьного дела церковного ведомства.

Музейные предметы, хранящиеся и экспонируемые в музейных собраниях, дают сведения об интерьере школ, наличия икон, фотографии школ, учителей и школьников. Богослужебные книги библиотек городов Иркутска, Улан-Удэ и Кяхты, представляют собой особый тип источников, которые позволяют наиболее полно выявить жизнь школ, наличие богослужебной литературы в школах, дидактические материалы, -применяемые учителями и уровень образованности учителей школ церковного ведомства и православной церкви на территории региона во всей ее полноте.

Изучены и собраны фотографии церквей, часовен, священнослужителей начала XX века, систематизированы материалы

Антирелигиозного музея (1930-е годы), где находятся разрозненные материалы по. деятельности церквей и школ конца XIX — начала XX вв.

Из личных бесед с настоятелем Посольского монастыря о. Николаем Кривенко (Посольский монастырь, январь 2010 г.), настоятелем Кяхтинской церкви о. Олегом Матвеевым (Кяхта, 2010 г.) можно говорить о том, что и сегодня церковь продолжает сохранять лучшие традиции просветительства.

Руководитель воскресной школы Св. Троицкого храма Т. Бадмаева (Улан-Удэ, 2009 г.), говоря о программе обучения и преподавания подчеркивает, что сегодня образовательные программы православных воскресных школ нацелены на преподавание основ христианского отношения к жизни.

Для понимания многих процессов современности в церкви предоставляют материалы периодической печати Улан-Удэнской и Бурятской епархии «Православная Бурятия», Читинской и Забайкальской епархии «Православное Забайкалье», особенно материалы, касающиеся церковного образования-конференции и семинары директоров и преподавателей воскресных школ. Материалы современности дают возможность сопоставления подходов в организации школ с дореволюционными, проследить вопросы преемственности традиций образования и просвещения с элементами духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения.

Рассмотренные в комплексе разнообразные материалы позволяют наиболее полно осветить историю формирования миссионерских и приходских школ православной церкви Байкальского региона в рассматриваемый период времени. В целом, вся совокупность источников дает возможность решать поставленные в исследовании задачи.

Методология и методика исследования, характеризуется основополагающими принципами исторической науки: принципом историзма, требующим рассматривать исторические события и процессы в их развитии и взаимосвязи; принципом объективности, позволяющим провести объективный анализ и дать оценку фактам, относящимся к теме в их совокупности; и принципом системности. В основу непосредственного построения диссертационного исследования взят проблемно-хронологический принцип.

Необходимость сравнительного анализа и сопоставления событий и процессов, происходящих одновременно в различных национальных регионах страны, выявления общего и особенного в их развитии, обусловила применение сравнительно-исторического метода. Общеисторические методы использовались во взаимодействии с общенаучными методами: анализом, синтезов, описанием, объяснением.

Научная новизна исследования состоит в попытке комплексного научного рассмотрения на примере значительного (охватывающего территорию Байкальского региона) историко-культурного материала — такого актуального явления, формирующего целый пласт отечественной истории, как формирование образовательных доминант в историческом и культурном ландшафте региона.

В ходе исследования выработаны:

- комплексные историко-культурные подходы в моделировании образовательного пространства региона в его православной проекции; на базе значительного массива неопубликованных историко-культурных источников комплексно интерпретируются процессы формирования просветительских центров, каким являлись образовательные центры православия — школы в среде инославного и инокультурного народа.

С позиций историко-логической парадигмы осуществлен комплексный анализ (и понятийно определяется значение) сложившейся традиционной системы миссионерских и приходских школ православия в регионе.

В историческом контексте проанализированы детерминанты просветительских процессов в области образования в деле возрождения православия на постсоветском пространстве.

В научный оборот вводится значительный объем неопубликованных материалов, относящихся к истории православной школы в ее исторической проекции.

Положения, выносимые на защиту:

1. Необходимо комплексное научное рассмотрение основных периодов и этапов формирования образовательных структур церковного ведомства православия в регионе, составляющих целостный пласт отечественной истории.

2. Выработанные историко-методологические подходы и анализ процессов образования и просветительства в области православной традиции на постсоветском пространстве способствуют выявлению акцентов исторической динамики процессов возрождения современного периода и моделирования образовательного пространства Бурятии в его православной проекции;

3. Трудность в восстановлении традиции образования в области православия в историко-культурном ландшафте в условиях инновационных процессов в Бурятии характеризуется внедрением нетрадиционных религий, которые создают «свои» образовательные центры, здесь речь идет о методологии содержательной проекции конфессиональных структур; христианства (его инноваций, укореняющихся в республике и в целом в регионе) в программное обеспечение школьного образования, отсюда могут появиться возможные проблемы конфессиональной маркировки программ преподавания по истории и культуре религии, в частности православия.

Практическая значимость исследования. Историко-методологические материалы диссертации позволяют в определенной мере произвести моделирование образовательного пространства региона в его идеологической детерминированности. Расширяется видение социальной роли прецедентной модели церковных школ, различных программ религиозного аспекта в духовно-нравственном воспитании.

В контексте комплексной историко-культурной реконструкции образовательных православных комплексов в автохтонной среде, произведенный анализ данной модели, позволяет выработать рекомендации по возможности перспективного формирования различных модулей школ, в том числе и церковного.

В связи с введением «Основ религиозной культуры и светской этики» в образовательные программы светских школ России в 2009 году, выработанные позиции позволяют уточнить национально-региональный компонент программного обеспечения.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в статье «Приходские и миссионерские школы в XIX веке», опубликованной в реферируемом научном журнале — «Вестник Бурятского госуниверситета» (Улан-Удэ, 2010).

Отдельные положения представлены в докладах на Всероссийских научно-практических конференциях: «Сибирь и Россия: освоение, развитие, перспективы» (Улан-Удэ, 2009), «Реализация молодежной политики на муниципальном уровне» (Улан-Удэ, 2009), «Православие: миссионерство и дипломатия в Сибири» (Улан-Удэ, 2010); региональных: «Культурный потенциал Байкальского региона» (Улан-Удэ, 2009), «Казачество в истории России и пограничья» (Улан-Удэ, 2009).

Структура диссертационного исследования включает в себя введение, две главы (состоящие из пяти разделов), заключение, библиографию и приложение.

 

Примечания

1 Барулин K.K программе образования в России / К.К. Барулин // Aima mater, Вестник высшей школы. — 1999. — № 10.

2 Андреев A.A. Определимся в понятиях / A.A. Андреев // Высшее образование в Росии. — 1998. — № 4. — С. 44-48

3 Гуманитарные исследования молодых ученых Бурятии. Вып.2. — Улан-Удэ, 2005. — 69-70.

4 Бураева C.B. Старообрядческая книжность Бурятии (по материалам коллекции Этнографического музея народов Забайкалья) / C.B. Бураева// IV -е Сибирские чтения МАЭ. — СПб, 2000.

5 Харченко Л.Н. Библиотеки школ духовного ведомства в Восточной Сибири (1860-1917 гг.) / Л.Н. Харченко // Педагогика. — 2006. — №1. — С. 79-87.

6 Качедина Л.В. Слово духовное в образовании и воспитании человека / Л.В. Камедина // 2000-летие Христианства: четвертые Иннокентьевские чтения: маг-лы науч.-теорет. конф. — Чита, 2001. — С. 15.

7 Санннкова М.И. Развитие сети начальных школ духовного ведомства во второй половине XIX — начале XX века в Западном Забайкалье / М.И.Санникова // Православие: миссионерство и дипломатия в Сибири, мат-лы Всероссийской науч.-практ. конф. — Улан-Удэ, 2Q10. — 524 с.

8 Выдающиеся бурятские деятели (XVII-начало XX вв.). Вып. И. Ч. 1. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2001. — 171 с. Выдающиеся бурятские деятели (XVII-начало XX вв.). Вып. II. 4. 2.

9 Астырев H.A. На таежных прогалинах Очерки жизни населения Восточной Сибири / H.A. Астырев. — М., 1891

10 Птицын В.В. Селенгинская Даурия. Очерки Забайкальского края. — СПб., 1896. Соловьев С.М. Об истории древней России / С.М. Соловьев. — М., 1992. — 542 с.

12 Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири. Сборник / П.А. Словцов. — Новосибирск, 1995; Вагин В.И. Исторические сведения о деятельности графа М.М. Сперанского в Сибири с 1819 по 1822 гг., Т. 2. / В.И. Вагин. — СПб., 1872. — 752 е.; Андриевич B.K. История Сибири. Ч. 1: Период от древнейших времен до установления главенства города Тобольска и основания Иркутского острога / В.К.Андриевич. — СПб., 1889. — 210 е.; Он же. История Сибири. Ч. 2: Период с 1660 года до воцарения Императрицы Елисаветы Петровны: Составлена по данным, представляемым Полным Собранием Законов и актам Петровского царствования / B.K. Андриевич. — СПб., 1889. - 487 с.

13 Рашин А.Г. Грамотность и народное образование в XIX и начале XX вв. / А.Г. Ратин // Исторические записки. Вып. 37-й/. — M., 1951.

14 Цибиков Б.Д, К вопросу о добровольном присоединении Бурят-Монголии к России / Б.Д. Цибиков. -Улан-Удэ, 1950; Кудрявцев Ф.А. История бурят-монгольского народа (от XVII до 60-х годов XIX вв.) / Ф.А. Кудрявцев. — М. — Л., 1940. — 242 е.; Токарев С. О происхождении бурятского народа / С. Токарев // Сов. Этнография, 1953; Он же. Этнография народов СССР. — М., 1958; Залкинд Е.М. Присоединение Бурятии к России / Е.М. Залкинд. — Улан-Удэ, 1958. — 320 е.; Он же. К характеристике политики царизма по отношению к бурятам в 18 веке. //Труды БИОН. Вып.5. — 1968; Егунов Н.П. Колониальная политика царизма и первый этап национального движения в Бурятии в эпоху империализма / Н.П. Егунов. — Улан-Удэ, 1963. — 314 с.

15 Кудрявцев Ф.А. История бурят- монгольского народа (от XVII до 60-х годов XIX вв.) / Ф.А. Кудрявцев. — М.-Л., 1940. — 242 с.

16 Богданов M.II. «Краткий очерк бурят-монгольского народа» / М.Н. Богданов. — Улан-Удэ, 1926.

17 Андреев В.И. «История бурятской школы (1888-1963 гг.) / В.И. Андреев. — Улан-Удэ, 1964. — 566 с.

18 Вдовин И. Очерки истории и этнографии / И. Вдовин. — М.-Л., 1965. — 403 е.; Герасимова К. М. Ламаизм и национально-колониальная политика царизма в Забайкалье в XIX-нач. XX вв. / K.M. Герасимова. — Улан-Удэ, 1957, — 159с.

19 Шорохов Л.П. Корпоративно-вотчинное землевладение и монастырские крестьяне в Сибири в XVII — XVIII веках. Развитие феодальных отношений и их особенности / Л.П. Шорохов. — Красноярск, 1983; Шишигин Е.С. Страницы миссионерства в Якутии: Сборник научных статей / Е.С. Шишигин. — Якутск, 1997. — 92 е.; Асалханов И.А. Социально-экономическое развитие Юго-Восточной Сибири во второй половине XIX века / И.А.Асалханов. — Улан-Удэ, 1963. — 494 е.; Дамешек Л.М. Внутренняя политика царизма и народы Сибири (XIX-начало XX вв.) / Л.М. Дамешек. — Иркутск,1986. — 168 с.; Шмулевич М. Троицко-Селенгпнский монастырь. — Улан-Удэ, 1982; Он же. Очерки истории Западного Забайкалья, XVII — середина XIX в. — Новосибирск: Наука, 1985.

20 Михайлов Т.М. Влияние ламаизма и христианства на шаманизм бурят.//Христианство и ламаизм у коренного населения Сибири (2-я пол. XIX начало XX вв.). — Л., Наука, 1979. — С. 127 — 149; Дорджиева Г.Ш. Буддизм и христианство в Калмыкии: Опыт анализа религиозной политики правительства в Российской империи (сер. XVII — начало XX вв.) / Г.Ш. Дорджиева. — Элиста, 1995. — 127 е.; Она же. Буддийская церковь в Калмыкии в конце XIX века. — M., 2001. — 184 с.

21 Наумова O.E. Иркутская епархия XVIII — первая половина XIX вв. / O.E. Наумова. — Иркутск, 1996; Ванина И.В. Миссионерская деятельность Русской Православной Церкви в Северо-Восточной Азии (середина XVII середина XIX вв.) / И.В. Ванина. — Иркутск, 1995. — 245 с.

22 Дроботушенко Е.В. Православные монастыри Забайкалья во второй половине XIX-начале XX вв. / Е.В. Дроботушенко. — Улан-Удэ, 2001.

23 Анахина М.В. Русская Православная Церковь в Забайкалье (XVII — начало XX в.) / М.В. Анахина. — Улан-Удэ, 2000.

24 Шагжина З.А. Миссионерская деятельность Русской православной Церкви в Забайкалье 2-я половина XVII-начала XX вв. / З.А. Шагжина. — Улан-Удэ, 2000.

25 Наумова O.E. Иркутская Епархия в XVIII-первой половине XIX в./ O.E. Наумова : Автореф. дис. канд.ист.наук / О.Е.Наумова. — Иркутск, 1997. — 24 с.

26 Михайлова B.T. Православная церковь и социум в Байкальской Сибири в пореформенный период (1861 — 1917 гг.) / В.Т. Михайлова. — Улан-Удэ, 2003. — 208 с.

27 Митыпова Г.С. Православные храмы в Западном Забайкалье (XVII — нач. ХХв.в.): опыт историко-культурного исследования / Г.С. Митыпова. — Улан -Удэ, 1997. — 104 е.; Она же. — Православие в истории и культуре Бурятии. — Улан-Удэ, 2005.

28 Алексеева М.С. Религиозность современной российской интеллигенции / М.С. Алексеева. — Улан-Удэ, 2007. — 165 с.

29 Дамешек Л.М. Сибирские «инородцы» в имперской стратегии власти XVIII — нач. XX в./ Л. М. Дамешек. — Иркутск, 2007. — 316 е.; Он же. Сибирь в системе имперского регионализма (1822 — 1917 гг.). — Иркутск, 2009. -389 с.

30 Белоглазова С.Б. Становление образования на Дальнем Востоке и в русской Америке / С.Б. Белоглазова // Россия и ATP, вып. 4. — М., 2000 — С. 169-184;

31 Арзуманов И.А. Трансформация пространства религиозной культуры Байкальского региона в трансазиатском контексте (XX-XXI вв.) / И.А. Арзуманов. — М., 2009.

32 Федирко О.П. Образовательная деятельность Русской православной церкви в Приамурье: прошлое и современность / О.П. Федирко // Доступ: http://www.rusoir.ru/indexprint.php7uiW03print/01/37/

33 Высотина Е.А. Образование Забайкальского казачьего войска / Е.А. Высотина // Казачество в истории России и пограничья: мат-лы межрегион, науч-практ. конф. — Улан-Удэ, 2010. — С. 10-13.

34 Ханчараев B.C. Динамика численности и демографические процессы у бурят в первой половине XIX века /ВС. Ханхараев // Актуальные исследования Байкальской Азии: мат-лы межд.науч, конф., поев. 15-летию Бурятского госуниверситета. — Улан-Удэ, 2010; Козулин A.B. Историография изменения Этнодемократической структуры Забайкальской области в конце XIX-начале XX в. / Козулин A.B. // Историческая наука и историческое образование на пороге XXI века. — Улан-Удэ,2000. — С.102-105; Он же. Демографические процессы в Забайкалье (конец XIX — начало XX века;. — Улан-Удэ, 2004.

35 Константинова Т.А. Губернаторы Забайкалья в 1851-1917 гг. / Т.А. Константинова. — Чита, 2001.

36 Басалаев А.Е. Церковно-приходские школы и грамоты Забайкальской области (1884-1917 гг.). — Чита, 2000. — 228 с.

37 Там же. — С.215.

38 Анахина М.В. Русская православная церковь в Забайкалье (17 — начало 20 вв.). — Улан-Удэ, 2000. — С.21.

39 Шагжина З.А. Миссионерская деятельность русской православной церкви в Забайкалье (2-я половина XVII - начало XX вв.). — Улан-Удэ. 2000. С.25

40 Дроботушенко Е.В. Православные монастыри Забайкалья во второй половине 19 — начала 20 вв. — Улан-Удэ, 2001. — С.21.

41 Крутицкая Е.В. «Церковно - приходские школы России в конце XIX — нач. XX вв.». — М., 2004.

42 Цыремпилова И.С. Русская православная церковь и государство: история взаимоотношений в 1917-1930-е гг. (на материалах Байкальского региона) / И.С. Цыремпилова. — Улан-Удэ, 2008. — 300 с.

43 Цыремпилова И.С. Русская православная церковь и государство: история взаимоотношений в 1917-1930-е гг. (на материалах Байкальского региона) / И.С. Цыремпилова. — Улан-Удэ, 2008. — С. 59-60. 

44 Православная Бурятия №12,31 июля. — Улан-Удэ, 2009. С.4.

45 Алёшина Э.С. Историко-педагогические аспекты национально-регионального компонента в музыкально-эстетическом образовании (на материалах Республики Бурятия) / Э.С. Алёшина. — М., 2002. — 26с.

Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat

Миссия

Современная практика миссии, методы и принципы миссии, подготовка миссионеров и пособия

Катехизация

Опыт катехизации в современных условиях, огласительные принципы, катехизисы и пособия

Миссиология

Материалы по миссиологии и истории миссии, святоотеческие тексты и рецензии

Катехетика

Материалы по катехетике и истории огласительной практики, тексты святых отцов-катехетов

МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив