Перейти к основному содержимому
МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив
Катехео

Научно-методический центр
по миссии и катехизации

при Свято-Филаретовском православно-христианском институте

Деятельность Русской Православной Церкви на Аляске в 1741-1867 гг.

27 декабря 2017

Деятельность Русской Православной Церкви на Аляске в 1741-1867 гг.

Год: 2010

Автор научной работы: Капалин Герман Михайлович

Ученая cтепень: кандидат исторических наук

Место защиты диссертации: Москва

Код cпециальности ВАК: 07.00.02

Количество cтраниц: 350

 

Оглавление диссертации 

Введение

Глава 1. Зарождение и развитие миссионерской деятельности на Аляске с момента ее открытия (1741—1823)

§1. Первоначальное распространение Православия среди туземцев Аляски

§2. Деятельность Кадьякской духовной миссии и учреждение викариатства на Аляске

§3. Взаимоотношения членов духовной миссии и служащих компании. Отправление на Аляску иеромонаха Гедеона и его деятельность в составе миссии

§4. Административные изменения в Русской Америке. Состояние духовной миссии после отъезда иеромонаха Гедеона

Глава 2. Святитель Иннокентий (Вениаминов) и расцвет православной миссии на Аляске (1823—1867)

§1. Служение на Аляске священника Иоанна Вениаминова

§2. Пребывание американского миссионера в Петербурге и Москве. Избрание его епископом Камчатским, Курильским и Алеутских островов

§3. Епископское служение святителя Иннокентия на Аляске

Глава 3. Особенности приходов и миссий в Русской Америке

§1. Кадьяк

§2. Новоархангельск

§3. Уналашка

§4. Атка

§5. Нушагак

§6. Кенай

§7. Квихпак

 

Введение диссертации (часть автореферата) 

Актуальность

Нельзя не отметить возрастающее год от года внимание к Аляске — современной территории США, которая более 100 лет являлась частью России. С открытием этой северо-западной части Америки туда была принесена русская цивилизация и русская духовная культура. Интерес к истории этого края отечественных авторов — это попытка осмыслить экономическое, политическое, социальное, цивилизационное и духовное своеобразие русского освоения Аляски.

Особая роль в этом многостороннем и неоднозначном процессе принадлежит Русской Православной Церкви, которая внесла значительный вклад в развитие культуры местных народов, возвысив и обогатив ее христианскими духовными и нравственными понятиями и традициями, создав письменность и распространив среди местного населения грамотность, сохраняя при этом этническую индивидуальность народностей Аляски. Русские миссионеры способствовали освобождению коренных жителей от общественных пороков: рабства, межплеменной вражды, многоженства, способствовали появлению у них гражданского сознания и внедрению более развитых норм права. Миссионеры выступали в защиту местного населения и содействовали улучшению его социального положения.

Эти факты признавались еще советскими исследователями1, но свойственная тому времени идеологическая направленность научных изысканий, особенно в области отечественной истории, не позволяла создать полную и объективную картину зарождения, становления и расцвета деятельности Русской Православной Церкви на Аляске. В связи с этим в контексте изучения истории русского присутствия в этом крае в настоящее время особую актуальность приобретает всестороннее изучение вопросов, касающихся церковной деятельности на территории современной Аляски, предполагающее рассмотрение того, как и в каких условиях Церковь осуществляла свою миссию среди ее народов на протяжении всей ее русской истории.

Кроме того, обращение к историческому опыту миссионерского служения Русской Православной Церкви (далее — РПЦ) жизненно важно для развития миссии Церкви в современном мире.

Цель и задачи

Вышесказанное определяет цель данного исследования: наиболее полно исследовать историю православных приходов, синодального управления и миссионерского служения Русской Православной Церкви на Аляске от открытия этой земли русскими экспедициями вплоть до 1867 г.

В соответствии с обозначенной целью и, исходя из степени научной разработанности проблемы, в ходе данного исследования были поставлены следующие основные задачи:

• исследовать вопрос о присутствии духовенства в составе Второй Камчатской экспедиции;

• реконструировать процесс соприкосновения туземного населения Аляски с православными традициями в ходе открытия и начального периода освоения Алеутских островов русскими промысловыми компаниями;

• изучить деятельность первой духовной миссии на Аляске в период с 1794 по 1823 г. и выявить характерные особенности деятельности первых миссионеров в распространении православной веры среди коренного населения Аляски;

• проанализировать служение на Аляске святителя Иннокентия (Вениаминова) сначала в качестве священника, а затем — в архиерейском сане; обобщить его вклад в установление и развитие традиций миссионерского служения на ее территории, его попечительскую деятельность, направленную на укрепление православной паствы на Аляске в русский период;

• систематизировать материал по всем существовавшим на Аляске православным приходам и миссиям, изложить его в хронологической последовательности отдельно по каждой миссии и по каждому периоду.

Характеристика и анализ социально-экономической ситуации и политических событий на Аляске не являлись ни целью, ни отдельной задачей исследования. Вследствие этого, в ходе исследования различные внешние факторы были рассмотрены лишь постольку, поскольку социальные, экономические и политические условия сказывались на распространении и сохранении православной веры среди туземного населения.

Последнее словосочетание в настоящей диссертационной работе в своем значении аналогично целому ряду ему подобных, выражающих одно понятие, а именно: автохтонное население, туземные народы, народы Аляски, народности Аляски, туземные племена, местные племена и народности, местные народы, местные жители, коренные жители, коренное население и т. п., причем два последних чаще употребляются в тех случаях, когда речь идет не только о туземцах, но и о креолах. Несмотря на то, что в русский период слово «туземцы» крайне редко использовалось при упоминании коренных жителей Аляски, и вместо него употребляли слова «американцы» или «дикие», в данном исследовании используется современная норма.

Постановка проблемы

Начавшаяся в русский период деятельность Православной Церкви среди народов Аляски продолжается, несмотря на изменение государственной принадлежности края в 1867 г. Вместе с тем следует отметить, что распространение Православия среди туземных жителей Северной Америки не было легким процессом.

В общественной и частной жизни аляскинских аборигенов были крепки языческие традиции, и требовались немалое мужество, терпение и подвиг миссионеров, чтобы своим личным примером способствовать изменению образа жизни и поведения туземцев. Отрицательно на успехе миссии сказывались малочисленность священников, разбросанность туземных селений, удаленность их от центров миссий, кочевой образ жизни многих племен и трудность передвижения как по суше, так и по воде. Все это, в совокупности, не позволяло сделать просветительскую работу и пастырское окормление многих новокрещенных постоянными.

В то же время, отдаленность региона от Санкт-Петербурга и несовершенство средств сообщения с ним из России затягивали сроки рассмотрение кадровых и административных вопросов даже в тех случаях, когда требовалось их срочное решение. Порой уходили годы на согласование в далекой столице предпринимаемых духовенством шагов. Наконец, свое действие оказал и конфликт между членами Первой духовной миссии и служащими Российско-Американской компании (далее — РАК).

Однако, вопреки всем негативным факторам, история Православия на Аляске насчитывает уже более 200 лет, продолжаясь в течение всего американского периода. Осмысление данного феномена представляет собой проблему, решение которой еще не нашло отражения в научных исследованиях.

В настоящей работе полагается начало решению этой проблемы через исследование разных сторон деятельности там русских миссионеров до 1867 г., ибо благодаря их жертвенному служению, несмотря на имевшиеся в разное время серьезные трудности, православная вера смогла распространиться и прочно укорениться в сознании и образе жизни ее коренных жителей. Необходимо отметить, что указанная проблема только отчасти решается в русский период, поскольку не в меньшей степени Православие закрепилось на Аляске в результате продолжения деятельности РПЦ на Аляске после ее продажи США. Но изучение американского периода является задачей отдельного исследования.

Хронологические рамки

Хронологические рамки предпринятого исследования полностью совпадают с эпохой русского присутствия на Североамериканском континенте. Нижней границей является 1741 г., когда берегов Аляски достигла Вторая Камчатская экспедиция, и началось русское освоение этого края; верхней границей стал 1867 г., когда произошла продажа русской Аляски Соединенным Штатам Америки.

В этом временном интервале, с точки зрения рассматриваемой темы, выделяются три этапа:

1. Первоначальное знакомство туземцев Аляски с православными традициями в период освоения Алеутских островов и побережий Северной Америки русскими промысловыми экспедициями (1741—1794).

Русские мореплаватели и деловые люди — купцы и промышленники, вступая в контакт с коренными жителями Северной Америки во время торговли и промысла пушнины, вместе с тем знакомили их с христианскими традициями и русской культурой. Деятельность РПЦ на Аляске в этот период была нерегулярной. Она ограничивалась совершением церковных таинств православными священниками, входившими в состав экспедиций по изучению Аляски.

2. Начало постоянного церковного служения в Северной Америке, обусловленное деятельностью Первой (Кадьякской) духовной миссии (1794—1823).

Спустя 50 лет после открытия Аляски туда прибыли первые русские иноки-миссионеры, в их числе священнослужители, и началась систематическая пастырская и миссионерская деятельность среди коренных жителей края. Миссионеры не только крестили туземцев, но и стремились привить им основы христианской нравственности. Первый успех миссии привел к появлению на Аляске многотысячной туземной паствы, необходимость постоянного окормления которой послужила основанием к решению Святейшего Синода об учреждении Кадьякского викариатства. Но трагическая гибель епископа Кадьякского вместе со всеми плывшими с ним на Аляску членами миссии приостановила ее развитие. Несмотря на это, а также на конфликт в отношениях между служащими компании и оставшимися членами миссии, христианская вера в новых народах укреплялась, в основном, благодаря личному примеру миссионеров. В этот период значительно расширилась география евангельской проповеди, и увеличился этнографический состав охваченных ею туземцев, появились многообразные формы церковной деятельности, но большинство из них просуществовали недолго.

3. Расцвет миссионерской деятельности при святителе Иннокентии (Вениаминове) (1823—1867), во время служения которого получили полное развитие все формы церковной жизни, обеспечившие не только наиболее широкое распространение, но и осмысленное усвоение христианской веры и православных традиций коренными народами Аляски.

Начав свое служение в Русской Америке приходским священником и миссионером, будущий Святитель всемерно заботился о духовно-нравственном развитии своей паствы. В целях организации на Аляске постоянно действующей православной миссии он разработал структурно-административные меры и миссиологические основы развития церковного служения в этом крае. Во время своего пребывания в столице он лично довел их до высшей церковной иерархии и, вернувшись в Америку в сане епископа Камчатского, Курильского и Алеутского, успешно реализовал стратегию поступательного развития миссии на Аляске. В этот период его трудами и трудами его сподвижников-миссионеров, благодаря всесторонней пастырской заботе о православных жителях края и активной миссионерской деятельности среди языческих народов, Православие глубоко укоренилось в сознании и образе жизни первых и широко распространилось на новые территории.

В соответствии с этим, работа построена по хронологическому принципу. Исключение составляет последняя глава настоящей работы, в которой изучен вопрос организации и развития приходов и миссий в соответствии с порядком их возникновения. Это позволяет сохранять хронологию повествования лишь в границах каждого отдельного прихода или миссии.

Географические границы исследования

Исходя из требования точности, необходимо пояснить, что под Аляской в настоящее время понимается вся территория современного штата Аляска, то есть бывшие владения Российской империи в Северной Америке, уступленные США в 1867 г., включая Алеутские о-ва. В XVIII—XIX вв. Аляской назывался лишь п-ов Аляска, иногда еще и материковая часть, а Алеутские о-ва, как правило, указывались отдельно, причем часто они именовались по меньшим группам островов: например, Лисьи, Андреяновские, Ближние. Это сохранено в цитатах, в остальном тексте принята современная трактовка.

Настоящее исследование строго ограничено территорией Аляски.

По этой причине при повествовании о миссионерах, служивших на Аляске, не описана их деятельность по возвращении в Россию. Например, значительный период в истории Православия на Аляске связан с личностью святителя Иннокентия, митрополита Московского. Однако в посвященной его деятельности части работы не ставилась цель описывать всю его жизнь, но лишь исследовать существенные для развития Православной Церкви на Аляске стороны его наследия: характерные черты служения этого выдающегося миссионера на Аляске, принципы проводимой им миссионерской работы, его видение путей развития Церкви среди коренных народов края.

В качестве исключения приведены ознакомительные сведения о форте Росс в Калифорнии, но полное изучение деятельности там Православной Церкви осталось за рамками данной работы.

Объект и предмет исследования

Объектом данного исследования является история Православной Церкви в Северной Америке.

Предметом изучения выступает деятельность РПЦ на Аляске до ее продажи США. Для выражения данного понятия в тексте используются различные синонимические конструкции, а именно: церковная деятельность, церковное служение, деятельность Церкви, миссионерская деятельность, миссионерское служение.

В работе рассматривается, в каких формах и в каких условиях развивалась церковная деятельность в течение всего указанного времени. Необходимо подчеркнуть, что в предпринятом исследовании церковное служение не ограничено совершением богослужений или крещением туземцев, но представляет собой в совокупности всю многогранную работу, осуществляемую миссионерами на Аляске, включая школьное дело, церковное образование, духовно-нравственное просвещение, переводы Священного Писания, богослужебных текстов и поучений на языки народов Аляски, книгоиздание, церковное администрирование, научно-исследовательскую работу.

Эта, в широком смысле трактуемая, деятельность Церкви осуществлялась не только священнослужителями, но и мирянами. Характерной чертой для Аляски стало то, что последним принадлежит отнюдь не меньшая заслуга в распространении и сохранении Православия среди местных народов, чем духовенству, которое никогда не было многочисленным по сравнению с обширностью территорий, которые принадлежали Российской империи в Северной Америке.

В ходе многообразной церковной деятельности духовные, культурные, бытовые традиции русского народа были восприняты туземцами Аляски и стали частью их самосознания и образа жизни, несмотря, и даже вопреки, тем негативным явлениям, которые имели место в ходе хозяйственно-экономического освоения края.

Историография проблемы исследования

Оценивая изученность темы, необходимо отметить, что она постоянно привлекала внимание как отечественных, так и зарубежных авторов.

Значительную часть предпринятых ранее исследований по церковной истории на Аляске представляют собой разного характера работы о жизни и деятельности отдельных личностей, осуществлявших там свое служение: святителя Иннокентия (Вениаминова), преподобного Германа Аляскинского, епископа Иоасафа (Болотова).

Наиболее обстоятельной из них можно признать книгу И. П. Барсукова «Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский по его сочинениям, письмам и рассказам современников», изданную вскоре после смерти Святителя в 1883 г. и переизданную в конце прошлого столетия (М., 1997). Она основана на наследии этого святого, включая его личные бумаги, хранящиеся в настоящее время в Архиве внешней политики Российской империи в Москве (далее — АВПРИ), ф. 340, оп. 874. Также она содержит отзывы и воспоминания тех, кто лично знал Святителя.

Весьма ценными в книге являются сведения о состоянии Церкви на Аляске и служении там святителя Иннокентия в сане епископа, поскольку этот период аляскинской церковной истории менее всего представлен в отечественной литературе. Вообще книгу Барсукова выгодно отличает то, что она описывает почти весь временной интервал, исследуемый в настоящей работе. Ее основным недостатком является некритичность при изложении материала, сохранившая субъективность и экспрессивность повествования, что вполне допустимо для жизнеописания, но представляет помеху для исследователя истории и требует обращения к параллельным источникам. Не упоминает Барсуков о более чем полугодовом пребывании священника

Иоанна Вениаминова в порту. Новоархангельск на о-ве Ситка по пути на Уналашку. Кроме того, повествование книги построено не по географическому, а по хронологическому принципу. По этой причине материал по Аляске перемежается со сведениями по Камчатке, Якутии, Амурскому краю.

Также жизнеописанием является работа современного исследователя С. А. Корсуна «Преподобный Герман Аляскинский, Валаамский подвижник в Америке: Материалы к жизнеописанию» (СПб., 2005). В этой книге, на основании многочисленных уже опубликованных в России и за рубежом материалов, а также документов из архивов России, Финляндии и США, приводятся не только известные факты, но и новые сведения по истории Церкви на Аляске, в основном во время Первой духовной миссии и, отчасти, несколько более позднего периода. Например, это касается упоминания первой попытки назначить на Аляску священника еще в 1789 г. и о переводе и издании книг на кадьякском языке. Что касается исследования биографических данных о миссионерах, не все они бесспорны.

Общим недостатком для всех исследований такого рода является то, что все они, как это явствует из названий, посвящены деятельности на Аляске той или иной личности, а не Церкви в целом. По этой причине сведения о состоянии внутренней и внешней церковной жизни приводятся в них в рамках жизнеописания и, следовательно, не имеют системного характера.

Первой работой по систематизации и описанию церковной истории на Аляске является брошюра святителя Иннокентия «Состояние Православной Церкви в Российской Америке» (СПб.), которая была издана в 1840 г., в бытность его протоиереем. Она основана на собранных им свидетельствах и воспоминаниях жителей Аляски, а также на документах из архивов аляскинских храмов и личных впечатлениях автора. Это издание представляет собой сокращенную версию его доклада Святейшему Синоду «Обозрение Православной Церкви в Российских поселениях в Америке, со и своим мнением об улучшении состояния оной». В данной работе присутствуют систематизация и анализ, но ее временные рамки ограничиваются 1839 г.

Многие описания истории Православной Церкви на Аляске появились в конце XIX в. Они были посвящены столетнему юбилею прибытия на Аляску первой духовной миссии, который отмечался в 1894 г. Большую их часть составили публикации в периодических изданиях. В основном они представляли собой пересказ фактов, почерпнутых из работ святителя Иннокентия. Из этих описаний особого внимания заслуживает статья А. Львова «Краткия историческия сведения об учреждении в Северной Америке православной миссии, об основании Кадьякской епархии и о деятельности там первых миссионеров», опубликованная в Прибавлениях к Церковным ведомостям (1894, № 38). В статье подробно рассмотрен ряд вопросов по истории Первой духовной миссии, в частности, о направлении миссионеров и об учреждении Кадьякского викариатства. В отличие от большинства других публикаций, она полностью основана на архивных документах Святейшего Синода, что одновременно является как ее достоинством, поскольку обеспечивает ей большую достоверность, так и недостатком, ограничивая освещение темы лишь официальными документами.

Также особенный интерес вызывает изданный Валаамским монастырем отдельной книгой «Очерк из истории Американской православной духовной миссии (Кадьякской миссии 1794—1837)» (Спб., 1894), составленный по воспоминаниям современников и опубликованным на тот момент сведениям об Аляске, а также по документам, собранным Валаамским монастырем и хранившимся в его архиве. В этой книге дана общая характеристика духовно-нравственного состояния алеутов и кадьякцев, а также подробно приведены обстоятельства конфликта членов Первой духовной миссии и администрации РАК на Аляске. Кроме того, в ней впервые опубликованы многие документальные материалы, в частности: письма членов Первой духовной миссии, Тетрадь под заглавием «Сведения об отце Германе», Рукопись соборного иеромонаха Александро-Невской лавры о. Гедеона, а также его донесения и переписка. Эти документы помещены в приложениях, что обусловило использование данной книги в качестве документального источника при анализе деятельности Первой духовной миссии. В 1900 году эта книга без изменений была переиздана под другим названием: «Валаамские миссионеры в Америке (в конце XVIII столетия)».

Все эти публикации являются хронологическими повествованиями и послужили материалом для анализа церковной деятельности. Их самым существенным недостатком является то, все они описывают лишь начальный период присутствия Православной Церкви на Аляске, не далее 30-х годов XIX в.

Анализ церковно-педагогического наследия святителя Иннокентия выполнен в неопубликованной диссертации В. А. Тукиш «Педагогические идеи в духовном наследии святителя Иннокентия (Вениаминова) митрополита Московского». В частности, в ней исследованы характер его деятельности по христианизации культуры народов, не имевших своей письменности, а также соотношение понятий «миссия» и «просвещение», как методов церковной деятельности. Тема деятельности РПЦ на Аляске имеет частичное раскрытие в диссертациях Н.Н. Жукова2 и Н.В. Карташевой3. Жуков показывает интеграцию христианства в сознание коренного населения Тихоокеанского региона, в основном жителей его азиатской части, а также и Аляски. Карташова разбирает традиции русского миссионерства и исследует его влияние на культурное развитие народов Русской Америки на примере служения святителя Иннокентия.

Эпоха освоения Аляски русскими подробно изучалась в светской литературе. В силу значительного влияния Православия на развитие этого края вся история Русской Америки тесно переплетена со становлением и развитием церковной деятельности. По этой причине в исследованиях светских авторов освещены отдельные факты церковной истории. Например, статья С. Г. Федоровой «Штурманы Иваны Васильевы и их роль в изучении Аляски (первая половина XIX в.)», опубликованная в девятом томе Летописи Севера (М., 1979), помогла уточнить маршрут последнего миссионерского путешествия иеромонаха Ювеналия (Говорухина).

Но в трудах светских историков прослеживаются разногласия, обусловленные историческими и политическими факторами. В одних изданиях по русскому периоду истории Аляски неоднозначные ситуации освещались субъективно, в зависимости от обстоятельств и конъюнктуры, в других некритично пересказывались ранее опубликованные факты.

Не был беспристрастным первый изданный монументальный труд по истории Русской Америки — составленное П. А. Тихменевым «Историческое обозрение образования Российско-американской компании и действий ее до настоящего времени» (СПб., 1861, 1863). Написанная штатным историком РАК во время борьбы за очередное продление ее привилегий, книга служила для создания положительного имиджа компании и не могла содержать критики в ее адрес. Тем не менее, широкое использование в книге документов из архива РАК, обеспечило ее обилием фактографического материала.

Советские ученые, наоборот, акцентировали негативные моменты. «История российской колониальной экспансии, история безудержного грабежа и насилия, повлекших массовое истребление и вымирание целых народов, рисуется этой (буржуазной — авт.) наукой как мирный идиллический процесс»4, — писал С. Б. Окунь. Довольно показательно и высказывание историка А. В. Ефимова: «Классовый характер носили русские экспедиции на Восточный океан»5 и далее «Мы не будем заниматься вопросом — кто проявил больше жестокости и варварства в своей колонизаторской политике — буржуазия и помещики какой страны. Мы осуждаем всякое варварство, всякие насилия и жестокости колонизаторов»6. Во времена главенства марксистко-ленинской идеологии было трудно дать положительную оценку деятельности в Северной Америке Церкви, а в этой связи — и действиям царского правительства или РАК, направленным на поддержку там Православия.

В советской литературе положительные высказывания в адрес православного духовенства неминуемо сопровождались атеистическими выкладками, святитель Иннокентий, при упоминании его бесспорно признанного вклада в развитие культуры туземцев Аляски, обычно именовался как светское лицо: Иван Евсеевич Вениаминов. По словам Федоровой С. Г., которая смело отмечала позитивную роль православного духовенства в культурном развитии коренных народов Аляски, «христианство в Русской Америке несло в себе две противоположные тенденции: с одной стороны, стремление привлечь аборигенные народы в лоно церкви (а следовательно, и в подчинение Российско-Американской компании); с другой — несомненная просветительская роль отдельных служителей культа, таких как И. Е. Вениаминов»7. Приведение в лоно Церкви нельзя противопоставить просветительской деятельности. Святитель Иннокентий создал письменность алеутов для того, чтобы они лучше понимали христианское учение. Изданные им на алеутском языке книги

Нельзя не отметить значительный вклад советских историков — А. В. Ефимова, А. И. Андреева, Р. В. Макаровой и др. — в изучение русских географических открытий в Тихом океане и последующего хозяйственного освоения Аляски. Но в своих исследованиях они не упоминают о начале крещения туземного населения в ходе продвижения русских к берегам Северной Америки, несмотря на то, что они ссылаются на многие из тех же архивных документов, которые использованы в настоящем исследовании. В одной из статей Р. В. Макаровой, не только из всех названий русских купеческих судов опущено слово «святой», но таким же образом изменены географические названия о-вов Прибылова8. В письме Г. И. Шелихова А. А. Баранову от 9 августа 1794 г., опубликованному в сборнике документов «Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в.» намеренно «опущен текст о строительстве и названии церквей»9. Понятно, поэтому, что книги по истории Аляски советского периода не могли содержать исчерпывающую информацию по церковной истории.

В последние десятилетия (конца прошлого -— начала нашего столетия) были опубликованы многие архивные документы, в том числе и повествующие о деятельности священнослужителей на Аляске, сопровожденные историческими обзорами и исследованиями, посвященными Аляске периода до 1867 г. Примером может служить вышедший в 1994 г. сборник «Русская Америка: По личным впечатлениям миссионеров, землепроходцев, моряков, исследователей и других очевидцев» (М.), который, благодаря своей документальной части, будет упоминаться еще и в числе источников. Вступительные статьи и примечания к публикуемым архивным материалам содержат данные по церковной истории на Аляске, сведения по историографии и анализ документальных источников по теме. Однако, помещенные в нем научные комментарии носят светский характер, отдельные из них отражают влияние идеологии советского времени.

Эта тенденция прослеживается и в более поздних изданиях. В монографии А. В. Гринёва «Индейцы тлинкиты в период Русской Америки (1741—1867)» (Новосибирск, 1991) обстоятельно рассмотрены элементы своеобразной культуры тлинкитов и влияние на нее европейской цивилизации, в том числе автор уделил внимание деятельности среди тлинкитов Русской Православной Церкви. Представляют особый интерес анализ духовной культуры тлинкитов, а также собранный и выявленный фактографический материал о принятии ими Православия, по не со всеми мыслями автора можно согласиться. Например, автор считает, что «принятие православия частью туземного населения способствовало формированию прослойки лояльно настроенных по отношению к русским «островитян», что подрывало их единство и облегчало эксплуатацию»10. Последнее утверждение не столь безупречно, как первое, поскольку крещенные и некрещенпые туземцы не враждовали между собой, им не были свойственны религиозные конфликты.

Немало сведений о книжной культуре, в том числе и о переводах на языки народов Аляски, а также оценка просветительской деятельности среди них православных миссионеров содержит книга Н. В. Вишняковой «История русской книги в США (конец XVIII в. — 1917 г.)» (Новосибирск, 2004).

Единственная последовательная попытка изучения истории Русской Церкви на Аляске предпринята современными учеными в трехтомнике «История Русской Америки (1732—1867)» (М., 1997, 1999), авторский коллектив которого включает как отечественных, так и зарубежных исследователей, а ответственным редактором был академик H. Н. Болховитинов, крупнейший отечественный исследователь истории Русской Америки. В нем, например, впервые приведены многочисленные свидетельства о первоначальном распространении православной культуры среди коренного населения Алеутских о-вов и остальной Аляски во время первых русских промысловых экспедиций, что значительно расширило представления об участии мирян в крещении аляскинских туземцев и позволило проанализировать роль русских первопроходцев и промышленников в подготовке жителей к деятельности первых миссионеров.

Но в данном сборнике центральное место занимают экономические и политические аспекты истории Аляски до и во время ее продажи США, многие сведения о деятельности миссионеров рассеяны в основном материале, а собственно вопросам церковной истории этого периода посвящены лишь 63 из 1 507 страниц. Кроме того, в данном сборнике значительно сохранены принципы советской исторической науки с присущей ей терминологией, и потому те немногие страницы, на которых речь идет сугубо о распространении православной веры среди туземцев Аляски, иногда оказываются в диссонансе с остальным повествованием, и авторам приходится делать оговорки. Например, в первом томе говорится, что «помимо всякого рода злоупотреблений, жестокости и эксплуатации русские. несли с собой в Америку и «проповедь Слова Божьего»11.

Для полноты обзора литературы о русском периоде Аляски необходимо также упомянуть и спорные публикации о Русской Америке. К ним относятся, например, следующие издания: Бушков А. «Русская Америка: слава и позор» (СПб., 2006); Кремлев С. «Русская Америка: открыть и продать!» (М., 2005). В них изложение исторического материала весьма субъективно, в связи с чем они представляют собой скорее авторские интерпретации, чем исторические описания реально происходивших на Аляске событий. Такие книги не использовались при написании настоящей работы.

Нуждаются в специальной оценке исследования истории Русской Православной Церкви на Аляске в рассматриваемый период у американских церковных историков.

Необходимо отметить, что в Америке опубликованы монументальные труды зарубежных авторов, посвященные открытию, истории, географии и этнографии Аляски12. Но эти авторы не упоминают о деятельности на ее территории Русской Православной Церкви, даже те из них, кто широко цитирует книги святителя Иннокентия.

Первым по теме настоящего исследования был выпущен «Юбилейный сборник в память 150-летия Русской Православной Церкви в Северной Америке», первый том (N.Y., 1944), который представляет собой подборку разного рода публикаций и выдержек из других изданий по истории Православия в Америке на русском и английском языках, объединенных в несколько глав по хронологии. Русскому периоду посвящены первые две главы из десяти, составляющих этот том. Большинство их материалов содержат отрывочные сведения об отдельных лицах и событиях из истории Православной Церкви на Аляске. При массе неточностей и путаницы в датах и фамилиях, эти очерки подают пищу для размышления своеобразием ракурсов и акцентов в рассмотрении церковной истории.

Более последовательно к исследуемой теме подошел В. М. Бенсин, который в своей книге «Russian Orthodox Church In Alaska 1794—1967» N.Y., 1967) изложил краткую историю Православия на Аляске и дополнил ее описанием сохранившихся на ее территории исторических памятников распространения православной веры среди ее коренного населения в русский период. Многочисленные подробности повествования свидетельствуют о большой осведомленности автора, но при этом в книге полностью отсутствуют ссылки и библиографический аппарат.

Так же без указания источников обошлись и авторы сборника «Orthodox America 1794—1976: development of the Orthodox Church in America» под общей редакцией Constance J. Tarasar (Syosset, N.Y., 1975), несмотря на то, что сборник подготовлен Управлением истории и архивов Православной Церкви в Америке (далее — ПЦА). В этом сборнике русскому или, как в нем указано, Аляскинскому периоду посвящена одна глава (12 страниц из 329), в которой кратко охарактеризовано развитие церковной жизни в пределах одного из миссионерских центров в момент его наибольшего расцвета (Кадьяк, Уналашка, Новоархангельск) и даны основные сведения о Церкви на Аляске в тот период, когда она была в составе Камчатской епархии. В эту же главу вошли жизнеописания святителя Иннокентия и преподобного Германа. В конце сборника помещена хронология событий американской церковной истории с 1741 по 1975 г., включая не только Аляску, но и Соединенные Штаты. В библиографии указаны изданные в XX в. книги зарубежных авторов.

Книгу епископа Григория (Афонского) «А History of the Orthodox Church in Alaska (1794—1917)» (Kodiak, Alaska, 1977) от всех перечисленных отличает обширный список использованных материалов, в том числе документальных источников из архива Аляскинской епархии ПЦА (Джуно, Аляска): бумаги Вениаминова 1821—1840, неопубликованные путевые журналы аляскинских священников Лаврентия Саламатова и иеромонаха Феофила; а также книг и периодической литературы, вышедших как в Америке, так и в России в XIX и XX вв., включая советские издания. В качестве приложения к своей книге он поместил тот же самый, что и в предыдущем сборнике, хронологический список событий церковной истории, но только до 1917 г. Необходимо отметить, что факты, отраженные в самой книге иногда расходятся с приведенными в этой хронологии. Что касается самой книги, то в ней предпринята первая попытка дать подробное описание истории зарождения и развития Православия на Аляске. Весомым вкладом в изучение темы является очерк церковной жизни на Аляске в 1840—1867 гг., особенно миссионерской работы и церковных школ, в том числе Новоархангельской духовной семинарии.

Опись документов и фотографий личного архива М.З. Винокурова, среди которых есть немало по теме данного исследования, опубликована под названием «Vinokouroff М. Z. А Profile and Inventory of His Papers (M 81) and Photographs (PCA 243) in the Alaska Historical Library» (Juneau, Alaska, 1986). В сборнике «Alaskan Missionary Spirituality/ edited by Michael Oleksa» (N.Y., 1987), кроме исторических обзоров, предваряющих публикации документов по церковной истории на Аляске, помещено интересное приложение — Сведения о православных священниках, диаконах и церковнослужителях креолах и туземцах Аляски. Американская исследовательница Б. С. Смит (Smith В. S.) в своей работе «Orthodoxy and Native Americans: The Alaskan Mission» (Syosset. N.Y., 1980) проанализировала характер православной миссии на Аляске и дала краткий обзор источников по теме на английском языке. В книге Chevigny Н. Lord of Alaska. Baranov and the Russian Adventure (London, 1946) автор касается некоторых вопросов церковной истории периода Первой духовной миссии, таких как взаимоотношения архимандрита Иоасафа и А. А. Баранова или деятельность иеромонаха Ювеналия. Вопросам церковной истории на Аляске уделил внимание американский публицист В. Петров в своей книге «Русские в истории Америки» (Вашингтон, 1988).

Общим достоинством всех перечисленных иностранных книг по истории Православной Церкви на Аляске является то, что они охватывают весь исследуемый в настоящей работе период. Особый вклад американских авторов в изучение объекта обусловлен тем обстоятельством, что они имеют доступ к редким в нашей стране дореволюционным изданиям и неопубликованным архивным источникам по истории Аляски и деятельности РПЦ на ее территории. Наконец, весьма ценным представляется и то, что их позиция не испытывала влияния советской атеистической идеологии. Все это дает основания полностью согласиться с академиком Н. Н. Болховитиновым, признавшим, «что изучить историю Русской Америки без привлечения иностранной литературы и источников теперь невозможно»13.

Вместе с тем, к общим недостаткам американских публикаций можно отнести отсутствие аналитического подхода и той скрупулезности в выявлении и доказательстве отдельных фактов, которая свойственна советской школе. Также слабым представляется изложение зарубежными исследователями внутрицерковного развития: в своих исследованиях они мало освещают внутренний процесс, который происходил в России, что обусловлено недоступностью для них архива Святейшего Синода. По причине всего сказанного исследования американских авторов по истории РПЦ на Аляске во многом легли в основу настоящей работы, позволили поставить цель и задачи исследования, но, вместе с тем, потребовали уточнений и тщательной проработки источников.

Таким образом, несмотря на неоднократные обращения исследователей к истории Аляски, до сегодняшнего дня комплексное изучение возникновения и распространения Православной Церкви на ее территории на протяжении всего русского периода в отечественной историографии еще не предпринято. Следовательно, церковная деятельность в Русской Америке, во всем ее многообразии, является малоизученной темой, требующей всестороннего освещения.

Источники исследования

Для достижения цели настоящего исследования были выявлены и проанализированы разнообразные источники. Основным материалом явились архивные документы и материалы частной переписки из фондов Российского государственного исторического архива в Санкт-Петербурге (РГИА), Архива внешней политики Российской империи в Москве (АВПРИ), Научно-исследовательского отдела рукописей Российской Государственной библиотеки (НИОР РГБ), Российского Государственного архива древних актов (РГАДА), Российского Государственного архива военно-морского флота (РГАВМФ), Архива Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, Государственного архива Иркутской области (ГАИО), Архива Семинарии Преподобного Германа на Аляске и Архива библиотеки Конгресса США. Ряд документов впервые вводятся в научный оборот.

Из ф. 796 «Канцелярия Св. Пр. Синода» РГИА, где хранятся документы Синодального архива, при разработке темы было использовано около 100 документов. Из этого массива документов можно выделить следующие группы:

- делопроизводственные документы Святейшего Синода и обер-прокурора (всеподданнейшие доклады, журналы заседаний, определения, донесения, отношения, предложения, представления, прошения, рапорты и др.), хранящиеся в ф. 796, оп. 74 позволяют рассмотреть вопросы о назначении на Аляску Первой духовной миссии, о первых результатах ее деятельности там, о переводчике миссии Осипе Прянишникове и об учреждении Кадьякского викариатства; ф. 796, оп. 78 — о деятельности на Алеутских о-вах иеромонаха Макария (Александрова) и о посещении им Иркутска и Санкт-Петербурга, ф. 796, оп. 90 — о деятельности на Аляске иеромонаха Гедеона (Федотова), о первом священнике креоле Прокопии Лаврове, о судьбе Кадьякского викариатства, о назначении на Аляску женатых священников Алексия Соколова и Иоанна Вениаминова; ф. 796 опп. 109, 120 и 121 — об истории переводов и издании книг на алеутском языке священника Иоанна Вениаминова, о его пребывании в столицах, кроме того в оп. 121 — еще и об учреждении Камчатской епархии с центром в Новоархангельске на Аляске и назначении ее главой архимандрита Иннокентия (Вениаминова);

- административные документы Первой духовной миссии (инструкции, запросы, сведения, письма и др.), хранящиеся в ф. 796, опп. 74 и 90;

- письма и донесения (1841—1851 гг.) святителя Иннокентия Святейшему Правительствующему Синоду об устроении дел учрежденной Камчатской епархии, в основном, о подборе клира, административных распоряжениях, миссионерской работе среди коренного населения, строительстве храмов и архиерейского дома, хранящиеся в ф. 796 оп. 121;

- рукописи сочинений святителя Иннокентия, представленные им в Синод, и документы, выданные ему Синодом во время пребывания его в Санкт-Петербурге первоначально в сане священника, а затем протоиерея, архимандрита и епископа из ф. 796 оп. 120;

- документы, содержащие биографические сведения о священнослужителях (послужные списки священнослужителей, аттестаты, справки и т. п.) из ф. 796 опп. 90 и 121;

- документы, содержащие статистические данные о деятельности Первой духовной миссии (сведения о числе восприявших святое крещение, описи церковного имущества и т. п.) из ф. 796, оп. 74.

В АВПРИ наряду с достаточно проработанным фондами: «Собрание документальных материалов по истории Российско-Американской компании (РАК) и русских владений в Северной Америке» (ф. 341, оп. 888), «Коллекция документальных материалов из личных архивов чиновников МИД» (ф. 340, оп. 874) и «Санкт-Петербургский Главный архив» (ф. 161, оп. 6), были изучены документы о Второй Камчатской экспедиции из фонда «Сибирские дела» (ф. 130, оп. 130/1).

Из хранящихся в названных фондах наиболее широко были использованы следующие группы документов:

- комплекс административных документов (официальная переписка, инструкции, распоряжения, доверенности, предложения, записки, рапорты, донесения, акты, протоколы, доклады, отчеты, описания и т. п.) из фондов РАК (ф. 341, оп. 888) и Санкт-Петербургский Главный архив (ф. 161, оп. 6) о деятельности на Аляске православного духовенства, РАК, отправке и проведении Первой кругосветной экспедиции;

- статистические сведения по российским владениям в Северной Америке и по Алеутской епархии (списки, ведомости, реестры и т. п.), хранящиеся в фонде РАК (ф. 341, оп. 888);

- биографические сведения о служивших на Аляске священнослужителях (справки, послужные списки, свидетельства о смерти духовных лиц и др.) в фондах РАК (ф. 341, оп. 888) и Санкт-Петербургский Главный архив (ф. 161, оп. 6);

- свидетельства о состоянии Православной Церкви на Аляске конце 60-х—70-х гг. XIX в. (записки, письма и т. д.), а также отчет о состоянии Камчатской епархии на 1850 г., находящиеся в ф. 340, оп. 874.

Всего было использовано более 30 документов и материалов из фондов АВПРИ.

Документальные свидетельства из остальных упомянутых архивов не столь многочисленны, но они существенно дополнили исследование по настоящей теме.

Сведения, которые содержатся в Журнале священника Иоанна Вениаминова из Архива Семинарии Преподобного Германа на Аляске, помогли изучить вопрос о пребывании священника Иоанна Вениаминова в Новоархангельске в 1823—1824 гг.

Переписка В. Беринга с епископом Иркутским Иннокентием и биографические сведения, хранящиеся в ф. 50 «Иркутская духовная консистория» ГАИО, содержат ценную информацию о священнике, который находился в составе Второй Камчатской экспедиции. Также свидетельства о направлении в эту экспедицию священнослужителей есть в ф. 216 «Канцелярия капитана-командора В.Й. Беринга, капитана А.И. Чирикова и капитана I ранга П.К. Креницына» РГА ВМФ.

В фондах 204 «Общество истории и древностей Российских. Коллекция документов» и 178 «Музейное собрание (русская часть)» НИОР РГБ хранятся административные письма и инструкции, характеризующие деятельность на Аляске Первой духовной миссии, а в ф. 201 «Норов Авраам Сергеевич. Собрание рукописей» — письма святителя Иннокентия (Вениаминова) по вопросам развития миссии на Аляске.

В фондах 248 «Сенат и его учреждения» и 7 «Преображенский приказ. Тайная канцелярия и тайная экспедиция» РГАДА находятся официальные документы о русском освоении Аляски, в том числе о совершении крещений туземцев в ходе промысловых экспедиций, о направлении священников на Аляску еще до назначения Первой духовной миссии. Там же найдены упоминания о пасторе, входившем в состав Второй Камчатской экспедиции. В ф. 214 «Сибирский приказ» РГАДА обнаружены сведения о священниках Второй Камчатской экспедиции, а в ф. 1261 «Воронцовых» —документы РАК, касающиеся обеспечения духовной миссии. Интерес для данной работы также представляют корабельные журналы Второй Камчатской экспедиции из фондов 199 «Портфели Г.-Ф. Миллера» и 21 «Дела Морского ведомства».

Как видно из приведенного перечня архивных документов и материалов, для решения задач данного исследования, в первую очередь, использовались официальные документы: делопроизводственные и административные, в том числе, служебная переписка. Они наиболее информативны и достоверны, в них содержится меньше неточностей и субъективности.

Однако, даже в них порой встречаются расхождения. Например, в деле «Об избрании и отправлении Иеромонаха Гедеона в Русско-Американские владения, пожаловании ему наперстнаго креста и о посылке с ним церковных и поучительных книг» (АВПРИ. Ф. 161 «Санкт-Петербургский главный архив, 1-7». 1802 г. Оп. 6. Д. 1. П. 19) к двум разным письмам митрополита Амвросия (Подобедова) приложен послужной список иеромонаха Гедеона (Федотова), но в приложении к письму на имя графа Н. П. Румянцева от 19 июня 1803 г. указана одна дата поступления в Севскую семинарию: 1789 г., а в приложении к письму на имя Н. П. Резанова от 30 июня 1803 г. — другая, 1785 г.

Кроме того, при изучении архивных источников в разных архивах были выявлены одинаковые документы. В отдельных случаях в работе использовались оба таковых документа. Чаще всего это было обусловлено тем, что одни и те же документы, находящиеся в архивах различных ведомств, имеют разные дополнения: пометки, резолюции, пояснительные записки и т. п.

Также при написании работы были использованы опубликованные документальные источники, помещенные преимущественно в журнале «Американский Православный Вестник» за 1897—1910 гг., в дореволюционных отечественных периодических изданиях: «Церковный Вестник», «Прибавления к Церковным ведомостям», «Прибавления к изданию Творений Святых Отцов в русском переводе», «Московские церковные ведомости» и др., — а также изданные отдельными книгами и вошедшие как в отечественные сборники: «Памятник трудов православных благовестников русских с 1793 до 1853 года» (М., 1857), «Административные документы и письма Высокопреосвященного Иннокентия, архиепископа Камчатского по управлению Камчатской епархией и местными духовными учебными заведениями за 1846—1868 гг.» (Казань, 1908), «Русская Америка: По личным впечатлениям миссионеров, землепроходцев, моряков, исследователей и других очевидцев» (М., 1994), «Иркутская летопись» (Иркутск, 2003), «Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в. Сборник документов» (М., 1989), «Российско-Американская компания и изучение Тихоокеанского Севера: 1815—1841» (М., 2005) и др., так и выпущенные в США: «Русско-Американский Православный Вестник» (N.Y., 1969), «Records of the Russian-American Company 1802, 1817—1867 by Raymond H. Fisher» (Washington, 1971); «Colonial Russian America. Kyrill T. Khlebnikov's Reports, 1817—1832». (Portland, 1976); «The End of Russian America. Captain P. N. Golovin's Last Report. 1862» (Portland, 1979); «Alaskan Missionary Spirituality» (N.Y., 1987); Arndt К. L., Pierce R. А. «А Construction History of Sitka, as Documented in the Records of the Russian-American Company» (Sitka National Historical Park, 2003).

К данным материалам относятся:

- административные документы: рапорты, отчеты, донесения, докладные записки, выписки из походных журналов, акты и т. п. священнослужителей, благочинных и архиереев, служивших на Аляске, определения и указы Святейшего Синода;

— официальные и частные письма епископов, духовенства, миссионеров, мирян;

— обращение Большого Собора Епископов в связи с прославлением праведного Старца Германа Аляскинского;

— наставления миссионерам;

— автобиографические сведения и др.

Все они также содержат весьма достоверную информацию, но при издании в них могли попасть неточности, связанные, например, с трудностями прочтения или вызванные ошибками типографского набора и т. Д.

Как общий недостаток для всех документальных источников, особенно законодательных и делопроизводственных, можно отметить лаконичность изложения. Исключением являются походные журналы миссионеров. Они входили в ежегодную отчетность и, вследствие этого, являлись административными документами. Но, вместе с тем, в них находятся личные впечатления, заметки и описания, что позволяет одновременно причислить их и к литературным источникам.

К мемуарным и литературным источникам относятся и другие опубликованные отдельными книгами и помещенные в упоминавшихся изданиях дневниковые записи: походные журналы священниковмиссионеров, путевые заметки исследователей Аляски, а также воспоминания современников. Также к литературным источникам относятся историко-статистические очерки о приходах, которые публиковались в журнале «Американский Православный Вестник». Эти материалы во многом помогли составить представление об особенностях аляскинских приходов и миссий.

Особо стоит отметить труды святителя Иннокентия — его сочинения и эпистолярное наследие по исследуемой теме можно причислить к отдельной группе литературных источников. Однако следует указать, что при обилии фактического материала в них также присутствуют некоторые неточности, например, это касается даты смерти преподобного Германа Аляскинского.

Необходимо указать, что при использовании в работе мемуарных источников была сделана поправка на их неизбежную субъективность, личностное видение событий, изложенных самими действующими лицами. Вместе с тем, эта же субъективность и известная односторонность, присущая литературным источникам такого рода, позволяет судить о процессах, происходивших в современном авторам общественном мнении.

Методологический аппарат

Характер объекта, а также цель исследования предполагают использование исторического подхода, поскольку для достижения последней необходим целостный взгляд на предмет изучения, рассмотрение его в возникновении и развитии. Для этого собран воедино, систематизирован и изложен в хронологической последовательности материал по церковной истории на протяжении всего исследуемого периода; введены в научный оборот новые источники, содержащие малоизвестные факты и проливающие свет на разные стороны деятельности Церкви в Русской Америке. Все сказанное свидетельствует о применении традиционной для отечественной историографии позитивистской методологии.

Наряду с этим применен цивилизационный подход, рассматривающий взаимодействие различных цивилизаций, одной из основных характеристик которых является уровень развития духовной культуры. Следует отметить, что при решении поставленных в работе задач использованный в советское время в отечественной научной практике формационный подход оказался несостоятельным, ибо эксплуатация русскими туземного населения Аляски никак не объясняет, почему последние не только приняли православную веру, но и сохранили ее в отсутствие своих эксплуататоров.

По этой причине методология исследования в значительной степени ориентируется также на новые научные подходы в анализе исторических процессов и, в первую очередь, на микроисторию. Последнюю характеризует смещение анализа с «внешних» категорий исторического процесса на «внутренние», глубинные, связанные с индивидуальным поведением и взаимодействием индивидов. Проследив деятельность православных миссионеров на этом уровне, можно определить причины последующего развития событий, когда православная вера укоренилась среди местного населения Аляски, несмотря на изменение государственной принадлежности.

Эффективность обращения к микроистории определяется наличием богатого архивного материала и многочисленных публикаций современников, изобилующих единичными фактами взаимоотношения православного духовенства с представителями разных народностей, населявших Аляску. При этом были изучены как специфические особенности отдельных этнических групп, их характер и тип поведения, так и влияние на них внешних условий, что в общей сложности определяло их различное духовно-нравственное состояние. Последнее позволяет говорить об использовании номотетического подхода и принципа культурно-исторической антропологии.

Качественный анализ документов позволил использовать метод реконструкции для воссоздания единой историографической картины из массы разрозненных, но дополняющих друг друга фактов, а также прояснить спорные вопросы и выявить новые факты.

Работа в значительной мере построена на документальных источниках и публикациях, близких по времени к тому или иному периоду, когда еще были живы очевидцы описываемых событий.

Научная новизна

Научная новизна настоящего диссертационного исследования, прежде всего, определяется тем, что оно является первым монографическим исследованием миссионерской деятельности Православной Церкви на территории Аляски до 1867 года. Впервые в одном труде полностью представлен генезис православной духовной культуры на Североамериканском континенте до 1867 г.

Затем необходимо отметить, что указанный общий результат потребовал изучения целого ряда частных вопросов, в том числе и с привлечением ранее не использованных архивных источников, что позволило в ходе исследования выявить новые факты и расширить научные представления об уже известных. Так, в исследовании:

• изучен вопрос о присутствии в составе Второй Камчатской экспедиции священнослужителей, что дает возможность поставить вопрос о расширении временных рамок присутствия на Аляске РПЦ;

• раскрыты содержание и формы служения православных миссионеров на Аляске, установлена зависимость характера их деятельности от подготовленности туземцев к восприятию Православия;

• изучены причины учреждения Кадьякского викариатства;

• уточнен список лиц, выехавших на Аляску вместе с епископом Иоасафом (Болотовым) и погибших во время крушения фрегата «Феникс», установлены ранее неизвестные имена некоторых из них;

• вскрыты духовно-нравственные причины конфликта между членами Первой духовной миссии и служащими РАК;

• проанализирована положительная роль царского правительства в укреплении на Аляске православной миссии;

• комплексно исследована проблема переводов на туземные языки богослужебных текстов и поучений, а также история возникновения книжной культуры алеутов;

• изучен вопрос существования духовной семинарии и других церковных школ, действовавших на Аляске в русский период;

• систематизирован и обобщен обширный материал обо всех существовавших на Аляске до 1867 г. православных приходах и миссиях, раскрыты особенности распространения Православия среди разных народов и народностей этого края.

Положения, выносимые на защиту:

— Русская Православная Церковь была непосредственным участником русского освоения Аляски, сыграв решающую роль в распространении духовности и традиций русской культуры среди коренного населения;

— распространение Православия среди коренных народов Аляски имеет три основных этапа: знакомство туземцев с Православием (1741— 1794), начало миссионерской деятельности Русской Церкви (1794—1823) и расцвет внутренней и внешней церковной миссии (1823—1867);

— со времени открытия и до прибытия на Аляску православных миссионеров коренные жители знакомились с православными традициями в силу того, что участники промысловых экспедиций на Аляску были носителями русской духовной культуры;

— начальный успех Первой духовной миссии связан с наибольшим в истории края количественным ростом крещенных туземцев, среди которых были, в неравной степени, представители почти всех основных этнических групп Аляски;

— прерванное после гибели епископа Иоасафа развитие миссии было возобновлено деятельностью святителя Иннокентия (Вениаминова) и его сподвижников, трудившихся над осознанным восприятием туземцами православного вероучения и образа жизни;

— учреждение архиерейской кафедры в Новоархангельске, организация церковных школ и строительство молитвенных домов в отдаленных селениях способствовали религиозному воспитанию коренного населения Аляски и широкому вовлечению его в церковную жизнь, а открытие новых миссий обусловило распространение христианства на обширные территории, населенные туземными народами, на которых РАК имела слабое влияние;

— русское духовенство выполнило огромную работу по изучению, фиксации и сохранению особенностей культуры коренных народов Аляски, особенно благодаря созданию письменности, а также переводам на туземные языки Св. Писания, богослужебных текстов и вероучительных книг.

Практическая значимость

Результаты и богатый фактографический материал настоящего диссертационного исследования могут применяться в дальнейших научных разработках по отечественной истории и истории Русской Церкви, особенно в области ее миссионерского служения. Также они могут быть использованы в преподавании базовых и специальных курсов в светских и духовных высших и средних учебных заведениях, в проводимой ими научно-исследовательской работе в области истории и миссиологии.

Работа представляет интерес для педагогов, работников образования и культуры, занимающихся патриотическим и духовно-нравственным воспитанием молодежи.

Результаты исследования будут полезны при выстраивании и развитии как внутренней, так и внешней миссионерской деятельности Русской Православной Церкви в современном мире.

 

Примечания

1 Ляпунова Р. Г. О Русской Америке // Русская Америка: По личным впечатлениям миссионеров, землепроходцев, моряков, исследователей и других очевидцев / Отв. ред.: А. Д. Дридзо, Р. В. Кинжалов. М.: Мысль, 1994. С. 21, 24; Марков С. Н. Летопись Аляски.М.-Л.: Изд-во Главсевморпути, 1948. С. 119, 138, 176. 

2 Жуков Н. Н. Конфессиональная деятельность Русской Православной Церкви на территории севера тихоокеанского региона России в XIX в. Дис. . канд. исторических наук: 07.00.02. Магадан, 2001. (Рукопись).

3 Картагиева Н. В. Русское православное миссионерство как явление культуры [на примере деятельности св. Иннокентия (Вениаминова)]. Дис. . канд. культурологии: 24.00.02. М., 2000. (Рукопись). 

4 «Обозрение» было одним из документов, которые Главное Правление Российско-Американской компании весной 1861 г. направило министру финансов А. М. Княжевичу в ответ на отзыв морского министерства (письмо великого князя Константина Николаевича Романова от 18 февр./2 марта 1861 г. № 302) на проект нового устава Российско-Американской компании и просьбу о продлении привилегий компании на следующие 20 лет, представленные летом 1860 г. (См. История Русской Америки (1732—1867) / Отв. ред. Н. Н. Болховитинов. Т. 3. М.: Междунар. отношения, 1999. С. 401).

5 Окунь С. Б. Очерки по истории колониальной политики царизма в Камчатском крае. ОГИЗ. Соцэкгиз. Ленингр. отделение, 1935. С. 3. Ефимов А. В. Из истории великих русских географических открытий в Северном Ледовитом и Тихом океанах (XVII — первая половина XVIII в.). М.: Гос. изд-во геогр. лит-ры, 1950. С. 230.

6 Там же. С. 230—231.

7 Федорова С. Г. Русское население Аляски и Калифорнии: конец XVIII века— 1867 г. М., 1971. С. 238. были церковными, вероучительными, а значит, привлекающими в лоно Церкви, укрепляющими в вере и способствующими религиозному воспитанию читателей. Приведенные слова продиктованы незнанием природы Православной Церкви.

8 Макарова Р. В. Экспедиции русских промышленных людей в Тихом океане в XVIII веке // Вопросы географии. М.: изд-во геогр. лит-ры, 1950. Сборник 17-й. История географических знаний. С. 32,

9 Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в. Сборник документов. М.: Наука. Гл. редакция восточной лит-ры, 1989. С. 330.

10 Гринёв А. В. Индейцы тлинкиты в период Русской Америки (1741—1867). Новосибирск: Наука. Сиб. Отделение, 1991. С. 227.

11 История Русской Америки (1732—1867) / Отв. ред. H.Н. Болховитинов. Т. 1. М.: Междунар. отношения, 1997. С. 255.

12 Bancroft H. H. The Natives Races of the Pacific States of North America: In five vol. London: Longmans, Green, and Co., 1875—1876; Coxe W. Account of the Russian Discoveries between Asia and America / To which are added: The Conquest of Siberia, and the History of the Transactions and Commerce between Russia and China: The fourth Edition, considerably enlarged. London: Messrs. Cadell and Davies, in the Strand, 1803; Ales Hrdlicka. The Aleutian and Commander Islands, and Their Inhabitants / The Smithsonian Institution. Philadelphia: The Wistar Institute of Anatomy and Biology, 1945; Ales Hrdlicka. The Anthropology of Kodiak Island / The Smithsonian Institution. Philadelphia: The Wistar Institute of Anatomy and Biology, 1944; Golder F. A. Bering's Voyages: An Account of the Efforts of the Russian to Determine the Relation of Asia and America: In two vol. N.Y., American Geographical Society. 1922—1925. 

13 История Русской Америки (1732—1867). Т. 1. С. 9.



Заключение диссертации 

Православная Церковь была неотъемлемой частью русского присутствия на Аляске, что было обусловлено принадлежностью к русской духовной культуре тех, кто открывал ее территории, осваивал ее ресурсы и колонизировал этот край. Это обстоятельство во многом определило своеобразие русского освоения Америки.

Именно РПЦ сыграла на Аляске цивилизаторскую роль, внеся значительный вклад в развитие культуры местных народов, возвысив и обогатив ее христианскими духовными и нравственными понятиями и традициями. Православное духовенство выполнило огромную работу по изучению, фиксации и сохранению особенностей культуры коренных народов Аляски, особенно благодаря созданию письменности, распространению среди местного населения грамотности, а также переводам на туземные языки Священного Писания, богослужебных текстов и вероучительных книг. Интеграцию христианской системы ценностей в самосознание коренного населения Аляски во многом обеспечила проводимая миссионерами учебная, социальная и духовно-просветительская деятельность. Православная Церковь оказывала положительное влияние на мировоззрение и нравственные нормы туземцев, освобождая их семейные отношения от полигамии, а межплеменные связи — от вражды и рабства.

Церковь на Аляске выступала связующим звеном между государством и туземным населением колонии. Деятельность приходов и миссий среди коренных жителей способствовала появлению у них гражданского сознания и внедрению более развитых норм прав. Вместе с тем, миссионеры выступали в защиту местного населения как перед местной администрацией

РАК на Аляске, так перед царским правительством, содействуя тем самым улучшению его социального положения.

Распространение Православия среди коренных народов Аляски представляло собой длительный процесс, прогресс которого определялся как деятельностью носителей православной культуры, так и восприятием язычниками христианских представлений и образа жизни. В русский период истории Аляски можно выделить три его основных этапа: I. знакомство туземцев с Православием в отсутствие организованного церковного служения (1741—1794), II. массовое крещение туземного населения с началом миссионерской деятельности Русской Церкви (1794—1823) и III. осознанное восприятие коренными жителями Аляски православной веры и традиции во время расцвета внутренней и внешней церковной миссии (1823—1867). Два последних этапа, в свою очередь, подразделяются на три периода каждый.

I. До середины 90-х гг. XVIII столетия миссионерская деятельность на Аляске не имела систематического характера и организованности. В основном просветительской деятельностью занимались миряне — купцы, промышленники, мореплаватели — и, совсем редко — православные священники, бывшие в составе государственных экспедиций, направлявшихся на Аляску.

Первоначальное знакомство туземного населения Аляски с православными традициями было ненасильственным. Установление мирных отношений с автохтонным населением было экономически выгодным для русских. Туземцы, перенимая у русских достижения цивилизации, одновременно воспринимали их культурные традиции и веру.

Подводя итог первому этапу распространения Православия среди туземного населения Аляски, длившемуся с 1741 г. до 1794 г., можно сказать, что этот этап подготовил ее коренных жителей к принятию христианства еще до начала деятельности там православных миссионеров благодаря проведению русскими географических исследований в северной части

Тихого океана, а также их экономической деятельности на территории Аляски в течение первых 50 лет после ее открытия.

II. С прибытием на Аляску Первой духовной миссии начался второй этап, охватывающий временной интервал 1794—1823 гг. Монахи-миссионеры положили начало систематической церковной деятельности, которая никогда более не прекращалась, ибо с тех пор в колонии всегда находился хотя бы один православный священнослужитель. Выделяя факторы, способствовавшие христианизации коренных жителей Алеутских островов, о-ва Кадьяк и др., а также побережья залива Аляска, необходимо отметить, что в распространении Православия и обучении туземцев религиозным обычаям немалую роль продолжали играть миряне. Но, в отличие от первого этапа, среди них были не только русские, но и воцерковившиеся коренные жители: туземцы и креолы.

Потребность постоянного церковного служения в пределах Аляски возникла с началом ее колонизации. Купцы Г. И. Шелихов и И. И. Голиков первыми приступили к целенаправленному созданию оседлых поселений русских в Северной Америке и, сознавая необходимость формирования в менталитете туземцев лояльного отношения к прибывающим из России поселенцам, содействовали организации на постоянной основе духовно-просветительской работы среди коренного населения Аляски.

Их инициатива была реализована благодаря поддержке со стороны царского правительства и Святейшего Синода, в первую очередь, митрополита Санкт-Петербургского Гавриила (Петрова). Правительство требовало от миссионеров бескорыстия и категорически запрещало любое насилие при обращении язычников, митрополит Гавриил наделил главу миссии властью церковного суда и поручил защиту обижаемых. Особая, если не решающая, роль в направлении миссии из монашествующих принадлежала, как духовнику, настоятелю Валаамского монастыря игумену Назарию, опытному подвижнику и духовному наставнику.

Если купцы были заинтересованы, главным образом, в лояльности туземцев, то власти — еще и в ограничении произвола тех, кто по собственной инициативе вел промысловую деятельность на Аляске. Миссионеры на Аляске должны были оказывать оздоравливающее духовное и моральное воздействие на русских, а также быть проводниками государственности и выступать гарантами доброй воли правительства для туземного населения.

В истории Первой духовной миссии, то есть внутри второго этапа, выделяются три различных по содержанию и характеру ее деятельности периода: 1) миссионерская активность в 1794 —1799 гг., «Крещение Аляски», результатом которой стали образование Кадьякского викариатства, хиротония главы миссии архимандрита Иоасафа (Болотова) во епископа Кадьякского и усиление миссии новыми членами, в числе которых был первый назначенный на Аляску женатый священник Петр Митягин, а также кандидаты на священнические должности, одним из которых был Алексей Пушкарев; 2) ослабление миссии после трагической гибели епископа Иоасафа со всей свитой, в результате которой в продолжении 1800—1804 и 1807—1823 гг. работа с местным населением была сильно ограничена, поскольку на Кадьяке оставался всего лишь один священник, а находившийся с 1816 г. в Новоархангельске священник Алексий Соколов совершал лишь приходское служение, не занимаясь ни крещением язычников, ни просвещением обращеных, рукоположенный же в 1810 г. в священный сан первый священник креол Прокопий Лавров по причине негативного отношения к нему работников компании, служил не на родине, а на Камчатке и в Сибири; 3) деятельность на Аляске иеромонаха Гедеона (Федотова) в 1804 — 1807 гг., которая была направлена в основном на просвещение уже крещеных уроженцев Аляски.

Изучение в целом второго этапа распространения Православия на Аляске позволяет заключить, что уже в это время появились многообразные формы церковного служения. Из них можно выделить: совершение богослужений и церковных таинств, в том числе Крещения туземцев; проведение с ними бесед с целью освобождения их от нравственных и социальных пороков, причем не только в местах постоянного пребывания русских, но и в туземных селениях; формирование у туземцев православного образа жизни и традиций; обучение их земледелию и ведению хозяйства; строительство храмов и часовен; социальное служение (например, во время эпидемий); организация приюта для сирот (на о-ве Еловый) и церковных школ (на о-ве Кадьяк); изучение туземного языка и перевод на него молитв; изучение быта, образа жизни и традиций обращаемых и составление топографических, климатических и этнографических описаний Аляски. Многие из этих форм не имели широкого распространения и просуществовали недолго. Это было обусловлено малым, по сравнению с паствой, числом миссионеров, особенно после трагической гибели епископа Иоасафа и девяти членов миссии, противодействием со стороны местной администрации РАК, а также тем обстоятельством, что постоянно находившиеся на Аляске миссионеры не имели способностей к изучению местных языков.

Внешними факторами, определившими характер деятельности Первой духовной миссии, были: расположенность к принятию христианства большей части местного населения, среди которых действовали миссионеры, в результате более или менее длительного контакта с русскими промышленниками; вместе с тем неподготовленность туземцев к восприятию всей глубины христианского вероучения, отсутствие в их языке соответствующих понятий; освоение Российско-Американской компанией почти всей, за исключением северной части Берингова моря, островной и побережной Аляски, в результате которого эти районы стали доступны для миссионеров; безнравственность многих служащих компании, их жестокое отношение к туземцам; противодействие местной администрации РАК.

Ответом на совокупность этих как позитивных, так и негативных реалий стал подвиг монахов-миссионеров, с любовью и самопожертвованием исполнивших свое служение. Миссионеры знакомили туземцев лишь с элементарными понятиями христианской веры, прибегая к помощи переводчика. Условием для принятия крещения они ставили соблюдение нравственных норм христианства: отказ от многоженства и соблюдение супружеской верности. Не соглашавшихся на эти условия, а также тех, кто имел канонические препятствия (например, у туземцев не воспрещались браки между близкими родственниками), они не крестили. Принявших православную веру миссионеры не противопоставляли тем их родственникам, которые еще оставались вне церковной ограды. Основной формой воздействия миссионеров на местное население был личный пример их веры и служения ближним.

Бескорыстная забота миссионеров о туземцах, сострадание притесняемым, деятельная помощь и заступничество перед властями наглядно раскрывали местным жителям сущность евангельского учения. Явленные в жизни миссионеров христианские принципы убеждали туземные народы в превосходстве православной веры над их верованиями, привлекали их к Церкви и подготавливали к осознанному восприятию истин Православия. Таковыми были характерные черты деятельности первых миссионеров по распространению православной веры среди коренного населения колонии.

Основным результатом деятельности Первой духовной миссии было появление на Аляске многотысячной туземной паствы, причем трудами миссионеров проповедь христианства достигла, хотя и в неравной степени всех основных этнических групп Аляски — алеутов, южных эскимосов юитов, внутриконтинентальных индейцев атапасков и береговых индейцев тлинкитов.

Сравнение численности православных туземцев на Аляске показывает, что она мало изменялась в разные периоды пребывания там русских. Но, что особенно важно, при малом количественном росте, за это время существенно изменилось внутреннее состояние аляскинской паствы. У значительной части крещеных туземцев православная вера стала осознанной.

III. Православие закрепилось в самосознании местных народов на третьем этапе (1823—1867), характеризующемся расцветом внутренней и внешней церковной миссии среди народов Аляски. Основным содержанием третьего этапа является возобновление прерванного, после гибели епископа Иоасафа, развития миссии деятельностью святителя Иннокентия (Вениаминова) и его сподвижников, не только крестивших тысячи язычников на новых территориях, но и трудившихся над осознанным восприятием крещенными православного вероучения и образа жизни.

Священник Иоанн Вениаминов первым из миссионеров на Аляске обратил внимание на недостаточность одного только начального ознакомления туземцев с христианством, необходимого для их крещения. Он не ограничил свою священническую деятельность исполнением церковных служб и обрядов, но главной ее задачей поставил религиозное просвещение православной паствы, в мировоззрении и образе жизни которой сохранялись элементы языческого сознания. Анализируя его служение, можно выделить в нем две основные составляющие, отличающиеся по своим целям и содержанию: внешнюю миссию, завершающуюся крещением язычников, и миссию внутреннюю, неограниченную и направленную на духовное и нравственное просвещение крещеных.

Основное содержание внешней миссии раскрывается в следующих формах церковной деятельности: посещение миссионером районов, где проживали язычники, и установление с ними миролюбивых отношений; разъяснение основных положений христианского учения на понятном им языке; совершение богослужений в присутствии туземцев с последующим объяснением смысла происходящего, а также личный пример христианской жизни миссионера и других верующих; подготовка к таинству Крещения только тех туземцев, которые выразили желание и готовность стать христианами; совершение таинства Крещения без какого-либо вознаграждения, которыми для туземцев могли служить даже крестильные рубашки или платки: новокрещеный получал при крещении лишь нательный крестик, а иногда еще и маленькую иконку.

Содержание внутренней миссии включает многообразные формы церковного служения, среди которых собственно святителем Иннокентием были разработаны следующие: всестороннее изучение этнокультурного своеобразия народа с тем, чтобы найти в нем точки опоры для христианизации; изучение туземного языка, перевод на него Священного Писания, общеупотребительных молитв, вероучительных и богослужебных текстов и использование этих переводов во время богослужения; создание письменности тех народов, которые ее не имели; издание книг на туземных языках; организация церковных школ и детских приютов, обучение в них детей и взрослых основам веры и благочестия на их родном языке.

Обобщая вклад святителя Иннокентия в установление и развитие методов и традиций миссионерского служения на Аляске, можно подразделить третий этап распространения Православия на Аляске, связанный с деятельностью святителя, на три периода: 1) священническое служение на Аляске (1823—1839), во время которого он деятельно развивал эти методы в своей священнической практике, а также изучил историю и современное ему состояние Церкви на Аляске; 2) пребывание в Петербурге (1839—1840), когда он теоретически разработал основы миссионерской деятельности, привлек внимание к проблемам Аляски в Синоде, обществе и правительстве, результатом чего стало образование епархии с кафедрой в Новоархангельске и возвращение его на Аляску в епископском сане, а также издал на алеутском языке свои переводы и книгу; 3) епископское служение на Аляске (1841—1867), когда он использовал разработанные им методы для организации и развитии там всех приходов и миссий.

В результате архипастырской деятельности святителя Иннокентия были созданы следующие предпосылки для сохранения Православия на

Аляске, причем каждая из них сыграла свою решающую роль в последующие годы, когда Аляска была продана Соединенным Штатам:

• К моменту продажи Аляски там сложилась система централизованного епархиального управления со всеми необходимыми службами. Это обстоятельство облегчило создание в Америке самостоятельной архиерейской кафедры.

• Открытие новых миссий, строительство в их центрах храмов, а в отдаленных селениях — молитвенных домов и часовен обусловило распространение христианства на обширные территории, населенные туземными народами, на которых РАК имела слабое влияние, а также заложило фундамент для дальнейшего поступательного развития миссии.

• Создание сети церковных школ, которое способствовало религиозному воспитанию коренного населения Аляски и широкому вовлечению его в церковную жизнь, и открытие на Аляске семинарии, что позволило готовить кадры священно- и церковнослужителей из числа местных уроженцев. К концу русского периода на Аляске из девяти священников трое были креолами, также креолами были два диакона1 и примерно 20 церковнослужителей: чтецов, псаломщиков, регентов, учителей2, из которых многие были рукоположены в священный сан после продажи Аляски.

• Был окончательно развит и официально закреплен институт чтецов — церковнослужителей из мирян, креолов и туземцев, образованных, имевших достаточную подготовку и благословение епископа. Чтецы были при всех молитвенных домах и часовнях. В отсутствие священника они совершали чтение общественных молитв в праздничные и воскресные дни, проводили занятия в школах, следили за соблюдением односельчанами православных традиций, обучали основам веры и благочестия молодое поколение и новокрещеных, читали Псалтирь по усопшим, совершали крещение младенцев, а при необходимости и взрослых, доступным мирянам чином. Это обеспечивало распространение просвещения и сохранение православных традиций в тех туземных селениях, где не было постоянного священника.

• Развитие национальной культуры коренных народов Аляски благодаря созданию характерного только для русской миссионерской практики «механизма дополнения недостающими элементами уникальных, но примитивных, местных культур»3. Миссионеры не занимались русификацией, но опирались на все лучшее, что было в образе жизни и нравах туземцев. За время русского присутствия алеуты, эскимосы и индейцы обогатили свою культуру и свой язык новыми понятиями, которые давала русская цивилизация, а их обычаи, не противоречащие христианским нормам, через евангельское осмысление приобретали новое, возвышенное значение. В результате «культурные инновации русского периода существуют сейчас в самосознании аборигенов как элементы их собственной национальной культуры»4.

• За русский период РПЦ обеспечила мирное вхождение в самосознание туземных народов не только русской культуры и нравственности, но и российской государственности. Подобно тому, как в России приходы помимо церковной деятельности выполняли информационную функцию, на Аляске приходы и миссии являлись не только источниками распространения веры, но и центрами взаимодействия Российского государства и коренного населения колонии. Кроме того, обязательные во время богослужения молитвы за страну, ее народ, власти и воинство, способствовали формированию в сознании туземцев гражданского сознания.

• Перевод вероучительных поучений и молитв на языки всех основных этнических групп Аляски сделал христианское учение понятным для туземцев, что способствовало его осмысленному усвоению. Диаметрально противоположную позицию занимал действовавший на Аляске с 1877 г. пресвитерианский пастор Шелдон Джексон, который считал, что проповедь христианства возможна лишь на английском языке и отвергал переводы Евангелия и молитв на туземные языки Аляски. Он писал о недопустимости использования книг на национальных языках народов Аляски: «Мы должны дать этим старым языкам умереть вместе со всей их греховностью и суевериями, и чем скорее тем лучше, и заменить их языком христианской цивилизации, заставив учеников во всех школах говорить только по-английски»5. Православная Церковь, наоборот, способствовала сохранению языка и культуры местных народов, искореняя лишь те явления из жизни местного населения, которые были неприемлемы для христианства.

Таким образом, Русская Православная Церковь сыграла решающую роль в распространении духовности и традиций русской культуры среди коренного населения Аляски, что сделало возможным ее существование даже после того, как эта территория перестала быть частью России. В настоящее время на Аляске действуют примерно 90 православных приходов, объединенных в Аляскинскую епархию Православной Церкви в Америке. В аляскинских храмах, ничем не отличающихся от российских, и сегодня полностью сохраняется богослужебный уклад, принятый в Русской Православной Церкви. Оставшееся после 1867 г. на территории Аляски местное православное население, несмотря на проводимую правительством США американизацию и прозелитизм инославных конфессий, сохранило в значительной степени православные традиции и элементы русской культуры до сегодняшнего дня.

Примечания

1 Росписание окладов жалованья Американскому Духовенству на 1867 год. АВПРИ. Ф. 340. Он. 874. Д. 1. Л. 12; Alaskan Missionary Spirituality. P. 380, 384.

2 Alaskan Missionary Spirituality. P. 377—386. 

3 Тукиш В. А. Указ. соч. С. 17.

4 Ляпунова Р. Г. О Русской Америке // Русская Америка: По личным впечатлениям миссионеров, землепроходцев, моряков, исследователей и других очевидцев. С. 24. 

5 Правда, ги. Аналитика. Клиценко Ю. 300-летию Православия на Камчатке были посвящены научные доклады, представленные на IV Международных исторических и Свято-Иннокентьевских чтениях. http://www.pravda.rU/society/2005/8/26/80/21174kamchatka.html.



Список литературы диссертационного исследования 

1. Список источников

2. Российский государственный исторический архив

3. Ф. 796. Канцелярия Св. Пр. Синода.

4. Оп. 109. Д. 1686. Он. 120. Д. 784. Оп. 121. Д. 162. Оп. 27. Д. 84. Оп. 74. Д.д. 210, 459. Оп. 78. Д. 919. Оп. 90. Д. 273.

5. Архив внешней политики Российской империи

6. Ф. 130. Сибирские дела. Оп. 130/1. Д. 1.

7. Ф. 161. Санкт-Петербургский Главный архив. Оп. 6. Д. 1.

8. Ф. 340. Коллекция документальных материалов из личных архивов чиновников МИД.

9. Оп. 874. Д.д. 1,3,7, 19, 20.

10. Ф. 341 Собрание документальных материалов по истории Российско-Американской компании (РАК) и русских владений в Северной Америке.

11. Оп. 888. Д.д. 23,41,50, 109, 117, 129, 143, 154, 170, 194, 305,400, 643, 963.

12. Российский государственный архив древних актов

13. Ф. 7. Преображенский приказ. Тайная канцелярия и тайная экспедиция.

14. Оп. 2. Д. 2539. Ф. 21. Дела Морского ведомства.д. 9.

15. Ф.199. Портфели Г.-Ф. Миллера. К. 533. Д. 121. Ф. 214. Сибирский приказ.

16. Оп. 1.4. 7. Д.д. 5001,5019.

17. Ф. 248. Сенат и его учреждения. Д. 4383. Оп. 12. Д. 664.1. Ф. Воронцовых.126L On. 1. Д. 794.

18. Российский Государственный архив военно-морского флота

19. Ф. 216. Канцелярия капитана-командора В.Й. Беринга, капитана А.И. Чирикова и капитана I ранга П.К. Креницына.1. Оп. 1. Д. 1.

20. Научно-исследовательский отдел рукописей Российской государственной библиотеки

21. Ф. 178. Музейное собрание (русская часть). К. 4749. Д. 2.

22. Ф. 201. Норов Авраам Сергеевич. Собрание рукописей. К. 57. Д. 9.

23. Ф. 204. Общество истории и древностей Российских. Коллекция документов.1. К. 32. Д.д. 2, 6.

24. Государственный архив Иркутской области

25. Ф. 50. Иркутская духовная консистория. Оп. 1. Д. 6.

26. Архив библиотеки Конгресса США

27. Alaskan Russian Church Archives, Manuscript Division (42). D. 328. Yudin Collection, Manuscript Division (38). Box 1.

28. Архив Спасо-Преображенского Валаамского монастыря

29. On. 5. Памятная книга о скончавшихся братиях Валаамского монастыря и о лицах, погребенных на Валаамском монастырском кладбище с 1801 по 1868 год. Часть 1. Рукопись.

30. Письмо А. А. Баранову. Рукопись.

31. Архив Семинарии Преподобного Германа на Аляске

32. Журнал Священника Иоанна Вениаминова, веденный им во время прожития его на острове Ситхе с 20-го октября 1823-го года по 1-го Майя 1824-го года.1. Опубликованные источники

33. Административные документы и письма Высокопреосвященного Иннокентия, архиепископа Камчатского по управлению Камчатской епархией и местными духовными учебными заведениями за 1846—1868 гг. / Сост. В. Крылов. — Казань, 1908. — 422 с.

34. Выписка из журнала квихпакскаго миссионера протоиерея Иакова Нецветова // Прибавления к изданию Творений Святых Отцов. — М., 1855. — Ч. 14. —С. 74—88.

35. Выписка из письма преосвящеинейшего Иннокентия, архиепископа Камчатского от 26 сентября 1853 г., из Якутска // Прибавления к изданию творений Святых Отцов. — М., 1853. — Ч. 12. — С. 647—654.

36. Громов П. В. Припоминания современника о высокопреосвященном Иннокентии, митрополите Московском. — Иркутск: Тип. Н. Н. Синицына, 1879. —78 с.

37. Загоскин Л. Пешеходная опись части русских владений в Америке, произведенная лейтенантом Л. Загоскиным в 1842, 1843, 1844 годах: В 2 ч. — СПб.: Типография Карла Крайя, 1847—1848. — Ч. 1. — 1847. — 182 е.; Ч. 2.1848. — 120 с.

38. Записка о некоторых действиях кенайскаго миссионера игумена Николая (с 1853-го до половины 1857 года) и случаях, с ним бывших // Прибавление к изданию Творений Святых Отцов в русском переводе. — М.,.I860. — Ч. 19.1. С. 117—133.

39. Из архива Кадьякской церкви. 13 писем, частью принадлежащих перу первых миссионеров Алеутской епархии, частью адресованных к ним разными лицами // Американский Православный Вестник. — 1899. — № 17.

40. С. 467—470; № 18. — С. 492—496. — В подзаг. дан. № 17: 12 писем.

41. Извлечение из путевых записок кадьякскаго священника Петра Летвицкаго, год 1843 // Памятник трудов православных благовестников русских с 1793 до 1853 года. — М.: Тип. В. Готье, 1857. — С. 297—308.

42. Извлечения из дневника Атхинского священника Григория Головина, год 1842 // Памятник трудов православных благовестников русских с 1793 до 1853 года. —М., 1857. — С. 312—317.

43. Извлечения из дневника Атхинского священника Иакова Нецветова, год 1842 // Памятник трудов православных благовестников русских с 1793 до 1853 года. —М., 1857. — С. 309—311.

44. Иоасаф (Болотов), архимандрит. Письмо ректору Ярославской духовной семинарии архимандриту Иерониму (Понятскому) // Ярославские епархиальные ведомости. —1894. — Ч. неофиц. — № 28. — С. 445—448.

45. Иркутская летопись. Т. 1: 1652—1856 гг. Летописи П. И. Пежемскаго и В. А. Кротова. С предисл., доб. и примеч. И. И. Серебренникова. Иркутск, 1911. С. 134.

46. Муравьёв А. Н. Из переписки с патриархом Константинопольским Григорием // Московские епархиальные ведомости. — 1869. — № 44. — С. 4—7.

47. Несколько писем из архива Кадьякской миссии // Американский Православный Вестник. — 1900. — № 6. — С. 125—127.

48. Несколько писем из архива Кадьякской миссии // Американский Православный Вестник. — 1900. — № 6. — С. 125—127.

49. Перечень путешествия Штурмана Зайкова к островам, между Азиею и Америкою находящимся // Собрание сочинений, выбранных из месяцесловов на разные годы. — СПб.: Имп. Акад. наук, 1790. — Ч. 5. — С. 146—164.

50. Перечень путешествия, предприятаго к островам, между Азиею и Америкою находящимся // Собрание сочинений, выбранных из месяцесловов на разные годы. — СПб.: Имп. Акад. наук, 1790. —Ч. 5. — С. 304—318.

51. Письма Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского: В 3-х кн. / Собр.: И. Барсуков. — СПб.: Синод, тип., 1897—1901. — Кн. 1: 1828— 1855. — 1897. —XIV, 480, V е.; Кн. 2: 1855—1865. — 1898. — VI, 496 е.; Кн. 3: 1865—1878. — 1901, —VI, 398 с.

52. Предложение Преосвященнейшаго Тихона, Епископа Алеутскаго и Аляскинскаго, Аляскинскому Духовному Правлению // Американский Православный Вестник. — 1899. — № 5. — С. 138—139.

53. Российско-Американская компания и изучение Тихоокеанского Севера: 1815—1841. Сборник документов / Гл. ред. Н. Н. Болховитинов. — М.: Наука, 2005. —460 с.

54. Россия в Калифорнии: русские документы о колонии Росс и российско-калифорнийских связях, 1803—1850: в 2-х т. / Сост. и подгот.: А. А.

55. Истомин, Дж. Р. Гибсон, В. А. Тишков; Ин-т этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. — М.: Наука, 2005. — Т. 1. — 2004. — 754 е., ил.

56. Русские открытия в Тихом океане и Северной Америке в XVIII в. / Отв. ред., вступ. ст.: А. И. Андреев. — М.: Гос. изд-во геогр. лит-ры, тип. «Кр. пролетарий», 1948. — 383 с.

57. Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в. Сборник документов. — М.: Наука. Гл. редакция восточной лит-ры, 1989. -— 400 е.: ил.

58. Сарычев Г. А. Путешествие по Северо-Восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану / Под ред. Н. Н. Зубова — М.: Гос. изд-во геогр. лит-ры, 1952. — 326 е.: ил.

59. Филарет. (Дроздов), святитель. Письма преподобному Антонию, наместнику Свято-Троицкой Сергиевой лавры (1831—1867 гг.): В 3-х ч. — Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2007. ■—- Ч. 1: 1831—1846. — 496 е.: портр.

60. Хлебников К. Русская Америка в «Записках» Кирилла Хлебникова: Ново-Архангельск / Сост., предисл., коммент. и указ.: С. Г. Федорова. — М.: Наука, 1985. —302 с.

61. Хлебников К. Т. Русская Америка в неопубликованных записках К. Т. Хлебникова / Сост., введ. и коммент.: Р. Г. Ляпунова и С. Г. Федорова. — Л.: Наука. Ленингр. отделение, 1979. — 280 с.

62. Экспедиция Беринга: Сборник документов / Подготов., к печати, вступ.: А. Покровский. — М.: Гл. архивное упр-е НКВД СССР, 1941. — 418 е.: ил., карт.

63. Arndt К. L., Pierce R. A. A Construction History of Sitka, as Documented in the Records of the Russian-American Company / second edition. — Sitka National Historical Park, 2003. — 280 p.

64. Colonial Russian America. Kyrill T. Khlebnikov's Reports, 1817—1832 / Translated with Introduction and Notes by Basil Dmytryshin and E. A. P. Crownhart-Vaughan. — Oregon Historical Society, Portland, 1976. — 158 p.

65. Extracts from the Journals of Rev. Priest Iakov (Jacob/James) Netsvetov, 1828—1842, Atka District // Alaskan Missionary Spirituality / edited by Michael Oleksa. — N.Y.; Mahwah: Paulist Press, 1987. — P. 142—181.

66. Records of the Russian-American Company 1802, 1817—1867 by Raymond H. Fisher. — The National Archives and Records Service General Services Administration, Washington, 1971. — 195 p.

67. Электронный ресурс. — Режим доступа:http.7/vilda.alaska.edu/cdm4/document.php?CISOROOT=/cdmg22&CISOPTR=28 51 — Загл. с экрана. — Яз. англ., рус.

68. The End of Russian America. Captain P. N. Golovin's Last Report. 1862 / Translated with Introduction and Notes by Basil Dmytryshin and E. A. P. Crownhart-Vaughan. — Oregon Historical Society, Portland, 1979. — 250 p.2. Список литературы

69. Алексий, епископ. Иноческое житие монаха Германа в России // Юбилейный сборник в память 150-летия Русской Православной Церкви в Северной Америке: В 2-х ч. — N.Y., 1944.— Ч. 1. —С. 34—36.

70. Американская раса // Энциклопедический словарь Брокгауза Ф. А., Ефрона И. А.—Т. 1. —СПб., 1894. —С. 638—642.

71. Андреев А. И. Первые исследователи Алеутских островов // Исторические записки / Отв. ред.: А. JI. Сидоров. — Изд. Академии Наук СССР, 1961. — С. 289—306.

72. Артемьев А. Р., д-р. ист. н. Из истории крещения Камчатки: К трехсотлетию первой православной миссии // Вестник ДВО РАН. — 2005. — № 4. — С. 85—94.

73. Архангелова С. А. Наши заграничные миссии: очерк о русских духовных миссиях. — СПб.: Изд. П. П. Сойкина, 1899. — 208 с.

74. Барсуков И. 77. Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский по его сочинениям, письмам и рассказам современников. — М.: Фирма Алеся, 1997. —770 с.

75. Белашов А. Очерк истории Петропавловской и Камчатской епархии: В 3-х кн. — Петропавловск-Камчатский: Изд-во «Скрижали Камчатки», 2003— 2009. — Кн. 1: XVIII век: Посев и всходы. — 2003. — 248 с.

76. Бензин В. М., доктор. Важнейшие моменты в истории Церкви в Америке // Юбилейный сборник в память 150-летия Русской Православной Церкви в Северной Америке: В 2-х ч. — N.Y., 1944. — Ч. 1. — С. 57—60.

77. Берг Л. С. Открытие Камчатки и экспедиции Беринга. — M.-JL: Изд. Академии Наук СССР, 1946. — 380 е.: ил., карт.10 .Бортновский И., священник. Кенайская миссия // Американский Православный Вестник. — 1898. — № 18. — С. 529—533; № 19. — С. 558— 560.

78. Валаамские миссионеры в Америке (в конце XVIII столетия) / Изд. Валаамского монастыря. — СПб.: 1900. — 292 с.

79. Валаамский монастырь и его подвижники / Издано иждивением Валаам, монастыря. — 3-е изд., испр. и доп. — СПб.: Типо-Литогр. И. Генералова, 1903, — 447 с.

80. Вениаминов И. Записки об островах Уналашкинскаго отдела / Сост.: И. Вениаминов. — Издано иждивением Российско-Американской компании, СПб.: В тип. Имп. Акад. наук, 1840. — Ч. 1. — 364 е.; Ч. 2. —413 с.

81. Григорий, епископ Аляскинский, Церковь на Аляске после двухсот лет // Ежегодник Православной Церкви в Америке. — N.Y., 1976. — Кн. 2. — С. 24—31.

82. Григорьев Д., священник. Апостол Аляски. Митрополит Иннокентий (Вениаминов), 1797—1879 // Ежегодник Православной Церкви в Америке. — N.Y., 1976. — Кн. 2. — С. 31—45.

83. Гринёв А. В. Индейцы тлинкиты в период Русской Америки (1741—1867). — Новосибирск: Наука. Сиб. Отделение, 1991. — 320 с.

84. Истомин А. А. Начало создания «общих селений» на острове Кадьяк в Русской Америке (1839—1842 гг.) // Этнографическое обозрение: Журнал Института этнологии и антропологии РАН. — 1998. — № 5. — С. 108—123.

85. К столетию Православной Церкви в Америке // Богословский вестник. — Сергиев Посад, 1894.— Т. 4. —№ 10. —С. 198—212.

86. К столетию русской православной миссии в Северной Америке: Рец. на:. Очерки из истории американской православной миссии / Изд. Валаамского монастыря. Спб., 1897 // Церковный Вестник. — 1894. —№39. —С. 609—611.

87. Канонизация митрополита Иннокентия Аляскинского // Ежегодник Православной Церкви в Америке. — N.Y., 1978. — Кн. 4. — С. 25—54.

88. Карташева Н.В. Русское православное миссионерство как явление культуры на примере деятельности св. Иннокентия (Вениаминова). Дис. . канд. культурологии: 24.00.02. —М., 2000. — 188 с. (Рукопись).

89. Корсун С. Преподобный Герман Аляскинский: Жизнеописание. — Джорданвилль: Свято-Троицкий монастырь, 2002. -— 160 с.

90. Корчинский И., священник. Квихпахская Крестовоздвиженская миссия на реке Юконе // Американский Православный Вестник. — 1899. — № 13. — С. 359—362.

91. Краткое описание об Американском острове Кадьяке // Друг просвещения: Журнал Литературы, Наук и Художеств. — М.: В Типографии Ф. Гиппиуса, 1805.—Ч. 4. —№ Ю.—-С. 89—106.

92. Краткое церковно-историческое описание Кадьякского прихода. По архиву Кадьякской церкви // Американский Православный вестник. — 1897.7. — С. 230—231; № 8. — С. 265—266; 1898. — № 9. — С. 292—293; № 10. —С. 321—323.

93. Ляпунова Р. Г. О Русской Америке // Русская Америка: По личным впечатлениям миссионеров, землепроходцев, моряков, исследователей и других очевидцев / Отв. ред.: А. Д. Дридзо, Р. В. Кинжалов. — М.: Мысль, 1994. —С. 7—25.

94. Ляшевский С., протоиерей. Преподобный старец Герман Аляскинский. — N.Y., 1953. —57 с.

95. Макарова Р. В. Экспедиции русских промышленных людей в Тихом океане в XVIII веке // Вопросы географии. — М.: изд-во геогр. лит-ры, 1950.

96. Сборник 17-й. История географических знаний. — С. 23—42. — (Научные сборники Московского филиала Географического общества Союза ССР).

97. Марков А. Русские на Восточном океане. Путешествие Ал. Маркова. — 2-е изд., испр. и доп.— С-Пб.: Тип. А. Дмитриева, 1856. — 264 с.

98. Марков С. Н. Летопись Аляски. — М.-Л.: Изд-во Главсевморпути, 1948. —221 с.

99. Нушагакская миссия // Прибавления к изданию Творений Святых Отцов. — М., 1857. —Ч. 16. —С. 300—304.500 колошах // Прибавления к изданию Творений Святых Отцов. — М., 1857. —Ч. 16. —С. 304.

100. Об этнографических трудах Московскаго Митрополита Иннокентия // Московския Университетския известия. — М., 1868. — № 5. — С. 441—450.

101. Окунь С. Б. Очерки по истории колониальной политики царизма в Камчатском крае. — ОГИЗ. Соцэкгиз. Ленингр. отделение, 1935. — 152 с.

102. Окунь С. Б. Российско-Американская компания / Отв. ред., предисл.: Б. Д. Грекова. — М.-Л.: Соцэкгиз, 1939. — 260 с.

103. Загл. с экрана. — Яз. рус.

104. Рункевич С. Г. Александро-Невская Лавра. 1713—1913. — СПб.: Синод, тип., 1913. —999, 62, 45 с.

105. Тихон (Беллавин), епископ. К 60-летию прибытия в Ситху Высокопреосвященнейшего Иннокентия в сане Епископа Алеутскаго 27 сентября 1841 г. // Американский Православный Вестник. — 1901. — № 18.1. С. 377—381.

106. Трубецкой С. История православных семинарий в Америке // Ежегодник Православной Церкви в Америке. —Кн. 3. —N.Y., 1979. Кн. 3. — С. 76—77.

107. Тукиш В. А. Педагогические идеи в духовном наследии святителя Иннокентия (Вениаминова), митрополита Московского: Дис. . канд. пед. наук: 13.00.01. — Магадан, 2006. —216 с. (Рукопись).

108. Ф. П. Прошлое Православной миссии в Аляске // Американский Православный Вестник. — 1904. — № 2. — С. 26—31.

109. Фёдорова С. Г. Русское население Аляски и Калифорнии. Конец XVIII в. — 1867 г. / АН СССР; Ин-т этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. — М.: Наука, 1971. — 269 е.: ил., карт.

110. Чубарое П. Новый исторический памятник в Ситке // Американский Православный Вестник. — 1908. — № 6. — С. 108—113.

111. Шелехов Г. И. Путешествие Г. Шелехова: В 2-х ч. — СПб.: Тип. Губерн. Правл., 1812.

112. Список иностранной литературы

113. Alaskan Missionary Spirituality / edited by Michael Oleksa. — N.Y.; Mahwah: Paulist Press, 1987, —406 p.

114. Ales Hrdlicka. The Aleutian and Commander Islands, and Their Inhabitants / The Smithsonian Institution. — Philadelphia: The Wistar Institute of Anatomy and Biology, 1945. — 630 е.: ил., карт.

115. Ales Hrdlicka. The Anthropology of Kodiak Island / The Smithsonian Institution. — Philadelphia: The Wistar Institute of Anatomy and Biology, 1944.486 е.: ил.

116. Antonson J. & Hanable W. Alaska's Heritage. — Anchorage, Alaska, 1985. — 587 p.

117. Bensin В. M. Russian Orthodox Church In Alaska 1794—1967. — N.Y., 1967.80 p.

118. Chevigny H. Lord of Alaska. Baranov and the Russian Adventure. — London: Robert Hale Limited, 1946. — 255 p.

119. Chevigny H. Russian America. The Great Alaskan Venture 1741—1867. — N.Y.: The Viking Press, 1965. — 274 p.

120. Gregory (Afonsky), bishop. A History of the Orthodox Church in Alaska (1794—1917). — Kodiak, Alaska: St. Herman's Theological Seminary, 1977. — 106 p.13 .Langdon S. J. The Native People of Alaska. — Anchorage, 1987. — 80 p.

121. Little Russian Philokalia in 4 volumes. Vol. 3. St. Herman of Alaska: Treasure of Spirituality. — New Valaam Monastery, Alaska: St. Herman Press, 1989. — 200 p.

122. Orthodox America 1794—1976: development of the Orthodox Church in America / General Editor Constance J. Tarasar. — Syosset, N.Y., 1975. — P. 294—295.

123. Pierce R. A. Builders of Alaska the Russian governors 1818—1867. — Kingston, Canada, 1986. — 56 p.

124. Smith B. S. Orthodoxy and Native Americans: The Alaskan Mission. — Syosset. N.Y., 1980. — 37 p.

125. St. Michael's Cathedral. It's History And Restoration of Icons. — Sitka, Alaska. 1976. — 16 p.

Научная библиотека диссертаций 

Миссия

Современная практика миссии, методы и принципы миссии, подготовка миссионеров и пособия

Катехизация

Опыт катехизации в современных условиях, огласительные принципы, катехизисы и пособия

Миссиология

Материалы по миссиологии и истории миссии, святоотеческие тексты и рецензии

Катехетика

Материалы по катехетике и истории огласительной практики, тексты святых отцов-катехетов

МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив