Перейти к основному содержимому
МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив
Катехео

Научно-методический центр
по миссии и катехизации

при Свято-Филаретовском православно-христианском институте

Компактная простота

О новом переводе «Божественная литургия святителя Иоанна Златоуста с параллельным переводом на русский язык» / Под ред. митр. Илариона (Алфеева). М.: Изд-во МП РПЦ, 2013.
07 октября 2013 4 мин.

Очень отрадно, что в Издательстве Московской Патриархии большим тиражом в 5000 экземпляров с рекомендацией Издательского Совета вышел новый русский перевод литургии. Как указано в предисловии, это пособие предназначено для тех, кто «хочет лучше понимать православное богослужение». Перевод «носит пояснительный характер» и сопровождается краткими комментариями. Целевая аудитория данного перевода – «человек, впервые приходящий в православный храм», незнакомый с церковной традицией и неспособный – самостоятельно – «понимать богословские глубины поэтических образов, содержащихся в литургических текстах». Это издание призвано удовлетворить острую потребность православной церкви в пособиях для миссии и катехизации. Актуальность перевода особенно очевидна ввиду повсеместного проведения катехизации перед крещением и венчанием на приходах.

Из плюсов издания нужно отметить твердую обложку, карманный формат, четкий крупный шрифт, высокое качество печати и доступную цену. В целом, книга радует глаз и оставляет приятное впечатление.

Это не первая попытка перевода литургии на русский язык. Например, широко распространено издание «Божественная литургия с параллельным переводом и примечаниями» / Пер. с греч. В.С. Шолоха. Киев: «Пролог», 2004. Кроме того, Московская патриархия в течение многих лет издавала для той же целевой аудитории пособие «Всенощное бдение и литургия», снабженное переводом отдельных церковнославянских слов и выражений. Необходимо упомянуть также перевод «Православное богослужение». В 7 т. Т.2: Литургия св. Иоанна Златоуста. М.: Свято-Филаретовский институт, 2010.

Следует отметить, что проблема русского богослужебного языка встала уже в ХIХ веке. В настоящее время доступны тексты переводов Евграфа Ивановича Ловягина, священника Иоанна Белюстина, иеромонаха Феофана (Адаменко), епископа Александра (Милеанта), священника Георгия Кочеткова, С.С.Аверинцева (псалмы и Евангелия), упомянутого В.С. Шолоха, иеромонаха Амвросия (Тимрота). Поэтому встает вопрос о том, какие именно задачи решает новый перевод, и в чем его сильные и слабые стороны.

При сравнении с другими изданиями обращают на себя внимание следующие особенности нового перевода.

Параллельное размещение церковно-славянского и русского текста вполне соответствует основному предназначению издания. Впрочем, поскольку в церковно-славянском тексте отсутствуют ударения, книгу затруднительно использовать при подготовке к литургии и разборе богослужения. Если человек попробует почитать этот текст дома, а не во время богослужения, то столкнется с проблемой – как правильно читать то или иное слово.

Отсутствует литургия Василия Великого (в отличие от киевского издания и издания СФИ, где она вынесена в отдельный том). 

Вызывает некоторое недоумение тот факт, что «намеренно опущен чин проскомидии». Это затрудняет понимание подлинного предназначения просфор и ограничивает знакомство с чином литургии.

Собственно, перевод в целом стремится передать содержание литургии на разговорном языке, доступном максимально широкой аудитории. Лексика и синтаксис перевода не требуют высшего образования и знакомства с русской классической литературой. Встречаются достаточно удачные находки. Например, в анафоре переводчик решается передать славянское «преложив Духом Твоим Святым» как «изменив их Твоим Святым Духом» (с. 99), в то время как два других перевода осторожно оставляют слово «преложив» (Шолох: 107; СФИ: 71), снабжая его комментарием «т.е. переменив» (СФИ: 71).

В других случаях подобный подход ведет к заведомому снижению стиля. Например, в анафоре «Приимите, ядите, сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов» переводится как «Возьмите, ешьте: это Мое Тело, которое ради вас преломляется, во оставление грехов» (с. 93). Неприятно поражающая читателя резкость вызывает ассоциации с упрощенным языком переводов протестантов; этого можно было бы избежать, использую богатые стилистические возможности нашего родного языка. Например, в издании СФИ: «Примите, вкусите, это – тело Моё, за вас преломляемое ради прощения грехов» (с. 69). Следует отметить удачное использование традиционного песнопения «Тело Христово приимите, Источника безсмертнаго вкусите», знакомого каждому верующему.

Неясно, почему переводчик – очевидно стремясь к ясности – оставил без перевода и комментария возглас «Осанна в вышних!» (с. 93). Учитывая, что перевод предназначен именно для оглашения недавно пришедших в храм, еще более странно, что церковнославянское слово «оглашенные» оставлено без перевода (возникает ощущение, что оно означает человека, уже прошедшего оглашение). Есть русское слово «оглашаемые», прямо соответствующее реальности: ведь эти люди находятся еще только в процессе оглашения. Новый перевод также не знает членения литургии на литургию оглашаемых и литургию верных (отсутствие проскомидии уже было отмечено).

Впрочем, гораздо более досадны шероховатости и стилистические ошибки, в частности: «самое почитаемое и великолепное имя» (с. 55), «отборное стадо» (о верующих, с. 55), «склонивших перед Тобой свою шею» (там же).

Читая о «праве свободно приступать к Тебе» (по-славянски «дерзновение еже к Тебе», с. 99) современный читатель – если уместно такое сравнение – неизбежно представит себе вход к начальнику без доклада. 

Неудачно и выражение «Дай же … успехов в жизни, вере и духовном разумении…» (с. 61) («преуспеяния жития и веры и разума духовного»). Церковно-славнское слово «житие» имеет всегда духовный смысл подвига, поэтому отсутствие необходимого уточнения в русском тексте влечет за собой потерю смысла, ставя эту молитву в ряд бытовых пожеланий «успехов в учебе, работе и личной жизни».

Но есть и поучительный пример нового перевода: «Благослови, владыка, высокую кафедру» (после Трисвятого, с. 39), сопровождающийся пояснением, что имеется в виду горнее место и епископский трон. Текст приобретает ясность и конкретность, хотя и за счет стилистически неочевидного решения.

Подводя итог, можно сказать, что перевод в целом соответствует обозначенной цели: быть доступным пособием для первоначального знакомства с православным богослужением. Он рассчитан именно на тех, кто приходит в храм и не имеет возможности пройти даже минимального курса катехизации. Для такого читателя издание Свято-Филаретовского института будет слишком сложным. Однако перечисленные выше стилистические недочеты и сознательный отказ от использования всего богатства русского языка (что хорошо видно при сравнении с другими переводами) препятствуют развитию у читателя трепетного и вдумчивого отношения к богослужению. Если ориентироваться на курс краткой катехизации (хотя бы из трех бесед), то более предпочтительным будет киевское издание или издание Свято-Филаретовского института, которые могут быть использованы на протяжении всего богослужебного года и позволяют вести самостоятельную работу по изучению богослужения.

Наталья Адаменко,

катехизатор Преображенского братства

Об авторе

Адаменко Наталья Александровна

Научный сотрудник НМЦМиК

Миссия

Современная практика миссии, методы и принципы миссии, подготовка миссионеров и пособия

Катехизация

Опыт катехизации в современных условиях, огласительные принципы, катехизисы и пособия

Миссиология

Материалы по миссиологии и истории миссии, святоотеческие тексты и рецензии

Катехетика

Материалы по катехетике и истории огласительной практики, тексты святых отцов-катехетов

МиссияКатехизацияМиссиологияКатехетика
О насАвторыАрхив