Рекомендации катехизаторам при проведении основного этапа для особенных катехуменов

На примере катехуменов с нарушениями или особенностями психики

Какие особенности оглашаемых требуют пристального внимания катехизатора, а возможно, и выделения этих катехуменов в отдельную группу? Это:

  • - возраст моложе 21 года и старше 55 лет;

  • - аномалии и особенности душевно-физического состояния (тяжелобольные, умирающие, психически больные, алкоголе- и наркозависимые);

  • - культурные, национальные, языковые особенности;

  • - особенности социального плана: высокое и ответственное положение в обществе, большая профессиональная занятость, политическая деятельность, профессии, связанные с нравственными и духовными компромиссами, асоциальное положение или асоциальный опыт в прошлом и др.;

  • - особенности духовного опыта. К особенным катехуменам можно отнести тех, кто долгое время занимается экстрасенсорикой, йогой, различными духовными практиками; инославных и иноверных; а также православных, регулярно причащающихся, имеющих длительный приходской опыт и желающих восполнить научение в вере.

В небольшом докладе невозможно охватить все группы особенных катехуменов. Я расскажу о специфике этапа просвещения на примере людей с нарушениями и особенностями психики. Этот выбор связан, во-первых, с тем, что катехизатору, священнослужителю часто приходится сталкиваться с такими людьми, во-вторых, с моим личным, в том числе профессиональным, опытом: я 10 лет работала лечебным педагогом, занималась с детьми и подростками, имеющими выраженные нарушения психического развития, а также оглашала людей с психическими нарушениями и особенностями психики. В-третьих, эта группа катехуменов требует особого размышления о природе человека.

Безусловная ценность каждого человека

Церковь изначально со вниманием, любовью и милосердием относилась ко всякому человеку. По словам Климента Александрийского, «все люди ценны Господу… Он протягивает Свою руку к тому, кто к Нему стремится, и вызволяет»[1]. Такой подход основан на Евангелии: Христос проповедует Благовестие Царства и исцеляет больных и немощных, всякого человека призывает к покаянию, возрождению и оправданию через веру.

Пока в человеке сохраняется человеческий образ, к нему важно относиться, в первую очередь, как к человеку, а не как к носителю болезни. Человеческий образ проявляется в самосознании, хотя бы минимальном, в даре слова, восприимчивости к духу и смыслу слова. Если человеческий образ утрачен полностью, тогда оглашение невозможно.

К сожалению, нередко не только миряне, но и священнослужители, окормляющие людей с нарушениями психики, интеллекта, считают их «дефектными». На наш взгляд, нельзя назвать христианским отношение к таким людям только как к больным и несчастным, нельзя видеть лишь их ущербность и не замечать в них образа Божьего. Как пишет Н. А. Бердяев, жалость превращается в отрицательное качество, если нарушает свободу и достоинство человека[2].

Уважение к достоинству особенного катехумена проявляется в том, что катехизатор определенными требованиями помогает ему возрасти в вере, молитве и духовной жизни. Оглашение без всяких ограничений и требований не приводит катехумена к ответственному предстоянию пред Богом в свою меру. Требования к особенному оглашаемому сообразуются с его внешними силами, подход должен быть щадящим: чем меньше у оглашаемого сил, чем меньше его вместимость, тем меньше требования. Какими могут быть минимальные требования? Невозможно крестить или воцерковлять неверующего человека, важно привести катехумена к покаянию. Во многих случаях требования к катехуменам с нарушениями или особенностями психики приближаются к тем, которые предъявляются ко всем просвещаемым.

Норма и патология. Духовная и душевная болезнь

По словам кандидата медицинских наук, психиатра Б. А. Воскресенского, общепринятой психической нормы не существует, единственной нормой в полноте для христианина является Сам Христос[3]. И катехизатор должен трезво это сознавать. Нам важно различать психическую болезнь и болезненность, неустойчивость психики. Если особенности, неустойчивость психики достаточно просто учитывать как душевную немощь, трудности противоречивого характера, то болезнь еще нужно лечить, тут требуется помощь врача-психиатра. Также не следует путать человека, у которого есть нарушения психики, с одержимым. Бывает, оглашаемый духовно болен (одержим), а душевно здоров, и наоборот. Человека можно считать духовно здоровым, если он сохраняет основные признаки духа. По еп. Феофану Затворнику, это жажда Бога, поиск и стремление к Нему, благоговение и страх Божий, а также совесть, приводящая человека к покаянию[4]. По опыту о. Георгия Кочеткова, о бесновании можно говорить в том случае, когда источник зла, находящийся в сердце человека, становится постоянным и отравляет все его существо[5]. Могут быть и другие критерии различения духовной и душевной болезни. Одержимого человека нельзя крестить до того, как он исцелится, освободится от завладевшего им духа. В случае одержимости или других искажений в духовной сфере, на основном этапе особое внимание уделяется экзорцизмам.

Человек с нарушениями психики детерминирован в душевной сфере, но свободен в области духа, что дает надежду на возможность донести до него слово о Боге и Христе. Религиозные переживания связаны как с областью духа, так и с душевной сферой. По наблюдениям Б. А. Воскресенского, может быть три варианта соотношения веры и болезни[6]:

- психическое заболевание не затрагивает духовную природу человека; в таких случаях катехизация возможна и очень желательна;

- вера и болезнь наслаиваются друг на друга; в этом случае катехизатору нужно действовать с осторожностью, иногда оглашение нужно отложить на время, пока не закончится острота приступов болезни, так как религиозные переживания могут стать катализатором болезни;

- душевная болезнь протекает в форме религиозных переживаний; в этом случае катехизацию нужно отложить до наступления стойкой ремиссии.

Мы видим на практике, что в процессе воцерковления, как правило, происходит гармонизация и исцеление человека. Однако катехизатору важно следить, чтобы исцеление или какие-то другие индивидуальные мотивы не были главной целью воцерковления особенного катехумена. Крестить и воцерковлять можно только такого человека, который ищет самого Бога.

Словесность человека и восприимчивость к слову

Образ Божий в человеке, его духовность проявляются в способности порождать и воспринимать слово. Отсутствие внешней речи (способности говорить) или ее выраженный недостаток не означает, что человек бессловесен. К неговорящему нельзя относиться как к несознательному младенцу. Человек может не говорить на протяжении всей жизни или внезапно утратить эту способность (например, в результате инсульта), при этом у него нередко сохраняется способность понимать речь, воспринимать ее дух и смысл, формулировать свои мысли. Яркий пример сохранной внутренней речи при отсутствии внешней — книга «Скафандр и бабочка», написанная Жаном-Домиником Боби, редактором журнала Elle France, человеком, оказавшемся в так называемой бодрствующей коме. Он был полностью обездвижен, у него двигался только один глаз, но его сознание было ясным. Сохранная внутренняя речь при отсутствии или недостатке внешней может быть и у людей с психическими нарушениями. Если такой человек ищет научения в вере, катехизатору предстоит найти пути для коммуникации, способы, которыми особенный катехумен может выразить себя, свои мысли. Это могут быть символы, знаки, жесты, общение с помощью письма. Используя символы, нужно убедиться, что катехизатор и катехумен одинаково понимают один и тот же символ. Например, мы можем рассматривать свечу как символ молитвы, а для оглашаемого она может либо ничего не означать, либо вызывать страх, связанный с огнем, какими-то личными переживаниями, воспоминаниями о пожаре. Символом молитвы для катехумена может оказаться богослужебная книга, даже если он не умеет читать — она помогает ему настроиться на молитвенное состояние. Важно обращать внимание на то, как состояние человека, его восприимчивость к слову, способность к общению выражается во взгляде, в движениях тела.

В ряде случаев нарушается способность не только говорить, но и понимать речь, при этом восприимчивость к духу и смыслу слова в большей или меньшей степени сохраняется. При нарушении понимания речи, как и в случае отсутствия внешней речи, иногда необходимо проповедовать слово без взаимного слова. Если возможности для научения через слово сильно ограничены, всегда возможно научение через опытное переживание. Также имеет значение сила как евангельского, так и художественного или музыкального слова и образа, красота и гармония. Если понимание речи нарушено незначительно (катехумен не понимает отдельные слова, сложные грамматические конструкции), при этом человек схватывает главный смысл сказанного, его можно оглашать в небольшой группе по сокращенной программе, не создавая для него отдельную программу. В опыте Преображенского братства есть случаи, когда катехумены с выраженными проявлениями аутизма, в том числе при значительной социальной дезадаптации, оглашались в группе краткого оглашения.

При выраженных нарушениях понимания речи полноценное оглашение, даже в кратком варианте, становится невозможным. Катехизация таких людей может длиться всю жизнь, она соединяет в себе элементы первого этапа (по преимуществу), с отдельными элементами второго и третьего этапов. Последнее время некоторые интернаты для людей с психоневрологическими нарушениями стали сотрудничать со священнослужителями. Мы считаем, что духовное окормление людей с выраженной ментальной инвалидностью не должно ограничиваться одним участием в молитве и таинствах, необходимо помогать каждому человеку возрастать в вере, общении, приобщаться к духу и смыслу Священного писания и предания церкви.

Иногда на рациональном уровне речь воспринимается хорошо, но дух и смысл слова воспринимаются недостаточно. Это бывает и у катехуменов без особенностей психики: неграмотная бабушка может оказаться более восприимчивой духовно, чем «ученый» молодой человек, которому «все понятно», однако услышанное и прочитанное никак не связывается с его жизненным и духовным опытом. При некоторых заболеваниях, например, аутизме, слово часто воспринимается абстрактно. В таких случаях стоит обратиться к опыту катехумена, каким-то его жизненным переживаниям, историям, чтобы видеть, действительно ли слово воспринято не только на рациональном уровне. Также случается (например, при шизофрении), что на уровне слов человек реагирует на сказанное совершенно неадекватно, кажется, что он неверующий, но на уровне поступков видно, как меняется его жизнь. Поскольку мы имеем дело с расщеплением, эти поступки дают нам возможность судить о том, что человек воцерковляется, оглашается.

Рекомендации по форме, длительности, содержанию этапа просвещения

Оглашение катехуменов с нарушениями психики, как правило, лучше проводить в небольших группах по сокращенной программе. В опыте Преображенского братства на кратком оглашении сокращаются первый и третий этапы, основной по длительности остается таким же (около двух месяцев), но упрощается, могут быть опущены некоторые вспомогательные темы (такие, как христианство и другие религии, церковь в истории). Порой катехумен с особенностями психики не может оглашаться даже в небольшой группе (например, перегружается, перевозбуждается в группе или постоянно провоцирует других оглашаемых, задает вопросы только на специфические темы и др.), такого приходится оглашать индивидуально. Необходимость сократить основной этап до одной или нескольких встреч, как правило, возникает при оглашении тяжелобольных, умирающих. Катехумены с нарушениями психики в этом не нуждаются. Но в крайних случаях (например, если периоды снижения остроты приступов болезни слишком короткие) за одну или несколько бесед важно сказать о грехопадении, причине зла и греха в мире, об исцелении от греха, спасении через веру во Христа и приобщении к Его жизни, и в связи с этим — о значении таинств, к которым готовится человек.

Для воцерковления катехуменов с психическими нарушениями большое значение имеет посильный физический труд (помощь нуждающимся или церковной общине), молитва, как общецерковная, так и личная, дружеское общение с верующими людьми.

Требования к катехизатору и поручителям

Катехизатору необходимо иметь основные знания в области психиатрии. Он должен знать, в каких ситуациях стоит рекомендовать катехумену (или его поручителям, родным, если у него нет адекватного отношения к своей болезни) обратиться к врачу, при каких условиях нельзя продолжать оглашение даже в индивидуальном порядке. Важно сотрудничать с врачом.

У катехизатора не должно быть раздражительности, высокомерия или брезгливости по отношению к катехумену. Если ему не удается преодолеть в себе подобные нежелательные чувства, лучше смиренно попросить, чтобы человека, по отношению к которому они возникают, оглашал его поручитель или другой катехизатор. Также не следует браться за оглашение особенных катехуменов тому, у кого недостаточно времени, кто не может уделить им особое внимание.

При оглашении особенных катехуменов возрастает роль поручителей. Имеют значение духовно-душевные, церковные качества поручителей, мера их ответственности и подготовленности. В сложных случаях катехизатору приходится доверять свидетельству поручителя больше, чем своему впечатлению или медицинским данным. Несогласованность же действий участников огласительного процесса может привести к опасным последствиям.

Часто люди с нарушениями психики особенно восприимчивы к духу, поэтому так важна духовная атмосфера, состояние духа тех, кто помогает в воцерковлении человека. От всех участников огласительного процесса требуются особый такт, деликатность, внимание к катехумену, трезвенность.

Значение церковной общины и общения

Для воцерковления любых катехуменов большое значение имеет общение и благодатная среда вокруг — церковная община, члены которой проявляют любовь ко всякому жаждущему истинной веры, ходатайствуют за катехуменов и катехизатора, при необходимости помогают в организации процесса оглашения. Многие особенные катехумены (дети, престарелые, тяжелобольные, люди с психическими особенностями) подобно лакмусу показывают, насколько целительным может быть церковное общение. В Преображенском братстве мы можем наблюдать это на примере «Особой группы», в которую входят дети и молодые люди с выраженными нарушениями развития, а также их ровесники без особенностей. В этой группе без применения специальных методик люди с особенностями динамично меняются: оказываются способными к молитве, общению, покаянию, делают то, на что были неспособны в течение многих лет.

В церкви каждому человеку есть место, хотя иногда его непросто найти, все могут выражать свою веру, ответственно предстоять пред Богом, вносить свой вклад в служение церковной общины.

 

Обсуждение доклада

Ответы на вопросы

Д. Попиченко. В докладе прозвучало, что особые катехумены ― это люди с психическими отклонениями. Есть ли какие-то другие критерии, которые вынуждают пойти по краткому пути оглашения? Например, сейчас у нас в Екатеринбурге группа из 12 человек, в числе которых трое ― особые катехумены. Не сказать, чтобы у них были серьезные отклонения, сейчас они успешно работают. В частности, один — конструктор (пролечивается осенью и весной, остальное время вполне адекватен), другой после оккультных занятий попадал в психлечебницу, пролечен. С поручителями при этом проблема — их не хватает, оглашаемые остаются без опеки. Нужно ли в таком случае сокращать этапы оглашения, идти по краткому пути?

С. Сонина. В Преображенском братстве мы предлагаем краткое оглашение практически всем людям старше 55 лет, за редким исключением (бывает, правда, они отказываются и проходят полную катехизацию), катехуменам с особенностями психики, а также алкоголе- и наркозависимым. Также краткое оглашение оправданно, когда обстоятельства жизни не позволяют проходить полный цикл (это может быть связано с работой или какими-то другими жизненными обстоятельствами). Однако если человек может полноценно оглашаться, и есть хоть какие-то возможности помочь ему в этом, лучше не сокращать цикл. Еще краткое оглашение может быть уместно в случае малочисленности группы.

Свящ. Виталий Фонькин. Мне кажется, что эта тема в общем еще не очень разработана, она требует особого плана катехизации буквально по каждому пункту: для алкоголе- и наркозависимых, пожилых и т. д. Мы тоже находимся в поиске, что здесь делать. Например, у меня сложилась такая схема (хотя здесь тоже немало вопросов): когда есть алкогольная или наркотическая зависимость, прежде чем оглашаться, человек едет в специальный центр, решает свою проблему. При этом в его организме происходит много биохимических процессов, затем, как показывает мировой опыт, необходим еще год, чтобы прийти в более-менее нормальное состояние. Сейчас организуются группы самопомощи, есть какие-то православные программы, скажем, программа «12 шагов», основанная на христианских принципах, в конечном счете она выводит человека на служение (там очень многое перекликается с оглашением). Но служение при этом понимается в узком смысле, поскольку у человека есть такая болезнь, то естественно служить тем, чтобы помогать другим людям трезветь. Необходимо это как-то исправить, понятно, что в церкви человек может обрести совсем другое служение, у него может открыться иной дар. Думаю, тема пока не совсем проработана, нужно изучить мировой опыт, привлечь многих специалистов. Тогда может возникнуть детальная программа.

Д. Гасак. Опыт действительно не собран, это совершенно очевидно. Есть острая необходимость в этом.

О. Глаголев. У нас в братстве был опыт оглашения особенного катехумена. Это была больная женщина, к тому времени, как началось ее оглашение, она уже 11 лет лежала (а в этом году исполнилось 10 лет, как она отошла ко Господу в нашей общине). То, что говорилось о возможностях христианской общины в таком оглашении, у нас было в реальности. В частности, вопрос свободы: катехизатор каждый раз договаривается с оглашаемой, что он приходит к ней, она ведь не может сама к нам пойти, в то же время больной человек может психологически или еще как-то оказаться не готов к встрече. В результате с ней возникли настоящие семейные отношения, и это было особым даром. Приходя на огласительную встречу, можно было просто по-домашнему с ней поговорить, чем-то помочь. В этом смысле, наверное, возникает большой ресурс, когда такого человека берет на себя в согласии какая-то группа христиан. Это и материально проще, например, при уходе за ним или устройстве в больницу. Подобные истории нужно описывать, потому что они показывают действие Бога, который вмешивается в жизнь такого человека с особой силой.

Прот. Максим Мелинти. Может, на следующий год организовать отдельный семинар или встречу для того, чтобы рассмотреть в присутствии специалистов катехизацию наркозависимых людей? Есть ли особый опыт оглашения заключенных? Хотелось бы в этом контексте его рассмотреть.

Д. Гасак. Можно организовать встречу по оглашению тех, кто имеет психические отклонения. Это тоже особая тема. Тут на целую конференцию вопросов наберется, потому что слишком большая специфика у разных групп. Есть еще один аспект, о котором нельзя забывать, поскольку тут он проявляется с особой остротой. Мы все хорошо знаем, что спасение в одиночку невозможно, но подспудно все-таки люди, не испытывающие особых проблем, держатся за какую-то самостоятельность в жизни. А здесь это проявляется с невероятной силой, люди не могут веровать и воплощать свою веру в одиночку ― не дано им это по тем или иным причинам. И это особая тема, особый вызов.

Г. Ложкова. Отдельный интерес представляет вопрос, как особые катехумены составляют свои личные заповеди. Очевидно, что к концу второго этапа, составляя простую этическую заповедь в отношении своего поведения, человек оказывается неспособным исполнить ее до конца. И на собеседовании такой вопрос встает. Как довести его до какого-то разрешения? Кто должен взять на себя ответственность за то, чтобы заповедь была исполнена, а не стала формальностью для такого катехумена? Это задача катехизатора? Поручителя?

С. Сонина. Случается, что во время оглашения невозможно довести личные заповеди до исполнения. Бывают особенности психики, связанные с нарушением волевых процессов, когда человек не может выполнить даже то, что считает крайне важным для себя. Может быть, потребуется много лет жизни в церкви и благодатного общения в таинствах, общения с верующими людьми, чтобы человек смог исполнить заповедь. Еще возможны ситуации, когда не по причине заболевания, а, например, из-за опыта тяжелых грехов человек бывает разрушен настолько, что не может исполнить заповеди. Это важно понимать. Думаю, катехизатор может помогать таким людям и после окончания оглашения. Он не остается равнодушным к тем, кого оглашал, воцерковлял, в любом случае продолжает нести ответственность за этих людей. Вместе с тем это уже становится ответственностью не только катехизатора, но и всех, кто оказывается рядом с воцерковленным человеком.

Д. Гасак. Надо помнить о мере требований к человеку, о том, что закон никого не спасает. И о том, что общественное значение человека, его влияние на общество, будь то христианское общество, община, какое-то сообщество людей, нельзя рассматривать как бы на равных. Если он может себе что-то позволить, то мы себе этого позволить не можем. И такое неравенство нужно признать. Это чрезвычайно важный момент: есть это неравенство и поэтому по большому счету спрос с нас больше, чем с него. Здесь милосердие и забота, вера, надежда и любовь не должны иметь предела. Спасение в одиночку невозможно. Мы, все здесь присутствующие, ставим себе такую задачу ― помощь человеку в спасении. Поэтому нужно быть с человеком всегда и везде, во что бы то ни стало. Это вызов для церкви, и церковь должна на него реагировать в первую очередь не административным, а личным образом. Просто нет у нас другого варианта.

С. Сонина. С одной стороны, важно помогать при составлении личных заповедей, чтобы человек не брал на себя больше, чем может понести. С другой стороны, если в этом мы уже помогли, важна надежда. Даже когда видно, что в данный момент он не может ничего исполнить, мы никаким образом не должны ему это показать, мы призваны выражать надежду, что исполнение заповеди возможно для человека. Иногда с особенными катехуменами приходится действовать совершенно иными средствами, чем с теми, с кого можно спросить больше. Например, такому человеку может помочь в исполнении заповедей и избавлении от грехов ежедневное краткое чтение стихов из Евангелия.

С. Озерский. Мне, как врачу, может, бывает проще, когда приходят особые катехумены с проблемами психики. В то же время у каждого катехизатора есть возможность воспользоваться литературой. Могу порекомендовать, например, замечательную книгу Д. Е. Мелехова «Психиатрия и актуальные проблемы духовной жизни».

Мой вопрос связан с пограничными состояниями. Вы сказали, что нет общепринятой нормы психического здоровья, есть понятие психической болезни и психической неустойчивости, но, наверное, есть еще и третье состояние ― какие-то характерологические особенности, которые нельзя отнести к болезни, но они могут оказывать влияние на общение, на прохождение оглашения. Может быть, вы посоветуете что-то для того, чтобы познакомиться с этими пограничными состояниями, понять, чем они отличаются от характерологических особенностей. Могут ли такие особенности стать причиной для того, чтобы предложить катехумену проходить оглашение по краткому чину?

С. Сонина. Я бы не разделяла характерологические особенности или то, что специалисты называют акцентуацией характера, с неустойчивостью психики. Думаю, это близкие вещи. Не всегда акцентуации делают катехумена особенным, это зависит от степени их выраженности. В зависимости от этого принимается решение, как лучше оглашать такого человека. Что можно рекомендовать? Самый лучший вариант, когда в общую подготовку входит такая дисциплина, как психиатрия для катехизаторов, как это сделано в Свято-Филаретовском институте. Очень важно не просто опираться на отдельные сведения из психиатрии, а иметь целостное представление об этой области знаний.

Д. Гасак. Такой курс действительно у нас введен и, по отзывам некоторых катехизаторов, после его изучения они обрели большую трезвенность. На самом деле это важно, потому что мы часто относимся к людям с особенностями, как будто они с другой планеты. А на самом деле в нас есть много общего, в том числе, и в некоторых реакциях. Просто у нас они латентно присутствуют, а у них по-другому.

Примечания

[1] Климент Александрийский. Строматы. 6. 50. 7.

[2] Бердяев Н. А. Этика искупления // Он же. О назначении человека : Опыт парадоксальной этики. М. : Республика, 1993. С. 113.

[3] Воскресенский Б. А. Расстройства личности: духовное или душевное? // Личность в Церкви и обществе : Материалы Международной научно-богословской конференции. М. : Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2003. С. 137.

[4] Феофан Затворник, свт. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться. М. : Благовест, 2001. С. 27–28.

[5] Кочетков Георгий, свящ. Таинственное введение в православную катехетику : Пастырско-богословские принципы и рекомендации совершающим крещение и миропомазание и подготовку к ним. М. : Свято-Филаретовская московская высшая православно-христианская школа, 1998. С. 140.

[6] Воскресенский Б. А. Духовное как социотерапевтический фактор // Вера — диалог — общение : Проблемы диалога церкви и общества : Памяти С. С. Аверинцева : Материалы Международной научно-богословской конференции (Москва, 29 сентября — 1 октября2004 г.). М. : Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2005. С. 416–420.  

Портал "Идите, научите все народы"

comments powered by Disqus