О таинстве Крещения

Данный сборник о таинстве Крещения мы рекомендуем использовать в оглашении катехизаторам, проводящим краткое оглашение, в том числе готовящим к крещению и воцерковлению тяжелобольных людей.

Протопресвитер Александр Шмеман. Таинство Крещения


(в сокращении)

«Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились. Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены подобием Воскресения... Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним».

 Рим 6, 3-5, 8

Апостол при Крещении

Введение

1.

Цель предлагаемого очерка – кратко и по возможности просто объяснить богослужение, совершаемое при Крещении. Каждый православный христианин верит, что этим таинством он был введен в Церковь и что в Крещении началась его жизнь как христианина. Как часто приходится присутст­вовать при крещении, а иногда быть восприемником или восприемницей крещеного, т. е. принимать в таинстве непосредственное участие. Но понимаем ли мы смысл таинства? Не присутствуем ли при нем часто как зрители непонятной древней церемонии, в необходимость которой мы верим, но обряд и язык которой перестали понимать? А ведь если это таинство, как с первого дня верила Церковь, есть действи­тельно начало нашей христианской жизни, основа и источник нашего спасения, то каждое его слово, каждый обряд раскрывают нам смысл нашей жизни и содержание нашей веры. И быть христианином, разве это не означает в первую очередь хранить и бесконечно усваивать в своей жизни то, что получили мы в таинстве крещения! Но тогда, конечно, недостаточно просто знать, что когда-то мы были крещены, но необходимо всегда помнить и осознавать смысл и силу кре­щения. Лучший же способ для этого – вникать в смысл бо­гослужения, совершаемого при крещении, и тем самым всегда снова и снова переживать его.

2.

Для этого требуется усилие и любовь. Равнодушному ни­чего не откроется. Тому, кто судит Церковь, даже не поста­равшись понять ее жизни и сущности, она остается закрытым миром. Но «вкусите и видите». Сделавший усилие и вошед­ший знает, что он касается Божественных тайн, несоизмери­мых с нашими земными понятиями и суждениями и требую­щих для своего понимания веры, любви и смирения. Древние слова и обряды оживают тогда как вечно новые и нестаре­ющие, так ясно становится, что не Церковь нужно «приспо­сабливать» к миру, а наш больной, грешный и суетный мир, нашу жизнь «сообразовывать» с вечной истиной Церкви.

3.

Прежде чем приступить к описанию и объяснению само­го чина крещения, необходимо сделать несколько вводных замечаний.

1. В древности крещение новых членов Церкви соверша­лось в пасхальную ночь, было подлинно пасхальным таинст­вом. Такая внешняя связь между крещением и пасхой теперь утрачена, но о ней следует напомнить, так как по существу она остается неизменной и о ней напоминают нам слова ап. Павла, приведенные выше. Крещение есть таинственное участие человека в смерти и Воскресении Господа Иисуса Христа. Через подобие смерти – в крещальной купели – мы соединяемся с Воскресшим Господом. Своей смертью Он побеждает нашу смерть. Своим Воскресением Он дарует нам залог воскресения. Своим присутствием в нас Духом Святым Он дает нам прощение грехов и силу побеждать всякое зло. Мы знаем, что обряд погружения в воду есть один из самых древних, самых распространенных религиозных обрядов. И Господь не оставил нам другого знака, кроме того, кото­рым человечество с незапамятных времен выражало свою жажду новой праведной жизни, тоску по прощению грехов и по соединению с Богом. Но этот знак Господь наполнил новым смыслом и сделал действенным. Он сделал его знаком Своей смерти и Своего Воскресения, и потому «если мы умер­ли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, и уже больше ни смерть, ни жизнь... ни настоящее, ни будущее... не может отлучить нас от любви Божьей во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим 8, 38–39).

2. Крещение также совершалось всегда в собрании всей Церкви, всей общины, в нем все участвовали, и оно было делом всех. Ибо смысл именно в том, что оно вводит чело­века в Церковь, делает его членом тела Христова. И немед­ленно после крещения новокрещенный участвовал в Литур­гии и приобщался со всеми вместе от Единой Чаши и Едино­го Хлеба. «Один Господь, одна вера, одно Крещение» (Еф 4, 5). «Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело... и все напоены одним Духом» (1 Кор 12, 13). И опять-таки если внешне крещение перестало совершаться в собрании Церкви, то смысл его всегда тот же: ввести человека в Цер­ковь, соединить его во Христе с другими, включить в единую жизнь Церкви.

3. И, наконец, крещению предшествовал более или менее длинный период подготовления – так называемого оглашения, с которого мы и начнем объяснение современного чина кре­щения.

Оглашение

В древности подготовление к крещению включало в себя;

1. Оглашение, т. е. научение вере.

2. Церковную молитву об оглашенных и

3. Ряд чинов или обрядов, готовивших человека ко вступле­нию в новую жизнь.

I. Научение вере 

Основой этого оглашения была передача будущему члену Церкви Священного писания и его истинного смысла, храни­мого Церковью. «Тогда отверз им ум к уразумению Писаний» (Лк 24, 45). Это значит, что для понимания Писания недо­статочно индивидуального чтения: «если бы простое чтение было достаточно – говорит св. Иоанн Златоуст, – то как объяснить то, что евреи, читающие Ветхий Завет, до сих пор не поверили?» Это понимание дается только в Церкви – в предании, идущем от святых апостолов, которым Сам Хри­стос «открыл ум», т. е. дал сокровенный смысл писания как пророчества и свидетельства о Нем (Ин. 5, 9). Поэтому пе­редача писания совершалась и богослужебном собрании и со­стояла в чтении и толковании текста. Временем специального подготовления к крещению был Великий Пост, так как крещение совершалось в пасхальную ночь.

На основе Св. Писания и параллельно с ним шло раскры­тие церковного учения, заканчивавшееся передачей оглашен­ному Символа веры, который он должен был в Великую Суб­боту перед крещальной купелью отдать Церкви, т. е. испо­ведать его, свидетельствуя таким образом о своем включе­нии в веру Церкви, принятии ее, и обязательстве хранить ее. Следует заметить, что исторически Символ веры как раз и возник в связи с оглашением, из необходимости «резюмиро­вать» предание Церкви для исповедания его перед креще­нием.

И, наконец, оглашенному передавался «закон» церковной молитвы, т. е. ему объяснялся смысл церковных таинств и обрядов, прежде всего, конечно, смысл крещальных обрядов. Оглашенный поистине вводился в жизнь Церкви, готовился сознательно и ответственно войти в нее. До нас дошли образ­цы таких огласительных бесед – «тайноводств» в творениях св. Кирилла Иерусалимского, св. Амвросия Медиоланского и многих других Отцов и Учителей Церкви. Из них видно, с какой любовью готовила Церковь своих будущих членов к таинству спасения, как с разных сторон все глубже и глубже раскрывала им смысл имеющего совершиться с ними.

Теперь крестят почти исключительно младенцев, что есте­ственно исключает возможность подготовления к таинству и его объяснения. Эта практика очень древняя, свидетельства о ней бы имеем уже в апостольское время. В наши дни она осуждается сектантами, но это осуждение есть плод ложной рационализации христианства, свойственной сектантам. Хри­стианство есть прежде всего новая благодатная жизнь, дан­ная Богом во Иисусе Христе, и эта жизнь по вере Церкви даруется всем и, конечно, в первую очередь, детям, про ко­торых Сам Христос сказал, чтобы им не препятствовали приходить к Нему (Мф. 19, 14). И потому совсем исключи­тельная ответственность лежит на священнике, родителях и восприемниках, обязанных передать ребенку, когда он выра­стет, содержание крещальных обетов, истины христианской веры и образ христианской жизни. Преподавание Закона Божьего и должно быть именно таким крещальным оглаше­нием, т. е. совершенно необходимым дополнением в таинстве крещения, раскрытием его смысла. И страшный грех совер­шают те родители и восприемники, которые не заботятся об этом научении детей и о введении их в церковную жизнь.

2. Церковная молитва оглашенных

Приготовление к крещению сопровождалось особыми цер­ковными молитвами об оглашенных. Эти молитвы и сейчас читаются в чине нашей Литургии и вся ее первая часть на­зывается даже «литургией оглашенных», так как оглашен­ные присутствовали на ней, слушали чтение Священного Писания и проповедь, толкующую его.

Эти прошения и молитвы показывают, что крещение, вступление новых членов в Церковь, по самой своей сущно­сти есть дело всей Церкви, всей общины, а не «частная, се­мейная» треба, в какую оно часто превращается в наши дни. Крещение не только совершалось в церковном собрании, в величайший из всех праздников, оно само есть праздник Церкви как нового единства собранных Христом и соединен­ных в Нем с Богом и между собою. «Один Господь, одна ве­ра, одно крещение» (Еф 4, 5), и именно через крещение, т. е. через таинственное соединение с Иисусом Христом мы усы­новляемся одному Отцу и делаемся по-новому братьями для новой жизни в единстве веры и любви.

3. Чин (обряд) оглашения 

Восприемник приносит младенца в храм или, если кре­щение совершается на дому, к тому месту, где приготовлена купель,

1. Священник в епитрахили «разрешает пояс его, снимает верхнюю одежду и ставит его лицом – к востоку в одной ри­зе – неподпоясанного, с непокрытой головой и разутого». Это снятие одежд, развязывание пояса с древнейших времен выражало отказ человека от прежней греховной жизни, по­каяние и смиренное обращение к Христу.

2. «И дует на лицо ею три раза»: дуновение всегда в церкви было обрядом «экзорцизма», т. е. изгнания злых ду­хов. И оно есть также дарование новой жизни, так как по библейскому рассказу «Бог и дунул в лицо Авраама дыха­ние, жизни».

3. «И знаменует лоб и грудь его», т. е. осеняет их крест­ным знамением. Раньше это был первый обряд, совершав­шийся над оглашенными. Когда человек обращался в христианство, его приводили к епископу и епископ делал на лбу знак креста рукой. Это означало, что с этого момента человек «выделен» из мира и на него поставлена «метка» Христова.

4. «Налагает руку на голову» – в знак приобретения че­ловека Христом, возложение на него «легкого бремени» Хри­стова. «Разве не знаете, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа... и вы не свои? Ибо вы куплены доро­гою ценою» (1 Кор 6, 19–20). При этом священник читает молитву: «О имени Твоем (т. е. от имени Твоего) я возлагаю руку мою на раба Твоего, который сподобился приступить к святому Твоему имени и найти спасение под Твоей защитой. Остави (удали) от него ветхую прелесть (т. е. прежнюю испорченность) и наполни его верой в Тебя, надеждой и лю­бовью. Да уразумеет он, что Ты единый истинный Бог и еди­нородный Сын Твой Господь наш Иисус Христос и Твой Святой Дух. Дай ему ходить во всех Твоих заповедях и хранить то, что Тебе угодно. Ибо так поступая будет жить человек (т. е. будет иметь подлинную жизнь). Запиши его в Твоей кни­ге жизни, присоедини его к стаду Твоего наследия. Да просла­вится в нем имя Твое Святое и Сына Твоего и Св. Духа...»

5. ЗАПРЕЩЕНИЯ. После этой молитвы священник обра­щается к диаволу. Иным православным эта часть крещения кажется странным пережитком древних суеверий, несовме­стимых с нашей теперешней верой. И можно часто слышать людей, с иронической улыбкой говорящих о приказании «ду­нуть и плюнуть», с которым священник обращается к огла­шенному (или восприемнику). Здесь нужно особенно пом­нить, что Церковь всегда верила и продолжает верить в су­ществование диавола, проникшего в мир через грех и смерть, ставшего «князем мира сего». Зло не есть, как часто говорят, только отсутствие добра, подобно тому как темнота есть отсутствие света. Действительно, не имея своей сущности оно тем не менее имеет страшную иррациональную силу. В мире отсутствие любви становится злом и разрушительной силой? когда есть нелюбящий и ненавидящий, т. е. личность, вос­ставшая против любви. И потому как раз в понимании доб­ра и зла проходит непереходимая черта между христианст­вом и всяким «рационализмом» или «позитивизмом». Эти пос­ледние отрицают зло как силу: достаточно узнать, что хоро­шо и правильно, чтобы зло, т. е. неправильное, исчезло. Христианство есть откровение о спасении мира Богом как о борьбе с диаволом, причем высшим и решительным момен­том этой борьбы является воплощение, смерть и воскресение Иисуса Христа. Человечеству указан путь к победе – в сое­динении с Христом, т. е. в Церкви, с которой Он пребывает до скончания века. «Он дал им власть над нечистыми духа­ми, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь» (Мф 10, 1).

Поэтому Церковь, приступая к крещению, прежде всего освобождает человека властью Христовой от общего всему падшему миру рабства диаволу. Это не значит, что совершается некое «магическое» действие, раз и навсегда осво­бождающее человека от зла. Но для того, чтобы человек мог бороться с ним, он должен быть сначала возвращен в правильное состояние, т. е. быть силой Христовой освобожден от природной «порчи», получить ту свободу и силу, которой он, будучи частью падшего мира, сам достичь не может, и если сила Христова будет дана ему в крещении и миропомазании, то освобождение, выведшее его из «природного» подчинения злу, совершается запрещениями и заклинаниями, предшест­вующими таинству. И в этих запрещениях раскрывается суть христианства, столь часто забываемая: оно не бытовая религия с умилительными обрядами, а призыв человека от Бога – вступить в «воинство Христово», принять участие в этой духовной брани и в ней пребыть верным до конца.

И, окончив запрещения, священник молится: «Владыко Господи, сотворивший человека по Твоему образу и подобию, давший ему власть вечной жизни и не отвернувшийся от него, когда он отпал (от Тебя), но воплощением Христа Твоего сотворивший спасение мира: Ты Сам и это Твое создание, по избавлении его от рабства врагу, прими в Царство Твое пренебесное. Открой ему глаза, чтобы в них светил свет Евангелия Твоего, приставь к жизни его светлого ангела, из­бавляющего его от всякого заговора вражеского, от встречи со злым, от демона полуденного и от мечтаний лукавых». И, дуя на рот, лоб и грудь оглашенного, священник трижды повторяет: «изгони из него всякого лукавого и нечистого ду­ха, сокрытого и гнездящеюся в сердце его, и сделай его ра­зумной овцой святого стада Христа Твоего, достойным чле­ном Церкви Твоей, сыном и наследником Царства Твоего, чтобы, живя согласно Твоим заповедям и сохранив неруши­мой печать и соблюдши одежду неоскверненной, получил он блаженства святых во Царствии Твоем».

6. ОТРЕЧЕНИЕ ОТ САТАНЫ. Тогда поворачивает его священник к западу – стране темноты, изображающей, по древним представлениям, страну диавола и три раза спрашивает: «Отрекаешься ли ты от сатаны, от всех дел его и от всего служения его и всей гордыни его?». И три раза огла­шенный – сам или через восприемника – отвечает: «Отрекаюсь». Если сначала Церковь сама – властью и силой Хри­стовой «запретила» диавола, то от оглашенного требуется вольное отречение от него, полный отказ от служения ему… Всякое совершаемое нами зло есть служение начальнику зла. И отказом от него христианин полагает резкую черту между собою и злом, выражающуюся в решимости бороться, с ним. Таков первый крещальный обет.

И снова спрашивает священник трижды, этой, настойчи­востью указывая на бесконечную важность этого вольного отказа: «Отрекся ли ты от сатаны?». И на тройной ответ оглашенного: «Отрекся» он приказывает ему дунуть и плю­нуть на диавола, делом показать свою готовность сразу же вступить с ним в борьбу.

7. ОБРАЩЕНИЕ КО ХРИСТУ И ПОДЧИНЕНИЕ ЕМУ. Тогда поворачивает священник оглашенного на восток в знак его обращения т. е. той внутренней перемены, кризиса, покаяния, с которого начинается подлинное следование за Христом. Восток есть страна света и солнца и христиане всегда, молясь, оборачиваются к Востоку, в солнце физическом видя образ того «Солнца правды» – Христа, Который Своим пришествием просветил людей, «сидевших во тьме и тени смертной». И спрашивает священник три раза «Соче­тался ли ты со Христом?» – «Сочетался». За вольным отре­чением от диавола – вольное соединение со Христом и по Христу.

8. ИСПОВЕДАНИЕ ВЕРЫ, «И веруешь ли Ему»? – продол­жает священник. «Верую Ему как Царю и Богу», – отвечает оглашенный, свидетельствуя не только о «вере в Бога», но и о вере в Царство Его, пришедшее во Христе и данное людям. Ибо «приблизилось Царствие Божие». И вслед за этим оглашенный произносит Символ Веры, переданный, как мы уже говорили, ему в подготовительные к крещению не­дели. В Символе Веры кратко запечатлено все содержание нашей веры: в Пресвятую Троицу – Отца и Сына, и Св. Ду­ха, в Бога Творящего, Спасающего и Освящающего нас. По отношении к Господу Иисусу Христу, Которым мы усы­новлены Отцу и с Которым соединены Духом Святым, Сим­вол Веры перечисляет те события его жизни... («и сшедшего с небес... воплотившегося... вочеловечившегося... распятого... страдавшего... погребенного... воскресшего... восшедшего на небеса...» и т. д.), из которых каждое есть содержание нашей веры, смысл нашей жизни, источник бесконечной радости и спасения.

«И поклонись Ему» – говорит священник, – Поклоня­юсь Отцу и Сыну и Святому Духу, Троице единосущной и нераздельной».

Оглашение закончено. Огражденный, «запечатанный» Цер­ковью оглашенный вольно отрекся от сатаны, обратился ко Христу, исповедал свою веру в Истину, хранимую Церковью. Священник заканчивает оглашение торжественным благо­словением Бога, Который хочет, чтобы все люди спаслись, т. е. пришли к познанию Истины. И в последней молитве, подводящей нас уже к крещальной купели, он просит Бога «призвать раба Своего к святому просвещению и сделать его достойным этой великой благодати... в соединение Христа... чтобы не был он чадом тела, но чадом Царствия Божия».

Крещение 

Завершив оглашение, священник облачается в белую ри­зу, белую одежду получает и новокрещеный, выйдя из купе­ли. Этими белыми одеждами Церковь с древнейших времен являла образ новой жизни, нового творения, осуществляемо­го в Ней Христом, и давая их крещеному, тем самым сви­детельствовала, что он призван сохранить их незапятнанны­ми, т. е. жить согласно с полученной в крещении благодатью. «И зажигаются свечи, – пишет Симеон Солунский, – озна­чающие просвещение духа и то, что крещаемый идет от тьмы к свету и становится сыном света. Каждение являет благоуха­ние и святыню Духа».

Освящение воды

Таинство Крещения начинается с освящения воды. И в Ветхом Завете и вообще в дохристианских религиях вода всег­да была естественным символом нравственного очищения. И погружение в воду (само слово «крещение», греч. «ваптисма» означает буквально – «погружение в воду») было выражением покаяния и обновления. «Я крещу вас в воде в покаяние» – говорит св. Иоанн Предтеча (Мф 3, 11). С дру­гой стороны, вода была также и символом жизни, как усло­вие и основа всякой жизни. И этот древний и «естественный» символизм воды был восприят также и христианством. Сам Господь говорил о рождении водою и Духом и принял кре­щение Иоанново. Но как и все человеческие символы, в Церк­ви погружение в воду перестало быть только символом, в нем человек получил действительно то, что он мог только изображать, символизировать. Крещение есть воспоминание смерти и Воскресения Господа, но в этом воспоминании человек таинственно соединяется со Христом – «соумирает» и «совоскресает» с Ним и получает в себя Его жизнь. Ины­ми словами, в таинстве спасение мира, совершенное Христом, вечно действует в мире, в нем преодолевается время, прош­лое живет в настоящем и реально преображает его, и уже вводит в «мир сей» новую жизнь века будущего, т.е. Цар­ства Божия. Вся наша вера всегда основана на том, «что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши» (1 Ин 1, 1). Ибо Слово стало Плотью и Сын Божий есть навеки и Сын Человеческий.

И, наконец, в таинстве само вещество, сама материя ми­ра восстанавливается в том значении, какое имела он до грехопадения. Она не отделяет человека от Бога а, напротив, есть путь и средство к соединению с Ним, она не владычест­вует над человеком а, напротив, сама служит ему, стано­вится «материей таинства», ибо для этого она создана.

Вот почему таинство нашего соединения с Богом, таинст­во прощения грехов, дарование нам новой жизни во Христе соверщается через крещение в воде.

Водоосвящение начинается возгласом «Благословенно Царство» и это еще раз указывает на то, что крещение рань­ше совершалось в непосредственной связи с Литургией: рождение в новую жизнь естественно завершалось принятием пи­щи этой новой жизни, т. е. Тела и Крови Христовых, Кото­рые суть «истинная пища и истинное питие» (Ин 6, 55).

Следует великая ектения, к которой прибавляются про­шения – об освящении воды сей силой, действием и прише­ствием Св. Духа, – о послании в нее благодати искупления, благословения Иорданова (ибо Сам Господь освятил воду Своим погружением в Иордане), – о просвещении нас светом разума и благочестия через снисхождение Св. Духа, – о том, чтобы через эту воду отогнаны были все за­мыслы видимых и невидимых врагов, – о том, чтобы по­груженный в нее был достоин нетленного Царствия, – о приходящем теперь к святому просвещению и о спасении его, – о том, чтобы Бог показал его сыном света и наследником вечных благ, – о том, чтобы он был присоединен и был уча­стником смерти и Воскресения Христовых, – о том, чтобы он сохранил одежду крещения и обручение с Духом неосквер­ненным и непорочным в страшный день Христа,

– чтобы вода эта была водой нового рождения, оставления грехов и одежды нетления.

Священник молится затем о себе самом: чтобы в этот час, когда через него должно совершиться «великое, страш­ное и пренебесное таинство», Бог простил бы ему его грехи и всего его освятил «всесовершенною силой невидимой». Что­бы «другим свободу возвещая и подавая ее верою совершен­ною», он не был сам рабом греха. Молится и о том, чтобы Бог «вообразил Христа в том, кто должен снова родиться», т. е. сделал бы его действительным образом Христа – утвер­дил его на основании Апостолов и пророков и сделал его «истинным насаждением» (привил бы его как ветвь) в Свя­той Соборной и Апостольской Церкви...»

Тогда начинает священник громко молитву водоосвяще­ния, открывающуюся торжественным утверждением: «Велик Ты, Господи, и чудны дела Твои и не единоже слово доволь­но будет к пению чудес Твоих».

И три раза перекрестив воду, погружая в нее руку и ду­нув на нее, священник продолжает: «Да сокрушатся под об­разом креста Твоего все сопротивные силы». Как сначала чи­тались «запрещения» над самим оглашенным, так теперь чи­таются они и над водой: творение Божие – мир, – един в своей жизни, через человека, предназначенного быть его хо­зяином, он весь пал и «с надеждой ожидает откровения сы­нов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь будет освобождена от рабства тлению в свободу славы детей Божиих, ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне» (Рим 8, 19–22). Спасение человека озна­чает воссоздание в нем и через него и мира.

Священник еще молится, чтобы Бог соделал ее «водой искупления, водой освящения, очищением тела и духа, осво­бождением от цепей, оставлением прегрешений, просвещением души, баней новой жизни, обновлением духа, дарованием усыновления, одеждой нетления, источником жизни. Ибо Ты сказал: «омойтесь и будьте чистыми, отложите лукавство от душ ваших. Ты даровал нам свыше новое рождение водою и духом. Явись, Господи, и на этой воде и дай претвориться (т. е. измениться, стать новым творением) погружаемому в ней, чтобы он отложил ветхого человека... и оделся в нового, обновленного по образу Того, Кто его создал. Чтобы он быв сраслен (соединен, привит) подобию смерти Твоей крещени­ем, был бы и общником воскресения, и сохранив дар Св. Ду­ха Твоего и возрастив залог благодати, он принял бы почесть высшего звания и присоединился бы к перворожденным, за­писанным на небе...»

Помазание воды маслом

После освящения воды совершается освящение елея и по­мазание им воды и крещаемого. Елей есть образ лечения ран, милости, мира и радости. Масличную ветвь принес го­лубь, выпущенный Ноем из ковчега, в знак прекращения Божьего гнева, примирения Его с человеком. Христос в Своих притчах употребляет образ елея (ср. Лк 16, 34); им мило­сердный самаритянин мажет раны человека, попавшего в руки разбойников. Священник освящает его крестным зна­мением, молясь, чтобы елей этот был «оружием правды». И при пении «Аллилуиа» три раза крестообразно помазывает воду.

Помазание маслом крещеного

«И приносится крещаемый», и его священник помазывает освященным елеем. В древности воины, готовясь к сраже­нию, обмазывали свое тело маслом, для его укрепления. Так и христианин, вступая в число воинов Христовых получает особую силу для той «невидимой брани», которую он вольно принимает, избирая «узкий путь» спасения. «Ты помазан, – говорит св. Амвросий Медиоланский, – как подвижник Хри­стов, имеющий противоборствовать брани века сего».

«Помазуется раб Божий елеем радования – говорит свя­щенник, делая крест на лбу – во имя Отца и Сына и Св. Ду­ха. Аминь».

Затем на груди: «во исцеление души и тела», на ушах: «в слышание веры», на руках: «руки Твои сотворили и создали мя», на ногах: «чтобы ходить ему по пути заповедей Твоих».

Весь человек, все его тело и все его чувства обновляются, очищаются и укрепляются для служения Богу.

Крещение

«И когда помажет все тело, крещает его священник», т. е. погружает в воду три раза, говоря: «Крещается раб Божий во имя Отца. Аминь. И Сына. Аминь. И Святого Духа. Аминь».

Таков единственный по своему значению ни с чем не срав­нимый момент нашей жизни, не только земной, но и вечной. Погружаясь в воду, мы умерли со Христом и выйдя из нее мы с Ним «совоскресли» – и «эта спасительная вода нам гроб и мать». «И как Христос был воистину распят, погребен и вескрес, так и мы через крещение удостоились в подобии быть погребенным и восстать с Ним» (св. Кирилл Иеруса­лимский).

Псалом

Поэтому немедленно после крещения все поют псалом 31, в котором выражается радость полученного прощения и на­чала новой жизни. «Блаженны те, кому прощены беззакония и чьи грехи покрыты... Радуйтесь о Господе и ликуйте правед­ники, торжествуйте, правые сердцем».

Облачение в белую одежду

И затем облачает священник новокрещенного в белую одежду. Как снятие одежды до крещения означало снятие с себя прежнего, греховного человека, так эта белая одежда есть образ нового человечества «по образу создавшего Его».

«Облачается раб Божий, – говорит священник – в ризу правды, во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь» – в это время поется тропарь «Ризу мне дай светлую, Ты, одевающийся в свет как в ризу, многомилостиве Христе Боже наш».

«Когда совлекся ты ветхих одежд – говорит св. Кирилл Иерусалимский – и облекся духовно в белые, то надлежит во всякое время носить белое. Не то говорим мы, что тебе всегда нужно одеваться в белые одежды, но в белые в истин­ном смысле и светлые, т. е. духовные». Если белая одежда дана нам Богом, то мы должны сохранить ее белой в нашей жизни земной и «сынами света» предстать перед Богом, ког­да призовет Он нас к Себе. По обычаю на новокрещенного надевают и крест для постоянного ношения на груди, как напоминание слов Христовых: «Кто хочет идти за мною, от­вергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною» (Мф 16, 24).

Так заканчивается таинство крещения и мы приступаем к таинству миропомазания.

Миропомазание

Крещение есть таинство прощения и обновления, таинство рождения. Но за рождением следует жизнь. Бог при творе­нии мира создал человека, «вдунул в лицо его дыхание жизни» (Быт 2, 9). И после нового творения – спасения мира, совершенного Христом, Дух Святой в день Пятидесятницы сошел на Апостолов, чтобы «облечь их силою свыше». Так и после крещения Он низводится на новокрещенного в таинст­ве Миропомазания.

Это таинство жизни: Дух Святой есть «жизни податель», т. е. источник той новой, божественной жизни, которую по­лучает человек во Христе. «Ибо жизнь явилась» – говорит св. Иоанн Богослов (1 Ин 1, 2) и эта жизнь дана нам Ду­хом Святым. «И уже не живу я, но живет во мне Христос» (Гал 2, 20). Эту жизнь подает, о ней свидетельствует Дух Святой, сошедший на Апостолов в Иерусалиме, совершающий всякое таинство Церкви и низводимый на нас через миропо­мазание: «Сей есть Иисус Христос, пришедший водою и кровию и Духом... и Дух свидетельствует о Нем, потому что Дух есть Истина» (1 Ин 5, 6).

Таинство освящения: «святой» прежде всего означает – «освященный», т. е. посвященный Богу, отданный на служе­ние Ему. Потому Церковь есть «род избранный, царственное священство, народ святой» (1 Пет 2, 9). Она служит делу Христову. Сам же Христос пришел, чтобы «послужить и от­дать душу Свою для искупления многих» (Мф 20, 28). И в Церкви мы живем не для себя, но чтобы исполнить Его дело в мире. Мы «люди взятые в удел, дабы возвещать совершен­ства» Того, Кто призвал нас «из тьмы в чудный Свой свет» (1 Пет 2, 9). Каждый из нас освящен Духом Святым, т. е. посвящен на служение Господу Своему. Каждого Дух Свя­той посылает на особое служение и нет члена Церкви, не призванного к служению, так как сама Церковь есть вечное служение Богу, вечное свидетельство о Его Царстве в мире и над миром.

Таинство одухотворения: наша жизнь, по словам преп. Серафима Саровского, должна быть «стяжанием Духа Свято­го», т. е. безостановочным восхождением и одухотворением. Мы призваны к совершенству: «Будьте совершенны, как со­вершен Отец ваш Небесный» (Мф 5, 48), – и в таинстве миропомазания нам подается благодать, т. е. сила, помога­ющая нам в этом восхождении, в этой непрестанной борьбе за духовную жизнь, за одухотворение всего нашего челове­ческого существа. Дух Святой данный нам есть источник той внутренней жажды, которая уже не дает нам успокоиться на одном земном и материальном, но всегда зовет нас к небес­ному и вечному и совершенному.

В начале низведение Духа Святого после крещения совер­шалось через возложение рук. Апостолы, пришедшие в Са­марию, помолились о самарянах, «чтобы они приняли Духа Святого. Ибо Он не сходил еще ни на одного из них, а толь­ко были они крещены во имя Господа Иисуса. Тогда возло­жили руки на них и они приняли Духа Святого» (Деян 8, 15, 17).

Затем возложение рук было заменено помазанием Св. Ми­ром, т. е. особым маслом, составленным из драгоценных ве­ществ и освященным в Великий Четверг представителями поместных Церквей. «Миро» – по-гречески значит «благо­вонное масло». Помазание маслом всегда было образом по­священия и посылания на служение. Сам Христос есть Пома­занник, так как слово «Христос» по-гречески означает «по­мазанник»: «Дух Господень на мне, ибо Он помазал Меня благовествовать нищим» (Лк 4, 18). Это духовное помазание верующих во Христе и совершается через таинство миропо­мазания.

Молитва

О даровании этой Жизни, освящения и благодати для духовного возрастания и молится священник сразу после облачения новокрещеного в белую одежду.

«Благословен еси, Господи Боже Вседержителю, источниче благих, солнце правды, воссиявый сущим во тьме свет спа­сения явлением Единородного Твоего Сына и Бога нашего, и даровавый нам недостойным блаженное очищение во святой воде и Божественное освящение в животворящем помазании, (Ты, Который) и ныне благоволил паки родити (снова ро­дить) раба Твоего новопросвещенного водою и Духом, и вольных и невольных грехов остановление тому даровавый, Сам Владыка и Всецарю благоутробне, даруй (ему) и пе­чать дара Святого и, всесильного и поклоняемого Твоего Ду­ха и причащение Святого Тела и честныя Крови Христа Твое­го. Сохрани его в Твоем освящении, утверди его в православ­ной вере, избави его от лукавого и всех начинаний его и спа­сительным Твоим страхом в чистоте и правде душу ere со­блюди; да во всяком деле и слове благоугождая Тебе, сын и наследник будет небесного Твоего Царствия».

Миропомазание

И затем помазывает новокрещеного Св. Миром, делая крест на лбу, на веках, на ноздрях, на рту, на груди, на ру­ках и на ногах, говоря каждый раз: «Печать дара Духа Свя­того. Аминь». Печатью это помазание называется потому, что через него Господь ставит печать на нас: мы Ему при­надлежим, Его народ составляем в этом мире и Он наш Царь и Господь не только на небе и в будущей жизни, но и здесь. на земле и в каждый момент нашей жизни. И эта печать ставится на всем теле, на всех членах его, так как вся наша жизнь, и духовная, и телесная освящена, т. е. отдана на служение Богу: «не знаете ли, что тела ваши суть храм жи­вущего в Вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему, про­славляйте Бога в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божий» (1 Кор 6, 19–20).

Образ круга

И, завершая таинство крещения и миропомазания, свя­щенник и новокрещеный (или восприемник, держа крещеного младенца) три раза совершает образ круга, т. е. обходит кругом купели при пении стиха из апостола Павла: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся» («Крестив­шиеся во Христа, во Христа облеклись» – т. е. в соединении с Ним стали подобными Ему – помазанниками Святого Ду­ха).

Круг знаменует всегда вечность, полноту и верность. Он соединяет навеки: священник при посвящении делает круг вокруг престола, мужа и жену при венчании обводят кругом аналоя и дают им кольца. Круг не имеет конца – он есть вечность. Крещение вводит человека в вечную жизнь, оно соединяет его навеки с Богом, оно призывает нас к верности Ему и зовет стремиться к полноте, т. е. к совершенству.

Апостол и Евангелие

Прежде, когда крещение совершалось в пасхальную ночь или, во всяком случае, в начале Литургии и в церковном соб­рании, немедленно после Таинства новокрещеные крестным ходом вступали в храм, для того чтобы впервые участвовать в Евхаристии и быть причастниками ее. Три таинства эти неразрывно связаны: крещение – рождение, миропомаза­ние – новая жизнь и Евхаристия как участие в этой жизни и «нетленная пища», которой мы и живем. Об этом свиде­тельствует и приведенная выше молитва, в которой священ­ник просит о даровании новокрещеному «животворящего по­мазания... и причащения Святого Тела и Крови...» И, конеч­но, теперь, когда крещение совершается обычно не в храме и в отрыве от Литургии, совершенно необходимо новокреще­ного привести к Литургии и сделать причастником в ближай­ший же день, ибо для этого он и крещен – «да ядите и пиете за трапезою Моею в Царстве Моем» (Лк. 22, 30).

Потому и Апостол и Евангелие, которыми теперь завер­шается таинство, суть те же самые, что и в Великую Суббо­ту, день крещения по-преимуществу. Это послание к Римля­нам гл. 6, ст. 3– 11, приведенное в начале этого очерка, в ко­тором раскрывается связь крещения со смертью и Воскресе­нием Христовым, и Евангелие от Матфея гл. 28, ст. 16–20 –  о явлении Воскресшего Господа апостолам – «Дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак, идите, научите все народы, крестя их..., уча их соблюдать все, что Я повелел вам и се, Я с вами во все дни до скончания века». Христос уже царствует и Его Царство дано людям в Церкви: мы при­званы всюду и всем нести Благую Весть о Нем и всех вво­дить в Него, ибо в Нем Сам Господь пребывает с нами, а быть с Ним и есть смысл нашей жизни.

* * *

Современный чин крещения заканчивается омовением но­вокрещеного и пострижением волос. В древней Церкви оба эти чина совершались на восьмой день после крещения: в течение всей недели новокрещеные сохраняли белую одеж­ду, проводили почти все время в храме, ежедневно участвуя в богослужении и слушая заключительное поучение, называвшееся мистагогией, т. е. введением в таинство церковной жизни.

Омовение

Священник молится о том, чтобы новокрещеный сохранил «просвещение лица Христова в сердце... щит веры, одежду нетления, в которую он оделся, и духовную печать, и чтобы в этом Таинстве Сам Бог возложил на него Свою «держав­ную руку». После возгласа «Мир всем» священник пригла­шает всех преклонить головы перед Господом и новокреще­ный в первый раз участвует в этом изъявлении послушания и подданства всех христиан Богу. Затем священник омывает места, где совершено было миропомазание, говоря: «Оправдался еси. Просветился еси. Освятился еси. Омылся еси. Име­нем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего».

«Крестился еси. Просветился еси. Миропомазался еси. Освятился еси. Омылся еси. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь».

Это омовение – вводя человека в его обычную жизнь – означает, что то, что совершилось с ним, таинственно и ду­ховно останется действенным навсегда. Завершая таинство, оно означает, что человек призван всегда «исполнять» его в своей жизни.

Пострижение волос

На это указывает и пострижение волос – образ принесе­ния человеком себя в жертву Богу, отдача себя на служение Богу. Бог создал человека душою и телом «от души словес­ныя (т. е. разумной) и тела благолепного – чтобы тело слу­жило душе... и чтобы всеми чувствами человек благодарил изрядного художника (т. е. Бога)...» И отдавая часть своего тела – волосы, человек свидетельствует, что в Церкви вос­станавливается этот правильный порядок и мир примиряется с Богом и Ему служит.

И все таинство заканчивается отпустом, т. е. конечным благословением.


С. И. Фудель. Приступающему к крещению


Что надо знать и чувствовать человеку, приступающему к крещению? В книге «Деяния святых апостолов», написан­ной евангелистом Лукой, рассказывается, как один из них – Филипп – встретил на дороге человека, едущего на колес­нице из Иерусалима и читающего книгу пророка Исайи, имен­но то место, где пророк говорит об Иисусе Христе: «Как ов­ца веден был Он на заклание и как агнец пред стригущим Его безгласен, так Он не отверзает уст своих. В уничижении Его суд Его совершился. Но род Его кто разъяснит? Ибо вземлется от земли жизнь Его».

За много сот лет до Христа пророк провидел Его при­шествие и понял смысл его. Христос пришел в мир, чтобы ценою своей крестной смерти спасти людей от греха и смерти вечной. Как в другом месте говорит тот же пророк: «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши,, наказание мира нашего на Нем, и ранами Его мы исцелились».

Человек, едущий из Иерусалима, не понимал этого, и апо­стол объяснил ему христианство. Сказал он ему и о креще­нии. В это время они подъехали к реке. Человек сказал: «Вот вода. Что препятствует мне креститься?» Апостол отве­тил: «Если веруешь от всего сердца твоего, то можно». Чело­век сказал: «Верую, что Иисус Христос есть Сын Божий». И они сошли оба в воду и Апостол крестил его, и Дух Свя­тый сошел на человека (Деян 8, 27–39).

«Если веруешь от всего сердца твоего» – вот первое ус­ловие крещения. Сердцем мы обычно называет свое чувство, свою любовь в отличие от разума и воли. Значит, еще до крещения в Церкви человек должен сердцем своим почувствовать истину христианства. Это первый стук в сердце любви Иисуса Христа. Церковь учит, что любовь есть источник ве­ры. «Вера есть высочайшее благо, если она проистекает из сердца, пламенеющего любовию» (св. Иоанн Златоуст). А без любви все бездейственно. Христос простер руки свои на кресте, чтобы любовью своею собрать, обнять, спасти греш­ников и через свою любовь к ним примирить с ними Бога Отца. Но Он не только Сам умер и воскрес, но заповедал всем верующим в Него подражать Его любви, Его смерти и Его воскресению. Это значит, что мы должны умереть для греха, т. е. не совершать его, чтобы жить для Бога. И вот христианское крещение есть таинственный образ этого умирания для зла. Апостол говорит: «Мы спогребаемся Ему крещением» (Кол 2, 12), чтобы жить новой жизнью, чтобы дышать еще здесь на земле воз­духом воскресения.

Путь жизни Христа есть путь и нашей жизни. «Я есмь путь и истина и жизнь» – сказал Он о себе. Это относится и к крещению. Начиная свое служение людям Христос тоже принял крещение от Иоанна Крестителя. «И крестившись – пишет евангелист Матфей – Иисус тотчас вышел из воды, и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Духа Божия, который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. И се, глас с не­бес глаголющий: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в кото­ром Мое благоволение» (Мф 3, 16–17). При крещении Хри­ста миру были явлены три лица Пресвятой Троицы – Отец, Сын и Дух Святой. И при крещении человека Церковь кре­стит его во имя Отца, Сына и Духа.

Христианство учит, что Бог один, но в трех лицах, что Бог есть Святая Троица, единосущная и нераздельная. Сам Христос, прощаясь с учениками и давая им заповедь креще­ния людей сказал: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф 28, 19). Толь­ко одни христиане верят не просто в Бога, но в Бога в Трои­це познаваемого. Почему это так? Потому что, если бы мы не знали, что есть Бог Отец и Бог Сын, то не знали бы, что «так возлюбил Бог (Отец – С. Ф.) мир, что отдал Сына Своего» (Ин 3, 16) за жизнь мира. И если бы мы не знали, что есть Сын и Святой Дух, то не знали бы, что Сын, ради той же любви к миру, «умолил Отца», чтобы Он дал людям «иного Утешителя – Духа Истины» (Ин 14, 16–17), кото­рый Своей любовью будет вести Церковь Христову до конца Истории.

Тайна пресвятой Троицы есть тайна единосущной и не­раздельной Любви (от которой происходит наш мир и в ко­торую крещается человек). «Бог есть Любовь» – сказал апостол. И человек стремится к Богу, в Троице славимому. Ибо как может он жить без любви? Цель жизни человека – общение с Богом, и Церковь учит, что это общение мы получаем в благодати Святого Духа, в благодати того Утеши­теля, которого оставил нам Христос: «Человек через Св. Ду­ха восходит к Сыну, а через Сына к Отцу» (Св. Ириней Лионский). И вот в крещении на человека сходит первый луч благодати Святого Духа, который поселяется в его душе». Благодать – это Сила Божия, освящающая и укрепляющая человека, дающая ему Силу и разум для исполнения Хри­стовых заповедей.

Иметь волю к заповедям и ко всему благому – в нашей власти, но действительно исполнить их, или искоренить в себе грехи, мы без Божией помощи никак не можем. Христос сказал: «без Меня не можете делать ничего» (Ин 15, 5). Поэтому получаемая в крещении благодать Святого Духа есть причина всего благого в человеке. Есть две главнейших заповеди, обнимающие все остальные. Первая: «Возлюби Гос­пода Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею». Вторая подобная первой: «возлюби ближнего твоего как самого се­бя» (Мк 12, 30–31). Соблюдение заповедей это то же, что хранение в чистоте своей совести. Это так важно, что апостол Петр все крещение человека называет «обещание» Богу доброй совести» (1 Пет 3, 21). Святитель Иоанн Златоуст го­ворит: «Если кто правоверует в Отца, в Сына и в Духа Свя­того, но не имеет правой жизни, нет ему пользы в вере для спасения». Еп. Феофан Затворник пишет: «И после того уже, как христианин вступил в состав Церкви, он держится в ней не против воли, и не как бы по какой-то необходимости (ме­ханически), а не иначе, как сам держа себя». Цер­ковь есть дом Божий, пречистый храм Спасов и, войдя в него через крещение, мы должны держать себя в Нем мыслью, сердцем и волей. При заблуждении нашей мысли в нас начинается «ересь», т. е. отделение от единства мысли церковной. Мы уклоняемся от веры церков­ной. При охлаждении сердца начинается потеря единства любви с Богом и всеми составляющими Церковь. При нерас­каянной нечистоте своей жизни, или осквернении совести, мы выходим из единства воли Церкви как единого и непо­рочного тела Иисуса Христа.

Крещение начинается с чтения трех молитв, в которых, призывая страшное для демонов имя Божие, священник из­гоняет из крещаемого темную силу, гнездящуюся во всякой душе, еще не просвещенной Христом. Крещаемый, повернув­шись лицом к западу, трижды отрекается от зла, от носите­ля его – сатаны и всех дел его. Отречение от зла есть необходимейшее условие крещения. Затем крещаемый, по сло­ву священника, поворачивается лицом к востоку, откуда восходит для него заря новой жизни, и «сочетается Христу», т. е. тоже трижды дает обещание служить Ему верою своей и любовью. После этого он должен прочесть Символ веры христианской. Поэтому без знания Символа веры (молитвы «Верую»), а также молитвы Господней «Отче наш» и основ­ных евангельских заповедей, нельзя приступать к крещению. Затем священник освящает воду призыванием Святого Ду­ха и помазывает ее и все тело крещаемого святым елеем, И уже только после этого совершается собственно крещение в воде. Священник (а если будет крайняя нужда, то и вся­кий христианин) погружает крещаемого или обливает его водой троекратно со словами: «крещается раб Божий (имя) во имя Отца, – аминь и Сына – аминь, и Святого Духа – аминь». Это и есть важнейшее действие таинства крещения, когда на крещаемого по вере его или его восприемников невидимо сходит благодать Святого Духа. Теперь крещаемо­го одевают в белую одежду и надевают на него крест в знак того, что в воде таинства смыты грехи его, а через крест он облекается сокровенной жизнью Иисуса Христа, Его теперь обводит священник трижды вокруг купели с пением апо­стольских слов «елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся», т. е. «те, кто во Христа крестились, во Христа облеклись».

Вот и кончилось таинство крещения. Крещенный человек внешне как будто не изменился, но внутри его с этого дня поселился небесный гость – светлый луч Святого Духа. Для человека началась новая жизнь, он вступил теперь на узкий и вместе блаженный путь Христов Христианство есть учение о Царстве Божием, полнота которого в будущей жизни, но начало или «предобручение ему», еще здесь на земле, среди скорбей и напастей. Путь в это Царство – Христовы заповеди. Поэтому можно сказать, что христианство есть сочетание труда и радости: труд в делании заповедей, ра­дость – в обретении Царства, которое внутри нас (Лк 17, 21), в общении с Господом. «Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших кровию Своею, слава и держава во веки веков, аминь». (Ап 1, 5–6).


Священник Георгий Кочетков. Таинство Крещения


(в помощь желающим принять святое Крещение)

Святая православная Церковь Христова радостно привет­ствует всех вас, пришедших с искренним желанием принять участие в таинстве Крещения!

Это таинство, которое в древности носило еще название таинства Просвещения, является важнейшим в жиз­ни человека духовно-мистическим актом его рождения «свыше» – «от воды и Духа». Как сказано в евангелии от Иоанна, «если кто де родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух: должно вам родиться свыше» (см. Ин 4, 4–7).

Человек живет на земле не для того, чтобы заботиться лишь о внешнем – о пище, семье, работе, крове над головой, одежде и развлечениях. Ему не надо путать цель своей жиз­ни со средствами к ее достижению. Это значит, что всякий человек должен отличаться от просто высокоорганизованного животного заботой о том, что делает человека человеком, т. е. об «образе и подобии» Божием в себе. А этот образ Божий в человеке есть его духовная жизнь – жизнь Тем, Кто есть наш Бог. Бог же наш есть духовные Любовь, Свет, Мир, Жизнь, Истина и Свобода. Он есть свобод­ный живой личный и единый Дух, Творец всего видимого и невидимого мира и наш Небесный Отец.

Чтобы придти к Богу, надо раскрыть Ему свое сердце, «сердцевину», духовную глубину нашей жизни. Это открытие сердца человека называется верой. «А без веры угодить Богу невозможно, ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр 11, 6).

Но верить в Единого Бога, нашего духовного Отца и Твор­ца, еще недостаточно. Надо принять Его в свое сердце и, с другой стороны, надо отдать Ему себя. А для этого надо раз­рушить стоящую между всяким «плотским» человеком и Бо­гом преграду, которая не дает нам возможности живо и лич­но общаться с живым и личным Богом.

Что же это за преграда? Увы, это наш как личный, так и общечеловеческий, даже всемирный космический грех. Этот грех преследует не только всякого живущего в этом мире человека и всякое человеческое общество, но даже еще только нарождающегося младенца. Это он – виновник всех зол в мире, войн, страданий, в т. ч. невинных, и самой раз­рушающей жизнь человека, т. е. образ Божий в нем, смерти.

Так как же человеку быть? Ведь не может же он сам себя вытащить из болота греха и зла. Здесь на помощь людям пришел непосредственно Бог. Он послал в этот мир Спасите­ля нашего – Своего духовного Сына Иисуса Христа, Того Иисуса, Который, «когда пришла полнота времен, родился от жены» (Гал 4, 4), Девы Марии, и научив нас жить по-Божески и по-человечески, показал нам в Себе Полноту Божьего дара Любви (т. е. благодати), быв за него распят, но и воскреснув в третий день, чему и все мы свидетели, начиная со времен апостольских.

Верующие же во Иисуса Христа как Сына Божьего, Спа­сителя своего, всего мира и человечества, приобщаются к Нему и Его благодати через личный дар Святого Духа, имея который мы приобщаемся и к Богу Отцу.

Конечно, вера во Христа, делая человека христианином, должна быть плодотворной, т. е. должна отражаться во всей жизни человека – в его духе, душе и теле, в его мыслях, словах и делах. Все, что не соответствует этой вере, должно исправляться. Такое внешнее и внутреннее исправление всего человека называется Покаянием, которое тоже является таинством и которое должно, продолжаться всю жизнь, даже после Крещения, во исполнение слов Господа. Иисуса Христа: «Будьте совершенны, как и Отец ваш Небесный со­вершен» (Мф 5, 40).

Поверив в Бога и Сына Божьего Иисуса Христа и пока­явшись, человек может придти в церковь, к братьям и сест­рам во Христе, чтобы омыться от греховной грязи в духов­ных водах Крещения. Для подготовки к принятию этого таинства «облечения во Христа», т. е. сораспятия с Ним и умирания для греха и совоскресения для вечной Жизни, ему предварительно следовало бы осознанно прочитать пер­вые три евангелия (от Матфея, Марка и Луки), научиться обращаться с молитвой к Богу, как лично, так и в церкви, т. е. вместе с другими членами народа Божьего, и постарать­ся исправить все свои греховные дела в отношении Бога, самого себя, природы, общества, ближних в семье и на работе, друзей и врагов. Последнее особенно важно, ибо по словам апостола Петра: «Крещение есть не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести» (1 Пет 3, 21).

Для примера можно привести знаменитые «10 запове­дей» Моисея (Исх 20, 1–17), которому Бог за 13 веков до Рождества Христова сказал о нормальных отношениях с Ним и ближними следующее:

1) Я – Господь Бог твой; да не будет у тебя богов иных, «роме Меня.

2) Не делай себе идола (кумира) и всего подобного то­му, что на небе, или на земле, или под землей: не поклонись им и не служи им.

3) Не произноси имени Господа Бога твоего напрасно.

4) Помни о святом дне покоя: шесть дней работай и за­нимайся своими делами, но седьмой день – для Господа Бога твоего.

5) Почитай отца твоего и мать твою, чтобы и тебе было хорошо на многие годы.

6) Не убей.

7) Не прелюбодействуй (т. е. не сотвори блуда)

8) Не укради.

9) Не лжесвидетельствуй на ближних.

10) Даже и не пожелай ни жены, ни дома ближнего твое­го и всего, что принадлежит ему.

Можно привести и другие заповеди – не упивайся вином, не кури, не злись, не завидуй, не будь лихоимцем, не мсти, не лги, не лицемерь и т. д.

Еще при подготовке к Крещению надо постараться узнать о главных принципах христианской веры, которые кратко из­ложены в так называемом Символе веры. Его надо знать наизусть и понимать всем крещаемым, а если они еще малы или не могут этого сделать по какой-то уважительной причине, то крестным – их «поручителям» перед Богом и Церковью, которые сами обязательно должны быть пол­ными членами Церкви, т. е. регулярно причащаться и быть наученными всем принципам христианской веры и жизни, а также быть способными воспитывать в ней своих «крестни­ков», ибо они лично отвечают за будущую полноценную хри­стианскую веру и жизнь крещаемых,

Символ веры принят Церковью еще в IV веке и состоит из 12-ти частей (членов):

1) Верую во единого (т. е. одного и единственного) Бога Отца Вседержителя, Творца небу и земли (т. е. неба и зем­ли), видимым же всем и невидимым (т. е. всего видимого и невидимого мира).

2) И во единого Господа (т. е. Господина) Иисуса Хри­ста: Сына Божия, Единородного, Иже от Отца рожденного прежде всех век (т. е. Который превечно рождается от Бога Отца); Света от Света; Бога истинна от Бога истинна; рожденна, не сотворенна; единосущна Отцу (т. е. одного с Отцом по Своей сущности), Имже вся быша (т. е. Которым все произошло).

3) Нас ради человек (т. е. ради нас, людей) и нашего ради спасения (т. е. освобождения от власти смертного гре­ха как преграды и проистекающего из него проклятия, от­рыва от Бога) сшедшего с небес и воплотившегося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася (т. е. ставшего не только плотью, но таким же как и каждый человек в полно­те его существа, конечно, кроме греха и порчи, зла в нем).

4) Распятаго же за ны (т. е. за нас) при Понтийстем (т. е. Понтии) Пилате, и страдавша, и погребенна.

5) И воскресшаго (т. е. восставшего от гроба в духов­ном, но Своем теле) в третий день, по Писанием (т. е. в со­ответствии со священным писанием, точнее, Божиим Откро­вением, данным еще до рождения и явления Христа).

6) И взошедшего на небеса (т. е. вознесенного к Богу Отцу), и сидяща одесную (т. е. справа) от Отца (т. е. имею­щего ту же силу, честь и славу, что и Отец).

7) И паки (т. е. снова) грядущаго со славою, судити жи­вым и мертвым (т. е. чтобы судить живых и мертвых); Его же Царствию не будет конца.

8) И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго (т. е. Который от Отца исходит), Иже со Отцем и Сыном спокланяема и сславима (т. е. Которому мы поклоняемся и Которого сославим равно со Отцом и Сыном), глаголавшаго пророки (т. е. говорившего через пророков).

9), Во едину Святую (т. е. Богоизбранную), Соборную (т. е. вселенскую, кафолическую, охватывающую в полноте всех и все, что в мире от Бога) и Апостольскую (т. е. изна­чала посланную Христом в этот мир и преемственную начи­ная непосредственно от апостолов) Церковь.

10) Исповедую (т. е. признаю) едино Крещение, во остав­ление грехов.

11) Чаю (т. е. ожидаю) воскресения мертвых,

12) и жизни будущаго века (т. е. вечной Жизни в новом, преображенном мире – Царствии Божьем, которое есть, по словам ап. Павла, не что-то внешнее, «не пища и не питие, но правда, мир и радость во Святом Духе» (Рим 14, 17). Аминь, (т. е. истинно так, и так да будет).

Подготовившись к таинству Крещения внутренне (это на­зывается оглашением), надо позаботиться и о внешней готовности к участию в таинстве. Здесь мало только зарегистрировать крестины, заплатить деньги (которые яв­ляются вашей жертвой на содержание храма и других цер­ковных учреждений), взять крестик и свечи. Надо заранее сшить и принести крестильную белую рубашку, желательно ранее никогда не одевавшуюся. Если крещаемый не младе­нец, то хорошо бы ему придти натощак (т. е. с полу­ночи ничего не есть и не пить), а также предварительно вы­держать посильный телесный пост. Пост – это доброволь­ное самоограничение в течение некоторого времени в коли­честве и качестве пищи (например, без мяса, молочного, яиц и рыбы), во свидетельство искренности вашего покаяния пред Богом. Вместе с крещаемым могут поститься и eго близ­кие – крестные, родители или верующие друзья. Пост дол­жен сопровождаться усиленной личной и совместной мо­литвой (в т. ч. молитвой Господней «Отче наш» – см. ниже), милостивым отношением ко всем страждущим и нуж­дающимся, умением отказаться от своих «законных» удобств, и внешних благ, освобождением от всяких страхов.

Кроме того, всем надо знать основные элементы чино­последования таинства Крещения и их смысл, чтобы по возможности понимать все в это время происходящее.

Эти элементы таковы. Сперва совершаются молитвы и чи­ны, имеющие вступительное значение и относя­щиеся к оглашаемым, т. е. готовящимся к Крещению. Внача­ле читается молитва, делающая человека оглашаемым и про­свещаемым, т. е. христианином, но еще неполным членом; Церкви, и так называемая «запретительная» молитва в по­мощь оглашаемому в его духовной борьбе с диаволом (т. е. сатаной, духом злобы, который есть олицетворение всего ми­рового зла), заканчивающаяся изгнанием из просвещаемого «всякого лукавого и нечистого духа» – духа прелести (т. е. прельщения, самообмана), лукавства, идолослужения, лихо­имства, всякой лжи и нечистоты. Потом совершается чин «отречения от сатаны и сочетания со Христом». При этом задаются вопросы, на которые крещаемый, сам или через крестных, дает четкий и твердый ответ. Например, на вопрос «отрицаешися ли сатаны?...» надо отвечать «отрицаюся», а «а вопрос «отреклся ли сатаны?», – «отрекохся» (т. е. от­рекся). На вопрос «сочетаваешися ли Христу?» надо ответить «сочетаваюся», а на вопрос «сочетался ли Христу?» – «сочетахся» (т. е. сочетался). На вопрос «и веруеши ли Ему?» следует ответить «верую Ему, яко (т. е. как) Царю и Богу». Далее крещаемый читает по-славянски (лучше наи­зусть) Символ веры (см. выше). После этого «сочетания со Христом» священник предлагает просвещаемому поклонить­ся Христу, что и надо сделать со словами «поклоняюся Отцу и Сыну и Святому Духу, Троице единосущной и нераздель­ной». В заключении чина «отречения и сочетания» звучит молитва, благословляющая Бога и завершающая это последование.

Затем наступает важнейший момент совершения собственно таинства Крещения. Священник воз­глашает: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно (т. е. всегда) и во веки веков!». Далее идет ряд кратких молитвенных прошений, в т. ч. относящихся к Крещению и крещаемому, на которые каждый раз всем надо отвечать «Господи, помилуй». Потом священник молит­ся о себе (тайно) и об освящении мировой первостихии воды, в которой будет совершаться Крещение, и масла, которым крещаемый сразу и помазывается как «елеем радования», т. е. грядущей радости. Помазание это есть также символ милости Божией, символ духовной борьбы (в древности бор­цов перед боем всегда помазывали маслом) и символ охра­нения от темной стихии воды (не случайно перед вступлени­ем в воду, особенно холодную, до сих пор принято натирать­ся жиром или маслом). Далее происходит само Крещение (т. е. с греческого – Погружение) человека в воде со сло­вами: «Крещается (такой-то), во имя Отца (аминь), и Сына (аминь), и Святаго Духа (аминь)».

После Крещения происходит облачение новокрещенного в крестильную рубашку и надевание нательного креста. За­тем начинается следующее таинство – таинство Миропомазания. Оно почти никогда не отделяется от Креще­ния и совершается также только однажды в жизни. Это таин­ство дара Святого Духа, приобщения к Нему по вере в Бо­га и Христа, при условии искреннего покаяния. Этот дар – драгоценнейшее достояние христианина, которое и делает его таковым не только по имени, но и по духу и силе Жизни. Таинство Миропомазания совершается через помазание раз­ных частей тела новокрещенного святым миром (т. е. особым, освященным при участии патриарха всея Руси, благовонным, маслом) со словами: «Печать дара Духа Святаго», На каж­дое помазание после этих слов крещаемый должен отве­чать «аминь».

Таинство завершается, и начинается крестный ход вокруг купели под пение слов ап. Павла: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся» (Гал 3, 27, т. е. «те, кто во Христа крестились, во Христа облеклись»), «Аллилуиа» (т. е. хвалите приблизившегося к нам Бога)! В заключение чита­ются два отрывка из священного писания Нового завета – послания ап. Павла к римлянам (глава 6), где говорится о сути Крещения как смерти для греха и жизни для Бога, и евангелия от Матфея (28, 16–20), где звучит призыв Христа ко всем Его ученикам проповедовать, крестить и учить лю­дей из всех народов при невидимой, но действенной поддерж­ке Самого Господа.

Далее обычно присоединяются еще обряды «омовения знаков св. мира» и «пострижения», как первой жертвы чело­века Богу.

Затем следует и заключительное таинство – Таинство Причащения (т. е. Приобщения) новокрещенных, став­ших теперь, если выполнено все из сказанного выше, полным» членами Церкви, Святому Телу и Крови Христо­вым. Оно совершается в воспоминание принятых за нас Его голгофских страданий, Его Смерти и Воскресения. Че­рез Причастие человек соединяется уже и с Самим воскрес­шим живым Господом и с Его живым Телом – Церковью. Это же таинство называется Евхаристией (т. е. Благо­дарением Бога Отца за нашего Спасителя и за дар Святого Духа – залог нашего бессмертия).

Конечно, в дальнейшем крещеный человек должен будет еще всею жизнью своей показать, что благодать Бо­жия, данная ему в Крещении, не осталась тщетной. Он дол­жен стать истинным христианином и по вере и по жизни, стремиться к совершенству, быть светом и солью мира. Для того, чтобы это стало реальностью, ему надо будет совершенствоваться во всем том, о чем речь шла выше, и к этому еще хорошо узнать священное писание (всю Библию), аскетику, догматику, сакраментологию (т. е. учение о таинствах) и мистику Церкви. Ему надо будет достойно участвовать и в жизни общества и в общецерковной жизни, а в первую оче­редь – регулярно, не реже раза в месяц, участвовать в таин­стве Причащения, каждый раз при этом испытывая себя, свою совесть на предварительной исповеди и таинстве Покая­ния. Как бы ни было трудно вначале, даже в храме, с Божь­ей помощью всего можно будет достичь и все препятствия' преодолеть!

Христос воскрес! Воистину воскрес! Особенно в душах, сердцах и телах всех истинно верующих в Него и истинно принявших Его святое Крещение!

 

Молитва Господня

Отче наш, Иже еси на небесех (т. е. Сущий на Небесах)! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли (т. е. и на земле, как на небе). Хлеб наш насущный даждь (т. е. дай) нам днесь (т. е. на сей день); и остави нам долги наша (т. е. грехи наши), якоже (т. е. как) и мы оставляем должником (т. е. должникам) нашим; и не введи нас во искушение (т. е. ис­пытание), но избави нас от лукаваго (т. е. от всякого зла).

Яко Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь.


comments powered by Disqus