"Дистанционное оглашение": предпосылки для начала и условия проведения

Четвертая часть круглого стола  "Вопросы оглашения особенных катехуменов в церковно-приходских условиях" посвящена особенностям "дистанционного оглашения"

«Дистанционное оглашение» (ДО) возможно только при определенных условиях, когда не теряется личное общение катехизатора и оглашаемого. Все оглашаемые при ДО являются особенными катехуменами: требуются дополнительные усилия по восполнению недостатка в личном общении при передаче веры. Такое оглашение принципиально зависит от наличия поручителей и доверия катехизатору. Большую роль, иногда ключевую, играет свидетельство о жизни церкви (когда оглашаемые видят не только катехизатора и помощников, но и других верующих, которые стараются жить по Евангелию).

На текущий момент представляются возможными два варианта проведения ДО.


1-й вариант. Оглашение группы, собирающейся в одном городе

В городе, где не проводится очная катехизация, собирается группа в 10–15 оглашаемых по личной инициативе какого-то человека. Он становится помощником катехизатора и поручителем в одном лице (если сам не проходил оглашение, то оглашаемым).

Условия проведения «дистанционного оглашения»

— За 2–3 месяца катехизатору нужно обрести личные отношения с каждым членом группы, с каждым должна произойти встреча.

— Наличие доверия катехизатору, которое по мере оглашения в нормальном случае должно возрастать.

— Приезд катехизатора и помощников к группе — не реже 1 раза в 2–3 месяца.

— Приезд группы в город, где живет катехизатор (несколько раз за период оглашения), для участия в совместных поездках и встречах.

— Наличие человека, собирающего группу (который либо прошел оглашение, либо еще собирается проходить, при этом обладает ясной и зрелой мотивацией, почему ему самому нужна катехизация).

— Наличие поручителей. Это может быть помощник (или помощники), прошедший оглашение, кто мог бы ездить на
встречи вместе с катехизатором и в перерывах между встречами поддерживать общение с оглашаемыми.

— Наличие скайп-связи, желательно с видеокамерой. Возможны другие средства (запись встреч, электронная переписка, телефон — но в качестве исключения и с условием восполнения в личном общении).

— Оглашаемые берутся оплачивать расходы на поездки к ним катехизатора.


2-й вариант. Присоединение к группе в другом городе

Человек из одного города присоединяется к группе в другом городе.

Условия проведения «дистанционного оглашения»

— Обретение личных, доверительных отношений с катехизатором, возрастание в доверии.

— Приезд на встречи группы в другой город не реже 1 раза в 2 месяца, участие в поездках / паломничествах группы (исключения возможны, но всегда должны сопровождаться особыми усилиями по поддержке оглашаемого).

— Личная ответственность одного из помощников группы за этого оглашаемого (установление с ним дружеских отношений, забота о том, как он оглашается). Неблагоприятная ситуация — когда эта задача ложится на катехизатора.

— Регулярное личное общение катехизатора, помощника или поручителя с оглашаемым помимо огласительных встреч.

— Наличие скайп-связи, желательно с видеокамерой. Возможны другие средства (запись встреч, электронная переписка — но в качестве исключения и с условием восполнения в личном общении).

С. Чукавина. Сразу нужно четко сказать: никакого дистанционного, равно как и заочного, оглашения в природе не существует. Оглашение может быть только одно — очное, личное, т. е. лицом к лицу, от уст к устам. Тема ДО появилась в нашем обсуждении в связи с тем, что сейчас бывают такие случаи, когда кто-то не может найти поблизости от своего места жительства возможность пройти полноценное оглашение и обращается с горячей просьбой все-таки попасть на катехизацию. Иногда это бывают отдельные люди, иногда целые группы. Чтобы людям не отказать, приходится изыскивать какие-то возможности. Конечно, каждый раз это особый случай, и таких оглашаемых можно рассматривать как отдельную категорию особенных катехуменов, которые проходят оглашение в особых условиях. Оно требует очень большого восполнения.

Почему мы настаиваем на том, что даже такое оглашение не есть дистанционное, заочное? Потому, что самое главное в огласительном процессе и в этом случае происходит тогда, когда катехизатор лично встречается с оглашаемыми. Это может происходить так, что сам катехизатор с определенной регулярностью приезжает в то место, где собирается группа. Может быть наоборот, что оглашаемые приезжают туда, где живет катехизатор. Все равно происходит личная встреча, и оглашение проходит обычным образом, со всеми характерными для себя чертами.

Сейчас в нашем опыте практикуются два варианта ДО. Первый — и лучший — когда находится инициативный человек, который сам собирает группу на месте. Обычно он сам обращается с инициативой — пригласить катехизатора к этой группе. Если набирается человек 10–15 (я не знаю случаев, чтобы было больше, обычно же — 7–10 человек) и мы понимаем, что у них серьезные намерения, что они будут ходить, то после знакомства с ними, за которым следует обычное собеседование перед оглашением, начинаем катехизацию. Тот самый инициативный человек, сам оглашаясь, одновременно оказывается поручителем тех людей, которых он собирает, и помощником катехизатора. Чем он активней, чем большее имеет желание огласиться, тем лучше получается все дело. Без такого человека никогда ничего не получается. Если же в какой-то момент он почему-то решает, что ему оглашение не нужно (такие случаи бывали), тогда все разрушается, группа перестает оглашаться.

Подобное оглашение всегда начинается с классической миссионерской «открытой встречи», за которой следует встреча-знакомство и/или собеседование. Потом катехизатор приезжает раз в два месяца для того, чтобы провести огласительные беседы на месте. В целом взаимодействие у катехизатора с оглашаемыми всегда довольно объемное. Оно включает как сами встречи, так и общение между встречами, потому что заочные встречи по скайпу (в течение двух месяцев, пока невозможно личное общение) требуют очень серьезного восполнения того, чего скайп дать не может. Кроме огласительных возможны иные разнообразные встречи по разным темам у людей дома. Если катехизатор приезжает не на один день, он часто старается останавливаться у разных людей из группы, чтобы понять, в каких условиях они живут, какие у них проблемы. За время поездки можно провести какие-то личные беседы. Могут быть экскурсии по городу, другие культурные программы, которые способствуют живому общению. Все это для того, чтобы недостаточность катехизации по скайпу можно было бы максимально восполнить.

Иногда наоборот, мы предлагаем такой группе приехать в Москву. Приглашаем, например, сходить вместе с нами на литургию в Новодевичий монастырь, где собирается братство и где приезжие могут выйти вместе со всеми после Литургии оглашаемых и послушать проповедь. Или зовем на вечерню, организовываем какую-то культурную программу. Опять-таки все для того, чтобы общение катехизатора и его помощников с группой было живым и открытым.

Сейчас появился второй вариант, когда человек из другого города включается в оглашение московской группы. В таком случае он участвует во встречах по скайпу и раз в два-три месяца приезжает для очного участия во встрече вместе с группой. Это очень важно, потому что человек должен почувствовать саму атмосферу встреч, посмотреть на людей, услышать не отстраненно, а очень живо те вопросы, которые обсуждаются в группе. Иными словами, лично войти в огласительный процесс.

Конечно, есть много сложностей с проведением таких удаленных встреч по скайпу. На расстоянии труднее что-то организовать. Тем более что не всегда удается подключить видеосвязь, и катехизатор вынужден только слышать голоса оглашаемых, но не может их увидеть. Часто нелегко сразу узнать, понять, кто сейчас говорит, вспомнить, что это за человек, совместить фотографию с голосом, понять, какие у него особенности. Трудно организовать само огласительное пространство в группе. Здесь очень многое зависит от помощников на местах, которые должны обеспечить все необходимое: следить, чтобы был микрофон, чтобы его быстро передавали, чтобы все могли активно участвовать в беседе. Как правило, после встречи бывает отдельный разговор с помощником: как прошла встреча, у кого были какие-то вопросы, которые, может быть, человек не задал катехизатору, а потом говорил об этом с помощником, — словом, необходимо какое-то восполнение.

На встречах по скайпу, конечно, людям воспринимать огласительный материал сложно, особенно на втором и третьем этапах. В это время в основном используется не вопросно-ответная форма бесед, в таинствоводственной части оглашаемые должны слушать довольно трудные тексты. Когда в руках есть текст катехизиса, воспринимать услышанное все-таки легче. Поэтому иногда приходится сокращать таинствоводство до какой-то части. У меня такой опыт: я провожу десять основных тем, а остальное новопросвещенные читают уже по книжкам.

Случаются объективные препятствия, например, пропадает скайп. На каждой второй встрече что-нибудь такое обязательно бывает — пропадает или звук, или интернет — и все это приходится восстанавливать, что только добавляет трудностей.

Иногда бывают курьезные вещи. Например, на несколько минут пропадет видеосвязь, потом восстановится, и ты видишь, что все оглашаемые прилегли на диван: ведь их никто не видит, никто не подбадривает, а помощник один справиться не может. Бывает, во время подобной паузы чай пьют. (Смех.) Иногда кто-то говорит: «Я не могу собраться с группой. Давайте, я выйду прямо из своего дома в скайп». Когда это исключительные обстоятельства (например, человек заболел или не на кого оставить детей), приходится соглашаться. Но здесь нужно всегда держать границы. Людям, конечно, очень удобно подключаться на огласительную встречу с собственного дивана, но все это не способствует их собиранию.

Есть еще немало разных сложностей. Вот почему всегда очень хорошо, когда не один катехизатор общается с группой, но ему помогают братья и сестры, которые, разумеется, не могут быть поручителями у людей в другом городе, но они могут ездить, общаться, помогать, разгружать катехизатора, ведь дни поездок (обычно это выходные) — это сплошные встречи с утра до вечера, порой невозможно даже присесть. Очень важна помощь и живое общение — чтобы оно все время было и продолжалось.

О. Глаголев. У меня есть небольшой опыт «дистанционного оглашения» в Сибири. Хочу сказать одну важную вещь, которая, кажется, не была упомянута. Оглашаемые сами почти сразу берут на себя материальную ответственность за поездки к ним катехизатора. Если они не обеспечивают пространство, в котором происходит оглашение, если они в этом материально и финансово не участвуют, то такое оглашение рискует плохо закончиться. Люди могут быть настроены на потребление, в том числе оглашения, им это интересно. А когда доходит до дела, оказывается, что серьезной ответственности за него они не брали.

Что видно на таком дистанционном оглашении? Как растет вера. Доверие — это такая характеристика, такое явление в жизни человека, которое должно вырастать вместе с оглашением. Переход на второй этап напрямую связан с тем, насколько укрепилось доверие. Поэтому возрастает роль как поручителей, так и очных встреч, о которых говорила С. Чукавина. Во время поездки у катехизатора обязательно должно состояться личное общение с каждым человеком в группе. К катехизатору здесь особые требования — насчет скорости сближения. Он должен уметь подружиться с другим человеком за короткое время. При обычном оглашении мы несколько месяцев встречаемся каждую неделю, многое обсуждаем. Про каждого из оглашаемых ты с помощником немножко поговорил, что-то узнал от поручителя, неспешно к оглашаемому подобрал «ключи» и вышел с ним на доверительный разговор. А здесь у тебя время на все — два дня.

Дьякон Павел. Мне тоже выпало счастье несколько лет вести оглашение в одном городе, который находится довольно далеко от моего Воронежа. Там не было оглашения, но нашлись люди, которые в поисках чего-то подлинного встретились с братством и попросили, чтобы к ним приезжал кто-то из катехизаторов.

Начало было очень трудным: одно дело, когда люди чего-то ожидают, готовятся, а другое — когда это начинается и не всегда совпадает с их ожиданиями. Слава Богу, есть помощники из числа оглашаемых: так получилось, что именно они (они же потом стали старшими в этой группе) довольно быстро поняли, что оглашение — это то, что нужно, за что нужно стоять и вкладывать все силы, чтобы оно продолжалось.

Ключевой момент у нас наступил примерно через полгода после начала оглашения, когда к этой группе приехали братские паломники из Воронежа. Хотя, конечно, я приезжал раз в два месяца, иногда чаще, помощники тоже помогали людям укрепляться, но все равно этого явно не хватало. А приезд паломников создал такую удивительную атмосферу, что все как-то само собой стало ясно. Проявился дух братский, церковный, возникло понимание того, в каком контексте существует оглашение. Этот дух сам собой стал передаваться людям, не нужно было даже предпринимать каких-то специальных усилий свидетельства. С тех пор совершенно очевидно произошел положительный сдвиг, оглашение в этой группе пошло уже совсем по-другому, и тут же собралась новая группа.

Конечно, все равно имеет место много разных сложностей, например, когда к оглашению возникает довольно агрессивное отношение в епархии и этому приходится противостоять. Я не знаю, можно ли выработать некий общий принцип такого противостояния. Нужно всегда эту ситуацию иметь в виду и быть готовым свидетельствовать. Нас спасало то, что в основном все люди, собравшиеся в огласительную группу, давно были в церкви и уже столкнулись с какими-то серьезными нестроениями в церковной жизни, с искушением потери веры в Церковь. Поэтому главной темой оглашения стало укрепление в людях веры в Церковь. А давалось все это не без серьезной борьбы. Многое, из того что до этого было скрыто, обнажалось. Порой страшно становилось при мысли, к чему все это приведет. Но, слава Богу, оглашаемые, особенно те, кто сталкивались с серьезными гонениями, оказывались стойкими и делали выбор в пользу продолжения ответственной жизни — и братской, и церковной. Здесь очень важна — еще раз скажу — помощь всех братьев и сестер. Оглашение, наверное, невозможно вести вне контекста братской жизни. Одному катехизатору, даже с хорошими помощниками, мне кажется, практически невозможно вытянуть такое оглашение.

С. Чукавина. На братство, которое поддерживает катехизатора, выпадает очень большая ответственность и нагрузка. В частности, нужно принять людей на Светлую седмицу, обеспечить их пребывание.

В целом ситуация удаленной группы рождает много новых неожиданных вопросов. Помню, было совершенно непонятно, что делать, например, с проповедью после литургии оглашаемых. В их местном храме не проповедуют, в самой группе сказать проповедь тоже некому. В общем, пока не огласилась первая группа, где появился первый студент, который смог сказать слово, они так и оставались без проповеди. Мы не смогли по-другому решить этот вопрос.

Их собственных сил на многое не хватает. Они сами говорят об этом так: когда мы приезжаем к вам в братство, то чувствуем, что паровоз идет. И ты — маленький вагончик — прицепляешься сзади и едешь, хочешь или не хочешь. Когда же возвращаемся обратно, там ничего само по себе не движется, потому что паровоза нет, а вагон без него не едет.

Поэтому люди часто впадают в уныние, не верят в свои силы, и приходится их вдохновлять, все время взбадривать для того, чтобы они могли постоянно держать в памяти то удивительное чудо, как на совершенно пустом месте вдруг образуется жизнь. И тогда люди действительно начинают приходить к Богу. Это воспоминание теряется, и его необходимо регулярно возобновлять, чтобы потихоньку двигаться вперед. Тем более что они смотрят на других и им кажется, что они все время стоят на месте, другие-то уже отбежали далеко, а мы ничего не можем. Но эти проблемы снимаются по мере роста людей.

Свящ. Георгий Кочетков. Я хотел только добавить, что у нас вообще очень мало жестких границ — и на оглашении, и в братстве, и в институте. Но если какие-то есть, то они держатся строго, и в частности, это касается второго и третьего этапов оглашения. Это первого почти не касается. А на втором и третьем этапе нельзя пропускать больше четырех встреч, независимо от причины, иначе человек снимается с этого этапа оглашения и переводится на предыдущий. Какие бы ни были причины — болезни, командировки, требования родственников, землетрясения, извержения вулкана и т. д. Сюда же относится вопрос «дистанционного оглашения». Мы живем в такое замечательное время, что бывают исключительные случаи, поэтому иногда надо разрешить людям присутствовать на встрече виртуально. Как правило, это означает использование скайпа. Но если человек присутствует по скайпу, то мы засчитываем ему присутствие на данной теме второго или третьего этапа оглашения, только с коэффициентом 0,5, т. е. как половину встречи, и все это знают [1].

Современному человеку, особенно прежде всего катехуменам, о которых мы говорили сегодня, очень хочется куда-то уплыть, спрятаться «в свою норку». В этом смысле особенные катехумены требуют специального внимания. И всякого рода уважаемые люди, банкиры и предприниматели, бывают действительно заняты, и они очень любят за это прятаться. К тому же у них часто такое самосознание, что все должно крутиться вокруг них, и здесь каждому катехизатору тоже очень важно ставить какие-то границы.

Вы начали с того, что невозможно только дистанционное оглашение, и это правильно. Тут нужно знать меру. А как ее узнать? Видимо, только на опыте. Даже первый этап имеет свою меру пропусков встреч. Мы сейчас бываем вынуждены устанавливать такие границы не только на втором и третьем этапе, но и на первом. Там у нас традиционно есть три части: премудрость, закон и пророки. И на каждой из этих частей тоже есть свои нормы — не более четырех пропусков. Если человек пропускает больше, значит, он или не очень хочет оглашаться, или Господь его на это не благословляет. Мы считаем, что все происходит не случайно, а если так, то надо сразу делать выводы.

Примечание

1 Напомним, что в данном случае речь идет об очном оглашении. — Прим. ред.


Традиция святоотеческой катехизации : Длительная катехизация сегодня : Материалы Международной научно-практической конференции (Москва - Московская область, 11-13 мая 2015 г.). М. : Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2016. - с. 111-120.

comments powered by Disqus