Осознание того, что нужно трудиться над собой, приходит к человеку не сразу

Интервью с протоиереем Димитрием Карпенко, секретарем Губкинской епархии

На конференции* много говорили о теме человека на основном этапе катехизации. Но Вас как человека, активно занимавшегося миссией в течение многих лет, мы хотели бы спросить: а что можно говорить на эту тему в миссионерском поле? Скажем, есть ощущение, что на уровне миссии человеку невыносимо откровение о грехопадении и он не способен, пока хотя бы немножко не напитается теплом жизни Церкви, жизни с Богом, думать о покаянии. Тем не менее люди живут перед лицом этого зла и греха. Что-нибудь можно здесь сказать? Или вообще эту тему не стоит затрагивать?

Прот. Димитрий Карпенко. Нет, конечно, говорить об этом нужно. И прежде всего обращаться к конкретному человеку – исходя из всех особенностей его жизни, из его внутренних запросов. Нужно отвечать на эти насущные вопросы, без которых невозможно говорить о спасении человеческой души.

Тема грехопадения здесь, конечно, центральная. Но проблема заключается в том, что современный человек, который обитает вне границ Церкви (хотя формально, может быть, к ней принадлежит по факту крещения), чаще всего живет, совершенно не задумываясь над тем, как он живет, что делает, что правильно, что неправильно. Может быть, изредка какие-то проблески совести его обличают. Но чаще всего человек научается эти внутренние позывы как-то заглушать, не давать им прозвучать в полную меру.

Вот на это и важно обращать внимание людей, может быть, еще совершенно не ведущих какой-то работы над собой. На то, что нельзя жить как придется, нельзя жить просто так, походя; что всё требует вложений, усилий, внимания, всё требует осмысленности.

Когда человек начинает это осознавать, то можно на самых простых примерах об этом говорить: что любая вещь, элементарно оставленная без внимания, рано или поздно приходит в негодность. Дом, оставленный без внимания, без попечения, просто ветшает, покрывается пылью. То же самое касается растений, животных, за которыми нужен подлинный уход. То же самое касается нашей души, нашего умственного состояния…

Устраниться легче всего, а над тем, что действительно даст плод, – над ним надо потрудиться. И это осознание того, что нужно трудиться над собой, приходит к человеку не сразу. Но большая часть людей всё-таки пытается размышлять, пытается как-то ставить вопросы и отвечать на них.

Чаще всего люди не имеют среды – такой среды обитания, где бы эти внутренние позывы, внутренние запросы находили какой-то отклик у окружающих, потому что все мы существуем в среде непрекращающихся дел, забот, какой-то постоянной суеты. Когда время приходит – жизнь проходит, человек оглядывается, а оглянуться не на что – ничто не приносит радости.

И вот, конечно, нам – православным христианам, духовенству, мирянам, людям, которые не хотят просто называться христианами, но действительно стремятся как-то жить христианской жизнью – важно обращать внимание на ближних, на родных, на тех, с кем мы имеем общение, и пытаться на те внутренние запросы, которые у них возникают, дать какой-то ответ, дать какой-то отклик. Стать миссионерами для тех людей, которые рядом с нами.

Все мы имеем те или иные занятия в этом мире. Мы же не только в храм ходим, не только среди единоверных нам братьев и сестер общаемся. У нас есть свои обязанности в этой жизни. И мы часто общаемся с людьми нецерковными. Нам важно каждому на своем месте попытаться увидеть, услышать другого человека, натолкнуть на какое-то размышление. И постепенно человек задумывается о том, как он живет, что он делает. Через эти вопросы он выйдет на какой-то новый этап своего развития, своего бытия в земной жизни.

То есть в первую очередь важно ставить вопросы, а не давать ответы?

Прот. Димитрий Карпенко. Возможно, да. Немножко задевать за живое, чтобы человек понимал, что нельзя в каком-то анабиозе находиться, надо просыпаться от спячки. Это очень важно.

Еще один вопрос: бывает, что неправильно или не вовремя, может быть, преждевременно сказанное слово о том, как важно преодолеть грехи, может человека подавить, и он из чувства протеста или из чувства, что «ни в чем не виноват» будет отрицать всякую необходимость покаяния. Более того, он будет говорить: «Всё хорошо в моей жизни, не приставайте ко мне! Я не хуже других, а значит, то, что я делал (а это порой смертные грехи), не так страшно, как ты говоришь». Есть ли из этих ситуаций потом, если уж так случилось, какой-нибудь выход? Как можно выходить из ситуации, когда человек говорит: «Нет. Я во всем хороший. Это все было хорошо. Не трогайте меня» и чувствует себя в этот момент спокойно, комфортно, нормально, хотя в его жизни есть страшные вещи, которые требуют покаяния?

Прот. Димитрий Карпенко. Как из этих ситуаций выходить?.. Действительно, истинное покаяние для человека – это очень большая проблема. Человека ставят в очень неудобную ситуацию. Мы ведь привыкли смотреть на других и говорить: «А чем мы хуже? Мы, собственно, ничего такого плохого не делаем!» Это одна из двух крайностей; вторая – это когда человек говорит: «Я грешен во всем» – это другая сторона медали, отговорка, тоже нежелание каяться, по сути.

Я обычно говорю об этом так (понятно, что говорю в формате обычной приходской исповеди, адресуясь к тем, кто только что пришел и кому тяжело сразу вынести какую-то серьезную информацию): «Мы не можем болеть всеми болезнями сразу – мы всегда болеем чем-то конкретным. Когда мы приходим к врачу, то не говорим, что у нас болит всё. Мы говорим, что нас беспокоит какая-то часть нашего тела. И потом пытаемся выяснить в процессе анализов и диагностики – в чем, собственно, причина заболевания? Точно так же с нашей душой – мы не можем болеть всем, грешить всеми грехами – мы грешим чем-то конкретным. Когда мы заходим в дом, заходим в комнату и убираемся, мы же убираем то, что требует уборки, протираем пыль там, где это необходимо. Когда мы вспалываем грядку, мы смотрим, где нужно тяпочкой пройтись. То есть мы обращаем внимание на конкретные места, которые требуют приложения нашего труда. А к себе, к своему собственному внутреннему миру, к своим состояниям мы невнимательны. Мы об этом просто не думаем, живем как придется!»

Это то, о чем мы уже говорили: человек живет походя. Поэтому важно приложить усилия для того, чтобы исцелить свою душу, избавиться от того груза, который есть, несомненно, в каждом человеке, в той или иной степени. И у каждого это что-то свое, конкретное. Понятно, что мы все люди, мы в чем-то все едины – и в грехах в каком-то смысле. У нас есть то, в чем мы все грешим. Но есть что-то индивидуальное, свои особенности. Вот это внимание к себе, к своей жизни, какое-то размышление – все это, конечно, дается с опытом. Но важно на это обратить внимание человека, желающего совершить покаяние. Но действительно, бывает и так, что человек в этом не видит смысла, обижается, протестует… Какие-то грехи настолько прочно вошли в жизнь людей, что для того, чтобы осознать, что это что-то несовместимое с жизнью христианина, должно произойти внутреннее перерождение…

В этот момент возникает такое ощущение, что кусок от себя отрываешь и всю свою жизнь зачеркиваешь.

Прот. Димитрий Карпенко. Да, перечеркиваешь. А вот в каком-то смысле так и нужно сделать. В каком-то смысле человек для того, чтобы действительно стать христианином, должен от себя оторвать себя вчерашнего и стать другим совершенно. Это пугает, и поэтому здесь должен быть постепенный, поступательный подход. И поэтому в чисто педагогических целях, может быть, не надо так пугать неподготовленного человека.

Обычно и священники этим грешат, и православные миряне – запугивают: дескать, погибнешь, не спасешься! И многие люди близко к сердцу это принимают, мнительные – обижаются. И это не дает плода, т. е. того, чего мы хотим – чтобы человек избавился от того груза, который его тяготит и не дает в полной мере жить. Человек от него не избавляется, грех с ним остается и еще больше давит вниз, ко дну. То есть мы, с одной стороны, что-то правильное сказали, а оно оказалось в корне неверно! Формально – правильно, а на самом деле – неверно.

Поэтому нужна чуткость наша, чуткость как христиан, как людей, чтобы чувствовать другого человека. Здесь невозможно выписать рецепт «как нужно поступать так, чтобы ты чувствовал». Смотри, понимай, кто перед тобой, что это за человек? Все же совершенно не похожи друг на друга, хотя есть между нами сходство, но очень много и разницы! Вот это умение чувствовать другого человека, вмещать его в свое сердце – это тоже большое искусство, и это то, что дается с опытом, видимо, нашей жизни – когда мы не только о себе что-то начинаем понимать, но и о других. Потому что любым нашим словом, даже правильным, можно одного вдохновить, а другого, наоборот, в уныние ввести. И это вопрос в каком-то смысле открытый.

Беседовали Александра Колымагина и Анастасия Наконечная

Газета "Кифа" №8(178), июль 2014 года


* VIII научно-практическая конференция Свято-Филаретовского православно-христианского института "Традиция святоотеческой катехизации: представление о человеке в темах основного этапа оглашения", 19–21 мая 2014 года, Москва.

comments powered by Disqus