Трудности, трудности … Но не только они

Интервью катехизатора Александра Копировского, канд. пед. наук, профессора, ученого секретаря СФИ.

Какие трудности и искушения чаще всего встречаются у современных оглашаемых первого этапа? Как из них выходить? Как преодолевать эти искушения? Поделитесь своим опытом и, если можно, то приведите примеры. Интересуют все четыре направления оглашения: личная молитва, молитва в храме, чтение Священного Писания и исправление жизни.

А. Копировский. Трудности, действительно, есть, и большие трудности. Потому что катехумены, приходя на огласительные встречи, приносят с собой инерцию восприятия. Любая внесемейная или внекорпоративная встреча часто понимается ими как некое «занятие», получение информации. А самое главное, огласительная встреча  для многих, особенно вначале - не более чем дополнение ко всей остальной жизни. Это приятный цветок, которым украшается скучная жизнь. В ней появляется что-то существенно новое, яркое.  Но это «что-то» в неё привнесено, у него есть своё место, условно говоря - «красный угол». И главная трудность, которую нужно преодолеть на первом этапе оглашаемому должен преодолеть такое представление о катехизации.

Вторая трудность, тоже связанная с привычками мира сего: «Мы собрались обменяться мнениями по разным поводам. Есть люди более компетентные, менее компетентные, но, в принципе, мы все равны, потому что мы все взрослые образованные  люди». Т.е. от одной крайности, что теперь появился некий учитель, который будет нашпиговывать нас информацией, а мы всё запишем, некоторые оглашаемые переходят к другой: ну, мы просто поговорим «о божественном», но останемся каждый при своем мнении.

Трудно им бывает начать формулировать вопросы. Обычно просят: «Расскажите нам о том-то…» или «Прокомментируйте нам то-то…». Уточняешь: «А в чем у вас вопрос?» - «Это мне интересно, это важно». – «А чем это вам важно?» И вот, такое уточнение их часто затрудняет. Ведь если человеку что-то действительно интересно, значит, он связывает это с той областью своей жизни, в которой возможны изменения. Но принцип: «Сказано – сделано»  представляет для современного человека очень большую трудность.

Принципиальное отличие современных оглашаемых в том, что они много «духовного» читали, точнее – нахватались и наслышались отовсюду понемножку. Часто встречаются люди, имеющие оккультную и полу-оккультную практику, проходившие психологические тренинги, бизнес-тренинги, которые тоже носят полу-оккультный характер. И когда они попадают на оглашение, то хотят применить этот опыт здесь, перестроить ситуацию под себя, чтобы им было удобно воспринимать всё, как они привыкли делать там. И если в самом начале эту парадигму не изменить, то группа рискует оказаться в болоте, если таких людей там большинство.

Момент подозрительности, недоверия тоже может встречаться у оглашаемых. Во-первых,  недоверия по отношению к другим оглашаемым, когда люди, имеющие возможность пригласить группу к себе в квартиру на встречу, боятся так делать. А это одно из условий первого этапа, что им не кто-то предоставляет помещение – организация или некий спонсор, а они сами. Возможно, конечно, использовать помещения при храмах или каких-то других учреждениях, но это исключение, а не правило. Правило же – личное участие, предоставление своего помещения. Есть страх, и нужно преодолеть этот страх, что, конечно, с непривычки им трудно.

Во-вторых, это недоверие к Богу и церкви, поскольку Бог воспринимается только как внешняя объективная сила. И у людей много претензий, недовольства действиями этой силы. Ведь так Бога воспринимать легче, чем как Того, Кто лично к тебе обращается и лично от тебя чего-то хочет. Безличное «нечто»  можно попытаться задобрить или просто отмахнуться от него. Большие подозрения к Библии, претензии: «А почему это сделано именно так?». Спросишь: «А у вас есть основания подозревать авторов Библии в попытках заставить вас делать точно так же?» - «Ну, меня же всю жизнь так пытались обмануть, подчинить…». Объясняешь им, что как раз наоборот! Вы в церкви, вас не обманут (в противовес известным словам Остапа Бендера: «Вы не в церкви, вас не обманут»). Потому что Библия – это дар, подарок церкви, оглашаемые получают в руки то, чего никто из посторонних, неверующих не имеет, даже если он изучил Библию на языке оригинала. Самая большая ошибка катехизатора при недоверии оглашаемых к Библии – это начать оправдываться, что-то пытаться доказать. Это ситуация заранее проигрышная, потому что она переводит Библию в разряд одного из литературных текстов или исторических источников.

Трудно бывает катехизатору, если недоверие оглашаемые проявляют лично к нему. Это настоящее испытание его на прочность. Здесь тоже нельзя начинать оправдываться, и тем более -  огрызаться, т.е. по-светски реагировать на недоверие, ставить провоцирующего человека «на место». Некоторые оглашаемые просто уйдут, а некоторые с радостью это примут, потому что сознательно или подсознательно ищут, кому бы подчиниться.

Иногда, к катехизатору могут предъявляться требования неземной чистоты, абсолютно святой жизни, всезнания и т.п. А поскольку реальность этим завышенным ожиданиям, конечно, не соответствует, то вполне возможно разочарование в нем. То же самое – по отношению ко всей церкви. И тогда сразу возникает вал претензий: «Всё у вас плохо, неправильно… Иерархия продалась власти… Что это за церковь? …». И здесь тоже очень важно не оправдываться, а сказать: «Приди и посмотри. Ты ведь говоришь с чужих слов, не из своего опыта. Для начала просто постой на службе три часа и помолись с теми людьми, которых ты хулишь…». Очень важно напомнить им, что атеистический «каток» не просто катался по нашей стране семьдесят лет подряд, но перед ним шли «ножницы», которые состригали всё, что было выше среднего уровня. Кроме того, прежде чем судить других, всегда нужно посмотреть на себя. Конечно, это не означает, что нужно, поэтому,  слепо принимать всё, что в церкви есть.  Ведь церковь – это общество спасающихся грешников, которые не спасают сами себя, но спасаются Христом и помогают в этом друг другу. Да, грешник-катехизатор помогает грешнику-оглашаемому, но церковь всё-таки – не притон, а люди, на самом деле возведенные «из грязи в князи».

Оглашаемые часто пытаются рационализировать Писание и вообще духовную жизнь. Думают, что можно объяснить им всё на уровне «2х2=4». Тогда нужно, не отвечая прямо на такие запросы, идти в глубину, помогать им создавать атмосферу, в которой человек сам может многое уразуметь и объяснить это себе. Многие современные люди ищут готовых ответов и сами размышлять не хотят. И нужно сказать им, что даже  в Библии нет готовых ответов на все случаи жизни.

Очень важна мотивация человека, приведшая его на оглашение. Не все из тех, кто приходит на первый этап, исповедуют веру во Христа как в Сына Божьего, и им даже простая постановка задач духовного характера трудна.  Сейчас у людей много оккультного опыта, они много чего читали и слышали о Христе из нехристианских источников. Поэтому главным ориентиром для катехизатора является желание человека, которое тот должен сам лично выразить, т.е. сказать на собеседовании, зачем он пришел на оглашение, какая причина этого. Иногда бывают очень необычные мотивации у людей. Например, одна сестра сказала: «Я хочу понять, чем вы увлекли моих дочерей?». Обе её дочери с высшим образованием пришли к Богу и в Церковь, и она захотела понять причину. Такая мотивация вполне достаточна для начала оглашения.

Какие ошибки и искушения тут могут быть? Что может помешать человеку начать нормально оглашаться?

А. Копировский. Прежде всего, помешать может стремление просто приобрести некие знания о христианстве. Нежелание войти в церковь, изначальный настрой против церкви очень мешает. Ещё, если человек приходит на оглашение для самовыражения и самоутверждения, с желанием кому-то (или себе) что-то доказать.

Могут помешать и «заботы века сего» в прямом смысле: работа, увлечения, семья, отдых. Некоторым людям некогда прийти на встречу, некогда читать Писание, некогда ходить в храм. Тогда лучше человеку сразу сказать: «Приходите на оглашение, когда у вас будет время». Потому что такой настрой в начале потом ни к чему хорошему не приведет. В Евангелии об этом прямо говорится -  в притче о званых на брачный пир.

Бывают иррациональные трудности, о них тоже нужно сказать. Например, вдруг наступает охлаждение, падает интерес к оглашению. Прямо по Пушкину: «Земфира охладела». Почему? Катехизатор, конечно, сразу начинает искать причину: может, человек искусился чем-то на оглашении, или он, катехизатор, сделал какую-то ошибку. Да, бывают и искушения, и ошибки. Но бывает и немотивированное охлаждение, связанное с духовной борьбой человека с «духами злобы поднебесной». В этом случае человека «упускать» нельзя, даже если он говорит вроде бы без всякой причины: «Мне всё это надоело, я уйду…».

Что же тогда делать? Молиться за него?

А. Копировский. Да. Но нужно ещё сказать ему: «Вы можете уйти, вы свободны. Но лучше просто сделайте перерыв, потому что такие вещи иногда бывают с людьми. Я не могу объяснить, почему это бывает, но это проходит. Когда это пройдет – возвращайтесь». Попросите разрешения иногда звонить ему, узнавать, как дела. И многие возвращаются.

Мешают начать оглашение и ошибки катехизатора, которые могут соблазнять оглашаемых – от его неопрятного вида и опозданий на встречи до «напора», командного (или наоборот – слишком расслабленного) их ведения, радикальности в оценках и требованиях т.п. 

Какие трудности чаще всего сейчас есть у оглашаемых, когда они входят в традицию общей молитвы в храме?

А. Копировский. Мне кажется, храм сейчас для оглашаемых не слишком привлекателен. Мало кого из них интересует сакральная таинственность храмового пространства, они редко думают, что в храме есть нечто особенное. Тем более что храмов сейчас много, нередко они, особенно новые, даже отпугивают людей своим внешним «триумфаторским» видом, уродливой архитектурой, а внутри – сухим внутренним убранством: нет хороших икон и росписей, нет живых цветов, резкий запах дешёвого ладана и т.п. Но к этому можно привыкнуть, тем более, что всё это можно и нужно исправлять, улучшать. Для Бога и церкви нужно отвоевывать помещения: не только домашние и рабочие, но и церковные, храмовые тоже. Кроме того, можно показать оглашаемым, как организовать пространство в обычном помещении, чтобы оно стало более духовным.

Оглашаемые в начале огласительного процесса участвуют в богослужении, в основном, качаясь на его «волнах», т.е. почти бессознательно. А когда предлагаешь им вслушиваться в песнопения и записывать всё непонятное, задавать вопросы, то это порой встречает с их стороны непонимание. Оглашаемым кажется, что такими действиями они нарушают покой своей души, убаюканной эстетическими переживаниями. И все-таки нужно предлагать им следить за богослужением по сборникам «Православное богослужение», но не стараться сразу объяснять все подробности. Нужно постараться включить человека в ход богослужения, заинтересовав им, объясняя реальный (не символический!) смысл его частей, отдельных молитв, некоторых слов и выражений, если они непонятны.

Огромное значение для оглашаемых имеет храмовая проповедь. Если она на своем месте – сразу  после чтения Писания, если она хороша по содержанию, то она дает очень высокий положительный эффект. Всё остальное – молитвы, песнопения – легко приложатся к этому. Для меня лично имело огромное значение то, что я слышал проповеди о. Тавриона (Батозского), о. Всеволода Шпиллера, о. Виталия Борового. Служба для оглашаемых во много строится именно вокруг проповеди.

Чтение Писание и проповедь – это ведь самая главная часть богослужений, доступных оглашаемым.

А Копировский. Конечно, и именно через чтение Слова Божьего и проповедь всё богослужение обретает для них смысл.  Ещё им можно подсказать, что хорошо выучить кое-что из богослужебных текстов наизусть, это очень облегчает понимание. Тогда на богослужении они смогу проникать в более глубокие уровни смысла.

Теперь давайте поговорим о личной молитве.

А. Копировский. Личная молитва у оглашаемых – это область больших трудностей. Никто, за редчайшим исключением, не входит в личную молитву сразу. У людей нет примеров в жизни, нет в близком окружении регулярно молящихся верующих людей. Поэтому катехизатору нужно им рассказывать о молитве и давать примеры своих молитв, как он сам молится о том или об этом. Приводить примеры молитв из Священного Писания, использовать Псалтырь. Не обязательно ведь читать все псалмы подряд, можно выбирать их, можно даже брать отдельные строчки из них, небольшие отрывки, и использовать их в молитве перед встречей или после нее.

Ещё важно обратить их внимание к содержанию их жизни.  Если они будут внимательно смотреть на нее (без цели «выкопать» побольше грехов и т.п.), то обязательно откроют в ней области, куда Богу просто необходимо прийти и что-то исправить. Но нужно Его позвать туда. Так появляется нужда в молитве.

И ещё я люблю приводить слова митр. Сурожского Антония, что молиться - это не значит вежливо напоминать Богу о том, что Он забыл для нас сделать. Это значит – нужно делать что-то вместе с Ним. Ведь призывать Его в помощь не значит, что мы предлагаем Ему всё сделать за нас. Он, если и сделает что-то за нас, то совсем не так, как мы предполагаем. Есть замечательная притча у Клайва Стейплза Льюиса: «Представьте себе, что вы - жилой дом. Бог входит в этот дом, чтобы перестроить его. Сначала, возможно, вы еще можете понять, что Он делает. Он ремонтирует водопровод и крышу. Необходимость такого ремонта вам ясна и не вызывает у вас удивления. Но вот Он начинает ломать дом, да так, что вам становится больно. К тому же вы не видите в этом никакого смысла. Чего Он хочет добиться? А объяснение в следующем: Он строит из вас совсем другой, новый дом, вовсе не такой, каким вы его представляли. В одном месте Он возводит новое крыло, настилает новый пол, в другом - пристраивает башни, создает дворики. Вы думали, что вас собирались переделать в хорошенький маленький коттедж. Но Он сооружает дворец и намерен поселиться во дворце Сам». Это, конечно, метафора, но метафора сильная, об этом стоит подумать.

Как можно помочь оглашаемым начать исправлять свою жизнь по воле Божьей?

А. Копировский. Хорошая вещь – вдохновляющий пример. Личный пример или какой-то ещё, приведенный катехизатором, очень помогает. Но это должен быть пример людей, похожих на нас. Сослаться на древних монахов-пустынников тоже можно, но это редко вдохновляет. Трудность часто состоит в том, что у современных оглашаемых не так часто есть какие-то явные грубые грехи, страшные пороки или тяжелые преступления, совершенные ранее. Не потому что люди стали лучше, чем в древности, а потому что общество у нас чего-то достигло во внешнем устройстве жизни  - ведь оно построено во многом на христианских основаниях, пусть и неявных. Люди сейчас не часто борются за хлеб насущный, жизнь стала более комфортной, уровень жизни в среднем повысился. Но и требования к человеку в обществе теперь выше, чем раньше. Поэтому примеры наши тоже должны быть на близком к жизни уровне. Даже когда мы говорим о великом святом, то важно сказать, что он стал святым не сразу, а в течение жизни, что в ней  были борьба и труд. И что святые в древности часто начинали с довольно низкого уровня нравственности и культуры, а мы сейчас часто начинаем с более высокого уровня, чем они.  И что поэтому нужно стремиться не к некоему идеальному совершенству, а к реальности  и полноте жизни во Христе.

Нужно быть трезвенными, не спешить, но и не ждать, что прямо с завтрашнего дня или с понедельника мы совсем перестанем грешить. Любая попытка жить и не грешить в мире сем очень трудна, к этому оглашаемых нужно готовить. Нужно учить их жить не по лжи, как говорил А.И. Солженицын, постепенно поднимая планку, исправляя не сразу всё и везде, а последовательно, главное - не отступая ни на шаг.

А как помочь человеку, если у него в жизни есть смертный грех, идол или какая-то страсть?

А. Копировский. С идолами позволяет расстаться первый этап, его целостность, объемность, общение. Идолы, как известно,  падают, если человек призывает имя Христа.

Что касается смертных грехов, то первый этап – это полигон. По смертному греху на нем нужно стрелять, т.е. чётко называть грех, объяснять, как он действует, почему закон его не терпит, и призывать этого не делать. Грешника закон терпит, а смертного греха – не терпит, потому что грех действительно ведет к смерти, а еще он бывает смертоносным для других. И борясь со своим смертным грехом, человек должен понимать, что он борется не только за свою свободу, но и за свободу других. И за свою чистоту, и за то, чтобы Бог мог действовать в нем и через его.

Конкретные способы борьбы, сроки очень индивидуальны. Сложность в том, что требования общества к смертным грехам сейчас резко понизились. Например, внебрачное сожительство, измену уже вообще не считают грехом. Поэтому важно здесь не рубить с плеча, а говорить, что некоторые вещи на какое-то время могут быть допустимым компромиссом, но могут быть и тяжелым грехом. Если это измена в браке, то такой  грех нужно прекратить однозначно, а если есть супружеские отношения до брака или вне брака, то нужно исправить это как можно скорее. Или разойтись, или вступить в брак, взять на себя ответственность друг за друга и за новую жизнь, которая может зародиться. Ведь этические ветхозаветные заповеди – это нижняя планка для человека, а нам нужно стремиться выше. И Бог, конечно, помогает оглашаемым изменить жизнь.

Если человек имеет алкогольную или другую зависимость, то минимальное, но обязательное требование – не употреблять алкоголь в день огласительной встречи и в день посещения храма. Нужно освободить в себе сначала хотя бы некий островок свободы, «плацдарм», который может расширяться. Лучше, конечно, бросать всё это сразу и насовсем, но не у всех оглашаемых хватает сил и решимости.

Нужно, конечно, сразу говорить им о втором этапе оглашения, тогда для борьбы с зависимостью у оглашаемых будет гораздо больше оснований. И что перед вторым этапом им нужно отставить смертные грехи совсем, потому что без этого невозможно будет говорить с ними о Боге и жизни в Церкви всерьёз.


Беседовала Наталья Адаменко

Портал «Идите, научите все народы»

comments powered by Disqus