Основные трудности и искушения оглашаемых

В практике Преображенского братства оглашение слушающих или первый этап катехизации продолжается около года. Во время него катехумены приобретают навыки чтения и понимания Св. писания, личной и храмовой молитвы, исполнения заповедей Божьих.

Мы попросили охарактеризовать основные трудности и типичные искушения современных катехуменов на этом этапе заведующего Научно-методическим центром по миссии и катехизации СФИ, катехизатора Людмилу Комиссарову.

Какие главные трудности и искушения встречаются у современных оглашаемых на первом этапе катехизации?

Л. Комиссарова. Наибольшие трудности у современного оглашаемого первого этапа – слушающего, на мой взгляд, связаны с личной молитвой, с участием в храмовом богослужении. В тех группах, где я была катехизатором, не было людей с церковным опытом, Им было очень трудно входить в храмовое богослужение, осваивать храмовое пространство. Причем эти трудности сохраняются очень надолго и распространяются на последующие этапы катехизации. И я не могу сказать, что большинство оглашаемых нам удалось привлечь к храмовому богослужению, ввести в него. Отдельные люди входят быстро, но их очень немного. 

Какого рода эти трудности?

Л. Комиссарова. Наше богослужение архаично, оно очень сильно отличается от той жизни, которой живет современный человек, поэтому очень трудно войти в это пространство и начать молиться в храме. Конечно, помогает то, что существуют сборники «Православное богослужение», где есть перевод молитв и песнопений на русский язык. Это помогает, и почти все оглашаемые, за редким исключением, используют их. Эти сборники – не только способ постижения молитвы церкви, но своего рода «якорь», за который человек держится во время богослужения, чтобы не потерять смысл.

Помогает рассмотрение на огласительных встречах структуры богослужений и обсуждение вопросов о богослужении, которые обычно возникают у оглашаемых примерно с середины первого этапа оглашения. Люди хотят понимать богослужение, потому что для современного человека очень важно понимать, что происходит вокруг.

На мой взгляд, помогает оглашаемым и участие в мирянском богослужении, на которое они могут прийти в часовню Свято-Филаретовского института. Некоторые вначале опасаются того, что богослужение проходит не в храме, потому что это непривычно. С одной стороны – богослужение в храме не очень привлекательно, а с другой стороны –оглашаемые пугаются богослужения мирянским чином - более простого и понятного. Но потом их отзывы об этих богослужениях в часовне (вечерни и утрени) становятся всё более положительными, главным образом потому, что они там всегда слышат чтение Священного писания и проповедь, что в богослужении является центром для оглашаемого первого этапа. Да и участвовать они могут более активно, например, подпевать хору.

А что их чаще всего смущает в храмовом богослужении?

Л. Комиссарова. Оглашаемых может сильно смутить поведение прихожан – завсегдатаев храма, которые делают им замечания, видя, что человек ведет себя непривычно. Например, он открывает книгу и следит по ней за богослужением, или начинает подпевать хору. И они могут сделать замечание иногда в резкой форме, что смущает оглашаемых. Особенно вначале, когда человек очень сильно реагирует на то, как к нему в храме относятся. Миссионерской приветливости, дружества у прихожан пока, к сожалению, не хватает. Ещё оглашаемых может смутить то, что большинство прихожан в богослужении не участвуют так, чтобы это было заметно: они не подпевают хору, во время богослужения ходят туда-сюда, ставят свечки и т.п. На уровне интуиции оглашаемые ощущают отсутствие единства в храмовой молитве.

Конечно, очень важно оглашаемым первого этапа быть на богослужении вместе с поручителями, катехизатором, другими знакомыми христианами. Это уберегает их от многих искушений. Были такие отзывы оглашаемых: «Пошел один в храм возле дома, в богослужении ничего не понял, никого знакомых нет, спросить не у кого». Но иногда они говорят: «Я люблю молиться один». Такие противоречия в сознании тоже затрудняют участие в богослужении.

И им тогда бывает трудно начать молиться вместе со всеми?

Л. Комиссарова. Да, есть люди, которым это трудно. Я не могу сказать, что это трудно всем, но всегда есть люди, которым это трудно, которые предпочитают в храме находиться в каком-то уголке, где меньше народа, или в храмах, где никто их не знает. Поэтому, если группа оглашаемых начинает собираться в одном храме вместе, хотя бы к концу первого этапа, то это хорошо. Нужно это предлагать оглашаемым. Но на первом этапе мы предъявляем к оглашаемым минимальные требования, в том числе и к участию в богослужении.

А какие трудности у современных слушающих бывают в личной молитве?

Л. Комиссарова. У многих современных людей, особенно у молодежи и у людей среднего возраста, есть проблемы с личной молитвой. Причем, если раньше я сталкивалась с тем, что люди молятся церковными молитвами, которые им известны, то сейчас люди более охотно молятся только своими словами и такую молитву, к сожалению, сохраняют очень надолго. То есть они не хотят брать церковные молитвы, использовать церковное Предание в молитве. Даже псалмы не хотят читать, хотя мы с самого начала первого этапа регулярно читаем их в начале и в конце встречи. Не то, что эти молитвы вызывают какое-то отторжение у оглашаемых, но в этот опыт они входят с трудом. Раньше оглашаемые часто говорили: «Вот я прочитал псалом, и мне стало легче» или «У меня есть любимые псалмы», и даже: «Не призывайте меня молиться своими словами, я буду лучше читать псалмы». А сейчас чаще говорят наоборот: «Я же молюсь своими словами, что ещё нужно?», - и когда мы предлагаем включать в молитву что-то ещё, то это идет очень трудно. Правда иногда они употребляют молитвословия, которые им кажутся очень простыми, но смысл которых они на первом этапе ещё не понимают: Отче наш, Богородице Дево, Символ веры.

Кроме перечисленного, в личной молитве есть и другие трудности. Например, люди порой не очень понимают, зачем вообще нужна личная молитва, что это такое. А если и понимают, то начинают обращаться к Богу только с просьбами. Особенно, если они попадают в какую-то сложную ситуацию. Гораздо реже встречаются благодарственные молитвы. И очень редко на первом этапе встречается желание покаяться пред Богом, попросить прощения. Это желание выправить, исправить отношения с Богом нужно у оглашаемых поддерживать. Современный человек в жизни редко находится в молитвенном пространстве, поэтому на оглашении этому аспекту приходится придавать особое значение. Катехизатору нужно интересоваться этим, спрашивать у оглашаемых, молятся ли они, причем спрашивать лично каждого.

Какие есть трудности у современных слушающих, связанные с чтением Священного Писания? Ведь они читают на первом этапе синоптические евангелия и некоторые книги Ветхого завета.

Л. Комиссарова. Чтение Священного Писания – наиболее интересное дело для оглашаемых, они, как правило, читают его с удовольствием и интересом, и евангелия, и Ветхий завет. Книги Ветхого завета читают даже с большим интересом, особенно в начале первого этапа, чем евангелия. Хотя есть люди, которые любят евангелие, читали его до оглашения, и им бывает трудно читать Ветхий завет. Часто бывает даже некий «перекос» на встречах, связанный с большим интересом оглашаемых к Писанию: они задают много вопросов по нему и почти всё время встречи уходит на ответы. А вот вопросов, связанных с молитвой, богослужением, вообще с Преданием церкви – мало, современные люди трудно входят в Предание. Им легче что-то прочитать, задать по тексту вопрос, прочитать толкование, обсудить прочитанное, чем общаться с Богом в молитве.

А что-то может смутить, искусить слушающих при чтении Священного Писания?

Л. Комиссарова. Как правило, почти у всех есть претензии к Ветхому завету: почему Бог там такой жестокий? А при чтении Евангелия возникает недоверие к тому, что говорит и к чему призывает Христос. Им трудно поверить, что так действительно можно жить. И это недоверие быстро преодолевается только у немногих, у тех, кто пережил личное откровение, кто поверил Христу, у кого произошла встреча с Ним. Вообще, проблема доверия человеку и доверия Богу – одна из основных у современных слушающих. Приходится порой пробиваться через стену недоверия. Люди закрыты и недоверчивы, даже если они при этом много говорят, много спрашивают, здесь катехизатору не надо обманываться. Им трудно обрести доверие к Богу, к катехизатору, священнику, просто к тем людям, которые находятся возле них. Иногда оглашаемые в конце первого этапа говорят: «Мы только сейчас начали говорить о важных для нас вещах. Почему мы об этом не говорили раньше?» А раньше им мешало недоверие, они сами не хотели говорить на эти темы.

Какие серьёзные проблемы Вы видите ещё?

Большая проблема – идолопоклонство.  Мы довольно много говорим об этом на первом этапе. Есть беседы о смертных грехах в конце первого этапа, прямо касающиеся этой темы. Люди, осознавая это, понимая и принимая это, часто не хотят сразу расстаться со своими идолами.

Как им помочь?

Л. Комиссарова. Помочь им сложно, здесь одними призывами решительнее что-то делать для Бога, не поможешь. Сам процесс оглашения способствует перемене в жизни, начинают меняться приоритеты, начинают уходить страхи. Их вдохновляют примеры преодоления страхов и лжи из жизни верующих людей, из жизни святых. Очень важно, если появится доверие и даже дружба между оглашаемыми и катехизатором, многое в своей жизни оглашаемые начинают менять сначала по доверию. В обычном случае они, может быть, и не отказались бы от каких-то старых привычек, но по доверию к катехизатору рискуют их изменить. А, когда видят, что в результате получается совсем не плохо, а даже хорошо, то они в этом доверии укрепляются. Иногда они сами говорят примерно так: «Я не понимаю, как я смогу без этого обходиться, но я вам верю, и поэтому попробую». Личность катехизатора очень влияет на это, пример его жизни порой более действенен, чем любые слова. Но на первом этапе проблема идолопоклонства чаще всего не решается.

Какие самые распространенные идолы сейчас?

Л. Комиссарова. Самые распространенный идол сейчас – это семья и, как ни странно, у молодежи тоже. И даже те молодые люди, что не имеют семьи, о ней мечтают, это некий идеал их жизни. Люди старшего возраста, которые в семье уже пожили, а некоторые находятся в разводе, хотя и воспитывают детей, к семье относятся более трезвенно. Сейчас у молодежи семья часто - цель жизни, и они все свои силы бросают на поиск супруга, на строительство семьи. И мысль о том, что между мужем и женой должен быть Христос, для них очень сложна.

Второй самый распространенный идол сегодня – это работа. Очень существенен вопрос о заработке, а для молодых людей ещё важны карьерный рост и возможность самореализации. Сейчас на оглашение часто приходят люди, которые приехали в Москву из других городов и, имея съемное жильё, работают в какой-то частной фирме. Они очень дорожат своей работой, они очень дорожат своей зарплатой, которая позволяет им снимать жильё и ещё помогать своим родным, которые остались дома, позволяет куда-то поехать на отдых и т.п. Поэтому им очень трудно бывает поставить на первое место свою церковную жизнь или хотя бы огласительные встречи, а не работу. Даже мысль о том, что можно попросить поменяться сменами или отпроситься на важную встречу, пугает их. Работа для многих сейчас настоящий идол, люди готовы больными, с температурой, идти работать, чтобы не потерять заработок или рабочее место. Они часто перерабатывают, работают по выходным, без отпуска. Поэтому у них порой просто не хватает сил, чтобы пойти в храм, на встречу.

На первом этапе оглашения приоритеты в жизни человека ещё правильно не расставлены, поэтому важен разговор об этом. Конечно, борьба с идолами продолжается в течение всего оглашения и даже после него, но начаться она должна уже на первом этапе.

Хорошо, если у самого катехизатора есть такой опыт. Он, например, сам занимает какую-то ответственную должность или просто много работает. Как он выходит из этой ситуации, как ему удается везде успевать? Оглашаемым очень важно видеть пример успешного преодоления идолопоклонства.

 

Беседовала Наталья Адаменко

Портал «Идите, научите все народы»

comments powered by Disqus