Правила использования огласительной литературы на основном этапе катехизации (на основе опыта Преображенского братства)

Основной список литературы для второго этапа включает в себя не строго обязательные к прочтению книги, а то, что просто используется в первую очередь. Даже книги Священного писания и катехизис не могут считаться тем чтением, которое само по себе гарантирует приобщение катехумена к вере и жизни Церкви, так как они вторичны по отношению к жизни Церкви.

Сразу важно оговориться, что на оглашении вся литература, и основная, и дополнительная, имеет лишь вспомогательное значение. При этом по мере развития системы катехизации в Преображенском братстве для каждого этапа был разработан свой список[1] основной и дополнительной литературы. На первом этапе он довольно обширный и разнообразный, в него входят не только церковные, но и художественные издания. Для третьего этапа тоже можно без труда подобрать немало литературы, посвященной догматам и таинствам церкви. Второй в этом смысле стоит особняком — среди современных изданий очень мало книг, относящихся непосредственно к этому этапу. Как выходить из этого положения, какую литературу (как для оглашаемых, так и для катехизаторов), в каком объеме и как именно можно использовать?

Основной список литературы для второго этапа включает в себя не строго обязательные к прочтению книги, а то, что просто используется в первую очередь. Даже книги Священного писания и катехизис не могут считаться тем чтением, которое само по себе гарантирует приобщение катехумена к вере и жизни Церкви, так как они вторичны по отношению к жизни Церкви. Архиепископ Павел (Олмари) пишет: «Иисус Христос не оставил никакого письменного изложения Своего учения. Также и святые апостолы сначала не создавали вероучения… Сначала возникла Церковь, и только после этого постепенно стали появляться книги Нового Завета: Евангелия и апостольские послания» [2].

Священное писание не существует вне Церкви, вне ее Священного Предания и не имеет катехизического значения без церковного измерения катехизации. «Для православной традиции, — пишет митр. Иларион (Алфеев), — богодухновенность связана с тем, что Писание есть часть Предания, а Предание есть жизнь Духа Святого в Церкви. Писание рождается в недрах религиозной традиции (Предания), передается религиозной традицией и интерпретируется религиозной традицией» [3]. Он также приводит слова В. Н. Лосского, который определял Предание как «жизнь Духа Святого в Церкви, жизнь, сообщающая каждому члену Тела Христова способность слышать, принимать, познавать Истину в присущем ей свете, а не естественном свете человеческого разума» [4]. И еще В. Н. Лосский пишет: «…именно Предание дает понимание смысла истины Откровения — не только того, что надлежит принимать, но также и, — что главное, — того, как следует принимать и хранить услышанное. В этом общем смысле предпосылкой Предания является непрестанное действие Духа Святаго… Только в Церкви делаемся мы способными обнаруживать внутреннюю, сокровенную связь между священными текстами, благодаря которой Священное Писание — как Ветхого, так и Нового Заветов — является единым и живым телом Истины, где Христос присутствует в каждом слове» [5]. Таким образом, главным научающим фактором в катехизации является сама жизнь Церкви. Где нет церковного собрания (хотя бы из двух-трех человек, собранных во имя Христа), где нет церковного общения, там Библия не раскрывается как Священное Писание и невозможно достичь цели катехизации.

В практике Преображенского братства используется довольно большой перечень литературы, рекомендуемой для катехизаторов в связи с данным этапом оглашения. Сюда входят как святоотеческие, так и более современные катехизисы, а также литература о проведении оглашения. Знакомство с этими текстами помогает катехизатору расширить границы своего опыта, учит правильно расставлять акценты. Это помогает войти в сам дух катехизической проповеди, чтобы слово катехизатора было не передачей знаний или толкованием, а вдохновенным возвещением пути жизни, который раскрывается как опыт следования за Христом Распятым и Воскресшим.

Рекомендации по проведению катехизации можно найти у блж. Августина и свт. Григория Нисского. Современный опыт проведения основного этапа отражен в катехизисе для  катехизаторов «Идите, научите все народы» о. Георгия Кочеткова. В этом катехизисе кроме текстов бесед содержатся также методические рекомендации, касающиеся опыта ведения встреч на втором этапе. Каждая тема сопровождается комментарием: на что важно обратить внимание, что можно опустить в случае необходимости, какие есть трудности и опасности в раскрытии той или иной темы (например, риск уйти в научные подробности). Темы катехизиса сопровождаются приложениями, вводящими читателя в современную проблематику вопроса (скажем, справка о современной космологии; основные положения других религий и т. д.). Очень важно, что каждая тема в катехизисе предваряется и заканчивается примером молитвы (так же как в катехизисе для просвещаемых), что позволяет теснее связать веру, молитву и жизнь катехуменов.

При желании катехизатор может использовать научно-популярную и другую современную литературу. Это помогает соотносить традицию с современностью, знать поле смыслов, в которых живет просвещаемый, чтобы говорить о положениях веры понятным ему языком (при этом, однако, не стоит стилизоваться под собеседника). При чтении подобной литературы важно помнить, что никакие научные данные не могут подтвердить или опровергнуть вероучение Церкви. Важно показывать, с одной стороны, то, что помогает нам раскрыть Божественное откровение, а с другой — не забывать об ограниченности возможностей научного познания.

Основной катехизической литературой для просвещаемых являются книги Ветхого и Нового заветов (Священное писание). Навтором этапе катехуменам рекомендуется особое правило чтения Библии. Как и на первом этапе продолжается вхождение в смысл синоптических евангелий, но уже в свободном порядке (нет обязательного для всех членов группы ежедневного плана чтений). Если на первом этапе оглашения Новый и Ветхий заветы читаются целыми книгами, то на втором внимание просвещаемых сосредотачивается на избранных отрывках, которые отражают ключевые события истории спасения. Темы катехизиса разворачиваются на основе этих текстов (объем и метод чтения Библии даны в брошюре «Возможная система оглашения»). Важно, что на предыдущем этапе оглашаемые уже прочли синоптические евангелия, учительные книги, книги Закона, разрешили принципиальные вопросы, связанные с их пониманием. Они научились доверять Богу и исправлять свою жизнь в соответствии с заповедями, уверовали во Христа как в своего Спасителя, вошли в пророческое измерение Евангелия, пронизанного послушанием Духу. Тем самым у всех оглашаемых появилось общее основание для усвоения веры Церкви. На втором этапе задача усложняется: если раньше они учились соотносить свою жизнь со Священным писанием, то теперь им предстоит сверить свою веру с верой Церкви.

Во время основного этапа просвещаемые регулярно используют богослужебные тексты, чаще всего чины вечерни и литургии оглашаемых. Рекомендуется их читать не только во время богослужений, но и дома — для размышления о смысле церковной молитвы.

Просвещаемым советуют познакомиться с такими катехизисами, как огласительные поучения святителей Кирилла Иерусалимского, Филарета Московского и др. (те части, которые не касаются догматики и таинств). Это помогает создать определенное поле смыслов, увидеть традицию. Наиболее часто в практике оглашения Преображенского братства используется современный катехизис для просвещаемых «В начале было Слово» свящ. Георгия Кочеткова, так как в нем хорошо выражен керигматический пласт Предания Церкви, учитываются цель и задачи данного этапа, отражается живой опыт катехизации (в основе катехизиса о. Георгия — расшифровка огласительных бесед).

Основные требования к катехизисам и особенности их использования

1. Текст должен содержать керигму Церкви.

Для всей литературы, используемой в катехизических целях, действует общее ограничение, связанное с требованием disciplina arcani, которым имеет смысл руководствоваться, рекомендуя просвещаемым тексты для чтения. Отец Георгий озвучил вчера важный огласительный принцип: «Что человек не испытал в своей жизни, о том он рассуждать не может». В используемой литературе (по крайней мере, в ее рекомендуемых частях) не должна идти речь о догматике, аскетике, мистике, а также ни о каких второстепенных вопросах, которые не относятся к центральным темам веры и жизни человека (что может легко увлечь и отвлечь просвещаемых от главного, пробуждая в них желание послушать или почитать что-нибудь интересненькое). Это не пожелание, а требование катехизации. По мнению о. Георгия, принципиальной трудностью зачастую является недостаток интуиции у катехизатора, нехватка навыка различения керигматического и догматического пластов церковного предания [6]. На первый взгляд, нет ничего опасного в том, что человек прочтет что-то из области догматики, в крайнем случае просто ничего не поймет. На самом деле это может стать для него огромным искушением. Умозрительные формулы, не имеющие отношения к жизни, гораздо проще воспринимать, потому что они не являются вызовом для совести, напротив — создают иллюзию понятности, мешая просвещаемым соотносить веру Церкви с той повседневной верой, которой они живут сами.

Христос Яннарас пишет, что в языке Евангелия «мы не обнаружим ни теоретических положений, ни умозрительных формулировок. Он просто выявляет и обобщает живой опыт веры». Это и есть язык керигмы — образа, поэзии, символа, а не выверенный язык теоретических построений, которыми пишутся догматические формулировки. «Дело в том, что привычный нам логико-понятийный способ выражения рождает в людях обманчивое ощущение полного и прочного обладания знанием, если им удалось уложить в голове соответствующую цепочку рассуждений. Между тем поэзия с помощью образов и символов всегда указывает на некий смысл, таящийся за прямым значением слов, — смысл, доступный скорее непосредственному опыту жизни, нежели отвлеченному умозрению. <… > …Теология становится песнью и поэмой; она не столько усваивается чисто интеллектуальным путем, сколько непосредственно переживается. Приобщиться к истине Церкви — значит участвовать в ее образе жизни…». И в отношении догмата: «Сегодняшние догматы… это те отвлеченные положения, в которых Церковь выражает свой опыт веры, указывая границы, отделяющие истину от ее еретических искажений. <…> Однако формула не в состоянии подменить собою опыта; она лишь обозначает его границы. Если человек сам не испытал в жизни родительской любви… он в состоянии усвоить ее определение, но так и не узнает, что такое сама любовь. Другими словами, знание определений и формулировок истины не есть знание истины как таковой. Вот почему атеист может очень хорошо изучить догматы Церкви о Троичном Боге, о том, что Христос — совершенный Бог и совершенный человек, но из этого вовсе не следует, что атеист познал заключенную в них реальность» [7].

Таким образом, керигма Церкви — то, что соотносится с духовным опытом каждого человека. Опознание просвещаемым истинности керигмы Церкви происходит в его совести, в духовной памяти, в повседневной жизни. Благодаря тому, что в каждом из нас есть образ и подобие Божье, жива духовная память о своем «звании и призвании», оглашаемый опознает подлинные вещи и, в нормальном случае, сорадуется им. Это особенно характерно для первого этапа оглашения, когда керигма связана с откровением о милосердии Божьем, о Законе как пути добра, правды и красоты, с опытом узнавания Христа и новым звучанием Евангелия как пророческого текста.

На этапе просвещения в центре керигмы становится откровение о Христе Распятом и Воскресшем, врожденной поврежденности человека грехом и единственном пути к исцелению — через принятие личного креста и следование за Христом. Это ставит человека перед весьма болезненным внутренним выбором. Ведь каждый в свое время нашел для себя те или иные ответы на самые важные экзистенциальные вопросы: что такое добро и зло, грех, смерть, жизнь, кто всему виной и что теперь делать, и т. д. И в отношении этих вопросов у людей вырабатываются не просто убеждения, но своя очень крепкая вера, в соответствии с которой они и живут. Через призму этой веры они воспринимают и все, что читают и слышат. И эти сложившиеся до оглашения представления людей почти неизбежно входят в конфликт с вероучением Церкви. Поэтому цель проповеди на основном этапе именно в том, чтобы слово Божье достигло этих глубинных верований, разрушило их, созидая в человеке истинную веру. Этот процесс по сути является экзорцизмом — изгнанием духа прежней греховной жизни, ложной веры и надежды, в результате чего катехумен обретает способность и готовность воспринять веру Церкви и Дух Христов. А поскольку у каждого человека есть твердая уверенность в отношении правильности своей веры в этих вещах, как раз здесь вопросы чаще всего не возникают. И эти вопросы приходится ставить и давать на них ответы на основании библейского откровения. Рекомендуемая литература должна в этом помогать.

2. Вариативность и вспомогательная роль катехизиса.

Так как катехизация по определению не есть передача знаний, а передача веры, то и сама катехизическая беседа — не лекция, а проповедь. Поэтому она каждый раз рождается заново от
соприкосновения слова Божьего с сердцем и совестью катехизатора и оглашаемых и зависит от глубины проживания этого слова самим катехизатором. Тогда и только тогда (а не в силу самих сказанных слов) в этом таинстве рождается то слово, которое обладает силой экзорцизма и способно менять жизнь людей. Катехизатор «занимается не только и не столько наблюдениями и внешней теорией, сколько “феорией” (“умозрение”, “смотрение”) и живым созерцанием» [8], — пишет о. Георгий в своей диссертации «Таинственное введение в православную катехетику». Поэтому невозможно раз и навсегда выбрать какой-то текст как неизменный образец для проведения оглашения, так же как и невозможно специально написать катехизис, подходящий для всех случаев. Может получиться очередной вариант символической книги, но не то, что можно предложить просвещаемым для научения вере.

Примером подхода к катехизису как к вспомогательному тексту может служить практика оглашения в Преображенском братстве. Так, катехизис о. Георгия является результатом живого процесса оглашения и постоянно меняется под ее влиянием. Эти изменения не затрагивают принципиальных вещей (основных вероучительных положений, логики их раскрытия). Меняться могут способы подачи церковного вероучения (язык, количество бесед, образы, акценты, объем, глубина раскрытия) даже в опыте одного и того же катехизатора в зависимости от конкретных условий оглашения. Количество бесед при необходимости может сокращаться вплоть до одной, но основные темы обязательно раскрываются и последовательность их изложения остается неизменной. Катехизис «В начале было Слово» играет вспомогательную роль по отношению к встречам. Он не самодостаточен. Это не книга, по которой можно огласиться дома самостоятельно, он «не работает» сам по себе вне церковного контекста жизни, в том числе вне огласительных встреч.

3. Необходимость обратной связи.

Как уже говорилось, просвещаемые трудно расстаются со своими устоявшимися личными верованиями в пользу веры Церкви. Часто они слушают, но не слышат. В этой ситуации очень важно иметь возможность обратной связи. Не нужно настраивать их на выучивание цитат из катехизиса, главное — достичь понимания и усвоения основных положений православной веры. На встрече катехизатор может задать катехуменам какой-то вопрос, чтобы увидеть, в чем есть проблемы, и постараться их разрешить. Это сродни древней практике «возвращения Символа веры».

Итак, для основного этапа оглашения можно использовать любую катехизическую литературу. При этом нужно руководствоваться следующими правилами:

— чтение не должно заменять собой огласительные встречи, оставаться вне живого процесса катехизации;

— основная литература на данном этапе — книги Священного писания (Ветхий завет — конкретные главы, Новый завет — в свободном режиме), тексты богослужений, в центре которых стоит научение вере через возвещение слова Божьего, и проповедь — в первую очередь вечерни и литургии оглашаемых;

— катехизическая литература должна содержать только керигму церкви. Примером в древней традиции может служить катехизис свт. Кирилла Иерусалимского, в современной — «В начале было Слово» свящ. Георгия Кочеткова;

— на данном этапе не рекомендуется перегружать оглашаемых чтением. Его объем определяется катехизатором в зависимости от возможностей конкретного катехумена.

Катехизаторам стоит использовать литературу, содержащую как примеры самих огласительных бесед, так и рекомендации по их проведению.

Примечания

1 Со списком литературы для оглашаемых и катехизаторов можно ознакомиться в брошюре: Кочетков Георгий, свящ. Возможная система оглашения в Русской православной церкви в современных условиях

2 Павел (Олмари), архиеп. Финляндский. Как мы веруем.

3 Иларион (Алфеев), митр. О значении Священного Писания в современном православном богословии.

4 Лосский В. Н. Всесвятая // Он же. Богословие и боговидение : Сборник статей. М. : Свято-Владимирское братство, 2000. С. 323–324.

5 Лосский В. Н. Предание и предания // Он же. Богословие и боговидение. С. 525.

6 Кочетков Георгий, свящ. Таи нственное введение в православную катехетику : Пастырско-богословские принципы и рекомендации совершающим крещение и миропомазание и подготовку к ним : Диссертация на степень maıitrise de theologie. М. : Свято-Филаретовская московская высшая православно-христианская школа, 1998. С. 103.

7 Яннарас Х. Вера Церкви.

8 Кочетков Георгий, свящ. Таинственное введение в православную катехетику. С. 203.


Текст приводится по: Традиция святоотеческой катехизации: Основной этап: Материалы Международной научно-богословско конференции (Москва-Московская обл., 28-30 мая 2013 г.). М., 2014., с. 176-184.

comments powered by Disqus