Какие есть признаки подлинного покаяния у оглашаемого?

Интервью с учёным секретарем СФИ, катехизатором А.М. Копировским

В последнее время все чаще и чаще приходится слышать, что люди, крестившиеся без настоящего покаяния, имеют ложную надежду на спасение.

А.М. Копировский: У меня есть очень устойчивое ощущение, что большинство людей, приходящих креститься, ни о каком спасении не думают. Максимум — они хотят изменить жизнь к лучшему. Правда, некоторые хотели бы изменить ее «к лучшему» в потребительском смысле слова: чтобы было побольше здоровья, побольше успехов, поменьше горя себе и близким. Но кто-то хотел бы ее действительно изменить - сделать правильной, потому что он ощущает глубокую неправду жизни, и своей, и окружающей.

Что же касается спасения, то на моей памяти нет ни одного примера, чтобы человек серьёзно говорил про вечную жизнь в начале своего духовного пути. К Богу он хотел бы прийти, но не очень понимает, что за этим стоит и не очень об этом думает.

Сам термин «спасение», может быть, не очень привычен для современного повседневного православия (кроме монашеской традиции). Скорее всего, это связано с внутренней попыткой компенсировать недостаточность покаяния перед крещением, когда человек воспринимает свою церковную жизнь как некое постоянно длящееся покаяние. И вся она проходит поэтому как бы в «огласительных» тонах.

А.М. Копировский: Я думаю, что это в большой степени стилизация. Потому что человек, даже если он полюбил эту мысль — что жизнь есть вечное покаяние — все равно не в состоянии ее реализовать. И поэтому его жизнь в любом случае — синусоида: он то кается, то грешит; то грешит, то кается. Потому что нельзя все время каяться, если ты не грешишь. И получается, что ты покаялся-покаялся, устал, пошел отдыхать, т.е. грешить, потом пошел каяться дальше. Вот тогда вся жизнь, действительно — длящееся покаяние. А максима евангельская все-таки другая. Апостол Иоанн говорит: рожденный от Бога не грешит (1 Ин 5:18). Конечно, речь не о том, что такой человек вообще ничего греховного не совершает. Но те грехи, которые он делает, Господь, как сказано в псалме, может ему не вменить (Пс 31:2) — при покаянии, помогающем сконцентрироваться не столько на грехе, сколько на Боге, на Христе, когда человек обращает к Нему свою жизнь. И он в самом процессе жизни её как-то «чистит», «отряхивает», «поливает», однако не грешит в том смысле, что не изменяет Пути. Но большинство людей считает, что «Путь» — понятие абстрактное, а в жизни может быть всякое. Поэтому они по синусоиде и живут.

Получается, что предкрещальное покаяние отличается в нормальном случае от такого «отряхивания» по дороге, и грехи в том и другом случае разные.

А.М. Копировский: Конечно, отличается, так и должно быть. Перед крещением надо не отряхнуть что-то с подошв, а мешок сбросить, который у тебя на шее лежал всю жизнь. Причем это не просто «сумма» тяжелых грехов, а еще и неправильный вектор жизни, когда человек жил под Богом, но вне Бога. Когда даже мысли в голове никакие не шевелились о правде, которая может быть выше уголовного кодекса. Это тоже грех. Вот в этом, я боюсь, далеко не все каются. Наоборот, человек говорит: «Да я ничего «такого» и не делал (не делала)». Не понимая, что даже если удалось не совершить тяжелых грехов, то это не потому, что не хотел, а просто случай не представился. И при нормальном покаянии человек эти вещи понимает. Что ему просто, что называется, повезло, а иначе он мог бы влипнуть в греховную жизнь по уши. Опытные священники так и говорят на исповеди: «Ну, что ты говоришь: "Я с завтрашнего дня этого делать точно не буду". Ты скажи: "Господи, да я же опять это завтра сделаю, если Ты не поможешь"». Т.е. трезвенно надо о себе судить.

Думаю, тому, кто входит в Церковь, будет легче достигнуть новой жизни, если он кается не только в том, что он сделал, но и в том, что он жил вне истины, в пустоте крутился. Ведь даже при внимательном «рассматривании творений» (Рим 1:20) можно о чем-то догадаться.

Мне кажется, что есть еще и внешние разграничения. Потому что если человек становится на путь — это предполагает, что он не совершает больше смертных грехов.

А М. Копировский: Разумеется, но речь идет о смертных грехах Ветхого Завета. А в Новом Завете другое представление о грехе. Слова Спасителя: «Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет — подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий гневающийся на брата своего напрасно...» (слово «напрасно» вставлено позже для смягчения, в оригинале его нет) «...подлежит суду» (Мф 5:21-22). Это совсем другая максима. И смертный грех в Новом Завете - это то, что разлучает человека с Богом, что приведет его к повороту от Пути. А это может быть, например, просто лень. Конечно, речь не о том, что нельзя полежать пять минут лишних и т.п. — это мелочи. Но если внутри созрела ориентация на лень, так что человек перестал ее замечать, считая ее только следствием усталости от тяжелого труда и необходимостью заслуженного отдыха, то почему это не смертный грех? Конечно, смертный, ведь он может отлучить от Духа жизни.

Но для оглашаемого нужно сосредоточиться на грехах, известных по Ветхому Завету. Однако не на грехах против ритуала, а на отсутствии настоящей любви к Богу, т.е. на нарушении Его заповедей, которые нельзя трактовать расширительно. И если он их не полюбит, то «новозаветным» человеком он не станет. Царь Давид говорил, по Псалтири: «Как люблю я закон Твой! Весь день размышляю о нем» (Пс 118:97). Вот это, мне кажется, и будет признаком подлинного покаяния. Любовь к Закону Божию, радость от наличия этого Закона, ну, и понимание своей слабости в его исполнении.

А какие еще есть признаки подлинного покаяния у оглашаемого?

А.М. Копировский: Мне кажется, настоящее покаяние возможно только после длительного оглашения. А до этого покаяние может быть только в духе известного фильма Абуладзе: человек понимает, что он наделал каких-то гадостей, и хотел бы попросить прощения. Но исправить это не в силах. Стоит вспомнить покаявшегося мытаря Закхея: «кого чем обидел — возвращу вчетверо» (Лк 19:8). Сейчас, конечно, никто не скажет «вчетверо», максимум для большинства — пообещать отдать хотя бы то, что взял. Ведь вчетверо вернуть — это показатель внутренней перемены в человеке. И такого я тоже что-то не припомню. Все происходит довольно сдержанно.

Признак подлинного покаяния, по-моему, уже в том, что человек готов на длительное оглашение. Причем он с первых встреч начинает понимать, что это не просто посиделки на интересные темы, а что его призывают к перемене жизни, и даже время от времени намекают, что это связано и с вечной жизнью тоже.

И когда человек все-таки не убегает, а ходит на оглашение, и не раз в месяц-полтора, когда ему удобно, «как получится», а регулярно, и старается делать то, что ему говорят, то есть вчитывается в Писание, формулирует вопросы, как-то молится своими словами, пытается молиться в храме на службе и даже исполнять заповеди — это уже точно признаки подлинного покаяния.

Потом в течение оглашения человек может что-то серьезно изменить в своей жизни. Предположим, незарегистрированный брак — зарегистрировать, или эти люди разъехались, или разорвана абсолютно беззаконная связь. Или человек прекращает воровать на работе, или уходит с этой работы. Это вещи серьезные, и они тоже — признаки покаяния, потому что делаются ради Бога.

А неподлинное покаяние — это что?

А.М. Копировский: Это когда человек на оглашение ходит, вопросы и ответы слушает, но при этом на все имеет свое мнение. И считает, что оглашение и даже церковь ему нужны только для того, чтобы жизнь чем-то дополнить. Он может не грешить грубо и открыто, у него жизнь может быть более или менее устоявшейся. Но в критических ситуациях может спокойно на все наплевать.

Никогда не смогу забыть, как у меня один такой «оглашаемый» прошел весь первый и весь второй этап, а на Пасху после литургии, причастившись, демонстративно закурил, еще и другого человека подбил на то же самое. Все оглашение этот человек просидел, помалкивая, а про себя, наверное, посмеивался. Иногда он о чем-то спрашивал, но не было видно, для чего ему это нужно, что он с этим будет делать. К сожалению, я сразу не принял мер и «дотянул» его до конца оглашения. Этого не надо было делать.

Когда есть признаки неподлинного покаяния, т.е. присутствуют фальшь, лукавство, то такого человека нужно сразу отправлять. Ни к крещению, ни к воцерковлению он не готов.

Но в спорных случаях нужно давать шанс. Если есть хоть какие-то признаки покаяния, то нужно исходить из них, а не требовать что-то дополнительно. Потому что: «Бог, если заметит в нашем сердце хоть искру расположения к добру, то по Своему милосердию не даст ей угаснуть. Он, желая, чтобы все спаслись и в разум истины пришли, будет всячески способствовать тому, чтобы эта искра обратилась в пламя». Так говорил еще в V веке преподобный Иоанн Кассиан Римлянин...


Беседовала Александра Колымагина

КИФА №1(123) январь 2011 года

comments powered by Disqus