Как готовить людей к жизни по вере

Накануне конференции Свято-Филаретовского института, посвященной основному этапу оглашения, мы попросили священнослужителей, занимающихся катехизацией, ответить на несколько вопросов о непосредственной подготовке к Крещению
Баптистерий V века. Северная Африка

В чём состоит непосредственная подготовка к крещению от того момента, когда сказали: «всё, готовимся», и до этого события - в идеале и в реальной сегодняшней жизни?

Протоиерей Евгений Горячев. При краткой катехизации (допустим, месячной, как у меня в храме) непосредственная подготовка могла бы состоять из сосредоточенных размышлений о предстоящем событии, попытки припомнить все свои грехи, которые оглашаемый надеется очистить в Крещении, наконец, возможен какой-то минимальный аскетический настрой. Скажем, человек может попоститься всю предшествующую Крещению неделю, отказаться от увеселений, заменить просмотр телепередач чтением Евангелия.

Игумен Арсений (Соколов). Наша португальская реальность такова, что взрослых почти не крестим (1-2 человека в год). Взрослые все давно крещены, ведь на Украине и в Молдове некрещёных почти нет, а верные у нас в основном как раз из этих стран. Они порой годами живут в Португалии, не желая знать, есть ли в стране православные общины. Смутное религиозное чувство пробуждается у таковых лишь при рождении ребёнка («плохо спит», «пысается», «сосочку выплёвывает», «не лететь же в отпуск с некрещёным» etc.). Находят номер телефона, звонят: «А когда можно приехать ребёнка покрестить?» Вот эти-то крещёные, да не просвещённые родители - объект нашей приходской катехизации. Да ещё их знакомые и/или родня, которые хотят быть крёстными младенцев. Предлагаем им прийти на первую беседу. «Ой, а нельзя сразу договориться о дате крещения? Мы вот уже наметили... Как это нельзя? Бабушка уже билет купила, чтобы прилететь на крещение, ресторан уже заказан! Будем жаловаться вашему начальству!» Начинаешь убеждать и уговаривать. Затем, уже на первой беседе, нервно поглядывают на часы и через каждые 10 минут раздражённо спрашивают: а крестить когда будете? И когда им говоришь, что ещё не скоро, нужно прослушать серию бесед, а также подготовиться к исповеди, к причащению, вообще начать активно участвовать в церковной жизни, то это многих очень сильно раздражает. У вас в СФИ катехизация добровольная, у нас - принудительная. Беседы и всё остальное для родителей и крёстных - горькие пилюли, которые придётся выпить, чтобы добиться-таки своего - крестить ребёнка.

Вот такая вот безрадостная картина.

Священник Виктор Дунаев. Моя деятельность достаточно специфична. На приходе я бываю редко, и там от меня ничего не зависит. Моё дело - деревни и собирание людей вокруг Священного Писания, и там, где возможно, длительное оглашение.

В своей деятельности я стараюсь, насколько это возможно, готовить людей к жизни по вере, а не ко крещению или к первой исповеди. Поэтому первое, что я делаю с человеком, желающим креститься, так это пытаюсь поменять вектор его мыслей в сторону от формального исполнения обряда к его личным отношениям с Богом, к смыслу его собственной жизни. Остальное личностно. Каков будет итог - крещение хотя бы на том основании, что удалось заложить, или продолжение встреч, или серьёзное длительное оглашение - зависит от человека и от моих возможностей. Никаких универсальных приёмов у меня нет. Всеми силами я стараюсь избегать крестить людей неподготовленных. Думаю, что если священника будет интересовать сам «сокровенный сердца человек» и помощь ему на его пути к Богу, а не человеческая единица для наполнения им прихода или общины (о «пожертвованиях» я даже говорить не хочу), то всё станет на свои места. Господь откроет, что делать.

Что Вы предлагаете тем, кто крещён, но не живёт церковной жизнью? Готовите ли их и к чему - к исповеди за всю жизнь, к первому причастию?

О. Евгений. Да. Если они прошли курс катехизации вместе с готовящимися к Крещению и их это как-то коснулось, то после соответствующей просьбы я предлагаю им подготовиться к первой (или новой после долгого перерыва) исповеди, а затем причаститься.

О. Арсений. Тем, кто крещён, но не участвует в церковной жизни и имеет о ней лишь приблизительное представление, предлагаем пробудиться от духовного сомнамбулизма и активно включиться в жизнь общины: подготовиться к серьёзной исповеди и сознательному причащению, если непорядок в личной жизни (сожительствуют, не расписавшись в ЗАГСе), увещеваем расписаться (наш диакон Григорий Боблиенко проводит беседы, посвящённые браку). Предлагаем активно участвовать в богослужениях, а также в приходских библейских занятиях, которые я еженедельно провожу. Приглашаем на воскресные чаепития после литургии и проч.

Есть ли разница в этой подго­товке и предкрещальной и в чём она? Насколько и как это за­висит от различия вариантов: ведь человек может просто от неверия и нецерковности придти к православию, «походить» по сектам, принадлежать к другим христианским конфессиям?

О. Евгений. Повторяю. Если человек был в катехизической группе, то вся не запланированная персональная сторона подготовки необходима только в случае, если человек, оставшись после всех, рассказал катехизатору свою историю, давая понять, что он нуждается в дополнительной помощи. Если же такой просьбы не последовало, - все индивидуальные особенности пастырского окормления планируются духовником после принятия у такого человека исповеди.

Как рассказывать о сотворении мира? О грехопадении? Об истории спасения? Основываться на Филаретовском катехизисе, и только на нём? Использовать другие труды, и если да, то какие?

О. Евгений. При краткой катехизации (как у меня) можно и не рассказывать. Какие-то сюжеты и догматы в этом случае проповедник подразумевает не оговаривая, сосредоточившись, скажем, на нравственных заповедях христианства. Но если подготовка длительная, то нужно просто прочитывать соответствующие библейские тексты и истолковывать их в соответствии с возрастным и образовательным уровнем данной огласительной группы.

О. Арсений. Рассказывая о сотворении мира, грехопадении, истории спасения, мы чем только не пользуемся - от творений отцов Церкви до современных лекций по космологии (например, лекций протоиерея Геннадия Фаста и его покойного брата проф. Вильгельма Фаста), но вот дореволюционными катехизисами пока пользоваться не приходилось. Надо подумать над этим. Но основа катехизации - это, конечно, Священное Писание. Другой основы быть не должно. Кстати, оглашенные, а также те, кто готовятся к первой исповеди, должны прочитать одно из синоптических Евангелий (на выбор), беседуем о прочитанном, если у них возникают вопросы по тексту.

О. Виктор. Рассказывать нужно так, чтобы это доходило до сердца человека. И использовать в этом деле можно только своё собственное сердце. Для этого оно у самого должно стать живым, история сотворения, грехопадения и спасения твоей историей. А уж как ты его оживишь - это твоя фантазия, твоё творчество. Конечно, в первую очередь я сужу по себе - после встречи с верующим человеком, после живого Слова читать ничего не хочется. Буква кажется мёртвой. Она может только что-то восполнить, напомнить, подправить, но не более. Вопрос о катехизисах встаёт только тогда, как мне кажется, когда теряется живая нить Предания. Именно поэтому для меня неприемлемо общение с людьми в виде занятий и лекций. Только живая встреча и живое общение лицом к лицу. И лучше где-нибудь дома за чашечкой чая и вкусными пирожками.

Как говорить о Церкви, когда человек только краем касается её реальности, не участвует в таинствах - и при этом живёт в контексте, где столько напряжений на церковь извне? Как показать церковь, её жизнь?

О. Евгений. Если такой человек злобно ёрничает, то никак. О внутренних проблемах Церкви я готов говорить только с теми, кто уже внутри Неё или твёрдо собирается там быть. Для этих последних толковый катехизатор всегда сумеет отыскать и нужные слова («Кто нас отлучит от любви Божией?..»), и достойные примеры (Иуда и Тайная Вечеря, Максим Исповедник и отцы лжесобора, патриарх Тихон и обновленцы...).

О. Арсений. Не знаю, что ответить. Просыпайся от духовной спячки, приходи, включайся, участвуй, живи в Церкви, будь учеником. Что ещё?

О. Виктор. Я спрашивал тех, кто тем или иным образом оказался в моих огласительных группах, что их затронуло, почему они решили встречаться дальше. Самый распространённый ответ: поразило не то, что говорили, не то, как говорили (обычно это и не помнят), поразил сам человек (епископ, священник, катехизатор и т. д.). Вот только так и можно говорить о Церкви! Другого варианта я не вижу. Чтобы показать церковь, нужно её иметь - живую, действующую любовью. Хотя бы в лице одного человека.

Есть ли разница в том, что говорится до и после крещения или исповеди за всю жизнь и первого причастия?

О. Евгений. Думаю, что да. Соборность катехизической подготовки и последующего принятия Таинства не отменяет (и даже обязательно предполагает) дальнейшее исключительно индивидуальное общение конкретного человека с приходским духовником (или с катехизатором мирянином, в случае если доверительные отношения сохранились и после окончания огласительной подготовки).

О. Виктор. Пока мне сложно говорить об этом. Я не крестил ещё ни одного человека, про которого мог бы сказать: «Да, он готов ко крещению». Встречаться же после крещения я предлагаю, но далеко не все на это идут. Те же, кто решился, сейчас в группах длительного оглашения. В наше время крещёные от некрещёных мало чем отличаются. Вот между людьми, давно ходящими в храм и не ходящими, разница есть. И к сожалению, не всегда в пользу первых. Их «разбудить» сложнее.

Бывают ли в Вашей практике беседы с новокрещёными после Крещения? Если да, то сколько, на какие темы?

О. Евгений. Про индивидуальные отношения я уже сказал. Что же касается общения коллективного, то если человек становится церковным, он либо естественно вливается в существующие на приходе или в епархии образовательные проекты (становится частью взыскующего церковного целого), либо удовлетворяется необходимым минимумом церковных впечатлений, которые он получает вместе со всеми остальными христианами от службы, исповеди, проповеди и, допустим, приходских праздничных застолий. В этом случае Церковь сохраняет за таким человеком право на некую временную психологическую дистанцированность. Скорее всего, при здоровой приходской жизни она не продлится долго. Но мы должны помнить, что даже и в доброй нормальной семье встречаются нелюдимые дети, чей покой и свободу мы обязаны оберегать как свои собственные.

О. Арсений. С новокрещёными бесед нет, они ещё младенцы. А их родители, покрестив и причастив ребёнка, обыч­но исчезают до рождения следующего. Но, к счастью, не все. Наша смиренная приходская катехизация приносит всё же свои скромные плоды. Очень радостно видеть, когда родители, прошедшие оглашение, не только приезжают причащать ребёнка, но и сами причащаются, всей семьёй участвуют в богослужении.

Хочу сказать пару слов не о катехизации, а на другую тему. Португалию накрыла волна экономического кризиса, многие потеряли работу. Происходит большой отток людей из страны. Многие наши прихожане едут на заработки в те страны, где ещё есть стройки или другая работа, - в Германию, Швейцарию, Анголу... Ну, а некоторые возвращаются и на родину - на Украину, в Молдову, в Грузию. Сохранятся ли наши приходы в Португалии или исчезнут? И если сохранятся, то в каком виде? Ближайшее время даст ответы на эти вопросы.


Беседовали Александра Колымагина, Анастасия Наконечная

Газета "Кифа" №6 (160), май 2013 года

comments powered by Disqus