Человек сегодня — это кто?

В преддверии конференции «Традиция святоотеческой катехизации: представление о человеке в темах основного этапа оглашения», которая откроется через неделю, 19 мая, мы публикуем интервью с проф. Александром Михайловичем Копировским, ученым секретарем СФИ, председателем оргкомитета конференции

Александр Михайлович, почему в этом году тема конференции по катехизации – антропология?

Александр Копировский: О человеке сейчас слишком много знают, чтобы чересчур восхищаться им, как это было свойственно, например, Ренессансу – до обожествления человека из-за увиденных в нем великих сил. Этот период закончился. Об этом есть стихотворение Александра Величанского, написанное в стиле античной эпиграммы:

Всуе оставив богов и обожествив человека,
Люди увидели вдруг, сколь отвратителен он.

Это разочарование в человеке породило многое. Экзистенциализм в его атеистическом варианте весь строится на том, что человек омерзителен, что «ад - это другие», а общение как раскрытие друг перед другом невозможно по определению. Это, конечно, неправда о человеке. Это, в некотором смысле, хула на Бога и близко к хуле на Святого Духа.

Поэтому вопрос об антропологии сейчас – один из коренных, принципиальных вопросов. Что сказать людям, ищущим Бога, смысла жизни, о человеке сегодня? Повторять формулы отцов церкви о том, что «Бог стал человеком, чтобы человек стал богом»? Это было замечательно сказано. Только как это – стать богом, когда тебе все время говорят: «Ты кто такой? Ты должен послушаться. Какая еще самостоятельность?» На это должен быть ответ церковный – не атеистический, не гуманистический. Потому что кризис гуманизма очевиден, очевидна его ограниченность. Гуманизм предлагает хорошие вещи, но они не всеобъемлющи. Не случайно говорил Н.А. Бердяев, что человек интересен тем, что в нем есть «дырочка, просверленная в бесконечность». В нее и надо смотреть.

При этом церковный ответ на вопрос о том, что такое человек, должен быть дан на разных уровнях. Мы помним слова апостола: «Мудрость же мы проповедуем между совершенными» (1 Кор 2:6). Но есть и начальный уровень, когда нужно проповедовать ищущим. Когда люди сделали первый шаг к Богу, пусть робкий, но они уже признают себя верующими, хотя бы на уровне «Что-то есть» и готовы двигаться к этому «Что-то». На этом этапе катехизации им уже нужно что-то сказать о человеке. И особенно тогда, когда первый этап пройден, когда самые острые вопросы сняты, оглашаемые готовы двигаться дальше, на второй этап, хотят стать христианами по-настоящему. Они еще не знают, что такое – отдать Христу всю жизнь, всего себя. Это – в перспективе. И им, выходящим к рубежу, за которым – покаяние, крещение, воцерковление, причастие, уже нужно хорошо понимать, кто есть человек перед Богом.

Но разве у Церкви нет проработанного ответа на этот вопрос?

Александр Копировский: Отчасти, конечно, есть, но детально проработанного – нет. Есть отдельные тексты отцов церкви, но они даны в контексте той культуры, когда эти отцы жили, скажем, в контексте II, IV или XIV века. Их нужно знать и понимать, но их наследие не транспонируется, не перекладывается на ХХI век автоматически. Нужно находить адекватный современной культуре ответ. Ведь человек ХХI века – не человек ХIV века. У современных людей совсем иной опыт жизни. Древность была более грубой, но более целостной. А у нас преобладает дробность, человек разделяется сам в себе, с окружающими…

В Средние века было четкое разделение жизни на церковь и мир. Человек приходил в церковь – и оказывался на небесах, но выходя из нее, попадал в мир, где могло происходить все что угодно. Он побыл там, испачкался – и опять бежал в церковь очищаться. Сейчас такое мало возможно, потому что мир уже в каком-то смысле христианизирован, ну хотя бы гуманизирован (гуманизм ведь имеет христианские корни), есть хоть в какой-то мере христианская культура. Понятно, что есть и проявления зла и греха, причем омерзительные. Но они, по крайней мере, многими и воспринимаются адекватно, что это «анти» – антигуманистические, антихристианские вещи. То есть зло стало злее, а свет – светлее.

Люди приходят на богослужение, но оказывается, что оно охватывает не все сферы человеческой жизни. Да, это центр, без которого мы не сможем жить – Евхаристия, богослужебное общение в храме. Но совершенно ясно, что сейчас этого недостаточно.

И вот, чтобы из жизни человека уходило все лишнее, – не говорю греховное, злобное – это само собой, людям сейчас нужно искать новые ответы на вопрос о человеке и его жизни. И все чаще необходимо собираться для этого не только в храме. Они должны встречаться, вместе молиться, вместе думать, вместе творить, работать, и даже вместе зарабатывать – но по-христиански. Надо все завоевывать для Христа, все сферы жизни.

Задача понятна, но зачем для этого собирать катехизаторов на конференции? Вы говорите о необходимости понять, что говорить о человеке людям на втором, основном, этапе оглашения. Но ведь для этого уже есть и катехизисы, есть и целая система катехизации отца Георгия Кочеткова, где об этом подробно говорится. Что же еще обсуждать?

Александр Копировский: Тема о человеке в церкви, как я уже говорил, разработана далеко не до конца. На эту тему хорошо бы собраться катехизаторам не на два-три дня, а на два-три месяца. Пожить всем вместе, поговорить, почитать что-то – то есть вести разговор не в режиме научной конференции, а в режиме совместного длительного выезда. Постепенно обсуждать разные вопросы, проводить небольшие внутренние конференции и семинары. Может быть, какие-то тексты родятся у участников – их выслушать и обсудить. Сейчас это вряд ли возможно, однако, в конце концов, это темой должна проникнуться вся церковь.

Был в ее истории период, когда все спорили о догматах. Отцы церкви иногда даже иронизировали, говоря, что в баню пойдешь, а тебя там хватают и спрашивают: «Единосущный или подобосущный?». Это, конечно, карикатура, потому что такие вещи не повод для разговора в бане или на базаре. Но, значит, очень многих в тот момент затронул вопрос о природе Христа, людям важно было в этом разобраться. Так вот, если вся церковь почувствует остроту темы о человеке, если везде это «забурлит», тогда, думаю, будут возможны и длительные выезды.

Но и небольшие встречи, хотя бы трехдневные, очень нужны – чтобы люди пожили вместе, чтобы размышление продолжалось все время, никто не разбегался бы по своим делам. Наша конференция – попытка не только и не столько разработать определенную тему, предъявить тот или иной опыт, но и обсудить его, причем не отстраненно-объективно, а соборно. И если бы в таких встречах участвовали представители высшей церковной иерархии, пусть без принятия каких-либо официальных решений, это было бы еще плодотворнее.

При этом конференция – не по церковной антропологии. Потому что тогда она должна быть богословской, на ней должен ставиться вопрос о том, что есть человек в принципе, а не что нужно сказать о человеке катехумену основного огласительного этапа. Мы же ставим вопрос именно так.

Можно ли сейчас говорить о том, какого результата Вы ждете от этой небольшой трехдневной конференции?

Александр Копировский: Того, что погружение ее участников в тему церковной антропологии в катехизическом аспекте, плюс церковное общение, дадут плоды в самых разных практиках катехизации. Нужно искать для нее новые плацдармы. Это делается, в первую очередь, не на съездах с принятием решений, обязательных для всех. Даже принятые единогласно решения потом нужно бывает совершенствовать, а от чего-то, может быть, и отказываться. Для нашей конференции главное – поиск.

Мы не разрабатываем предложений, которые потом рекомендуем всем, а предъявляем то, что было сказано, что обсуждалось. Не случайно дискуссия занимает в сборниках материалов наших конференций едва ли не половину! Эти материалы можно читать и пытаться прилагать к своей ситуации, какие-то выводы поддерживать, а какие-то нет, и приходить к своим выводам. Нам важно, чтобы наши конференции пробуждали мысль.

Мы не стремимся механически распространять систему отца Георгия на весь мир. Нужно, чтобы люди сами решали, как поступать, что-то пробовали, что-то находили у других. Но мы хотим сказать, что краткосрочный ликбез, которым столь часто сейчас пытаются подменить оглашение, как правило, хуже, а не лучше, чем ничего. Лучше не пересказывать катехизис митрополита Филарета или чей-то еще без одновременного реального включения людей в церковную жизнь. А оно потребует времени и сил.

Планируется ли что-то новое в предстоящей конференции по сравнению с предыдущими, кроме темы?

Александр Копировский: Да. Во-первых, половину второго дня конференции мы проведем секционно, разбившись на малые группы, в которых будут обсуждаться проблемы так называемых личных заповедей оглашаемых на основном этапе. Есть десять всем известных заповедей Закона Божьего – Декалог, а оглашаемым второго, основного этапа предлагается составить еще примерно десять своих, личных, исполнение которых помогало бы им менять какие-то существенные вещи в своей жизни. Например, когда пожилая женщина пишет, что не будет больше играть в компьютерные игры, – это серьезно. Если такое напишет человек, который не играет в них, то такая «заповедь» ничего не будет стоить. Но если кто-то тайно от всех «рубится» на компьютере по ночам и вот, начал бороться с этим ради Бога, как зависимый с водкой,  – это в самую точку.

Чем катехизатор может помочь при составлении таких «заповедей», чем поделиться, что может порекомендовать оглашаемым, ни в коем случае не давя на них? Вот это мы и хотели бы как-то обозначить, собрать опыт и посмотреть, на чем здесь лучше ставить акцент.

Второй момент: несколько докладов впервые сделают студенты Свято-Филаретовского института. Иногда это будет введение к чьему-то большому докладу, иногда – «подголосок» большого доклада. У них будут сравнительно короткие выступления, минут на 15 – 20 (основные доклады могут быть до 40 минут и даже больше), но все-таки это новая серьезная ступень в их образовании и становлении.

Уже известно, кто планирует принять участие в конференции?

Александр Копировский: Конечно, многие участники уже известны. Как всегда, наша конференция включает в себя и братских катехизаторов, и людей, не относящихся к братству. Последних чем дальше, тем больше – со своим опытом, иногда противоречащим братскому. Они готовы выступать со своих позиций, со своим мнением, но в общении, с желанием обсуждать, а не противостоять. Есть очень разные люди, священнослужители и миряне, мужчины и женщины. Надеемся, что ими будет создана благоприятная для духовного творчества среда на все три дня конференции.

Беседовала Анастасия Наконечная

Газета "Кифа"

comments powered by Disqus