Возможно ли заниматься оглашением с помощью иконописи

Интервью с членом оргкомитета конференции по катехизации профессором СФИ А.М. Копировским

Правда ли, что в обществе все больше крепнет ощущение, что православие – это что-то более обрядовое, чем сущностное, и что с Христом это мало связано? Видите ли вы эту проблему и если да, то как в этом контексте звучит тема конференции?

А.М. Копировский, катехизатор, член оргкомитета конференции: К нам на оглашение приходят люди, которые хотят действительно услышать о Христе, а не об обрядах. Даже если они приходят уже с каким-то знанием обрядовой стороны христианства, то совершенно очевидно, что не она их интересует. Они хотят узнать что-то о Боге, и для них чрезвычайно важно, чтобы с ними говорили не объективировано, а личностно. Поэтому главная проблема, скорее, в катехизаторе, а не в тех, кто к нему приходит. Уж кто приходит – того и берем, с какими бы вопросами он ни пришел. А проблема – насколько катехизатор адекватно может передать вещи глубинные, живые, тонкие. Катехизатор должен быть только с личным непосредственным опытом Богообщения. А как он его должен передавать? Как положено на оглашении, во всех четырех аспектах: Писание, личная этика, личная молитва, богослужение. В них должен зазвучать его личный опыт, тогда они оживут. А иначе все может выродиться в передачу информации, что на катехизации нужно в последнюю очередь.

Удалось ли на конференции поставить важные проблемы?

А.М. Копировский: Думаю, да. Вот, в частности, последнее наше заседание – о Священном Писании, о том, как его использовать в катехизации. Совершенно очевидно, что здесь много проблем: в соотношении Ветхого и Нового завета, в интерпретации сложных мест. Есть еще проблемы библейской критики, потому что постоянно делаются какие-то новые открытия, мы узнаём о новых деталях в языке Библии, в библейской археологии, что влияет на понимание ситуаций, там описанных, о чем катехизатор обязательно должен знать. Он не обсуждает все это с оглашаемыми, но ведь можно натолкнуться на связанные с этим вопросы, потому что современные катехумены тоже читают разные книги. Главное, чтобы он сам не имел иллюзий, вроде тех, что Священное Писание упало с неба в готовом виде, что его всегда, во всех случаях нужно воспринимать буквально, и только так его можно предлагать оглашаемым.

Вчера мы обсуждали вопросы иконописи: как вводить икону в оглашение. Кажется, никогда этого не было в истории, по крайней мере для группы оглашаемых. Этот вопрос был вчера поставлен, и, по-моему, поддержка в его положительном решении ощущалась. Хотя мнения есть разные.

По-моему, кто-то из богословов говорил, что иконопись – это катехизация для безграмотных...

А.М. Копировский: «Икона – Библия для неграмотных» – это ответ средневековых богословов Западной Европы на иконоборческие споры. Вот, мол, византийцы придумали что-то странное, зачем, всё гораздо проще. Ну, что тут можно сказать? Во-первых, средневековая иконопись – это не Библия для неграмотных, это Библия для очень грамотных: в ней много такого, что может «считать» лишь хорошо духовно и художественно подготовленный человек. Но, с другой стороны, просвещать надо людей и просто называнием сюжетов, ориентировкой в них. Сейчас икона «работает» и на низкий уровень, сюжетный, и на уровень высокий, духовный.

Но огласительный контекст – это совсем другое. Как начать заниматься оглашением с помощью иконописи – вопрос. Он в том, чтобы в оглашение входил образ Христа. Сюжеты – это всё-таки другое. Условность, символика – не это важно для оглашения, а прежде всего важно видение лика Спасителя. И совсем не много есть таких изображений Христа, которые, как показывает опыт, воздействуют на оглашаемых. Вот об этом и была речь.

Первый доклад, который читал Владимир Иванович Якунцев, задал тон конференции: говорилось о том, что такое керигма, керигматическая проповедь. Керигма – возвещение Евангелия, и очень разнообразное, очень широкое, это не передача информации. В связи с этим еще раз было подчеркнуто, что катехизация не может быть проведена за несколько встреч (2–3), потому что тогда она неизбежно сведётся к передаче информации. А ведь катехизация – это еще и создание общей среды, общего духа, в котором человек начинает все предлагаемое ему воспринимать не поверхностно. То есть ему передается способ восприятия, а не только то, что надо воспринять. Это все удалось обсудить очень живо.

Мне кажется, хорошо было и то, что не читалось много докладов, зато было место для обсуждения. После доклада сразу же проводился круглый стол в развитие темы, раскрытой докладчиком.

Мы почти каждый раз меняем формат конференции. Прошлый раз были только круглые столы, а сейчас решили сделать один, максимум два доклада за полдня. Почти к каждому из них привязан по тематике круглый стол, в котором живо участвует весь зал. Хотя, конечно, есть лидеры, и иногда их хочется немножко попридержать, чтобы дать слово другим. Но еще есть и очень хорошее общение участников после заседаний, за обедом, в перерывах, когда люди «добирают» в личных разговорах то, что недоговорили на встречах.

Запланированные «три половины дня» (кроме утреннего и дневного, есть еще и вечерняя программа) себя, безусловно, оправдывают. На первый взгляд может показаться, что это перегрузка, но третья часть дня, после ужина ни разу не была еще одним заседанием. В первый день проводилась лекция по изображению Спасителя и дискуссия о роли интерьера храма в катехизации, во второй – участники конференции читали стихи и отрывки художественной прозы о Христе, которые они предлагали читать оглашаемым. И все время ситуация была открытой, свободной, предполагавшей неожиданные вопросы и стимулировавшей нестандартные ответы.

Беседовала Александра Колымагина

Кифа № 7 (209), июнь 2016 года

comments powered by Disqus