Как готовиться к служению катехизатора

Мы попросили катехизаторов Преображенского братства рассказать о том, как они готовились к своему служению.
Встреча огласительной группы, катехизатор Владимир Якунцев

Как вы решили стать катехизатором?

В.И. Якунцев: Даже и мечтать не мог. Но пришло время, и предложили вести огласительную группу. Было это в 1995 году. Очень много народа хотело оглашаться, и групп было много, а катехизаторов не хватало.

Вести катехизацию группы мне, конечно, хотелось бы (до этого я был помощником катехизатора), но я даже и не мог предположить, что такое возможно. До этого времени, до 1995 года, мне всегда казалось, что катехизатор, которому я помогаю, - это какой-то небожитель, который непонятно каким образом находит как бы из ничего ответ на вопрос оглашаемого - одновременно и очень простой, и очень живой, и очень действенный. И я такой - совершенно особой - способности в себе абсолютно не обнаруживал, поэтому думал, что могу только помогать.

Вот так началось моё делание на ниве катехизации и с тех пор, с 1995 года, оно не прерывалось.

Сергей Нестерович (Гомель):  Служение катехизатора, как и миссия, и катехизация в церкви, - всегда дар и плод общей жизни. Необходимость и возможность делиться верой обретаются в сердце каждого верующего человека, но качество свидетельства зависит не столько от наличия желания, сколько от плотности, единства жизни во Христе.  Отсюда, невозможно решить и стать катехизатором, важно быть причастным к духовному движению, которое вовлекает человека в общий труд (именно таково значение греческого слова «литургия»). И здесь остается откликнуться на призыв и не мешать Богу действовать.

Ольга Синицына: Решение быть катехизатором родилось не у меня первой, а у старших, которые видели, что я могла бы помогать другим людям в научении жизни по вере, и говорили, что мне нужно к этому служению готовиться. Я приняла их совет в доверии и стала готовиться.

Как вы готовились к этому служению?

В.И. Якунцев: На вопрос о том, была ли у меня в 1995 году какая-то полная и целостная система подготовки, я бы скорее всего ответил «нет». Я просто хотел быть реальным христианином. Может быть, этот опыт подготовки и до сих пор актуален. Почему? Потому что катехизаторами мы всегда готовимся стать, но никогда не должны забывать, что единый наставник у учеников - это Христос. Об этом Он Сам говорит. И каждый из нас катехизатор постольку, поскольку он подражает Христу, вмещает в себя благодать, силу Христову.

В целом же моя подготовка состояла из двух вещей. Во-первых, в неё входила сама церковная жизнь. Во-вторых, внутри меня всегда работает какой-то «механизм», который всё услышанное, понятое мною старается перевести на язык, который понятен людям, только-только делающим какие-то первые шаги на том же пути. Я всегда решаю этот вопрос, читаю ли я Писание или, скажем, газету. И всегда это так или иначе находит отражение в оглашении.

То есть здесь важна и какая-то предрасположенность человека к миссионерскому, катехизаторскому служению, к помощи другим людям?

В.И. Якунцев: В общем-то, да. Наверное, это действительно какая-то способность, но дело в том, что вряд ли катехизатор ее переживает как что-то отдельное для себя. Когда ты что-то понимаешь, вмещаешь, то это освобождает тебя. Я знаю, насколько ответ, полученный на реальный вопрос, способен сделать жизнь глубже, качественней, подлинней.

И когда у другого человека нет ответа на этот вопрос, это приносит даже некоторую боль. Поэтому очень хочется, чтобы то, что стало ясно тебе, было понятно людям. Для меня христианство открывается именно в такой простоте и действенности. И так жалко, когда кто-то страдает, а то и погибает от невежества.

Сергей Нестерович: После того, как решишь стать катехизатором, конечно, сталкиваешься с тем, что желание сердца обязательно должно быть подкреплено знанием церковной традиции. Причем опыт катехизации церкви непосредственно связан с полнотой кафолической Традиции. И здесь многое будет помощью для человека - получение богословского образования и практика, возможность быть помощником у более опытного катехизатора во время огласительного процесса в группе. Только в таком подходе преодолевается противоречие в знании и опыте передачи веры Церкви. Многое на этом пути зависит от дерзновения человека и согласованности совместных усилий в общей жизни. 

Ольга Синицына: В первую очередь для подготовки к этому служению важно познакомиться с тем опытом, который уже есть, который уже осмыслен и приносит реальные плоды. Прежде всего, я обращалась к опыту Преображенского братства. Изучила труды ректора Свято-Филаретовского института священника-профессора, катехизатора Георгия Кочеткова. Изучила многие материалы, которые собраны в нашем методическом центре по миссии и катехизации. Еще - в нашем институте есть очень хороший курс по катехетике, и я дополнительно прослушала его и обновила знания по системе и процессу катехизации. Конечно, все это было очень важно. Но самое главное, что одновременно у меня была возможность не только изучать эти материалы, но и помогать в оглашении. Ведь только реальный опыт свидетельства, научения, заботы о людях, которые хотят встать на путь жизни по вере, жизни с Богом и в Церкви, дает возможность всему этому учебному материалу находить своё место в сердце и уме. А иначе все это рискует остаться теорией. И ещё для подготовки важным было общение с катехизаторами, которые не первый год занимаются оглашением.

Я знаю, что сейчас для того, чтобы в Преображенском братстве человек мог стать катехизатором, он должен сдать очень непростой экзамен - «катминимум». Не могли бы вы рассказать, что это такое?

В.И. Якунцев: Если говорить о ведении полной катехизации, традиционной катехизации, которая исходит из святоотеческих принципов, то, конечно, для этого нужна серьёзная подготовка, и богословская, и культурная. Но если смотреть в более широком контексте, то катехизацией, в нормальном случае, должны заниматься все христиане. У всех всегда найдётся какое-то поле для катехизации, потому что людей, которые не знают самых элементарных вещей, очень, очень много. Не нужно забывать о том, что катехизация (как и миссия) - это прямая воля Божья для каждого христианина.

- То есть, в принципе, каждый может браться за это служение, в том числе и человек, не имеющий, скажем, богословского образования, не сдавший «катминимум», но лучше бы, конечно, это всё сдавать?

В.И. Якунцев: Да, это так.

Вы - член комиссии по приёму «катминимума». Я не знаю людей, которые сдали бы его с первого раза. Может быть, такие светила и есть, но я их не встречала. А по каким причинам люди заваливают этот экзамен?

В.И. Якунцев: Я согласен, что людей, сдавших «катминимум» с первого раза, очень мало (хотя они есть).

Одна из самых главных трудностей при сдаче «катминимума» (и вообще в опыте катехизации) - это видение процесса воцерковления человека в целом. В катехизации очень много маленьких секретов, очень много деталей, методических разработок. Но собрать всё это вместе, увидеть логику и, в некотором смысле, простоту всего этого - вот самое трудное. И чаще всего кандидаты в катехизаторы не могут сразу сдать это собеседование, потому что трудно из этих частей, которые они могут очень хорошо знать, составить целое.

Ольга Синицына: Это необходимый минимум подготовки, требующийся для того, чтобы человек мог начать вести оглашение. Конечно, чтобы быть катехизатором, нужно учиться постоянно, но есть некий минимум - литература, которую нужно прочитать, материалы, которые необходимо изучить. Нужно знать, из каких этапов состоит процесс катехизации, отличия этих этапов, их особенности и т.д. Но понятно, что это только минимум, необходимый для того, чтобы катехизатор не делал грубых ошибок, гарантия того, что человек приложил некоторые усилия к подготовке.

Насколько я понимаю, это не элементарный и формальный экзамен?

Ольга Синицына: На вопросы, которые задает комиссия, не всегда можно ответить однозначно. Члены приемной комиссии смотрят, что стоит за ответом. Есть ли за твоим ответом реальный опыт, умение размышлять, умение делать правильный выбор, находить правильное решение. И иногда это решение однозначно, а иногда нет. «Катминимум» - это действительно неформальная вещь. Поэтому если у будущего катехизатора набор только теоретических знаний, не подкрепленный общением с людьми и реальной заботой, то ему тяжело ответить верно. Как и наоборот, если у человека есть реальный опыт, но он никак над ним не размышлял, и этот опыт не структурирован, не соотнесен с церковным Преданием, со святоотеческой традицией, этого тоже недостаточно. Должно быть и то и другое, единство духа и смысла.

Беседовала Александра Колымагина

КИФА №5(143), апрель 2012 года

comments powered by Disqus