Оглашение завершилось – что дальше?

Тема служения в церкви ее верных чад не нова: по всей видимости, ей столько же лет, сколько и самой церкви. О том, каким образом находить свое место в церкви в наше время людям после воцерковления, мы расспросили миссионеров и катехизаторов из разных епархий Русской православной церкви.
Свящ. Стефан Нохрин

Должен ли катехизатор продолжать встречи с теми, кто крестился, закончил оглашение, или нововоцерковленные должны сами отвечать за свою жизнь в церкви? Какова степень ответственности катехизатора за их дальнейший путь?

Свящ. Стефан Нохрин, руководитель епархиального отдела катехизации и духовного просвещения, Хабаровская епархия: Видите ли, все планы, которые я пытался строить сам, благополучно рассыпались. И сейчас мы все вместе молимся о том, чтобы Господь открыл, что же нам дальше делать. Господь открывает — не столько всей группе, сколько отдельным оглашаемым. Некоторые из них уже трудятся в храмах, другие участвуют в делах милосердия. И все они просят о том, чтобы с окончанием огласительного цикла наши встречи продолжались. Я сам понимаю, что ответственность за этих людей, которые мне уже стали родными, во всяком случае, далеко не чужими, лежит на мне. У нас есть, слава Богу, трехгодичные курсы при семинарии, а в планах — и другие, более длительные образовательные программы, я бы даже сказал, образовательно-катехизические. Многие из оглашаемых уже говорят о том, что хотят туда пойти. Я буду этому всемерно способствовать.

Хватит ли при этом  сил на следующие огласительные группы? Во-первых, у нас уже три группы, которые веду не я один. А что касается общения: если будешь прятаться от людей, то какой ты священник? Конечно, надо создавать какую-то систему, чтобы после оглашения люди становились в некотором смысле независимы от тебя. Оглашаемые это и сами понимают: у меня практически нет свободного времени, они это видят и уже сами начинают организовываться, чтобы максимальное количество информации или того, что можно получить без меня, получать без меня. Я изначально ставил цель сделать их самостоятельными христианами. Конечно, как уже с близкими мне людьми я буду с ними общаться, но я очень надеюсь, что они в своей церковности, в своей вере будут все-таки самостоятельными.

Игум. Агафангел (Белых)

Игум. Агафангел (Белых), координатор сектора миссионерских станов Синодального Миссионерского отдела, Белгородская епархия: Человек, который подошел к Крещению, подходит и к свободе принятия собственных решений: он уже получил для этого все необходимое. Большая проблема как раз в том, что многие наши прихожане не свободны. Почему у нас так часто на приходе (я не имею в виду здесь общину, а именно на обычном нашем приходе, которых у нас двести тысяч в церкви) встречаются попытки переложить всю ответственность на батюшку, на старца: «Батюшка благословите то, благословите это»? Потому что люди не понимают, что они уже свободны в своем выборе после Крещения.

Крестившийся человек, конечно, должен сам решать вопрос о своем дальнейшем пути, например, о каком-то обучении. С другой стороны — «мы в ответе за тех», кого научили. Поэтому человек, который проводил катехизацию (обычно у нас это священник), не в праве сказать: я тебе помог подойти к церковному порогу, дальше сам ступай. Однажды, у нас об этом была дискуссия с протодиаконом Андреем Кураевым. Он говорил, что православная миссия заключается в том, чтобы разбудить человека «потревожить болотце чужой жизни, пробудить интерес – это уже успех и результат» и показать ему дорогу — «иди вон туда», и дальше он пусть идет сам. Еще есть такой протестантский подход: в 1960-е годы было очень развито движение «Church growth Movement» («Движение роста церкви»). Их принцип: мы должны как можно больше людей обратить к Богу, создать множество общин и оставить их, а они потом сами будут возрастать.

Я этого принять не могу. Исходя из своего опыта миссии и катехизации в Якутии, могу сказать, что мы всегда сопровождаем человека и после его воцерковления продолжаем с ним общаться. Даже если он далеко — звоним, передаем книги. Если есть возможность — отвечаем на вопросы. Мы никогда не бросаем человека, потому что мало подвинуть его к церковному порогу — нужно и там, за порогом, что-то делать.

В центральной России, где я служу с прошлой осени, другая специфика, здесь сложно применить якутский опыт: другая ментальность, множество храмов вокруг, в которых к Крещению подходят иначе. Поэтому нам приходится говорить человеку о том, что он может пойти в другой храм и креститься без подготовки или почти без подготовки, но все-таки давайте попробуем поступить правильно. При этом мы не можем проводить оглашение слишком долго, несколько месяцев, но мы можем попытаться сделать все, что в наших силах: во-первых, объяснить человеку, какая традиция подготовки к Крещению является на самом деле церковной, и, во-вторых, попытаться что-то вместе сделать в рамках этой традиции конкретно в отношении этого человека, каждый раз по-разному.

Прот. Алексий Нагорный

Прот. Алексий Нагорный, проректор Кузбасской православной духовной семинарии, Кемеровская епархия: Из заседаний на конференции «Традиция святоотеческой катехизации: основной этап» и из прочтенной литературы у меня твердое убеждение, и с каждым разом это убеждение становится все тверже, в том, что необходима не только катехизация, но и последующее сопровождение тех, кто принимает Крещение. С того времени, как приняли постановление об обязательной катехизации, основной акцент на приходах почему-то делается на оглашении до крещения, а на самом деле общение с крещеными, их поддержка, оказание им помощи в дальнейшем воцерковлении — это тоже немаловажный момент.

Свящ. Петр Боев

Свящ. Петр Боев, Красноярская епархия: Думаю, новокрещеные и не дадут катехизатору освободиться от себя, найдя в нем авторитетное лицо в церкви, которое живет Преданием, опытом, духовностью, лицо, с которым можно всегда встретиться, задать вопрос и получить ответ. Практика показывает, что происходит именно так, хотя я являюсь катехизатором-священником, но, думаю, в случае с катехизатором-мирянином ситуация схожая. Мне кажется, огласившиеся будут постоянно нуждаться в какой-то опоре. Другой вопрос, насколько это будет регулярно или не регулярно — это уже зависит от тех, кто огласился, от их запроса. Если мы говорим о возрождении Церкви — вот это и будет возрождение.

Возникнет ли в случае такого тесного общения опасность того, что катехизатор будет привязывать нововоцерковленных к себе? Вряд ли это возможно, если мы говорим о разделении катехизатора и священника, что в принципе хорошо. А если речь идет о священнике-катехизаторе, вообще о духовном руководстве и о духовной дружбе, то и в этом я не вижу никакой проблемы. Вопрос в том, чтобы катехизатор знал свое место. Если он живет Преданием, он будет стараться держаться подальше, не давить своим авторитетом. Это вопрос духовной педагогики. Если рядом есть люди, настоящая церковная среда, они катехизатору смогут подсказать, что есть какие-то нездоровые черты в его деятельности. Поскольку церковь живая, я думаю, все это вскроется сразу.

Свящ. Виктор Дунаев

О. Виктор Дунаев, Хабаровская епархия: У меня скоро закончат оглашение две группы. Сначала надо будет на них посмотреть. Предполагаю, что сами они пока не смогут быть в церкви — им будет нужна помощь. Тем более, что они ведь находятся в приходской действительности. Конечно, хочется, чтобы зародилась какая-то общинная жизнь, но розовых очков у меня нет, представляю, как это сложно.

Как Вы считаете — можно ли помочь нововоцерковленным найти свое место в церкви?

О. Стефан Нохрин: В мечтах хотелось бы, чтобы после оглашения были братства, как Преображенское содружество братств, каждое из которых занималось бы своим служением. У нас уже на примете есть благотворительное служение: перераспределение пожертвований, вещей малоимущим. У нас в епархии очень активно развивается социальное служение, серьезный социальный отдел. Я потихоньку привлекаю туда оглашаемых. А вообще очень хочется, чтобы люди потом трудились и в деле миссионерства и катехизации. Одна женщина у нас уже трудится в церковной лавке, хотя, когда я ее об этом попросил, она ответила: «Батюшка, я совсем ничего не знаю». И я ей сказал: «Дорогая Вы моя, если бы Вы сказали, что все знаете, я бы Вас никогда об этом не попросил. Но поскольку Вы ничего не знаете, то туда Вам и дорога». И о ней уже очень положительно отзывается настоятель того собора, где она трудится. Говорит, что это человек, действительно желающий помочь сориентироваться людям, которые приходят в храм, найти путь к воцерковлению. Она сама прошла через это и понимает ценность каждого доброго слова, сказанного людям. Очень хочется создать такую общность, которая будет жить самостоятельно, будет жизнеспособна и которая будет служить Богу и Церкви.

Игум. Агафангел (Белых): Эта проблема, я считаю, до сих пор не решена нигде на приходе. Где у нас место прихожанина? Какие права у этого человека, какие обязанности? У нас его статус не определен. Поэтому что же говорить о закончивших оглашение, если мы не можем определить этого и для прихожан, которые в церкви уже давно? Думаю, пока общего для всех ответа на этот вопрос нет, каждый решает эту проблему в меру той возможности, которая есть на конкретном приходе. Например, мы стараемся, по крайней мере, молиться о тех людях, которые у нас готовятся к Крещению: на молитве об оглашенных, гласно, публично, привлекать какую-то помощь храма. Это, может быть, не существенно, но пока ничего другого предложить не могу. И могу сказать, что после крещения пусть небольшой процент, но всё же остается у нас на приходе.

О. Петр Боев: Не обязательно человек, который захочет быть в церкви, сразу найдет там свое место. Поначалу он даже может чувствовать себя немного неполноценным. Я не считаю, что сразу после его вхождения надо на него накидываться и искать какой-то функционал для него. Перед ним можно поставить вопрос об этом, а он в молитве, в опыте будет искать свое призвание. Ведь это довольно сложное дело: может быть, придется сначала что-то пробовать, пока найдешь свое. Хорошо, когда такой вопрос ставится, но важно, чтобы он не доводился до автоматизма.

И еще — надо идти не по пути придумывания, а смотреть, чего не хватает в церкви. Например, у нас при храме есть оглашение и миссионерский лекторий, и не хватает, например, смс-рассылки. Давайте ее сделаем — кто займется? Не хватает оператора для съемки лекций — кто готов? На сегодняшний день стоит вопрос, как распространять записи лекций для тех, кто не заходит в интернет, — нужен человек. Так по мере постановки задач Господь ставит служителей. Я вижу, что это происходит. Поэтому если давать место действию промысла Божьего в нашей церковной жизни, то все будет работать, — только бы не мешать.

И конечно, у человека, закончившего оглашение, должна быть возможность выбрать свою общину. Как правило, человек к этому времени приобретает какие-то вкусы духовного порядка, и свобода в церкви — это нормально. Я думаю, логичнее, когда человек приходит в конкретную общину, приходит к определенному священнику как к духовнику.

О. Виктор Дунаев: Вот какие-то конкретные функции — это как раз дело нововоцерковленных, если у них душа горит к чему-то. Главное, конечно, вовсе не функции, главное — действительно объединиться во Христе. Когда люди объединяются какой-то функцией, каким-то служением, это, конечно, хорошо, но это еще ненадежное объединение. Все-таки церковь — это любовь, а служение не дает этой любви. Как в семье: муж одним занимается, жена — другим, но главное то, что они любят друг друга. Так что, думаю, нововоцерковленные будут сами выбирать себе какие-то служения. Собственно, им надо будет искать своё призвание. Наверное, я буду предлагать им какие-то конкретные варианты, в первую очередь — помощь в миссии и катехизации. Если кто-то из них захочет, будет помогать мне на оглашении. Мне, конечно, ближе всего именно это направление — несение слова Божия. Допустим, учителя, методисты, люди, хорошо знающие русскую литературу, могут свои знания использовать для миссионерских встреч — общения с неверующей интеллигенцией, например. Может быть, они увидят и другие возможности для служения — и это будет тоже здорово. Здесь, я думаю, Господь будет больше действовать, а не я.

Беседовали Анастасия Наконечная, Дарья Макеева

Информационная служба Преображенского братства

comments powered by Disqus